Двухзвенная БМП – новые качества и возможности

Дмитрий Николаевич Петунин (август 2007 – ноябрь 2008 гг.)
Специально для сайта «Отвага»

За последние годы в военно-технической литературе, в сети Интернет появилось довольно много публикаций [см. ссылки на источники 1-8, 10-15, 20-22, 29-35], посвященных проблематике применения бронетехники, в том числе и боевых машин пехоты, в настоящее время и в перспективе. Авторы этих статей активно обсуждают различные конструктивные и компоновочные решения, способы использования бронемашин в боевой обстановке, состав комплексов вооружения и т.д.

Однако вместе с тем некоторые важные моменты остались без должного внимания. Например, мало кто пытался проанализировать, с каким потенциальным противником предстоит столкнуться этой боевой технике, какой характер будут иметь боевые действия и какими ресурсами обладает наша страна в этом противостоянии. А ведь ответы на эти вопросы позволили бы существенно прояснить ситуацию и избавить нас от малопродуктивной полемики.

 

Вероятные противники и наши перспективы

 

Для начала определим облик нашего «вероятного военного противника». Полагаю, нет смысла доказывать, что в ближайшие 30-50 лет Россия может столкнуться с противниками двух типов.

Противник 1 типа – это страны, имеющие ядерное оружие и средства его доставки, претендующие на мировое или региональное доминирование. Разумеется, это США в союзе с мощнейшим военным блоком НАТО и стремительно набирающий силу Китай, обладающий неисчерпаемым людским ресурсом (для справки: по некоторым оценкам, на текущий момент мобилизационные ресурсы Китая – 361 млн. чел., в т.ч. годных к военной службе 198 млн.) Только с этими странами возможен полномасштабный военный конфликт с участием всех родов войск.

Противником 2 типа будут незаконные вооруженные формирования на территории РФ и ближнего зарубежья, которые с помощью террористических и диверсионных методов стараются добиться своих политических, экономических или религиозных целей.

Также очевидно, что в противоборстве с этими вероятными противниками нам придется вести сугубо ОБОРОНИТЕЛЬНУЮ войну, потому что человеческие, финансовые, информационные, технологические, военные ресурсы РФ просто несопоставимы с возможностями США+НАТО, а в перспективе – и Китая. И хотя ядерная война с этими странами маловероятна, вполне возможны региональные прямые или косвенные (через союзников) столкновения, прежде всего по экономическим причинам. При ведении диверсионно-партизанской войны, как показывает опыт афганской и чеченских кампаний, противник практически всегда будет иметь возможность нанести внезапный первый удар нам в спину, растворившись затем в горах или среди жилых построек без следа.

 

Характерными особенностями войн будущего станут:

  повышение автономности, мобильности и значимости небольших подразделений;

  децентрализация управления (в т.ч. и по причине огневого воздействия противника);

  отсутствие устойчивых линий фронта, бой будет происходить не на плоскости, а в 3-х или даже 4-х (информационное поле) измерениях;

  массированное применение как по войскам, так и по объектам инфраструктуры и управления высокоточного оружия (ВТО) – прежде всего воздушного способа доставки, боевых роботов, разведывательно-ударных БПЛА;

  устойчивое превосходство противника в воздухе (при конфликте с НАТО+США несомненно, при столкновении с Китаем – возможно лет через 15-20, хотя бы по количественным параметрам), сухопутные войска станут вводиться в бой противником лишь на заключительных стадиях операции;

  бандформирования будут стремиться перенести боевые действия в населенные пункты и труднодоступные горные, лесистые местности, использовать мирное гражданское население в роли живого щита, нивелируя тем самым огневое, воздушное и техническое превосходство российской армии.

Еще одним обстоятельством, которое необходимо учитывать, является удручающая демографическая ситуация в нашей стране. Россия потихоньку вымирает, и чрезвычайно важным становится сохранение жизни военнослужащего. Не будем также забывать про фактор времени – чтобы построить новый танк или самолет потребуется несколько недель или месяцев, а для того, чтобы родить, вырастить и обучить профессионального солдата – не менее 18-20 лет и значительные финансовые затраты.

Такова суровая действительность и не намного более оптимистическое недалекое будущее.

 

Возникает резонный вопрос – а будет ли эффективна легкобронированная БМП в подобных условиях?

Напомним, что отечественная концепция легкобронированной аэромобильной плавающей боевой машины пехоты Сухопутных войск разрабатывалась в 50-60-х годах 20 века для стремительного танкового броска через выжженную ядерными взрывами Западную Европу к Ла-Маншу, невзирая на реки и озера. Для достижения этой цели требовалась высокомобильная, массовая, относительно простая и дешевая бронемашина, так как ведение наступательных действий подразумевало большие потери в технике (обычное соотношение потерь обороняющихся и наступающих примерно 1 к 2-3). Перед лицом всемирного ядерного апокалипсиса и последующей ядерной зимы мысли о сохранении жизни солдат и офицеров отходили на второй план. Поэтому неудивительно, что бронетехника, созданная для участия в «последней мировой ядерной войне», изначально имела узкую специализацию и малоэффективна в боевых действиях иного рода. Это подтвердилось в ходе многочисленных локальных конфликтов, начиная с арабо-израильских войн и заканчивая Афганистаном, Чечней и оккупацией американцами Ирака.

Если десант ездит не внутри бронемашины, а снаружи на ее броне; если приходится выделять до половины мотострелкового отделения для защиты (!) бронемашины, хотя, вообще-то, именно броня и пушки БМП должны прикрывать солдат, это доказывает лишь одно – ныне существующие легкие БМП не выполняют свои функции БОЕВОЙ машины, и являются, по сути, «открытыми бронированными телегами» для перевозки личного состава (т.е. бронетранспортерами времен 2-й Мировой войны) или, как их с горечью называет военнослужащие, «братскими могилами пехоты». У нас больше нет сил, ни возможностей реализовать советскую доктрину ведения «атакующей войны на территории противника». Поэтому вызывает недоумение, что еще нужно кому-то доказывать, что в современных российских условиях для Сухопутных войск концепция легкобронированной аэромобильной плавающей БМП потеряла всякий смысл и, рискну утверждать даже больше, вредна!

 

Кстати, а что же наши военные и конструкторы бронетехники думают по этому поводу? Несколько лет назад на суд широкой публики был представлен принципиально новый образец бронетехники – боевая машина поддержки танков (БМПТ), которая, по идее разработчиков, позволит существенно снизить потери мотопехоты при действиях на легких БМП и БТР совместно с танками в особых условиях (в горах, в городской застройке). Недавно в прессе появилась информация о принятии БМПТ на вооружение. Продолжается создание единой БМП «Курганец» 4-го поколения массой 25 тонн (экипаж 3 человека и 8 человек десанта).

 

Складывается устойчивое впечатление, что наше военное руководство уже сделало выбор в пользу легкобронированной БМП. Это, мягко говоря, странно – разве забыт печальный опыт применения отечественных БМП в Афганистане, Чечне, других военных конфликтах? Напомним – за время штурма Грозного с 31 декабря 1994 г. по 1 апреля 1995 г. безвозвратные потери боевой техники составили (примерно) 49 танков, 132 БМП , 98 БТР, 51 машина на базе БМП и БТР, погибло 1426 человек и 4630 были ранены. Причем стоит особо подчеркнуть, что ввиду слабой бронезащиты и невысокой огневой мощи БМП и БТР в непосредственных огневых контактах с противниками старались использовать только в крайних случаях. Основная тяжесть огневой поддержки пехоты легла на танки Т-72 и Т-80 (большая часть которых имела навесные комплекты динамической защиты, не заряженные элементами взрывчатого вещества) и при этом они выдерживали в среднем несколько попаданий из РПГ. «…Значительно хуже дела обстояли с БМП-1, БМП-2, БМД-1 и БМД-2. На этот класс бронетехники пришлась основная масса безвозвратных потерь машин и экипажей – до 70 % от общего количества. В 95 % случаев попадание гранаты из РПГ-7 приводило к сквозному пробиванию брони этих машин. Прямое попадание осколков мины с малой дистанции также влекло пробитие брони, повреждение топливных баков и, как следствие, возгорание машины и взрыв боекомплекта…» [8]

А ведь если бы российские войска использовали БМП с защищенностью на уровне танков, то, бесспорно, количество погибших солдат и уничтоженной бронетехники было бы в разы меньше. Причем даже наличие машин огневой поддержки танков, подобных БМПТ, кардинально не изменило бы ситуацию, потому что пехота и в этом случае также осталась бы практически не защищенной от массированного огня боевиков из пулеметов, минометов, ручных и автоматических гранатометов, снайперских винтовок.

Чечня еще раз наглядно доказала, что сегодня именно БМП, а не танк, – самое слабое звено в системе военной бронетехники. О возможных путях выхода из возникшего тупика и говорится далее в этой статье.

 

Начнем плясать от печки…

 

Думаю, для начала нам стоит определиться с терминологией, которую мы будем в дальнейшем использовать. Итак, что такое танк и что такое БМП?

Танк – это хорошо защищенная маневренная бронемашина с орудием прямой наводки, действующая в непосредственном огневом контакте с противником и предназначенная (в порядке уменьшения приоритетности целей) для уничтожения техники, инженерных сооружений, пехоты по принципу «вижу-стреляю». Характерной чертой танка является его способность незамедлительно «воспользоваться результатами своего труда» – иначе говоря, танк может изменять свое положение в пространстве в лучшую сторону относительно противника, занимая вражеские позиции сразу же после нанесения огневого удара, не давая врагу возможности прийти в себя и принять контрмеры [30].

С определением БМП сложнее. Но есть одно свойство этой бронемашины, которое можно принять за отправную точку, так сказать, за аксиому. А именно – при любом определении данного типа бронетехники подчеркивается, что БМП должна действовать совместно с танками. Следовательно, предполагается, что танк и боевая машина пехоты создают некую боевую систему. Рассуждая дальше, можно прийти к выводу, что, согласно законам диалектики и системотехники, и танк и БМП как части такой системы должны, с одной стороны, обладать схожими качествами, а, с другой стороны, быть разными, но при этом взаимно дополнять друг друга, компенсируя недостатки одного элемента достоинствами другого.

Поэтому, учитывая все выше сказанное, можно дать следующее определение. БМП – это хорошо защищенная маневренная бронемашина для безопасного наземного перемещения солдат в пространстве, действующая в непосредственном огневом контакте с противником и предназначенная (в порядке уменьшения приоритетности целей) для уничтожения пехоты, техники и инженерных сооружений, которые по тем или иным причинам не способен уничтожить ее партнер-танк. Причем эти цели БМП поражает либо с помощью своего вооружения, либо благодаря автономным действиям спешившихся пехотинцев-мотострелков.

К сожалению, приходится признать, что современные БМП слабо соответствуют такой формулировке, так как легкобронированные БМП не обеспечивают безопасное перемещение пехотинцев под огнем противника. В то же время более защищенные тяжелые БМП и БТР имеют слишком слабое вооружение.

Согласно этим определениям, общими качествами и танка и БМП является их маневренность и высокая защищенность, что позволяет им активно действовать в ближнем бою на передней линии, выдерживая огневое воздействие противника. Различие между ними определяется их разными целями – если для БМП это, прежде всего, перемещение в пространстве пехотинцев, то танк в пространстве «перемещает», образно выражаясь, «огневой удар» (фугасно-осколочного, кумулятивного или бронебойного характера) для поражения противника.

При этом, чтобы танк и БМП стали эффективно функционирующей боевой системой, они должны взаимно дополнять друг друга, компенсируя недостатки одного элемента достоинствами другого. Например, танк обладает мощным орудием прямой наводки, однако не способен вести навесной огонь; так же танк фактически беззащитен от атак с воздуха; и, наконец, танковое оружие одноканальное по цели – поэтому вооружение БМП должно компенсировать эти недостатки.

Некоторые специалисты считают, что для этого нужно в боевую систему «танк–БМП» ввести дополнительные элементы – например, артиллерийский и зенитный танк [30, 5]. Однако такой комплекс «танк–БМП–артиллерийский танк–зенитный танк» становится чересчур сложным в управлении, дорогим, неустойчивым и уязвимым. И, кроме того, обладает объективным и неустранимым недостатком – при перераспределении функций по огневой поддержке действий танка между 3 узкоспециализированными машинами (пехотной, зенитной, артиллерийской) в любом случае произойдет их расхождение во времени и в пространстве, очень сложно будет согласовать их действия между собой. Другими словами, зенитный и артиллерийский танки либо вынуждены будут действовать во втором эшелоне за танками и БМП, либо просто часть времени будут бесполезны, так как для них не всегда найдутся цели. Если же они станут двигаться рядом с танками и БМП, то возрастают шансы их поражения – например, зенитный танк более уязвим, чем основной боевой танк, по причине наличия не поддающихся приемлемой защите сенсорных устройств (антенн РЛС, оптико-электронных приборов). Артиллерийский танк должен иметь увеличенный боекомплект снарядов крупного (120-152-мм) калибра, так как на него перекладывается значительная доля непосредственной огневой поддержи танков, пехоты и БМП, что также снижает его живучесть. Для ведения стрельбы с закрытых позиций, пополнения боезапаса относительно немногочисленным артиллерийским танкам придется отставать от танков и мотопехоты – а если именно в это время им потребуется помощь? Или представим себе засаду на узкой горной дороге или на городской улице – как сможет заблокированный артиллерийский танк поддержать своим огнем пехотинцев, погибающих за следующим поворотом? Если провести исторические аналогии, то у сторонников специализированных машин можно спросить – разве разумно добровольно отказываться от меча и лука, оставляя себе лишь щит и нож, и при этом надеяться на победу в рукопашной схватке? Так что, как мне кажется, недостатков у такой усложненной боевой системы больше, чем достоинств. И, как я попробую показать далее, для артиллерийской поддержки и противовоздушной обороны танков и мотопехоты совсем не обязательно создавать 2 дополнительные узкоспециализированные бронемашины – уже сейчас существует техническая возможность передать эти функции универсальной тяжелой БМП.

 

Требования к будущей БМП

 

Давайте теперь набросаем «черновой портрет» перспективной БМП для российской армии, которая будет способна вести борьбу

а) с противником, превосходящим силой или атакующим «в спину»,

б) в основном на своей территории,

в) в условиях ограниченных людских и прочих ресурсовв.

При формировании облика этой бронемашины будем исходить из принципа максимализма, чтобы попытаться определить, так сказать, «потолок», предел для тех или иных концептуальных и конструктивных решений. Причем хотелось бы особо подчеркнуть, что данная БМП будет адекватна, в основном, для конкретных и специфических российских условий, а потому может не устроить американских или израильских военных.

 

1. При противоборстве с превосходящим или бьющим в спину противником в условиях дефицита людского ресурса наиглавнейшим приоритетом должно стать сохранение жизни, здоровья и максимальной боеспособности экипажа и десанта боевой машины пехоты даже при поражении БМП оружием противника. Все прочие характеристики вторичны по своей сути и будут подчинены этой цели.

2. Исходя из этого, надо стремиться сократить до минимума передвижения мотопехоты вне брони, отказаться от бессмысленных и самоубийственных пеших атак, спешивания за 600-800 м от вражеских окопов и т.п. Следует прорывать вражеские укрепления «на гусеницах» и лишь после огневого подавления сопротивления проводить проверки и зачистки захваченных позиций в пешем порядке, под прикрытием брони и пушек БМП. Боевая машина пехоты действительно должна стать главным «рабочим инструментом», так сказать «щитом и мечом» мотопехоты, а не просто средством доставки к рубежам атаки.

3. Судя по всему, это должна быть гусеничная машина, защищенная не хуже, а даже лучше танка – все-таки с математикой не поспоришь, и 10-11 жизней всегда больше, чем 3. Как справедливо заметил ведущий израильский специалист по бронетехнике генерал-майор Израэль Таль, есть множество доводов в пользу создания БМП даже более тяжело бронированных, чем танки, так как пехота, как полагают, должна захватывать объекты, продвигаясь к ним, тогда как танкам требуется лишь господствовать за счет огня на расстоянии. Таким образом, масса перспективной БМП будет не менее 40-50 т, а с учетом дополнительного навесного модульного бронирования возможно и все 55-65 т (предел грузоподъемности мостов и автопоездов). Причем акцент в бронировании надо делать на защиту от кумулятивных противотанковых средств, авиационных и артиллерийских кассетных боеприпасов, а также от мин и фугасов.

4. Тяжелая БМП должна обладать повышенной живучестью – а так как самым слабым узлом в гусеничных бронемашинах является гусеничный движитель, придется его продублировать. Наиболее рациональные способы это сделать – использовать 2-хзвенную схему и/или комбинированный колесно-гусеничный движитель. Также необходимо будет продублировать двигатель и трансмиссию, чтобы даже в случае их поражения противотанковым оружием оставалась возможность выйти из-под обстрела.

5. Ввиду того, что предполагаются оборонительные действия в основном на своей территории, где каждая речка и брод изучены вдоль и поперек, плавучесть тяжелой БМП не нужна – водные преграды она, как и сопровождаемые ею танки, будет пересекать по дну рек и по заранее подготовленным переправам. При использовании аккумуляторных батарей и электродвигателей в качестве привода гусеничного движителя у нас появляется уникальная возможность преодолевать водные преграды «с ходу», даже не устанавливая шнорхель, в том числе и в местах, где глубина реки превышает 5 метров. Более того, для ведения противопартизанских боевых действий (чем, скорее всего, и будут заниматься наши войска) плавучесть абсолютно бесполезное качество.

6. При проектировании БМП для российских сухопутных войск придется решительно отказаться от ее повышенной оперативной подвижности, аэротранспортабельности и возможности выброски с парашютом – для этого у сил быстрого реагирования (ВДВ и морпехов) имеются специально созданные бронемашины. Перед нашей армией, в отличие от американской, не стоит задача максимально быстро перебросить войска в любую точку мира для установления очередного «демократического режима». Гораздо важнее для БМП, действующей непосредственно в огневом контакте с противником, тактическая подвижность и живучесть на конкретном поле боя. Какой смысл транспортировать легкобронированную машину авиацией, морским или железнодорожным транспортом, перегонять своим ходом за сотни и тысячи километров, если первый же выстрел из РПГ-7 или наезд на противотанковую мину с вероятностью близкой к единице выведет ее из строя, что может повлечь за собой гибель 10 человек?! Кроме того, вызывает сомнение сама возможность использования военно-транспортной авиации для переброски тяжелой бронетехники в случае конфликта с НАТО или Китаем. Во-первых, у России не так уж много Ил-76, Ми-26 и Ан-124. Во-вторых, вероятнее всего при полномасштабном конфликте большинство транспортных самолетов, аэродромов, железнодорожных путей и мостов будет уничтожено или повреждено при первом же налете вражеской авиации, а также массированными ударами крылатых ракет, в результате чего бронетехнике придется добираться к месту дислокации своим ходом по нашим российским дорогам (для справки: единственная транссибирская автодорога Москва-Владивосток до сих пор не везде имеет асфальтовое покрытие). Наконец, при локальных конфликтах малой интенсивности не так важна скорость переброски крупных воинских подразделений, ибо численность войск противника не велика, и связать их боем до подхода главных сил вполне способны силы быстрого реагирования, поддержанные нашей авиацией.

7. Эта машина должна быть предельно универсальная – как по составу вооружения, так и по своим функциям. Всем сторонникам концепции разделения функций транспортировки и огневой поддержки предлагаю вернуться к началу статьи и еще раз задуматься, с каким сильным превосходящим противником этим боевым машинам придется бороться. «Бутерброд», согласно неписанному закону, «всегда падает маслом вниз» – поэтому наивно надеяться на работоспособность при таких экстремальных обстоятельствах связки БТР+машина огневой поддержки (та же БМПТ). Система из нескольких узкоспециализированных машин эффективна только в простых условиях, когда противник заведомо уступает по всем статьям или когда бой проходит по нашему сценарию – но ведь это не наш случай!

Некоторые авторы утверждают, что подобное разделение позволит увеличить количество спешиваемых пехотинцев, снизит среди них потери. Однако все с точностью наоборот. Прежде всего, при спешивании пехотинца возрастает риск его поражения разнообразным минным, стрелковым, авиационным и прочим противопехотным оружием, что для нас не приемлемо, поэтому целесообразно увеличить время нахождения солдата под надежной броневой защитой тяжелой БМП.

Далее, сторонники специализированных бронемашин почему-то забывают про ограниченность доступных нам ресурсов. Допустим, взвод численностью 30 человек помещается в 3-х тяжелых универсальных БМП – в этом случае мы имеем 9 человек экипажа и 21 человек десанта. Такое же количество людей мы сможем разместить в 2 БМПТ (с экипажем по 5 человек) и в 2 БТР (с экипажем 1-2 человек и 9-8 человек десанта). Теперь спешиться сможет лишь 16-18 человек (!). При этом огневой поддержки 3 универсальные тяжелые БМП (имеющие, например, комплекс вооружения подобный установленному на БМП-3) окажут своему десанту гораздо больше, чем 2 БМПТ (об «огневой мощи» тяжелых БТР говорить не приходится – ведь в данном случае это просто транспорт). Следует особо подчеркнуть низкую боевую устойчивость подобных комплексов специализированных бронемашин – как только противник подобьет, например, все БМПТ, оставшиеся без огневого прикрытия практически беззащитными БТР не смогут выполнить свою боевую задачу и также будут уничтожены без особых проблем. И, наконец, дешевле выйдет проектирование, постройка и эксплуатация универсальных однотипных машин, нежели семейства специализированных.

8. А.Суворов говорил, что лучшая оборона – это атака. Именно поэтому огневая мощь БМП должна значительно возрасти, а комплекс вооружения – стать многоканальным и позволяющим вести эффективный круговой обстрел «на упреждение угрозы» (особенно по воздушным целям) в любую погоду и в любое время суток. Только в этом случае у нас появляется возможность при действиях на заранее подготовленных оборонительных позициях оказать достойный отпор превосходящим в несколько раз натовским или китайским войскам, вести активные боевые действия при вражеском превосходстве в воздухе, а также эффективно обороняться на узкой горной дороге или в населенном пункте при внезапной атаке боевиками из засады, когда на поддержку своей артиллерии и авиации рассчитывать не приходится. Для использования вооружения на максимальную дальность эту бронемашину нужно будет оснастить выдвигающейся на подъемном устройстве пассивной оптико-электронной системой разведки и обнаружения целей, а также несколькими недорогими малоразмерными разведывательными ДПЛА (типа «Грант», «Брат», «Пустельга» и т.п.).

Поучителен опыт применения подобных ДПЛА американцами в Ираке. Во время установления контроля над городом Фалуджи, в котором насчитывалось до 4000 повстанцев, американские ДПЛА 24 часа в сутки в режиме реального времени следили за всем, что происходило в городе. Охота за мятежниками, пытавшимися применять минометы и устраивать засады, превратилась, по сути, в компьютерную игру «стрельба в тире». Оператор ДПЛА заметил повстанца – выдал целеуказание – прилетел вертолет или другой ДПЛА с ракетой – нажимается кнопка «огонь» – и противник, как бы он не пытался убежать и укрыться в домах, гарантированно будет уничтожен. «…Операция «Аль-Фаджр» продолжалась еще 11 дней – сектор за сектором, квартал за кварталом, дом за домом – пока Многонациональные силы не овладели большей частью города. Погибли 38 американских, 6 иракских военных и около 1200 повстанцев…» [9]

9. Для снижения стоимости, упрощения эксплуатации, ремонта и модернизации, повышения долговечности техники нужно активно применять модульный принцип компоновки, унификацию агрегатов и узлов, широко использовать гражданское оборудование. Модульное бронирование позволит постоянно поддерживать достаточный уровень защиты по мере совершенствования противотанковых средств поражения.

10. Утверждают, что маскировка – это абсолютная защита: если враг не знает о вашем местонахождении, то и открывать огонь он не станет. Поэтому особое внимание надо уделить комплексу маскировки, РЭБ и ОЭП, системам постановки дымов и помех спутниковой навигационной системе GPS, кардинальному снижению заметности бронемашины во всех спектральных диапазонах. «…Оценка эффективности защиты танка (БМП), оснащенного комплексом средств снижения заметности, в типовых боевых ситуациях показывает следующее: вероятность поражения танка суббоеприпасами с радиометрическими датчиками снижается с 0,82 до 0,2, с тепловыми датчиками – с 0,7…0,8 до 0,04…0,01; потери от ударов авиации в зависимости от типа вооружения сокращаются на 50…70 %; потери от РУК (разведывательно-ударных комплексов) сокращаются на 79…80 %; потери в бою танковой дивизии снижаются на 80 %…» [10]. Внезапное для вероятного противника применение эффективной системы постановки помех и маскировки бронемашины может в один момент обесценить дорогостоящие управляемые ракеты, наводящиеся по принципу «выстрелил и забыл», на которые за рубежом возлагают такие большие надежды.

11. В условиях высокоманевренных и скоротечных боевых действий, при активном использовании противником минно-диверсионной методов борьбы потребуется придать БМП расширенные возможности инженерных машин.

12. БМП должна быть способна вести длительные (до 48-72 часов) автономные боевые действия, решать все поставленные задачи, полагаясь лишь на свои силы. Поэтому БМП следует стать «домом для солдат», обеспечивая им максимальный комфорт и удобства как в военное, так и в мирное время, ведь служить и воевать на этой машине будут профессионалы. Кондиционер-отопитель, биотуалет, водонагреватель, электроплита, холодильник, амортизированные индивидуальные кресла с регулировкой и возможностью отдыха в горизонтальном положении и пр. – стандартное оборудование этой БМП.

 

Лучше меньше да лучше или о том, что скупой платит дважды…

 

Но можно ли все это реализовать в нынешних условиях? Противники тяжелых БМП утверждают, что они слишком дороги. Действительно, если сравнивать «напичканную» электроникой и вооружением БМП-3 и «пустой» бронетранспортер БТР-80, разница в стоимости значительная. Но ведь надо рассматривать данный вопрос в комплексе, системно.

Как было показано выше, транспортеру для пехоты в любом случае потребуется машина огневой поддержки – а ее стоимость вряд ли будет намного меньше цены тяжелой БМП. Кроме того, использование легкобронированных БМП и БТР приводит к их большим потерям, так что сравнивать стоимость разных концептуальных решений надо не до, а после боя, подсчитывая стоимость уцелевшей и уничтоженной бронетехники и пытаться «оценить затраты на восполнение людских потерь» (если это вообще возможно). Значительно снизить цену тяжелой БМП поможет ее построение по модульному принципу, с широким использованием унифицированных узлов и агрегатов, в т.ч. гражданских комплектующих. С развитием микроэлектроники, оптико-электронных и вычислительных устройств стоимость СУО современной бронемашины (которая в значительной степени определяет конечную цену танка или БМП) также может быть снижена. Например, еще недавно тепловизор считался непозволительно дорогим прибором и стоил сотни тысяч долларов, а нынче в розничной продаже появились тепловизионные прицелы для охотничьих ружей с дальностью действия 1-2 км и стоимостью от 10-15 тыс.у.е [23].

Еще один момент. Думаю, что с учетом сложившихся объективных обстоятельств, в которых российской армии придется в ближайшем будущем противостоять вероятному противнику, роль танков может быть пересмотрена, их количество сокращено, а высвободившиеся ресурсы должны быть перераспределены в пользу тяжелой универсальной БМП. Вероятно, подобным утверждением я вызову гнев танкистов, однако будем реалистами.

В борьбе с незаконными бандформированиями танки будут применяться лишь эпизодически – ведь практически все боевые задачи по уничтожению противника в таких случаях сможет решить хорошо вооруженная и защищенная тяжелая БМП.

Также не вызывает сомнения, что при столкновении с превосходящим противником, контролирующим воздух, танки в их классическом понимании не смогут реализовать свой потенциал. Нам больше не нужно прорываться к Ла-Маншу, больше не будет Прохоровок. Противник будет избегать столкновения в типичном общевойсковом бое, одновременно целенаправленно, методично и продолжительное время «выбивая» наши бронемашины с помощью авиации, вертолетов, разведывательно-ударных БЛА, ВТО, РСЗО с кассетными боеприпасами, минами. К сожалению, оснастить танк дополнительным комплексом ПВО (ЗУР малой дальности + скорострельные зенитные пушки + СОЦ/СУО), а также противопехотными дистанционно управляемыми пулеметно-гранатометными установками проблематично – прежде всего, из-за малого количества людей в танковом экипаже. Зато в БМП с этим проблем нет, там есть и свободные руки, и место для размещения таких комплексов.

В перспективе танк с каждым годом будет становиться все более узкоспециализированным противотанковым оружием (кинетического воздействия) и средством прорыва оборонительных укреплений. Можно ожидать дальнейшего сокращения численности танковых экипажей, передачи части боевых функций танков боевым штурмовым роботам, действующим автономно или при дистанционном контроле (по принципу «ведущий – ведомый»).

Однако задачу безопасного наземного перемещения пехоты «из пункта А в пункт Б» под обстрелом противника способна будет решить только хорошо защищенная боевая машина пехоты – и альтернативы этому на ближайшие десятилетия нет! И по мере роста поражающей способности современного и перспективного оружия нам не остается ничего иного, кроме как и в дальнейшем всячески повышать защищенность, живучесть и огневую мощь таких бронемашин.

 

Выход из тупика – семейство унифицированных двухзвенных (сочлененных) бронемашин

 

Реализовать вышеизложенные требования по обеспечению защищенности, живучести, огневой мощи, унифицированности перспективной тяжелой многофункциональной БМП в рамках классической моноблочной конструкции корпуса и гусеничного движителя довольно сложно. Поэтому для кардинального повышения боевых возможностей бронетехники необходимо разработать семейство разнообразных бронемашин по принципу «двухзвенных (сочлененных) платформ».

Этот вопрос давно уже интересует разработчиков и конструкторов военной техники. В России конструкция сочлененного танка была описана изобретателем Р.Н. Улановым на страницах журнала «Техника и вооружение» №9/1999 г. в статье «Возможные пути повышения боевых качеств танка» [11]. Предложенная боевая машина состоит из двух секций, которые соединены между собой посредством стыковочного устройства, выполненного в виде шарнирного туннеля с возможностью пропуска через него коммуникаций, органов управления, прохода членов экипажа, подачи боеприпасов. Первая секция включает башню с вооружением, источники электрической энергии, электропривод, органы управления силовой установкой, огнем и связью, а вторая – механизированную боеукладку, силовую установку и топливные баки. Как следует из материалов статьи, подобная конструкция танка позволяет нарастить боекомплект в 3 раза, повысить запас хода, мощность силовой установки, улучшить рельефную проходимость, повысить живучесть ходовой части и всей машины в целом и обеспечивает целый ряд новых возможностей, увеличивающих маневренность танка.

Позднее в ходе выполнения специальной исследовательской работы был предложен целый ряд решений, сформулированных коллективом авторов (Уланов Р.Н., Теплов А.Г., Старостин М.М., Хомич В.И.) в изобретении [12, 13] «Боевая сочлененная машина». Проект перспективного сочлененного двухзвенного танка представлен на рис.1.

На страницах журнала «Техника и вооружение» в течение нескольких последних лет были опубликованы статьи Р.Уланова, А.Степанова, посвященные исследованию перспектив применения двухзвенных танков и боевых машин пехоты. [32-35]

 

 

1 –первая секция; 2 – вторая секция; 3 – стыковочное устройство; 4 – башня

 

В данной статье я хотел бы изложить свое видение семейства сочлененных бронемашин, отталкиваясь от идей, концептуальных и конструктивных решений, предложенных отечественными и зарубежными специалистами. Особое внимание будет уделено определению в рамках данной концепции облика боевой машины пехоты, потому что именно эта тема вызывает наибольшее количество вопросов и споров.

 

Каждая бронемашина предлагаемого семейства сочлененных бронированных машин должна формироваться из 2-х самостоятельных звеньев. В отличие от большинства ранее выдвигавшихся вариантов, основная двигательная установка размещена в переднем, а не в заднем звене (рис. 2). Это позволит снять ограничения по весо-габаритным параметрам и функциональному назначению задней специализированной секции.

Переднее звено является единым (унифицированным) буксиром-тягачом – далее просто буксировочное звено или БЗ. Именно на нем находится главная двигательная установка, запас топлива, аккумуляторные батареи, инженерное и вспомогательное оборудование. Управляет данным БЗ водитель-механик. Из вооружения – только пулемет 7,62 мм ПКТ на крышке люка с дистанционным управлением для самообороны во время самостоятельного передвижения.

Корпус БЗ следует изготовить каркасно-коробчатым, по сотовому принципу – броневые перегородки заданного размера образуют ячейки-соты, в которые сверху, сняв верхнюю броневую крышку, устанавливаются различные модули: дизель-генераторная (гибридная) установка с системой охлаждения, аккумуляторные батареи, электродвигатели привода колес, модули броневой защиты (пассивной и динамической), прочее оборудование и агрегаты.

К этому буксиру присоединяется заднее специализированное звено (будем называть его операционным звеном или ОЗ). Количество членов экипажа, состав вооружения и оборудования определяются назначением конкретного ОЗ. Но в любом случае необходима вспомогательная дизель-генераторная установка, запас топлива, электродвигатели привода колес, аккумуляторы для автономного передвижения на небольшие расстояния. Ассортимент таких специализированных секций будет различным: танковый, БМП, зенитный, командно-штабной, мостоукладчик, РСЗО, транспортно-заряжающая машина, топливозаправщик, санитарный и пр.

Стоит отметить отличный ремонтно-эксплуатационный и модернизационный потенциал подобного функционального разделения: научно-технический прогресс не стоит на месте, так что специализированные ОЗ морально и технически устареют гораздо раньше, чем более консервативная по своему целевому назначению буксировочная секция. Фактически сам процесс ремонта или модернизации может быть сведен к элементарной замене старого операционного звена на новый.

 

Условно не показана башня операционного модуля, ковш, минный катковый трал. Сцепное устройство изображено схематично (при виде сбоку оно закрыто надгусеничными нишами).

 

Соединяться переднее БЗ и заднее ОЗ должны с жесткой фиксацией или, что предпочтительнее, с некоторой свободой перемещения относительно друг друга. Вероятно, разумным компромиссом станет такое крепление двух звеньев, которое позволит осуществлять поворот в вертикальной плоскости одной части двухзвенника относительно другой в пределах 30-45° вверх-вниз от продольной оси (рис.3).

Как вариант стоит рассмотреть возможность жесткого прикрепления заднего специализированного звена к шарнирно подвешенному отделению водителя-механика в передней секции – таким образом, водитель-механик и прочие члены экипажа всегда будут находиться на единой горизонтальной платформе, вне зависимости угла подъема или наклона переднего буксировочного звена. Такое шарнирное соединение отделения водителя-механика с БЗ может быть осуществлено в 2-х точках крепления (звенья перемещаются в только вертикальной плоскости) либо в 1-й – например, на шаровой опоре на днище машины (по принципу крепления полуприцепа к седельному тягачу). В этом случае секции могут перемещаться относительно друг друга в 2-х или 3-х плоскостях, что увеличивает проходимость сочлененной бронемашины.

 

 

(более 1,8 м) за счет подъема переднего звена с помощью гидравлического (или электрического) привода. Аналогично происходит укорачивание длины опорной части машины при прохождении крутых поворотов.

 

Так что, вероятно, не потребуется сложная система гидроприводов для перемещений секций относительно друг друга в 2-х измерениях – подъем/опускание переднего звена можно осуществить либо гидравлическим, либо электромеханическим способом. Во время движения для отслеживания профиля местности секции могут перемещаться относительно друг друга в вертикальной плоскости. При необходимости переезда через широкий ров, траншею, высокую вертикальную стенку силовые приводы подключаются и фиксируют необходимый угол подъема или наклона переднего звена. Также упростится переход из секции в секцию, не нужен будет сложный шарнирный (торроидальный) туннель для обеспечения прохода из одного звена в другое.

Все это позволит сократить общую длину двухзвенной машины, сэкономить на бронировании передней стенки ОЗ и задней стенки БЗ, увеличится защищенность сцепного устройства. При данном решении высокие вертикальные стенки (до 1,5-2 м) будут преодолеваться за счет подъема передней части, также вырастут возможности бронемашины по преодолению рвов, оврагов и ям. Увеличится опорная площадь гусениц, что повысит проходимость.

Кроме того, используя способность поворота корпуса в вертикальной плоскости, можно с места водителя укорачивать длину опорной части и тем самым облегчать выполнение крутых поворотов. Такой прием использован на некоторых колесных и гусеничных машинах с моноблочным корпусом и бортовой системой поворота. В частности, на пушечном броневике «Панар» М8 и шведском танке «Шюдад». [11]

Соединение и разъединение БЗ и ОЗ должно производиться в течение нескольких минут по принципу «Plug-n-Drive» – «подключил и поехал». В случае повреждения одного из звеньев другая секция может попытаться продолжить совместное движение на своих гусеницах или колесах, а в крайнем случае – отсоединиться и покинуть зону обстрела. Поэтому предпочтение стоит отдать электрической трансмиссии с использованием нескольких электродвигателей для привода ведущих катков (колес), аккумуляторных батарей и дизель-генератора.

Возможность движения на электротяге дает возможность преодолевать водные препятствия по дну даже без установки шнорхеля практически без ограничений по глубине (зависит от качества герметизации внутренних отсеков). Члены экипажа во время этого движения могут дышать заранее запасенным воздухом, применять систему регенерации воздуха или использовать индивидуальные изолирующие противогазы (например, противогаз ИП-5 позволяет выполнять легкие работы на глубине до 7 м в течение 75 минут, в состоянии покоя время защитного действия до 200 минут). Для безопасного движения под водой буксировочное звено необходимо оснастить небольшим эхолотом (такие приборы сегодня можно купить в обычном рыболовном магазине), который поможет определить профиль дна и выбрать правильное направление пути. Движение на электродвигателях также значительно снизит оптическую, тепловую и акустическую заметность бронемашины.

Особенно важно, что разъединение и самостоятельное движение звеньев позволит преодолевать мосты малой грузоподъемности, а также обеспечит транспортировку бронемашин по воздуху и с помощью легких автоприцепов. Например, если двухзвенная машина весит 36-40 тонн, то каждое отдельное звено имеет массу не более 18-20 т, что является пределом грузоподъемности для вертолета Ми-26. Более того, если все бронемашины в сухопутных войсках будут иметь унифицированные БЗ, то по воздуху потребуется перебросить лишь специализированные звенья – так что за один рейс Ил-76 можно будет перевезти 2 тяжелых танковых ОЗ. Подсоединив их на месте прибытия к имеющимся буксировочным звеньям и добавив необходимые элементы модульной брони, мы получим две полноценные танковые единицы. Как говорится, «одним выстрелом убьем двух зайцев» – экономический эффект и оперативная гибкость в «одном флаконе».

 

 


 

Возникает вопрос: а какому именно типу движителя следует отдать предпочтение? К сожалению, исчерпывающего ответа на него дать невозможно. Машины на гусеничном и колесном ходу обладают как достоинствами, так и недостатками. Поэтому желательно иметь 2 единых (максимально унифицированных между собой) буксировочных звена – с гусеничным и колесным движителем. При этом гусеничные БЗ (далее ГБЗ) следует рассматривать как основу «тяжелых» двухзвенных бронемашин для совместных действий с танками, в то время как колесные БЗ (далее КБЗ) будут применяться для амфибийных машин «легкой весовой категории», тылового и вспомогательного назначения (рис.4).

Унифицированное соединительное устройство позволит без проблем соединять самые различные звенья. В случае повреждения всех гусеничных буксировочных звеньев танковое (зенитное или мотопехотное) операционное звено может быть незамедлительно состыковано с колесным БЗ, возившим до этого, например, секцию-цистерну с топливом (рис.5).

 

 


 

Возможно, для облегчения взаимодействия и с ГБЗ, и с КБЗ имеет смысл оборудовать операционные звенья универсальной (комбинированной) колесно-гусеничной ходовой частью, например, как на советских довоенных легких колесно-гусеничных танках БТ-7 или на послевоенных опытных образцах «объект 911» и «объект 19». Еще вариант – применить на операционном звене БМП колесный движитель. В этом случае при соединении ОЗ с гусеничным БЗ появиться возможность не отставать от танков на пересеченной местности. И в тоже время колесное мотопехотное звено будет обладать повышенной противоминной стойкостью, а при подсоединении к колесному БЗ увеличится оперативная подвижность при движении по дорогам с хорошим покрытием.

Также можно предусмотреть на операционных секциях возможность быстрой модульной замены колесного на гусеничный движитель, и наоборот. Но здесь возникает сложность – при движении по автодорогам существует ограничение по ширине машин 2,5-2,7 м, в то время как ширина современного танка достигает 3,4-3,7 м. А отказываться от объемистых надгусеничных ниш шириной 40-60 см с каждого борта (где можно разместить разнообразное оборудование, топливо и пр., которые к тому же затрудняют проникновение поражающих элементов противотанковых средств внутрь обитаемого отсека) нежелательно.

Вероятным решением этой проблемы может стать подход к формированию операционного модуля по принципу конструктора, когда из различных модулей-кубиков, имеющих унифицированный посадочный размер и крепление, можно собрать различные конструкции. Нечто похожее предлагают шведские разработчики концепции SEP:

 

 

В этом случае при замене гусеничного на колесный движитель потребуется провести демонтаж части вспомогательного оборудования, вынесенного в виде отдельных модулей в надгусеничные ниши, для уменьшения габаритной ширины бронемашины.

 

 

 

Буксировочное звено в качестве универсальной инженерной машины

 

Так как унифицированное БЗ будет являться неотъемлемой составной частью семейства самых разнообразных машин, в том числе и инженерных, представляется принципиально важным включить в его базовое оборудование:

1) универсальный многофункциональный бульдозерный ковш,

2) противоминный катково-электромагнитный трал,

3) две лебедки тяговым усилием 10 и 30-40 (с полиспастом до 60-80) тонн – они необходимы для вытягивания застрявшей техники, самовытаскивания, а также для проведения подъемных работ.

 

Одновременно это оборудование, расположенное в передней части бронемашины, также будет являться дополнительным элементом защиты (исходя из правила «вспомогательное оборудование защищает ключевые агрегаты»). Согласитесь, что при компоновке БЗ (являющегося фактически универсальной инженерной машиной весом в 15-20 т) рациональнее потратить несколько сот килограмм веса на дополнительное оборудование, чем просто добавить пару сантиметров брони во фронтальной проекции – все равно они «погоду не сделают», ведь бронепробиваемость современных противотанковых средств (ПТС) уже превысила 100-130 см гомогенной брони.

 

Основой для разработки универсального многофункционального ковша может стать ковш, примененный на британском боевом инженерном тракторе FV-180.

При его помощи возможно:

осуществление разнообразных земляных работ (производительность бульдозерного оборудования FV-180 до 336 кубометров/час),

подъем и перевозка вместо самосвала на небольшие расстояния грунта, прочих сыпучих материалов (примерно 1,5-2 кубометра за одну ходку),

устройство объектов полевой фортификации (окопов, щелей, блиндажей, землянок, ДЗОТов, окопов и укрытий для техники и орудий, эскарпов и контрэскарпов, противотанковых рвов и т.д.),

расчистка и прокладка колонных путей для войск,

обустройство съездов в крутых склонах, берегах водных преград,

засыпание воронок, противотанковых рвов, оперативный ремонт дорог и взлетных полос аэродромов, прочие хозяйственные работы,

устройство противопожарных просек, участие в ликвидации последствий стихийных бедствий (землетрясений, наводнений и др.), техногенных катастроф,

подъем и перевозка в качестве фронтального погрузчика боеприпасов, прочих предметов и оборудования (для чего несколько зубьев бульдозерного ковша могут выдвигаться вперед и фиксироваться, формируя, таким образом, расширенную площадку для грузов).

при установке в ковше специальной стрелы буксировочное звено превращается в кран, что позволяет самостоятельно осуществлять все операции, связанные с заменой двигательной установки (в том числе и своей собственной), орудийных стволов, прочих громоздких агрегатов, а также модулей противоснарядной брони и динамической защиты.

В походном положении этот ковш будет «надеваться» на нос бронемашины, прикрывая одновременно передние ведущие катки, а при работе – выдвигаться на нужную длину.

 

Таким образом, по существу отпадает необходимость в специальной ремонтно-эвакуационной и землеройной машине, так как большинство ее задач буксировочное звено сможет решить самостоятельно (рис.6). Зато возможности сухопутных войск по инженерным, ремонтно-восстановительным работам вырастут на порядок – ведь теперь в каждом мотострелковом отделении будет своя персональная инженерная машина!

 

Рис. 6. Многофункциональный ковш при работе выдвигается (положение 1), при транспортировке укладывается на корпус машины (положение 2)

Возможные варианты использования: бульдозерные (землеройные) работы (положение 3); в качестве фронтального погрузчика (положение 4)

При установке кран-балки ковш превращается в крановое устройство, что позволяет самостоятельно производить монтаж/демонтаж собственных агрегатов, модулей бронезащиты и т.п. (положение 5)

 

Потребность в подобном многофункциональном ковше велика – если мы хотим снизить потери в живой силе, чрезвычайно важно создавать за минимальное время все виды необходимых полевых фортификационных сооружений. Однако для того, чтобы соорудить окопы, траншеи, стрелковые ячейки, щели и блиндажи всего лишь для одного мотострелкового отделения в среднем грунте при выполнении работ вручную требуется 214-250 чел/час. Полнокровное отделение в состоянии выполнить первоочередные работы за 1-1,5 суток, а все основные работы за 3-5 суток (по оценке Ю.Веремеева) [24] . Применение же БЗ в качестве инженерной машины штатно закрепленной за мотострелковым отделением сократит это время раз в 15-20.

 

Профиль траншеи полного профиля

Глубина 150 см. На 1 погонный метр траншеи объем вынутого грунта 1.1 куб.м., трудоемкость 1.1 чел/час.

Профиль траншеи нормального профиля

Глубина 110 см. На 1 погонный метр траншеи объем вынутого грунта 0.8 куб.м., трудоемкость 0.8 чел/час

 

Рисунок: окоп мотострелкового отделения Советской Армии

 

При устройстве окопа для БМП и танка (с ограниченным сектором обстрела) приходится вынимать соответственно 24 и 36 кубометров грунта – попробуйте прикинуть, сколько потребуется времени для этого экипажу из 3-х человек. В условиях современной скоротечной и маневренной войны без средств машинной механизации осилить такие земляные работы просто нереально.

Вот что, например, пишет на своем сайте [24] военный инженер Ю.Веремеев о навесном бульдозерном оборудовании для танков:

«…Для танков Т-72 и Т-80 модификации БТУ разработано не было. Каждый танк имеет на нижнем лобовом листе откидывающееся устройство для самоокапывания, которое призвано заменить БТУ.

Однако практика их применения показала, что производительность самоокапывателя низка, прочность неудовлетворительна, качество копания не выдерживает критики. Возможно, что к настоящему времени модификация БТУ для Т-72 разработана. У автора сведений об этом нет.

От автора Бульдозеры перевозятся автотранспортом инженерно-саперной роты полка и навешиваются на танки по необходимости. Танк должен иметь приваренные на броне верхнего и нижнего лобового листа бонки для крепления навесного оборудования (каждый третий танк выпускался промышленностью с бонками).

Из армейской практики – танкисты охотно навешивали БТУ на свои танки и в мирное время, но расставаться с ними не спешили. Дело доходило до конфликтов командира саперной роты с командирами танковых рот; до того, что танкисты заваривали крепежные болты, спиливали грани головок болтов. Эти БТУ широко использовали для разравнивания танковых дорожек на танковых директрисах, маршрутов на танкодромах и иных хозяйственных работ. С помощью БТУ танковый окоп отрывается за 20-30 мин…»

 

Другим обязательным элементом гусеничного буксировочного звена должен стать противоминный катково-электромагнитный трал (КЭТ), который в походном положении укладывается на надгусеничные ниши, становясь при этом дополнительным элементом защиты бортов (рис.7).

 

Противоминный КЭТ в походном положении – уложен на надгусеничные ниши, одновременно дополнительно защищая борта моашины

КЭТ опускается на землю с помощью троса, прикрепленного к ковшу (либо с помощью лебедки)

КЭТ в рабочем положении. Между правой и левой тележками натянута цепь для подрыва мин со штырьевыми взрывателями (ТБ — топливные баки)

Рис. 7. Расположение катково-электромагнитного трала (КЭТ) на БЗ


 

В отличие от крепления традиционных противоминных тралов на нижнем лобовом бронелисте, такое расположение не перегружает передние катки и амортизаторы, не ведет к преждевременному разрушению подшипников ходовой части. Для приведения в рабочее состояние трал при помощи ковша или лебедки по дуге опускают впереди машины, при этом между его катками расположена цепь для подрыва мин со штыревыми взрывателями. Время перевода такого трала в рабочее положение составит 1-2 минуты, причем эту операцию можно произвести полностью в автоматическом режиме, что очень важно при необходимости проведения работ по разминированию дороги под сильным огнем противника. Для сравнения – время монтажа колейного противоминного трала КМТ-7 составляет 3,5 часа (а ведь трал еще нужно подвезти к месту установки на бронемашину), демонтаж занимает 20 минут, причем для осуществления работ приходится выходить из-под защиты брони.

Ширина каждой полосы траления 70-80 см. Дополнительно для подстраховки можно использовать ковш в бульдозерном положении, чтобы срезать верхний слой почвы, «собирая» пропущенные мины и фугасы. Вес трала ориентировочно 1,5-3 т. Наличие 3-х катков позволяет тралу обезвредить как минимум 3 противотанковые мины в каждой колее. В походном положении тележка с катками дополнительно защищает от поражения сбоку место водителя-механика. Для этого катки могут заполняться специальным наполнителем с целью повышения противокумулятивной стойкости.

Тележка с катками вращается вокруг оси крепления к балке трала, что обеспечивает хорошее копирование катками профиля местности. При наезде на препятствие передним нижним катком происходит проворот тележки и верхний каток как бы «перешагивает» преграду. При подрыве тележка подбрасывается вверх, одновременно происходит вращение вокруг ее оси. Таким образом, снижается воздействие ударной волны на катки и сам трал. Балка трала шарнирно прикреплена к корпусу машины, поэтому воздействие ударных перегрузок на буксировочное звено при взрыве незначительно. Цепь, соединяющая обе тележки и служащая для подрыва мин со штыревыми взрывателями, после взрыва возвращает подброшенную взрывом тележку с катками обратно на землю. Также стоит отметить, что при данной конструкции катковой тележки по мине последовательно проезжают 2 катка (сначала передний, затем задний), что повышает вероятность ее подрыва.

Система электромагнитной защиты (СЭМЗ), вызывающая преждевременный подрыв противотанковых мин с магнитным взрывателем, может быть встроена в трал или размещена на корпусе БЗ.

 

 

В НИИ Стали разработана система со следующими характеристиками: масса комплекта – 85 кг; потребляемая мощность – 0,8 кВт; объем в забронированном пространстве – не более 15 л.; безопасная скорость движения машины, оборудованной СЭМЗ – до 40 км/час.

При включенном питании электромагниты создают впереди танка переменное электромагнитное поле эквивалентное магнитному полю танка, причем это поле даже при неподвижном танке имитирует его движение. Магнитные взрыватели мин реагируют на это поле и инициируют взрыв мин до того, как танк приблизится к мине на опасное для него расстояние. Никакой чисто магнитный взрыватель неспособен отличить магнитное поле, создаваемое тралом от создаваемого танком. Это было выверено еще в годы Второй Мировой войны на опыте морских магнитных мин. [24]

Хотя большинство мин дистанционных систем минирования и оснащены магнитными неконтактными взрывателями, но расчет успеха их применения строится на том, что у противника в данный момент нет электромагнитных тралов. Это явилось причиной того, что дистанционные минные поля в значительной мере считаются средством не уничтожения или выведения из строя максимально большего числа танков противника, а средством задержки продвижения, средством срыва атаки, замедления маршевых скоростей. Потому и необходим на перспективной БМП и другой бронетехнике собственный катково-электромагнитный трал.

Для безопасности работ по минному разграждению днище в районе расположения рабочего места механика-водителя в буксировочном звене необходимо сделать многослойным, выполненным из разнесенных броневых листов различной толщины со специальным наполнителем между ними (эквивалентное 300 мм гомогенной брони – как у БМР-3М). Расположение механика-водителя по центральной оси машины в кормовой ее части также повышает шансы на выживание при подрыве на противогусеничной или противоднищевой мине. Кроме того, шарнирная подвеска отделения механика-водителя снижает воздействие взрывной волны.

 

Сочлененная (двухзвенная) боевая машина пехоты

 

Теперь более конкретно о том, как может выглядеть в рамках данной концепции 2-хзвеных бронемашин тяжелая универсальная БМП. Для упрощения будем рассматривать вариант гусеничного ОЗ, так как колесно-гусеничный движитель требует отдельного разговора.

 

Примечание: предложенный здесь проект тяжелой двухзвенной БМП прошу считать лишь первой попыткой детализации облика бронемашины, поэтому приводимые цифры, размеры, состав вооружения, прочие технические характеристики имеют гипотетический характер и подлежат дальнейшему обсуждению и корректировке.

 

Общая масса подобной сочлененной БМП должна составлять минимум 50 тонн (с резервом повышения при необходимости до 60 т), из которых не менее 30 тонн (с учетом навесной брони) – это вес заднего специализированного звена (рис.8). Возможность разделения и самостоятельного передвижения секций снижает критичность ограничений по общему весу бронемашины – ведь мост малой грузоподъемности звенья могут преодолеть по отдельности, а затем вновь объединиться. Аналогично решаются проблемы транспортировки тяжелых бронемашин.

 

Условные обозначения: ЭД – приводной электродвигатель, АБ – аккумуляторные батареи, ДГ – дизель-генератор; ТЛ – тяговые лебедки; СцУ – сцепное устройство; КЭТ – катково-электромагнитный трал, КБ – комбинированная (многослойная) броня, ВДГ – вспомогательный дизель-генератор, АГ – автоматический гранатомет, ФВУ – фильтро-вентиляционное устройство; НКО – ниша (изолированная от обитаемого отсека) для опускания казенной части 120-мм орудия, ЭПБ – электропривод вращения башни, АЛ – аварийный люк в днище М-В – механик-водитель, К – командир, Н-1 – наводчик основного оружия, Н-2 – наводчик вспомогательного оружия; К-Д – командир спешивающегося десанта: Д – спешивающейся пехотинец (десант)

 

Внешний вид двухзвенной БМП – на буксировочном звене показан многофункциональный ковш и катково-электромагнитный трал в походном положении, на операционном звене виден установленный на подъемное устройство комбинированный прицел командира


 

При примерной опорной длине гусениц каждого звена по 350-400 см и ширине около 60 см общая удельная нагрузка на грунт 50-тонной двухзвенной БМП составит 0,52-0,6 кг/кв.см, что существенно ниже, чем у нынешних БМП-2 (0,64) и «Мардер»-1А2 (0,83). При автономном передвижении удельная нагрузка на грунт буксировочного звена не превысит 0,42-0,48 кг/кв.см, а у операционного звена – 0,62-0,71 кг/кв.см. Кстати, у современных танков эти характеристики гораздо хуже – в среднем от 0,92 (Т-80У) до 1,1 кг/кв.см («Леопард»-2А4), а вот человек и гусеничные вездеходы давят на грунт с усилием 0,2-0,3 кг/кв.см. Даже при увеличении за счет дополнительного бронирования общей массы 2-хзвенной БМП до 60 тонн этот ключевой для проходимости параметр остается на уровне современных легкобронированных БМП – 0,62-0,71 кг/кв.см.

 

Длина корпуса буксировочного звена около 4 м, длина мотопехотного операционного звена – 4,5-5 м. И хотя общая длина (8,5-9 м) сочлененной машины будет больше длины однокорпусной (классической) БМП примерно на 1-2 м, думается, это не очень большая плата за полученные уникальные качества. Кстати, длина по корпусу российского БТР-90 равна 8,55 м, а британского танка «Челленджер-2» – 8,33 м (а с учетом пушки и все 11,5 м).

Проблемы со снижением геометрической проходимости такой длинобазной машины решаются «переламыванием» ее посередине – то есть в месте соединения звеньев. В сочетании с малым удельным давлением на грунт подвижность секций относительно друг друга дает серьезное повышение вездеходных качеств этой бронемашины.

Высота по верху корпуса мотопехотного ОЗ – 1,8-2 м, по верхнему листу башни около 2,3-2,5 м, что вполне на уровне аналогов. Ширина по бортовым экранам 3,2-3,4 м лимитируется габаритом железнодорожной платформы. При установке дополнительных решетчатых или резинотканевых экранов (выдвигающихся в боевой обстановке) ширина может увеличиваться до 3,6-3,8 м.

 

В состав экипажа БМП (4 человека) впервые введен наводчик вспомогательного оружия, отвечающий за турельную установку ГШ-23Л + ПКТМ, а также и за кормовые гранатометы после спешивания десанта. Командир машины занимается обнаружением целей и выдает целеуказания наводчикам на их поражение, координирует взаимодействие БМП и мотострелков, действующих в пешем порядке. Количество спешивающихся пехотинцев осталось прежним – 7 человек, ими руководит командир десанта (заместитель командира отделения). Таким образом, несмотря на сомнения некоторых специалистов, в рамках этой концепции сочлененной БМП показано, что создание тяжелой хорошо вооруженной БМП не означает автоматического уменьшения численности десанта. При необходимости наводчик вспомогательного оружия также может присоединиться к десанту, и тогда управление турельной и гранатометными установками переходит к командиру и основному наводчику. И, наконец, не стоит забывать, что эти 4 человека управляют не одной, а фактически двумя бронемашинами, следовательно, такое увеличение экипажа можно считать обоснованным.

Экипаж (за исключением механика-водителя) и десант находятся в общем обитаемом отсеке объемом 10 куб.м и внутренними размерами 4,5 Х 1,6 Х 1,4 м (длина Х ширина Х высота). Корзина башни как таковая отсутствует – сиденья наводчика основного вооружения и командира десанта прикреплены к бронированной нише (для опускания казенной части орудий при больших углах возвышения) и вращаются вместе с башней, что позволяет переходить из носа в конец машины при любом угле поворота башни (рис. 8 и 9).

При пробитии борта или днища кумулятивной струей внутри бронемашины обычно происходит взрывное повышение давления, которое вызывает тяжелые контузии и даже гибель экипажа. В ходе применения бронетехники в боевых действиях установлено, что воздействие данного фактора на экипаж БТР, имеющего корпус большого внутреннего объема, значительно меньше, чем на экипаж танка. Для увеличения шансов на выживание широко применяется практика передвижения с открытыми люками, что, однако, не способствует повышению защищенности экипажей от осколочных и пулевых ранений, а также от оружия массового поражения. Поэтому, для минимизации катастрофических последствий при взрывном скачке давления вследствие пробития борта кумулятивной струей предлагается предусмотреть систему экстренного понижения (сброса) воздушного давления. Например, можно применить замки дверей со специальными клапанами давления, которые позволят избыточному давлению, образовавшемуся при проникновении внутрь отсека кумулятивной струи, распахнуть двери (люки) и вырваться наружу, тем самым снизить воздействие на людей и оборудование. Или возможно создание системы специальных датчиков (давления, температуры и пр.), благодаря которым в автоматическом режиме происходит мгновенное приоткрытие основных люков и дверей, с последующим через пару секунд их закрытием.

Скорость и удобство покидания или «загрузки» в боевую машину пехоты – один из основных критериев, определяющих выживание десанта, экипажа и самой машины в реальной боевой обстановке и, следовательно, выполнение боевой задачи. Поэтому для спешивания десант будет использовать, как правило, кормовую откидную аппарель – это самый оптимальный способ с точки зрения достижения максимальной безопасности и скорости десантирования. Для защиты пехотинцев от флангового обстрела можно применить распахивающиеся в обе стороны при опускании аппарели-сходни противокумулятивные экраны, которые при закрытом кормовом люке защищают корму бронемашины. Кроме того, в БМП предусмотрены дополнительные двери (люки): правая и левая боковые двери рядом с местом расположения командира машины и наводчика вспомогательного вооружения; там же находится аварийный люк в днище. Дверь, соединяющая операционное звено с буксировочным, позволяет механику-водителю переходить в ОЗ, кроме того через люк над головой механика-водителя можно выбраться на верх корпуса машины. Таким образом, в зависимости от ситуации всегда имеется возможность выбрать наименее опасный способ покидания подбитой бронемашины – причем фактически в любую сторону, что невозможно осуществить в бронемашинах моноблочной конструкции. В данной концепции БМП отсутствуют амбразуры и верхние люки в районе расположения десанта и экипажа, что позволяет достичь максимальной бронезащиты бронемашины от боеприпасов, поражающих бронетехнику в верхней полусфере.

Совокупная мощность 2-х главных дизель-генераторов БЗ должна составлять не менее 1000-1200 л.с., чтобы обеспечить тяжелой БМП приемлемую подвижность. Это могут быть компактные экономичные гражданские дизели мощностью 500-600 л.с. либо разработанные на основе удачного танкового 12 цилиндрового дизеля В-92С (В-99) «урезанные» 6-цилиндровые агрегаты. Двигательные установки с генераторами тока и системой охлаждения должны быть смонтированы как два отдельных самостоятельных и унифицированных модуля-моноблока, что обеспечит движение даже в случае выхода из строя одного из них, а также позволит проводить замену движков в полевых условиях в течение 10-15 минут собственными силами. Предполагаемый размер подобного модуля 1,5 Х 1 Х 1 м. Вырабатываемый генераторами ток заряжает расположенные спереди и/или сзади дизель-генераторов модули аккумуляторных батарей, которые выдают электроэнергию для привода бортовых электродвигателей передних и задних ведущих катков в буксировочном и в операционном модуле. Довольно сложно одновременно вывести все аккумуляторы из строя, поэтому переднее расположение дизель-генераторов не критично. В надгусеничных нишах БЗ расположены основные взрывопожаробезопасные баки для топлива. Все агрегаты и оборудование максимально унифицированы для использования как на гусеничном, так и на колесном варианте буксировочного звена.

 

 

Двигатель В-92С2

четырехтактный, V-образный, 12-цилиндровый дизельный двигатель с газотурбинным наддувом, жидкостного охлаждения

 

Мощность, кВт(л.с)…..735 (1000)
Частота вращения, с-1(об/мин)…..33,3 (2000)
Удельный расход топлива, г/кВт.ч(г/л.с.ч)…..212 (156)
Запас крутящего момента, %….. 25…30
Габаритные размеры, LxBxH, мм…..1466х896х902
Масса, кг….. 1020

 

В качестве резервного и вспомогательного источника энергопитания на операционном звене имеется своя двигательная установка – расположенные в надгусеничных нишах 1-2 дизель-генератора (мощностью по 100-200 л.с.), аккумуляторы, небольшие вспомогательные топливные баки с открытоячеистым наполнителем, 2-4 бортовых электродвигателя. Поэтому даже в случае поражения буксировочного звена задняя секция с мотопехотой сможет самостоятельно покинуть зону обстрела, преодолеть мост, речку и т.п. Использование этих небольших энергогенераторов на стоянке или в дозоре позволит сэкономить топливо, снизит зависимость жизнеобеспечивающего оборудования и приборов СУО от стабильности работы основных дизель-генераторов на БЗ. На танковом ОЗ для повышения удельной мощности, подвижности и живучести, вероятно, стоит разместить в кормовой части корпуса один либо два дизель-генератора такой же мощности, что установлены в едином БЗ.

 

Броневая защита БМП

 

Так как тяжелая БМП будет действовать рядом с танками, ее фронтальное бронирование в пределах безопасного угла маневрирования (+/- 20-30 градусов) должно обеспечивать защиту обитаемых отсеков от проникновения в них поражающих элементов существующих и перспективных бронебойных снарядов и тяжелых вертолетных/возимых ПТУР.

Именно этой цели подчинено компоновочное решение бронемашины:

использование 2-хзвенной схемы,

переднее расположение двигателей и прочих агрегатов, их дублирование,

разнесенное бронирование модулями комбинированной брони и динамической защиты,

вывод за пределы обитаемых отсеков дистанционно управляемого вооружения, боеприпасов и топлива, прочего взрывопожароопасного оборудования,

расположение экипажа и десанта в заднем звене, в корпусе ниже среза башни,

уменьшение силуэта по высоте за счет небольшого увеличения общей длины 2-хзвенника,

низкопрофильная необитаемая башня,

оснащение комплексами активной защиты и пр.

 

Динамика роста бронепробиваемости танков кинетическими и кумулятивными снарядами

(по оценке НИИ Стали):

 

 

 

Предполагается широко использовать принцип разнесения и дублирования всех важных компонентов машины, поэтому любое фронтальное попадание одного-двух противотанковых средства не должно приводить к катастрофическим последствиям. Такими последствиями, напоминаем еще раз, для нас должно являться поражение людей в бронемашине, а также отсутствие возможности покинуть опасную зону, выйти из-под обстрела.

Непосредственное взаимодействие с танками предполагает, что именно танки будут принимать на себя основную массу БОПС, что несколько снижает требования к фронтальной защите БМП от данных типов боеприпасов. В то же время у БМП должно быть преимущество перед танками по круговой защите от кумулятивного оружия – таким образом, недостатки одной бронемашины компенсируются достоинствами другой, и боевая система «танк–БМП» имеет необходимую эффективность и устойчивость.

Бронирование бортов и кормы перспективной БМП обеспечит защиту экипажа и десанта от РПГ, легких переносных ПТРК (в т.ч. и с тандемной БЧ) и бронебойных снарядов автоматических пушек калибра 20-40 мм, а верхняя полусфера – еще и от «противокрышевых» боеприпасов, действующих по принципу «ударного ядра». Причем стоит особо подчеркнуть, что такие боеприпасы, в основном, наводятся на тепловое излучение двигателя, и поэтому 2-хзвенная схема и расположение МТО в передней секции дают нам дополнительные преимущества в повышении защищенности экипажа и десанта.

Одним из возможных вариантов обеспечения требуемого уровня защищенности может стать эшелонированное расположение модулей брони и динамической защиты (ДЗ). В этом случае кумулятивному боеприпасу сначала придется преодолеть бортовой бронеэкран с накладной ДЗ, затем на его пути встанет оборудование и снаряжение в надгусеничных нишах и, наконец, второй эшелон модульной ДЗ (либо модуль противокумулятивной многослойной брони), закрепленный непосредственно на броневой стенке обитаемого отсека. От проникновения сверху внутрь обитаемых отсеков поражающих элементов «противокрышевых» боеприпасов будет защищать разнесенное расположение бронелистов необитаемой башни с накладной ДЗ, противоосколочный подбой. Дополнительным способом защиты бортов и кормы может быть установка 3-го эшелона – облегченных решетчатых или резинотканевых (резинометаллических) экранов, выдвигаемых в боевой обстановке за пределы габаритов машины, чтобы затруднить срабатывание кумулятивного ПТС на оптимальном от брони расстоянии.

 

Обязательным условием должно стать усиление броневой защиты днища от противотанковых мин и управляемых фугасов, а также использование прочих способов повышения минной стойкости. Опыт применения бронетехники в Афганистане и Чечне свидетельствует о необходимости обеспечения защиты экипажа и десанта от взрывов фугасов повышенной мощности с тротиловым эквивалентом более 10-20 кг.

Поэтому представляется разумным уменьшить величину клиренса мотопехотного операционного звена (что будет компенсировано возможностью «задирать нос» переднего звена, «выгибаться дугой» при преодолении высоких препятствий) до 35-40 см, увеличив при этом толщину комбинированного многослойного бронирования днища до 10-20 см.

Подобное решение позволяет не увеличивать сверх необходимости силуэт БМП по самому критичного габариту – по высоте корпуса, и одновременно дает возможность сохранить нужную внутреннюю высоту (не менее 1,3-1,4 м) обитаемого отсека. Также днищу надо придать V-образную (клиновидную) форму. Днище буксировочного звена, как мы уже раньше отмечали, в районе расположения механика-водителя тоже будет выполнено многослойным. Наконец, серьезно повышает защищенность экипажа и десанта применение двухзвенной конструкции – при движении вперед подрывы мин будут происходить под гусеницами и днищем БЗ, а не под операционным звеном, где могут находиться 10 человек.

Таким образом, бронирование дна перспективной БМП (с использованием разнесенных броневых листов и специальных наполнителей) должно защищать личный состав от поражения:

при взрыве противоднищевых мин с боевой частью кумулятивного типа или действующего по принципу «ударного ядра» (например, кумулятивная ТМ-72 имеет бронепробиваемость до 100 мм, а ТМ-89 с фугасно-кумулятивной БЧ пробивает до 200 мм брони);

при подрыве фугаса весом тротила не менее 20-30 кг либо одновременного взрыва 2-3х противогусеничных мин типа ТМ-62.

Модульное бронирование предоставит возможность гибко реагировать на возникающие угрозы, постоянно поддерживать необходимый уровень бронезащиты по мере совершенствования средств поражения. Вероятно, имеет смысл разработать типовые бронемодули двух типов – «тяжелый» противоснарядный для оснащения машин прорыва (танков и БМП), и «облегченный» противокумулятивный для прочей техники. Так как эти модули будут иметь одинаковую форму, внешний вид и способ крепления, то вероятному противнику будет сложно определить реальный уровень бронезащиты конкретных образцов бронетехники. Кроме того, появляется возможность в минимально возможные сроки простой заменой унифицированных модулей придать тяжелой технике свойства легкобронированной – например, аэротранспортабельность и возможность преодолевать реки не по дну, а вплавь – и наоборот.

 

Индивидуальная бронекапсула – последний рубеж обороны

 

Идеальной брони не существует, поэтому следует принять меры для снижения последствий при поражении противотанковым боеприпасом внутренних отсеков бронемашины. В первую очередь нас будет волновать жизнь и здоровье людей.

Существующие средства индивидуальной защиты экипажей бронетехники, каски и бронежилеты пехотинцев обеспечивают лишь ограниченную защиту от осколков и воздействия высокой температуры. К тому же от еще одного поражающего фактора – взрывного повышения давления внутри корпуса машины при пробитии брони кумулятивным снарядом, которое «глушит» экипаж, вызывает тяжелые контузии и даже смерть, – эти средства защиты совершенно не защищают.

 

Поэтому для повышения защищенности предлагается разместить экипаж и десант перспективной БМП в индивидуальных бронированных креслах (бронекапсулах). Фактически, такие бронекапсулы станут дальнейшим развитием концепции бронекресел, хорошо зарекомендовавших себя в авиации и спасших от гибели тысячи летчиков.

Для защиты головы следует использовать интегрированный в кресло шлем с забралом из бронестекла, которое может опускаться либо в ручном режиме, либо автоматически в случае скачкообразного повышения давления, температуры, при срабатывании систем пожаротушения, при обнаружении датчиками комплекса активной защиты приближающегося снаряда и т.п. Подобный шлем позволит уберечь голову, шею, лицо, органы зрения, дыхания и слуха человека от компрессионного, термического и осколочного поражающего воздействия (рис.9).

 

Такая бронекапсула, прикрепленная к корпусу бронемашины, обеспечит значительно более высокий уровень защиты от тяжелых высокоскоростных осколков, брызг расплавленной брони и длительного воздействия открытого пламени, чем носимый бронежилет. Также, в отличие от тех же бронежилетов, где используется принцип «дифференцированной защиты» лишь наиболее важных органов человеческого тела, появляется уникальная возможность защитить практически всю поверхность тела. Защиты просто от смертельных ранений для нас уже не достаточно – для сохранения максимальной боеготовности солдат в условиях дефицита людских ресурсов надо добиваться защиты и от менее опасных ранений. Раненный боец – обуза для своего отряда, он снижает вероятность выполнения боевой задачи, заставляет отвлекать одного-двух солдат на его лечение, защиту, эвакуацию при необходимости.

Для наилучшей защиты боковой поверхности туловища, рук и ног бронекресло может иметь ковшеообразную (U-образную) форму, которая закрывается сверху специальной более плоской бронированной нагрудной деталью. В поднятом состоянии этот нагрудник находится под потолком обитаемого отсека, не препятствуя передвижению пехотинцев по проходу вдоль кресел. Кроме того, в закрытом положении этот нагрудник будет выполнять роль ремней безопасности, фиксируя тело в кресле и защищая от травм и ударов при прыжках, падении или переворачивании БМП. Для защиты ног следует использовать пристегиваемое к сиденью противоосколочное покрывало из ткани типа кевлар, усиленное при необходимости стальными бронепластинами. Это покрывало в нерабочем состоянии закреплено в сложенном виде на нагрудной детали. Стоит также уделить внимание защите рук от кистей до плечевого сустава – например, предусмотрев гибкие (из ткани типа кевлар) нарукавники, прикрепленные к нагруднику, которые не будут ограничивать свободу рук. Размеры самого кресла и встроенного в него шлема с бронезабралом должны быть рассчитаны на размещение в нем пехотинца в зимнем обмундировании, шапке, бронежилете.

 

 

Алгоритм посадки пехотинца в эту бронекапсулу таков:

А) сел на сиденье;

Б) опустил (удерживаемую пружиной в верхнем положении) нагрудную деталь, а также забрало из бронестекла на шлеме, вниз;

В) расправил сложенное противоосколочное покрывало для защиты ног и прикрепил его к креслу парой застежек;

Г) на предплечьях рук парой застежек (липучек) поочередно закрепил гибкие противоосколочные нарукавники;

Д) в случае необходимости раскрыл и зафиксировал дисплей с клавиатурой. При спешивании все происходит в обратном порядке. Весь процесс занимает считанные секунды и не сложен.

 

Каждая бронекапсула должна иметь встроенную систему регулирования микроклимата (электроподогрев сидений, нагрудника, покрывала и спинки кресел, их принудительная вентиляция через систему перфорированных каналов), амортизирующую подвеску для гашений толчков и вибрации, развитую систему регулировки положений кресла, позволяющая принять положение лежа (или, в крайнем случае, полулежа вытянув ноги), регулируемый поясничный упор и пр. Это необходимо для поддержания высокой боеготовности экипажа и десанта при длительном нахождении в бронемашине (до 2-3 суток) в малоподвижном состоянии во время ведения боевых действий и зимой, и летом.

Вероятно, стоит предусмотреть возможность изменения положения кресла – при движении в мирной обстановке, во время отдыха самым оптимальным было бы размещение десанта лицом вперед по ходу движения. При возникновении угрозы нападения, при спешивании кресла разворачивают спинками к бортам – и между ними остается проход для относительно свободного перемещения внутри обитаемого отсека. После покидания бронемашины сиденья бронекресел пружинами поднимаются в вертикальное положение и прижимаются к спинкам, чтобы максимально облегчить внутренние перемещения экипажа и десанта.

Органы управления положением бронекапсулы, застежки, прочие крепления позволят солдату управляться с ними даже одной рукой при ранении второй. У каждого пехотинца также будет индивидуальный изолирующий противогаз, используемый при выходе из строя фильтро-вентиляционной установки или при аварийном покидании затопленной при переправе бронемашины.

 

К нагрудной детали этих унифицированных индивидуальных бронекресел следует прикрепить складывающийся плоский монитор, небольшую клавиатуру и джойстик, благодаря которым любой солдат из десанта получает доступ к управлению БМП, информационным ресурсам бронемашины и контролю над системами вооружения. Командир машины как администратор компьютерной сети бронемашины, не вставая со своего места, сможет назначать уровни доступа, координировать взаимодействие пользователей (т.е. пехотинцев), выдавать целеуказания, проводить видеоконференции с использованием встроенных в дисплеи кресел видеокамер, ставить боевые задачи, назначать конкретного пехотинца оператором гранатометной установки и т.д. Вывод на эти многофункциональные дисплеи разнообразной информации дает мотострелку возможность через наружные видеокамеры и прицельные устройства отслеживать ситуацию за бортом машины, принимать активное участие в ее анализе, снижает время на адаптацию к окружающей обстановке после спешивания. Поэтому правильнее было бы эту бронекапсулу называть «унифицированным бронированным автоматизированным рабочим местом». Для членов экипажа подобный монитор с клавиатурой и джойстиком, вмонтированный в нагрудник их бронекапсулы, мог бы стать резервным контуром управления на случай выхода из строя основных дисплеев и прочих приборов управления БМП.

Кстати говоря, подобное индивидуальное бронированное кресло можно использовать для локального повышения защищенности легкобронированной техники, грузовых и легковых автомобилей – ведь оно обеспечивает гораздо более высокий уровень защиты, чем дает бронежилет, закрепленный на двери грузовика (обычная практика в Афганистане и Чечне).

 

Таким образом, благодаря большому внутреннему объему обитаемого отсека; отсутствию в нем баков с горючим и запасов детонирующих боеприпасов; применению противоосколочных подбоев для нейтрализации вторичных осколков; специальных огнезащитных покрытий вспенивающегося типа; быстродействующей системы пожаротушения, рассчитанной на неоднократное срабатывание (не менее 5-6 раз, а не 1-2 как сейчас); индивидуальных бронекапсул и системы экстренного понижения воздушного давления обеспечивается высокая защищенность людей и живучесть бронемашины при поражении БМП противотанковыми боеприпасами с различными боевыми частями.

 

Комплекс вооружения

 

Комплекс вооружения перспективной БМП, способной самостоятельно бороться с превосходящим противником на земле и в воздухе, должен быть универсальным и многоканальным. Опыт боевых действий в Чечне показывает, что даже в условиях применения российской армией концепции дальнего огневого поражения периодически происходили столкновения наших подразделений, контролировавших наиболее важные высоты и дороги, с выходившими из-под огневого удара бандформированиям. Причем перевес в живой силе и огневой моще в конкретном месте и в конкретное время не всегда был на нашей стороне.

Особенностью будущих боевых действий станет скоротечность и высокая интенсивность огневого контакта. При конфликте с технологически продвинутым противником это определяется самим развитием высокоточного оружия, тенденцией на использование роботизированных систем и приоритетом принципа поражения с максимального расстояния. Вместе с тем террористические группировки стараются атаковать «в спину» с минимальных дистанций, чаще всего из засады, чтобы затем незамедлительно ретироваться. Поэтому логично, что, с учетом возможного времени реакции системы управления огнем артиллерийских и авиационных частей, обеспечивающих огневое прикрытие бронемашины, их загруженности и полетного времени снарядов (времени подлета авиации), рассчитывать придется прежде всего на огневые средства самого мотострелкового подразделения.

 

На сегодняшний день лишь комплекс вооружения БМП-3 способен относительно эффективно решать задачи самостоятельного огневого поражения противника. Эта бронемашина получила боевое крещение в Грозном.

«…Впервые в боевой обстановке в Грозном использовались БМП-3. Их дебют пришелся на 1 – 2 января 1995 г., когда велись тяжелые бои между Северо-Восточной группировкой и боевиками за контроль над больничным комплексом. Федеральные войска, оборонявшиеся в нем, подвергались постоянному минометному и снайперскому обстрелу из-за р. Сунжа, с территории военного городка и с близ расположенных высотных зданий Военного колледжа и 12-этажного здания Парламента.

В результате попадания мин в складированные в здании и на грунте боеприпасы был практически полностью уничтожен вставший рядом колонной мотострелковый батальон 74 гв. омсбр на БМП-3 и несколько танков. В боеспособном состоянии после минометного обстрела, по воспоминаниям фронтовиков 255 мсп, осталось 11 БМП-3.

Всего за время боев за овладение центром Грозного из 31 машины танкового батальона 74 гв. омсбр в боеспособном состоянии осталось 4 танка Т-72Б(М). Острая нехватка танков во время боев за районы, прилегающие к улице Ноя Баучидзе, заставила использовать оставшиеся в строю БМП-3 для огневой поддержки штурмовых подразделений, продвигающихся с северо-востока к площади Минутка…» [ 8 ]

«…Во время боев за Грозный в 1995 г. за БМП-3 велась настоящая охота со стороны дудаевских боевиков. Связано это было с тем, что при боях в городе экипажами БМП-3 очень эффективно подавлялись огневые точки на верхних этажах зданий огнем 100-мм орудий. Гранатометами и огнем из танков боевиков были уничтожены 7 БМП-3. Еще две машины были выведены из строя: одна получила две пробоины из гранатометов в правом борту, но смогла уйти из боя своим ходом, вторая получила пробоину осколком 120-мм мины (разорвалась в метре от машины) в лючке для обслуживания гидрообъемной передачи (ГОП) в корме. Осколок перебил трубку ГОП, и машина потеряла подвижность, но вовремя была эвакуирована…» [ 14 ]

Сотни проданных за рубеж БМП-3 также подтверждают актуальность и востребованность подобного комплекса вооружений. Практически на каждой военной выставке присутствуют образцы бронетехники, с установленной на них башней от БМП-3. Так, например, на прошедшей выставке IDEX-2007 в ОАЭ была представлена колесная БМП AMV компании Patria, а ранее турецкая фирма FNSS демонстрировала свою машину с такой же башней.

Как подчеркивает В.Сергеев, «…утверждение о том, что 100-мм орудие 2А70 БМП-3 имеет меньшие, чем 30-мм автоматическая пушка возможности по поражению легкобронированных целей, глубоко ошибочно. Например, малокалиберные автоматические пушки эффективны при стрельбе по легкобронированным целям бронебойными (бронебойно-подкалиберными) снарядами на дальностях до 2000 м, при этом для гарантированного поражения такой цели необходимо получить от 3 до 5 попаданий.

При стрельбе из орудия 2А70 по тем же целям для их гарантированного поражения достаточно одного попадания осколочно-фугасного снаряда. При этом не имеет значения, на какую дальность ведется стрельба: на 100 или на 4000 метров: мощный заряд ВВ (1,65 кг) достаточно эффективно «разворачивает» легкобронированные корпуса БМП и бронетранспортеров.

Сам лично стрелял из БМП-3 с ходу при совершении флангового движения по реальным целям типа БТР на дальностях от 3500 до 4200 м, результаты впечатляющие, есть и видеозапись этой стрельбы, произведенная через тепловизионный прицел.

Большие углы возвышения подобного комплекса вооружения обеспечивают решение огневых задач по уничтожению высокорасположенных целей, а также стрельбу с закрытых огневых позиций для поддержки первого эшелона боевыми машинами второго эшелона (резерва) этих подразделений…» [31]

 

Однако у системы вооружения БМП-3 есть и недостатки. Возможности роста бронепробиваемости запускаемых через ствол 100-мм управляемых снарядов «Аркан» исчерпаны. Темп стрельбы 30-мм пушки 2А72 не превышает 200-550 выстр/мин, дальность ее эффективной стрельбы по воздушным целям не более 2000 м, что недостаточно для выполнения задач противовоздушной обороны. Используемые мотострелками ПЗРК типа «Стрела», «Игла» малоэффективны против современных ударных вертолетов и штурмовиков, имеющих пониженное тепловое излучение, мощное бронирование, системы постановки помех и дальнобойные скоростные ПТУР с самонаведением. Легкие БПЛА, планирующие управляемые авиабомбы типа JDAM и другие малоконтрастные в ИК-диапазоне цели головки самонаведения этих ПЗРК вообще не могут захватывать. Не стабилизированные пулеметные курсовые установки фактически бесполезны, имеют малые углы поворота по горизонтали и вертикали, поэтому не реализована многоканальность, не защищены от атак гранатометчиков корма, борта и верхняя полусфера бронемашины. Дальность стрельбы (4-7 км) и могущество 100-мм осколочно-фугасного снаряда (1,6-2,3 кг ВВ) следует признать недостаточным для разрушения всех возможных видов полевых фортификационных сооружений и укрепленных огневых точек. Например, как защитное сооружение стандартный блиндаж при толщине слоя грунта 90-130 см обеспечивает защиту от снарядов с установкой взрывателя на осколочное действие калибром до 122 мм. Отсутствует командирский панорамный тепловизионный прицел, автомат сопровождения цели, не оптимизировано управление огнем. Наконец, боекомплект находится внутри обитаемых отсеков, что повышает вероятность гибели людей при его детонации.

 

Поэтому необходимо разработать новый модернизированный комплекс вооружения для перспективной БМП, который является эволюционным развитием системы вооружения БМП-3. Логика проста – если наши конструкторы сумели «пристроить» боевое отделение массой 3-5 тонн на легкобронированную 18-тонную БМП-3, то, полагаю, в 50-60-тонной перспективной БМП для схожего по весу и идеологии комплекса вооружения без особых проблем «найдется местечко». Убежден, что рациональнее выделить несколько тонн веса для установки подобного универсального комплекса вооружения, чем создавать отдельную дополнительную машину огневой поддержки в помощь бронетранспортеру.

 

По моему мнению, этот комплекс вооружения может выглядеть следующим образом.

 

1. Основное артиллерийское вооружение, стабилизированное в 2-х плоскостях:

 

а) вместо 100-мм пушки 2А70 следует применить 120-мм универсальное нарезное орудие от самоходной артиллерийской установки 2С9 «Нона» (САО 2С31 «Вена») для непосредственной поддержки своего мотострелкового отделения, совмещающее в себе функции пушки, гаубицы и миномета, дальностью стрельбы от 0,4 км (миной) до 13-14 км (снарядами). Включение подобного орудия в состав вооружения БМП многократно усиливает огневую мощь мотострелкового отделения – теперь оно способно самостоятельно бороться практически со всеми наземными целями и оборонительными сооружениями, представляющими опасность для пехоты, БМП и сопровождаемых ей танков. Кроме того, уменьшается номенклатура применяемых в сухопутных войсках орудий и боеприпасов к ним, улучшается унификация.

Боекомплект 20 выстрелов (3-4 шт. кумулятивных и управляемых снаряда типа «Китолов-2», остальное – ОФС и мины) в двух бронированных автономных быстросменных транспортно-зарядных контейнерах (схожих по конструкции с транспортно-зарядными модулями объекта 640 «Черный орел»). Для обеспечения взрывобезопасности каждый выстрел находится в индивидуальной бронированной кассете-ячейке, а сам транспортно-зарядный контейнер обработан пожаробезопасным вспучивающимся покрытием и имеет автономную аэрозольную (порошковую) систему пожаротушения.

 

Справочная информация:

Дальность стрельбы 120-мм снарядами ОФ49 и ОФ51 – от 850 до 8850 м с начальной скоростью от 109 до 367 м/с. В полете снаряды стабилизируются вращением, чем достигается высокая кучность стрельбы. Снаряды с готовыми нарезами ОФ49 (4,9 кг взрывчатого вещества А-IX-2) и ОФ51 (3,8 кг А-IX-2) по эффективности действия приближаются к 152-мм гаубичным боеприпасам. Например, скорость разлета осколков у ОФ49 – 1800 м/с, количество осколков – более 3500 шт. (массой от 0,5 до 15 г). Обеспечивается пробитие стальной брони толщиной 8 мм на удалении от точки разрыва 15-20 м и толщиной 12-14-мм на удалении от точки разрыва 7-10 м. Толщина пробиваемой брони из легких сплавов в 2-3 раза выше. При установке взрывателя на фугасное действие в грунте средней плотности образуется воронка глубиной 2 м и диаметром 5 м.

Для сравнения, 152-мм осколочно-фугасные снаряды ОФ-540 и ОФ-25 снаряжены соответственно 5,86 и 6,88 кг взрывчатого вещества. Танковый 125-мм осколочно-фугасный снаряд ОФ26 имеет лишь 3,4 кг ВВ. Из-за более высокой (850 м/с) начальной скорости танкового снаряда формирование осколочного поля происходит менее эффективно, иначе говоря, значительная часть осколков попросту «зарывается» в грунт. Кроме того, серьезным недостатком танковых орудий является малые углы возвышения и невозможность ведения навесной стрельбы. Поэтому предлагаемая к установке на перспективную БМП 120-мм универсальная пушка как средство огневой поддержки имеет массу преимуществ.

Кумулятивный снаряд, входящий в боекомплект этого 120-мм орудия, с начальной скоростью полета 560 м/с на дальности до 1000 м пробивает расположенную под углом 90° броневую плиту толщиной свыше 600 мм, что позволяет поражать легкобронированную технику под любым углом, а также современные танки в борт и корму. В крайнем случае, для борьбы с бронетехникой можно использовать осколочно-фугасные снаряды – попадание подобного снаряда с 5 кг ВВ доставит серьезные неприятности даже хорошо защищенным танкам (как минимум, будут повреждены прицельные устройства, гусеницы или орудие).

Также имеется возможность использовать весь ассортимент 120-мм мин, в т.ч. управляемых и зарубежных.

 

б) 30-мм пушку 2А72 (скорострельность 200-550 выстр./мин) предлагается заменить на скорострельный 2-ствольный 30-мм зенитный автомат 2А38М (темп стрельбы 1950-2500 выстр./мин) с боекомплектом 600-750 снарядов (ОФЗ, БТ, БП снаряженных в одну ленту с чередованием 4:1:1). Необходимость такой замены для повышения зенитных возможностей бронемашины вполне очевидна – при стрельбе со скорострельностью 300 выстр./мин. интервалы между выстреливаемыми снарядами составляют 0,2 секунды. За это время противотанковый вертолет, летящий перпендикулярно оси стрельбы на удалении 2 км со скоростью 300 км/ч, преодолевает примерно 17 м. Длина фюзеляжа вертолета AH-64 «Апач» равна 14,97 м, европейского ударного вертолета «Тигр» 14 м. Поэтому при таком темпе стрельбы из любой очереди, выпущенной в определенную точку пространства, мы, теоретически и без учета кучности огня, можем рассчитывать лишь на 1-2 попадание в боковой силуэт вертолета. При стрельбе в лобовую проекцию ударного вертолета шансы на попадание еще меньше. Зато при использовании в этих же условиях зенитного автомата 2А38М со средней скорострельностью 2200 выстр./мин. потенциальное количество попаданий в борт вертолета может возрасти до 3-4 раз.

 

в) эти два орудия следует закрепить в единой маске (возможны варианты их расположения: горизонтально или вертикально – для уменьшения высоты башни либо ее ослабленных фронтальных зон) и добавить пулемет 7,62 мм ПКТМ (2000 патронов).

Угол подъема этих спаренных орудий – от -6 до +80 градусов. Скорость переброски стволов электрическими приводами по азимуту и углу места не менее 60-90 град/сек. Оба орудия закрыты единым кожухом из композиционных материалов (для защиты от осколков и снижения теплового излучения разогретых стволов), управляются главным наводчиком с помощью стабилизированного комбинированного оптического прицела (который имеет тепловизор, лазерный дальномер-целеуказатель для подсветки целей, лазерный блок управления ракетами) с дальностью действия 10-15 км (рис.10).

 

У бускировочного модуля условно не показан многофункциональный бульдозерный ковш и катковый минный трал, уложенный на надгусеничные ниши, а также схематично изображено сцепное устройство.


 

2. Вспомогательное артиллерийское вооружение с дистанционным управлением – стабилизированная в 2-х плоскостях пушка калибра 23-мм (ГШ-23Л либо зенитный автомат 2А7, 2А14 от «Шилки») со спаренным пулеметом 7,62 мм ПКТМ (2000 патронов), размещенная на независимой турельной установке с круговым вращением в кормовой нише башни. Боекомплект примерно 800 БТ и ОФ снарядов в единой ленте в соотношении 1:5.

Выбор 23-мм орудия обусловлен:

относительно небольшим размером и весом пушки (всего 50-75 кг – для сравнения 12,7-мм пулемет «Корд» имеет массу 27 кг), а также боекомплекта,

высокой скорострельностью (3200 выстр/мин у ГШ-23Л или 900 выстр/мин у Корда соответственно),

большой мощностью секундного залпа (до 53 снарядов в секунду общей массой 10 кг для ГШ-23Л),

сильным психологическим воздействием на противника,

большими запасами подобных снарядов на наших складах.

 

В данном случае, это, прежде всего, противопехотное оружие мгновенной реакции, способное создать «шквал огня» на вражеских позициях при внезапном нападении. «…В Афганистане наши военные были в восторге от «Шилки». Идет колонна по дороге, и вдруг из засады – огонь. Попробуй организуй оборону, когда все машины уже пристреляны противником. Спасение одно – «Шилка». Длинная очередь – и море огня на вражеской позиции. Душманы называли нашу самоходную установку «шайтан-арба». Начало ее работы они определяли сразу и тут же начинали отходить. Тысячам советских бойцов «Шилка» спасла жизнь…» [16] Кроме того, и как противовоздушное средство 23-мм пушка предпочтительней, чем обычный танковый зенитный пулемет калибра 12,7-мм.

Скорости наводки по горизонтали и вертикали – до 100 град/сек, угол подъема/склонения орудий: +80/-25 градусов. Большой угол склонения позволяет поражать цели в «мертвой зоне» вблизи бронемашины. Управляет стрельбой наводчик вспомогательного вооружения по стабилизированному в 2-х плоскостях комбинированному прицелу, имеющему лазерный дальномер и тепловизионную ветвь (дальность обнаружения человека 2-2,5 км).

 

3. Противопехотные автоматические гранатометы АГС-30 (АГС-17) 2 шт. в кормовых дистанционно управляемых установках с боекомплектом по 300 выстрелов каждая. Эти дистанционно управляемые установки и прицелы (с лазерными дальномерами и тепловизорами, имеющими дальностью обнаружения человека 2-2,5 км) стабилизированы в 2-х плоскостях, в боевом положении выдвигаются наружу за пределы габаритов машины для расширения сектора обстрела. При подобном конструктивном решении можно получить горизонтальный сектор настильной стрельбы примерно 240-270 градусов (вперед-назад вдоль борта, назад вправо-влево), хотя башня и перекрывает часть направлений возможной стрельбы. Однако при ведении огня по навесным траекториям у нас остается возможность кругового обстрела. Желательно, чтобы при необходимости можно было снять эти автоматические гранатометы и использовать автономно (в пешем порядке) для усиления особо опасных направлений. Угол подъема гранатометов -10/+70 градусов, управляются двумя солдатами из числа спешивающихся бойцов.

Как альтернативный вариант возможно использование в этих дистанционно управляемых установках пулеметов калибра 7,62-мм вместо гранатометов.

Таким образом, наличие на БМП 4-х независимых друг от друга огневых точек обеспечивает эффективный круговой обстрел, при этом каждый из операторов-наводчиков отвечает за свой сектор в 90 градусов, что облегчает обнаружение противника и снижает время реакции при его внезапном появлении.

После спешивания десанта управление гранатометными установками передается командиру, наводчикам либо автоматически «привязывается» к целям, которые обстреливает главный (или вспомогательный) калибр бронемашины. В последнем случае бортовое вычислительное устройство определяет нужный угол подъема и разворота гранатометных установок, делаются соответствующие поправки на ветер, крен, скорость и положение машины, а автомат сопровождения следит за целью. Также наводчики могут по своему желанию выбирать любой подходящий тип боеприпаса (120-мм снаряд или мину, 30-мм или 23-мм снаряд автоматической пушки, 7,62-мм пуля или гранатометный выстрел ВОГ-30, ПГД-30) для поражения данной цели, определять длину очереди и т.п.

 

4. Пулемет ПКТ калибра 7,62-мм установленный в БЗ на люке водителя-механика применяется как курсовой пулемет и для самообороны при самостоятельном передвижении буксировочного звена.

 

5. Единственным способом обеспечить действенную защиту БМП от авиации, вертолетов, воздушных разведывательно-ударных беспилотных комплексов является включение в состав ее вооружения эффективного противовоздушного комплекса малой дальности. Это позволит кардинально повысить живучесть бронемашины, защищенность экипажа и десанта. Однако предлагаемый некоторыми специалистами в качестве подобного комплекса ПЗРК типа «Стрела», «Игла» [12, 13], как мне кажется, не достаточно эффективен. Также вызывает сомнение предложение использовать РЛС для обнаружения целей в условиях широкого применения вероятным противником продвинутых средств радиотехнической разведки и радиоэлектронной борьбы, противорадиолокационных ракет и управляемых авиабомб, с высокой точностью наводящихся по координатам выявленных радиоизлучающих объектов.

Поэтому считаю, что БМП следует оснастить универсальным ракетным комплексом с наведением по лазерному лучу, который может поражать воздушные и наземные цели. Система обнаружения воздушных целей обязательно должна быть пассивной (т.е. оптико-электронной с включением тепловизионного канала). Основу боекомплекта (стандартно: 4 зенитные и 4 противотанковые УР, возможны иные варианты) составят 3 типа ракет:

а) Гиперзвуковые (максимальная скорость 1200 м/с) легкие ЗУР типа «Сосна-Р» с наведением по лазерному лучу. Дальность поражения 8-10 км, высота 3,5-4 км. Вес ТПК 32-36 кг, масса боевой части 5 кг. Могут применяться не только по воздушным, но и по наземным легкобронированным целям, расчетам ПТРК и т.п.

За счет небольшого времени реакции и высокой средней скорости полета ракеты, которая минимум в 3-4 раза превышает скорость полета существующих зарубежных ПТУР, использование данных ЗУР дает возможность упреждающе поражать ударные вертолеты, действующие в «режиме подскока» и открывающих стрельбу с максимальных дистанций, выходить победителем в различных «дуэльных ситуациях».

Наиболее распространенные зарубежные ПТУР имеют относительно невысокие скорости полета: например, «Тоу-2А», будет преодолевать 3,75 км 20 секунд (средняя скорость 188 м/с), а «Хеллфайр» – 7-9 км примерно 25-30 секунд (средняя скорость около 300 м/с).

Поэтому даже в случае внезапной атаки перспективной БМП натовским вертолетом с помощью этих ПТУР у экипажа бронемашины остается время:

на обнаружение пуска ракеты (время реакции 4-6 секунды),

доворот башни в нужном направлении с одновременным подъемом ТПК на линию старта (180 градусов за 2-3 секунды),

запуск гиперзвуковой зенитной ракеты «Сосна-Р» (которая преодолевает 5 км за 5,5 секунд и 8 км за 11 секунд со скоростью соответственно 909 и 728 м/с) и поражение вертолета,

при необходимости (когда нет возможности скрыться) – на попытку уничтожения ПТУР огнем 30-мм и 23-мм автоматических пушек,

в случае неудачи – на постановку облака многоспектральных аэрозольно-дымовых помех для дезориентации приближающейся противотанковой ракеты (примерно 3-5 секунды),

и смену под прикрытием дыма боевой позиции.

Причем, вражеской ПТУР еще придется преодолеть рубежи комплекса активной защиты (типа «Арена», «Дрозд») и эшелонированной ДЗ, в то время как осколочно-стержневая боевая часть «Сосны-Р» массой 5 кг при попадании гарантированно разрушит винтокрылую машину.

 

 

Если же удастся реализовать многоканальность при применении данных зенитных ракет, то алгоритм действий может измениться – сразу запускаются 2 ЗУР, одна по вертолету (штурмовику), вторая по ПТУР. А увернуться с помощью противоракетного маневра от малогабаритной ракеты, летящей со скоростью 3-4 М, способной маневрировать с перегрузками до 50g и после отстрела разгонной ступени (через пару секунд после старта) не оставляющей за собой дымного следа и, следовательно, практически незаметной невооруженным взглядом, – вряд ли возможно.

б) ПТУР типа «Корнет» с наведением по лазерному лучу дальность действия 5,5 км, бронепробиваемость 1000-1200 мм. Вес ТПК 30 кг. В перспективе: рост дальности поражения до 8-10 км и бронепробиваемости более 1500 мм за счет увеличения калибра ракеты.

в) Как желательная опция: специально разработанные на основе разгонной ступени от ЗУР «Сосна-Р» и ракеты от ПЗРК «Игла-С» (в качестве маршевой ступени) 2-х ступенчатые зенитные ракеты увеличенного радиуса действия, имеющие границу поражения по дальности до 15-18 км, по высоте до 7-12 км, и вес ТПК 30-40 кг. Принцип действия этих ракет таков: после запуска с помощью лазерно-лучевого канала управления эта ракета выводится в точку включения головки самонаведения, разгонная ступень отстреливается, включается двигатель маршевой ступени и начинается ее самостоятельное наведение на цель. Подобные зенитные ракеты не позволят проводить безнаказанные «ковровые» бомбардировки войск и инфраструктурных объектов с больших высот, станут фактором сдерживания. Причем на самом деле не так уж важна их высокая результативность при обстреле активно маневрирующих воздушных целей на больших высотах и удалениях. Главное – само наличие таких ракет, потенциальная угроза, исходящая от них, заставляющая пилотируемую авиацию забираться все выше и выше, снижая тем самым возможность эффективно применять оружие по земле.

 

Оснащение перспективной БМП таким универсальным ракетным комплексом можно считать своего рода «нашим ассиметричным ответом Пентагону». Потому что даже если вероятному противнику ударами противолокационных и крылатых ракет, пусками ложных целей, управляемых авиабомб и БПЛА удастся уничтожить, вынудить бездействовать или истощить боезапас отечественных относительно немногочисленных дивизионов ЗРК «Бук», С-300 и С-400, само наличие на массовых хорошо защищенных бронемашинах, «затерявшихся» среди бескрайних просторов России, эффективного ракетно-пушечного ЗРК ближнего радиуса действия с пассивной системой обнаружения целей заставит его (т.е противника) отказаться от масштабного применения пилотируемых летательных аппаратов и, как следствие, от начала наземной войсковой операции. Подобное качество данной техники вызовет закономерный коммерческий интерес у зарубежных стран, желающих проводить независимую от Вашингтона политику, но опасающихся повторить судьбу Югославии и Ирака.

Вместе с тем надо отметить, что транспортно-пусковые контейнеры ЗУР «Сосна-Р» и ПТУР «Корнет» существенно различаются по длине и диаметру. Поэтому вносится рацпредложение: с целью унификации привести длину ТПК к единому стандарту, что упростит транспортировку и применение ракет. Вероятно, имеет смысл изменить компоновочную схему зенитных ракет – от последовательной (ступени закреплены друг за другом) перейти к паралелльной, расположив обе ступени «бок о бок». В этом случае ТПК для зенитных ракет («Сосна-Р» и дальнобойная «Сосна/Игла-РД») будет представлять собой в сечении прямоугольник размерами 15 на 30 см, что сопоставимо с контейнером для ПТУР «Корнет» диаметром чуть больше 15 см. Общая же длина контейнеров будет одинаковая – не более 120-150 см. Также это решение позволит уменьшить минимальный радиус поражения ракеты «Сосны-Р», сейчас составляющего 1,3 км, хотя, с другой стороны, может привести к некоторому снижению скоростных характеристик.

 

6. Представляется необходимым вместо ПЗРК «Игла» обеспечить мотострелковое отделение переносным универсальным ракетным комплексом (типа RBS-70, «Старстрик») с использованием всех 3-х вышеописанных типов управляемых ракет.

Данный переносной универсальный ракетный комплекс (ПУРК) должен иметь модульную компоновку и позволять при необходимости использовать его как переносной вне бронемашины. Применение элементов СУО комплекса на БМП (как дополнение к прицелу основного наводчика или в качестве командирского прицела на подъемной мачте) дает возможность одновременно обстреливать 2 цели, причем любого типа (наземные или воздушные).

При транспортировке в пешем порядке оборудование ПУРК делится на 2 части, каждая весом 15-20 кг:

тюк № 1: стабилизированный всепогодный электронно-оптический блок (с тепловизором);

тюк № 2: блок с аккумулятором, запросчиком «свой-чужой», системой управления с LCD монитором, тренога с сиденьем (рис.11).

Исходя из физических возможностей операторов ПУРК, 2 человека кроме аппаратуры управления переносят 1 или 2 ракеты, позаимствованные у своей боевой машины пехоты. Причем ракеты могут быть и противотанковые, и зенитные. Таким образом, можно будет перенести и разместить комплекс управляемого оружия там, куда по каким-либо причинам не сможет добраться гусеничная бронемашина – например, на вершине горы или на крыше многоэтажки. Также при повреждении БМП остается возможность использовать оставшиеся управляемые ракеты из ее боекомплекта.

Благодаря ПУРК боевые возможности мотострелкового отделения многократно возрастают.

 

 

Условные обозначения: 1 – устройство стабилизации поля зрения прицела (в двух плоскостях); 2 — оптико-электронный модуль (комбинированное прицельное устройство с тепловизионным, телевизионным каналами, лазерный дальномер-целеуказатель, блок лазерного наведения ракет), вес 15-20 кг; 3 – панель управления с ЖК-монитором, клавиатурой и джойстиком; 4 – складывающиеся сиденье оператора; 5 – пусковая установка (с панелью управления, аккумулятором, треногой, запросчиком «свой-чужой»), вес 15-20 кг; 6 – антенны системы опознования целей; 7 – транспортно-пусковые контейнеры ракет в боевом положении


 

При использовании данного комплекса на БМП стабилизированный электронно-оптический блок от ПУРК устанавливается в телескопическое подъемное устройство (высота подъема 4-6 м на уровнем земли), подключается к БИУС бронемашины и является для командира машины основным средством разведки, обнаружения целей и ведения огня (СОЦ/СУО), выдачи целеуказаний наводчикам ракетно-артиллерийского и гранатометного вооружения, в т.ч. и для стрельбы с закрытых позиций и укрытий.

Хотелось бы сразу ответить на возможные возражения сомневающихся в актуальности подобного ракетного комплекса, сравнив сильные и слабые стороны его концептуального предшественника RBS-70 с конкурирующими системами ПВО малой дальности.

Одним из главных достоинств комплекса RBS-70 считается сравнительно невысокая стоимость – примерно половина стоимости ПЗРК «Stinger» (который стоит около 40 тыс. $). Кстати говоря, это качество присуще и противотанковым ракетам с подобной системой управления – экспортная цена управляемых 100-мм снарядов «Аркан» составляла для ОАЭ 15000 $ [20], что раз в 5-10 меньше, чем стоимость зарубежных ПТУР 3-го поколения с тепловизионной или радиолокационной ГСН. При этом невысокая мощность, используемая комплексом для наведения, лучшая помехозащищенность, способность эффективно бороться с низколетящими целями и отсутствие излучения до пуска ракеты затрудняют эффективное обнаружение RBS-70. Командное наведение ракеты оператором повышает ее помехоустойчивость и позволяет поражать даже энергично маневрирующие цели. В сравнении с современными ПЗРК с ИК/УФ ГСН («Stinger», «Игла», «Mistral»), RBS-70 заметно выигрывает по дальности стрельбы, особенно на встречных курсах (что чрезвычайно важно при борьбе ударными вертолетами). Способность поражать цели за пределами дальности 4-5 км позволяет RBS-70 обеспечивать ПВО даже в тех случаях, когда этого не могут сделать другие ПЗРК. Немаловажно, что ракеты могут поражать цели, не обладающие тепловым излучением.

Недостатки этой системы тоже известны – большая масса (в шведском комплексе ПУ и две ЗУР в ТПК «тянут» на 120 кг), его невозможно применять с плеча, переносить или применять в полевых условиях одному человеку, что тоже не всегда приемлемо, относительно уязвим расчет, высокие требования к его подготовке. Однако нынешнее развитие оптических систем, микроэлектроники, введение в состав комплекса автомата сопровождения цели позволяют решить эти проблемы. Успешный боевой опыт применения тепловизоров в условиях плохой видимости (пыльные бури в Ираке) подтверждает возможность всепогодной эксплуатации ЗРК с оптико-электронной системой командного наведения ракет.

RBS-70 применялся в реальных боевых действиях в военном конфликте между Ираном и Ираком в 1980-88 гг. В вооруженных силах Ирана RBS-70 заполнил нишу между китайским вариантом советского ПЗРК «Стрела-2» и ЗРК средней дальности американского производства «Hawk». Появление RBS-70 на полях сражений произошло в январе-феврале 1987 г. Высокая мобильность этих зенитных систем позволила организовывать засады на наиболее вероятных маршрутах полетов иракских боевых самолетов. Считается, что именно RBS-70 сбил большую часть из потерянных Ираком 42 (по некоторым данным – 45) самолетов. Согласно сведениям фирмы «Saab Bofors Dynamic’s», суммарное количество пусков ракет на конец 2000 г. составило 1468, при этом более 90% пущенных ракет поразили цели.

Таким образом, можно ожидать, что по критерию «эффективность/стоимость» при работе по воздушным целям предлагаемый ПУРК с наведением по лазерному лучу в 2-3 раза превзойдет существующие ПЗРК с ИК/УФ ГСН.

Кстати, в свое время в ЦНИИ «Точмаш» (г.Климовск) был разработан вариант ПЗРК «Аист» с лазерной лучевой системой управления, но по каким-то причинам он не был принят на вооружение. [19]

 

Конструкция башни

 

Требование вынести вооружение и боеприпасы из обитаемого отсека, а также обеспечить защиту от «противокрышевых» боеприпасов при сохранении приемлемой (не менее 1,3-1,4 м) внутренней высоты десантного отделения обусловило форму и конструкцию башни. В данной концепции башня БМП низкопрофильная (высота башни примерно 30-50 см), необитаемая, с развитой кормовой нишей, закрывающей сверху всю площадь боевого отделения и часть ширины надгусеничных ниш. Модули противоснарядной брони, транспортно-зарядные контейнеры со 120-мм снарядами, прочий боекомплект загружаются сверху через крышки (люки) в соты-ячейки, образованные бронеперегородками. Ракеты универсального комплекса в походном положении скрыты в бронированный кормовой нише, и тем самым защищены от осколков и пуль. При ведении стрельбы их ТПК выводятся на линию огню специальным подъемным механизмом (рис. 12).

 

 

 

 

Большое внимание уделено защите 120-мм снарядов, вмещающих до 5 кг ВВ, от поражения – модули противоснарядной брони обеспечивают их защиту во фронтальной проекции (при углах безопасного маневрирования +/- 20-30 градусов), а решетчатые экраны, бронеперегородки, динамическая защита, боекомплекты малокалиберных пушек, ящики ЗИП и прочее снаряжении – от кумулятивных боеприпасов с других направлений. Сверху транспортно-зарядные контейнеры (далее ТЗК) закрываются вышибными панелями (откидными бронекрышками), поэтому в случае детонации боекомплекта транспортно-зарядный контейнер просто выбросит наружу и большая часть взрывной волны и осколков уйдет вверх, сводя к минимуму воздействие на обитаемый отсек.

На рисунке 9 показан один из вариантов поперечного сечения башни, при котором ТЗК расположены выше верхнего листа корпуса бронемашины, а их фронтальная защита обеспечивается модулями противоснарядной брони (п.7 на рис.12). Хотя такое решение позволяет увеличить объем обитаемого отсека и сохранить требуемую внутреннюю высоту (1,3–1,4 м) в местах расположения основного наводчика и командира десанта, вращающихся вместе с башней, его серьезным недостатком является увеличение массы бронезащиты для обеспечения защиты ТЗК от поражения противотанковыми боеприпасами. Поэтому, наверное, стоит изучить возможность размещения ТЗК полностью или частично ниже уровня погона башни. В этом случае придется немного пожертвовать внутренней высотой подбашенного пространства до уровня 1–1,1 м, так что в своих креслах основной наводчик и командир десанта будут располагаться с наклоном (полулежа) – главное, чтобы была обеспечена возможность перемещения внутри обитаемого отсека, внутренняя высота которого останется без изменений. Зато при таком конструктивном решении мы получим существенную экономию по массе, которую сможем использовать по своему усмотрению. Особенно важно, что лишь при расположении ТЗК в башне ниже уровня верхнего бронелиста корпуса мы сможем защитить 120-мм снаряды от поражения с других направлений (сбоку, сзади). Еще одним плюсом станет общее уменьшение высоты башни БМП.

Верхняя и нижняя крышка башни, модули ДЗ, оборудование и боекомплект, верхний бронелист корпуса БМП должны обеспечить защиту обитаемого отсека от «противокрышевых» боеприпасов. Стоит отметить, что наличие на бронемашине нескольких видов вооружений позволяет сохранить ее боеспособность даже при повреждении части из них.

При участии в боевых конфликтах малой интенсивности (контртеррористических, противопартизанских операциях) управляемое ракетное вооружение может демонтироваться, чтобы устранить вероятность его повреждения или детонации. Аналогично можно поступать и боекомплектом главного калибра – при сопровождении транспортных конвоев для отражения атак боевиков из засад достаточно будет нескольких 120-мм снарядов или мин. Если учесть, что на этой БМП еще имеются 2 малокалиберные автоматические пушки и 2 автоматических гранатомета, такое урезание боезапаса главного калибра можно считать оправданным.

В заключение хочу подчеркнуть, что 120-мм пушка рассматривается в данной статье как предельный, «максимально возможный» вариант главного калибра БМП – если не получиться обеспечить безопасность личного состава при детонации 120-мм снаряда, придется ограничиться уже используемым сейчас на БМП-3 комплексом вооружения со 100-мм орудием 2А70.

 

Защита прицелов

 

Серьезной проблемой является высокая уязвимость увеличившихся в размерах оптических элементов прицельных устройств. Опыт боевых действий в Афганистане и Чечне свидетельствует, что целенаправленной поражение прицелов бронетехники снайперским и пулеметным огнем стало обычной практикой и действенным способом борьбы с бронетехникой.

Поэтому необходимо принять соответствующие меры. Применяемые в настоящее время различные бронезаслонки, бронежалюзи, защитные решетки на приборах наблюдения значительно ухудшают обзорность, а используемые бронестекла обычно не выдерживают больше 1-2 попаданий бронебойной пулей, покрываются сеткой трещин или вообще разрушаются. Ремонт таких защитных устройств возможен только в ремонтных мастерских после окончания боя.

Для решения этой проблемы предлагаю использовать специальные кассеты (магазины), снаряженные одноразовыми пластинами-стеклопакетами из бронестекла. При попадании пули или осколка в такую пластину, закрепленную непосредственно на прицеле, происходит деструкция бронестекла, оно покрывается трещинами, теряет прозрачность, однако задерживает пулю (осколок) и спасает от разрушения дорогостоящее прицельное устройство. После этого испорченную пластину заменяет новая, выдвигаемая по команде из кассеты (магазина) по направляющим в нужное положение (рис.13).

При помощи подобного устройства обеспечивается функционирование прицелов даже в условиях массированного прицельного снайперского огня и значительно сокращается время на ремонт поврежденных оптических приборов, который, в сущности, сводится к зарядке в магазины очередной партии пластин из бронестекла (а это можно сделать даже на поле боя).

 

 

 

Принцип действия: при повреждении пластины из бронестекла открывается замок-фиксатор, благодаря пружинному устройству нижняя пластина подается наверх, выдавливает поврежденную и занимает ее место


 

Заключение

 

Создание семейства унифицированной двухзвенной бронетехники открывает заманчивые перспективы. В этой статье была предпринята попытка рассмотреть новые возможности и качества одного из основных элементов этой системы – а именно двухзвенной (сочлененной) БМП. Представленный здесь проект такой боевой машины пехоты лишь первый шаг в этом направлении.

 


Комментарии, отзывы, предложения присылайте на E-mail: otvaga2@yandex.ru


 

См. также: Комментарий С. Суворова на эту публикацию >>>

 


 

Ссылки на источники:

1. С.Федосеев «О перспективах развития боевых машин пехоты» журнал «Техника и вооружение» № 7 за 2002 г.

2. В.Кравченко «О концепции современной БМП» журнал «Техника и вооружение» № 4 за 2002 г.

3. А.Савельев «Тяжелая боевая машина для пехоты» журнал «Техника и вооружение» № 10 за 2002 г.

4. А.Степанов «К вопросу о машинах поддержки или сопровождения танков» журнал «Техника и вооружение» № 4 за 2003 г.

5. Ю.Евграфов «БМП XXI века» журнал «Техника и вооружение» № 8 за 2004 г.

6. Ю.Евграфов «Записки о ядерной пустыне и компоновке БМД-1» журнал «Техника и вооружение» №3 за 2003 г.

7. А.Бескурников «Тандем для мотопехоты» журнал «Техника молодежи» № 9 за 1994 год.

8. В.Белогруд «Грозный. Танки. Как это было» журнал «Мир оружия/Weapon’s world» № 03 (06) март 2005 г.

9. Бинг Уэст «Спрятаться негде. Вид на битву сверху» журнал «Популярная механика» № 4 за 2005 г .

10. «Проблема «снаряд – броня» Вчера, сегодня и завтра» Генеральный директор ОАО «НИИ Стали», д-р техн. наук В.А. ГРИГОРЯН, главный научный сотрудник ОАО «НИИ Стали», д-р техн.наук А.П. АНТИПОВ, начальник отдела ОАО «НИИ Стали» Е.Н.ЧИСТЯКОВ (опубликована в журнале «Боеприпасы» №1 за 2005 г.)

11. Р.Н.Уланов «Возможный путь повышения боевых качеств танка» журнал «Техника и вооружение» № 9 за 1999 г.

12. Хомич В.И., Гапоненко А.Г., Старостин М.М., Резниченко В.И. «Необходимость перемен».

13. Хомич В.И. «Имеют ли танки будущее?» Научно-военное обозрение, №3, 2003.

14. «Новые возможности знаменитой БМП-3» Полковник Александр Курочкин.

15. «Современная БМП: какой ей быть?» Сергей Суворов, полковник запаса, кандидат военных наук, редактор журнала ARMS.

16. А.Широкорад «Охотники за самолетами» журнал «Популярная механика» апрель 2007 г.

17. Лев Шугуров «Ломкие тягачи инженера Павези» журнал “Club 4×4” № 7 за 2002 г.

18. Вячеслав Мамедов «Обратная сторона… колеса» журнал “Club 4×4” № 3 за 2002 г.

19. А.Б. Широкорад «Энциклопедия отечественного ракетного оружия 1817-2007 г.»

20. С.Суворов «Королева пехоты» в аравийской пустыне» журнал «Танкомастер» № 1 за 2001 г.

21. «Новые концепции боевых машин для пехоты – выход из сложившегося тупика» www.btvt.narod.ru.

22. Сайты Internet: www.btvt.narod.ru, www.otvaga2004.narod.ru, www.armor.kiev.ua и др.

23. А.Грек «Увидеть тепленьким» журнал «Популярная механика» сентябрь 2006 г.

24. Сайт Ю.Г.Веремеева: www.web.etel.ru/~saper/index.html

25. С.Федосеев «Боевые машины пехоты. Иллюстрированный справочник».

26. М.В.Никольский, В.Е.Ильин «Колесная бронетехника. Иллюстрированный справочник».

27. Р.Д.Ангельский, И.В.Шестов «Отечественные зенитные ракетные комплексы. Иллюстрированный справочник».

28. Р.Д.Ангельский «Отечественные противотанковые комплексы. Иллюстрированный справочник».

29. А.П.Степанов «Плавающая бронетехника России. Иллюстрированный справочник».

30. О.А.Лосик, О.Н.Брилев «Имеют ли танки будущее?» журнал «Техника и вооружение» № 12 за 2005 г., № 1 за 2006 г.

31. В.Сергеев «Еще раз о концепции современной БМП» журнал «Техника и вооружение» № 1 за 2004 г.

32. А.Степанов «Сочлененные гусеничные и колесные машины высокой проходимости» журналы «Техника и вооружение» №№ 5, 8, 9, 10, 11, 12 за 2003 г., № 1 за 2004 г.

33. А.Степанов, Р.Уланов «О вооружении двухзвенных танков и тяжелых двухзвенных боевых машин пехоты» журнал «Техника и вооружение» № 3 за 2004 г.

34. А.Степанов, Р.Уланов «О двухзвенных танках и тяжелых боевых машинах пехоты» журнал «Техника и вооружение» № 9 за 2003 г.

35. А.Степанов, Р.Уланов «Тяжелые боевые машины пехоты (ТБМП)» журнал «Техника и вооружение» № 5 за 2004 г.

 

 


Поделиться в социальных сетях:
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Мой Мир


При использовании опубликованных здесь материалов с пометкой «предоставлено автором/редакцией» и «специально для "Отваги"», гиперссылка на сайт www.otvaga2004.ru обязательна!


Первый сайт «Отвага» был создан в 2002 году по адресу otvaga.narod.ru, затем через два года он был перенесен на otvaga2004.narod.ru и проработал в этом виде в течение 8 лет. Сейчас, спустя 10 лет с момента основания, сайт переехал с бесплатного хостинга на новый адрес otvaga2004.ru