ЕЩЕ РАЗ О КОНЦЕПЦИИ СОВРЕМЕННОЙ БМП

Виктор Сергеев
Журнал «Техника и вооружение» № 1 / 2004 г.

Целый ряд статей, опубликованных на страницах журнала «Техника и вооружение», посвященных неутихающим спорам вокруг перспектив развития бронетанковой техники и, в частности, боевых машин пехоты, вызывает определенную удовлетворенность тем, что многим эта тема не безразлична. Беспокоит другое, что среди авторов опубликованных материалов нет ни одного специалиста, в совершенстве знающего материальную часть, вопросы предназначения и тактики боевого использования БМП в различных видах боя. Так, например, в статьях Владимира Кравченко (см.подробнее «О концепции современной БМП») и Семена Федосеева (см.подробнее «О перспективах развития БМП») можно встретить некоторые рациональные идеи, хотя там имеется и большое количество заблуждений. Вполне понятно стремление авторов, опирающихся на факты неудачного использования бронетехники при штурме Грозного в ходе первой чеченской кампании, определить концепцию боевой машины для пехоты или поддержки танков, обладающей высокими огневой мощью и защищенностью. Но абсолютно защищенную машину создать невозможно, а опыт использования бронетехники при штурме Грозного в январе 1995 г. всего лишь лишнее подтверждение тому, что экипажи и подразделения должны быть обучены и слажены, техника должна быть готова к боевому применению, а командиры и штабы должны планировать и организовывать бой в соответствии с требованиями боевых уставов.

В связи с этим, хотелось бы несколько поправить вышеуказанных авторов и высказать свою точку зрения па проблему концепции боевой машины, для пехоты, основываясь на двадцатипятилетнем опыте эксплуатации бронированных боевых машин различного предназначения.

 

Начну с того, что не соглашусь с высказанным мнением о том, что мотострелки редко удостаиваются внимания разработчиков оружия. Надо понимать, что весь арсенал имеющегося в армии оружия и военной техники – от межконтинентальных баллистических ракет до ручной гранаты создан для того, чтобы обеспечить и облегчить выполнение задачи «царицей полей», потому что тезис о том, что пока на территорию не ступит нога пехотинца, она считается занятой врагом, никто не отменял. Да и если просто посчитать по типам количество созданных и принятых на вооружение для мотострелков боевых машин (БТР-40, БТР-152, БТР-50, БТР-60, БТР-70, БТР-80, БТР-90, БМП-1, БМП-2, БМП-3 без учета модификаций), то их получится больше, чем за это время было создано типов танков (Т-54, Т-55, Т-62,Т-64, Т-72, Т-80, Т-90, ПТ-76, Т-10).

Хотелось бы предостеречь авторов и от идеализации зарубежного опыта создания и использования БТР и БМП. При всем при том, что действительно немцы первыми использовали бронетранспортеры на поле боя, они не имеют наибольшего опыта их использования, как утверждает В.Кравченко. Их опыт ограничивается всего только временем Второй мировой войны и августом 1968 г., когда ННА ГДР в составе контингента вооруженных сил Варшавского договора входила в Чехословакию. И вообще надо бы понять многим нашим почитателям запада, что, начиная с конца 1930-х гг. и по сей день, законодательницей моды в концепции создания танков, БТР и БМП была и остается наша страна. Если что и создавалось концептуально новое в этой области, то оно было либо неудачным опытом (как, например, шведский танк Strv-103), либо умирало, не успев родиться. Никто и нигде пока не создал ничего принципиально нового после Т-64, БТР-60, БМП-1 и БМП-3. Скажу больше. В настоящее время у нас на Урале и в Омске созданы концептуально новые образцы бронетехники (в Харькове тоже), и наши западные конкуренты об этом знают. Поэтому-то не пропускает ни одной выставки в Омске и в Нижнем Тагиле господин Филипп Летт – главный идеолог создания печально известного танка М1 «Абрамс», пытаясь выудить хоть какую-то информацию о наших новых машинах. Наибольшим опытом боевого использования машин такого класса (БТР и БМП), несомненно, обладают СССР и Россия – это и ввод войск в Венгрию в 1956 г., и Чехословакия в 1968 г., и события на острове Даманский (там впервые боевое крещение получили БМП), и опыт наших советников по использованию боевых машин в арабских войнах 1967, 1973 и 1982 гг. Была еще война в Афганистане, а с 1994 г. Российская армия проводит антитеррористическую операцию в Чечне. К этому следует добавить еще участие российских миротворцев в составе миротворческих сил в бывшей Югославии, где они занимались не только гуманитарными миссиями. Согласитесь, это несколько больше, чем шестилетний опыт немцев в 1940-х гг., да еще при отсутствии такого разнообразия и насыщенности противотанковых средств, какие имеются сейчас в войсках.

Совершенно справедливо отмечают авторы предыдущих публикаций, что прежде чем определяться с концепцией БМП, необходимо определиться с понятиями. Отсюда, как я считаю, и идет вся неразбериха.

Советская военная энциклопедия разделяет понятия «БМП» и «БТР». Для авторов и читателей, не служивших на офицерских должностях и не изучавших (не имеется в виду не прочитавших, а именно не изучавших) Боевой устав, трудно уловить разницу между ними, поэтому попытаюсь немного разъяснить. «Боевая машина пехоты (БМП) – бронированная машина мотострелковых войск (мотопехоты), предназначенная для передвижения личного состава и ведения боя. БМП придает мотопехоте необходимые в современных условиях защищенность (от ОМП и обычных средств) и маневренность, усиливает огневую мощь и позволяет тесно взаимодействовать с танками. Оснащенные БМП мотострелковые подразделения могут действовать в бою совместно с танками, в едином бронированном боевом порядке, а когда потребуется – спешиваться. Действия мотострелков БМП поддерживает своим огнем. При этом на БМП возлагаются такие задачи, как уничтожение живой силы противника, поражение легкобронированных машин, борьба с низколетящими воздушными целями и при необходимости – с танками противника. Кроме того, подразделения на БМП используются для выполнения завершающих действий в бою – уничтожения остатков войск противника и овладения территорией. Сочетание действий танков и БМП значительно расширяет возможности общевойсковых формирований». [СВЭ, Т.1, Воениздат, М., 1990 г., с.427] А вот так энциклопедия трактует понятие бронетранспортер: «Бронетранспортер – боевая бронированная колесная или гусеничная машина повышенной проходимости, предназначенная для транспортировки мотострелков к полю боя, ведения ими боя из машины и огневой поддержки их в период и после спешивания. Используется также для ведения разведки, охранения, патрулирования, связи, специально оборудованные БТР – для доставки па поле боя оружия, боеприпасов и других военных грузов, эвакуации раненых». [Там же, с.506]

Так что, если внимательно рассмотреть понятия и внимательно прочесть Боевой устав Сухопутных войск, то никакого противоречия при делении боевых машин на БМП и БТР вы не найдете. Действительно, в Боевом уставе предусмотрено место в боевом порядке и для БТР тоже, но также там есть место и для автомобилей, и для других видов вооружения и транспорта. Видимо, у некоторых авторов сложилось впечатление, что боевой порядок – это боевая линия, состоящая из танков, БМП, мотострелков и расчетов всевозможных видов вооружения, по это далеко не так. На самом деле боевой порядок подразделения включает многие элементы, но я не буду загружать читателя их перечислением. Скажу только одно – Боевым уставом предусмотрено наступление совместно с танками боевых машин, имеющих стабилизатор вооружения. А к таковым у нас можно отнести БМП-2 и БМП-3. В последнее время стабилизатор вооружения получил и БТР-90, но, к сожалению, эти машины еще не поступали на вооружение нашей (да и любой другой) армии (в 2008 г. БТР-90 принят на вооружение – прим. «Отваги»). На западных образцах бронетехники ни на одном БТР стабилизатора вооружения нет, только на БМП. Таким образом, у БМП и БТР остается сходство лишь в том, что и те, и другие позволяют транспортировать пехотинцев и вести огонь через бойницы. И глубоко ошибается В.Кравченко в том, что полугусеничный немецкий Sd.Kfz.251 соответствовал определению БМП, как раз он и подходит под приведенное выше определение БТР.

Создавая первую в мире БМП, наши конструкторы и военные, вырабатывая тактико-технические требования для этой машины, исходили, прежде всего, из того, что им придется действовать в условиях применения тактического ядерного оружия. В те далекие годы война не мыслилась без использования этого «чуда-оружия» как у нас, так и в стане вероятного противника, обладающего таким оружием. А в таких условиях передвигаться и добивать противника можно было только под защитой брони боевой машины и ее системы коллективной защиты. В данном случае БТРам отводилась в мотострелковых формированиях второстепенная роль.

Шло время, и от применения ядерного оружия для решения оперативно-тактических задач стали отказываться. На замену ему в арсеналы начали поступать обычные средства поражения, но с не меньшей эффективностью действия. На многочисленных учениях реально отрабатывали ведение наступления в едином бронированном боевом порядке (без спешивания мотострелков из БМП) «под зонтом». Это когда артиллерия ведет огневое сопровождение атаки с применением шрапнельных боеприпасов с готовыми убойными элементами. Эффект был потрясающий: из расставленных на мишенном поле и в окопах манекенов, имитирующих личный состав противника, после атаки вынимали не менее семи убойных элементов артиллерийских боеприпасов.

А если, как утверждают некоторые авторы, «царице полей», идя в атаку, придется встретить на своем пути многочисленные зарытые в землю огневые средства, то это не сработала или не была должным образом организована разведка, не организована огневая подготовка атаки, неправильно было принято командиром решение на бой. Цена таких ошибок, как правило, жизни людей. Искусство командира как раз и состоит в том, чтобы всеми имеющимися у него средствами создать превосходство над противником на том или другом участке и обеспечить там успех. А наступать на противника, заранее зная о том, что он имеет многократное превосходство в противотанковых и других огневых средствах, не что иное, как самоубийство. В 1991 г. во время операции «Буря в пустыне» американцы 38 суток утюжили иракские позиции авиацией, «Томагавками», корабельной и полевой артиллерией, чтобы достичь абсолютного превосходства в силах и средствах в свою пользу, и только после этого перешли в наступление.

Возвращаясь к концепции перспективной БМП, хотелось бы заметить, что эволюция средств вооруженной борьбы, тактики ведения боя и организационно-штатных структур формирований постоянно вносит свои коррективы к Tpeбoвaниям, предъявляемым к современной бронетанковой технике. Так постепенно стерлись грани между средними и тяжелыми танками, на смену которым появились основные (основные боевые по западной терминологии) танки. Подобно им, стали стираться грани между БМП и БТР. Бронетранспортеры последних разработок стали оснащаться мощными комплексами вооружения с системами стабилизации оружия в двух плоскостях, что практически уравняло их огневые возможности с БМП. С другой стороны, на большинстве БМП иностранного производства отсутствует возможность ведения огня из оружия десанта, что превращает машину этого класса в бронированное транспортное средство для пехоты со средствами ее огневой поддержки, но никак не в боевую машину пехоты, в нашем понимании этого слова. Сразу замечу по поводу слухов о приподнимающихся крышках люков на шведской БМП CV-9030, якобы позволяющих, вести огонь из оружия десанта. Нет там такого, специально осмотрел эту машину на выставке Eurosatory-2002 в Париже. Есть на CV-9030 только командирская башенка с люком и призменными приборами наблюдения по периметру для командира десанта.

И еще одно растиражированное мнение некоторых наших авторов о том, что израильская пехота в качестве БМП использует танки«Меркава». Да, там действительно есть в кормовой части отсек с люком, предназначенный для размещения дополнительного боекомплекта, куда при острой необходимости, если в этот момент дополнительный боекомплект отсутствует, можно посадить четырех членов экипажа, например, поврежденного танка для эвакуации их с поля боя. При наличии на людях пехотной экипировки в этот отсек поместятся не более двух человек. Это я могу утверждать вполне определенно, т.к. имел удовольствие своими глазами осмотреть такой отсек в танке «Меркава» Mk.3 на той же выставке в Париже.

Насыщенность пехотных подразделений легкими противотанковыми средствами типа реактивных противотанковых гранат и ручных противотанковых гранатометов, имеющих высокую эффективность в борьбе с легкобронированными машинами, какими в настоящее время и являются БМП и БТР (да и не только с ними), вынудила конструкторов пойти по пути создания тяжелых боевых машин для пехоты. Появились созданные на шасси средних танков БТРы: «Ахзарит» (Израиль); «Тимсах» (Иордания, а не Сирия, как утверждал В.Кравченко) и БТР-Т (Россия). Но и эти машины не решают проблему эффективного использования оружия десанта и имеют одноканальный по цели комплекс вооружения, следовательно, не могут успешно решать задачи по уничтожению танкоопасной живой силы противника, т.е. основную задачу рассматриваемого типа боевых машин.

Для того, чтобы определиться с концепцией боевой машины для пехоты (а так как мы отметили, что происходит стирание граней между БМП и БТР, то в дальнейшем будем пользоваться термином БМП), необходимо определить проблему: в чем состоит несоответствие возможностей существующих БМП задачам, которые на них возлагаются? При этом сразу оговорюсь, что задачи, которые будут решать рассматриваемые машины, будут теми же, что даны в определениях БМП и БТР выше. Проанализировав историю развития бронированных машин рассматриваемого класса и их боевого использования, особенно в военных конфликтах последнего времени, можно с уверенностью констатировать некоторые несоответствия возможностей БМП решаемым ими задачам. Одним из таких является то, что современные БМП не позволяют эффективно использовать оружие десанта для подавления танкоопасной силы противника. Комплексы вооружения всех существующих БМП (не надо включать сюда БМПТ – это боевая машина поддержки танков, а не машина пехоты) являются одноканальными по цели. Ограниченные возможности использования оружия десанта БМП-1 или БМП-2 и некоторых БМП иностранного производства обусловлены недостаточной обзорностью и вероятностью обнаружения целей через бойницы. Идея создания БМП без бронированной крыши отметается сразу как несостоятельная. Необходимость оснащения бронетранспортеров крышей убедительно доказал опыт боевого использования этих машин еще во время венгерских событий в 1956 г. Более того, открытая боевая машина не позволяет создать комфортные условия экипажу и десанту в условиях низких или высоких температур, а также обеспечить их защиту при использовании на зараженной местности. Тем не менее, крыша должна быть оборудована закрывающимися люками для обеспечения ведения огня из ПЗРК по воздушным целям, когда это необходимо. Другим вариантом использования на подобных машинах ПЗРК может быть размещение зенитных комплексов на телеуправляемых выдвижных пусковых установках, по типу тех, что установлены на белорусской БРМ-2Т «Сталкер».

Несколько выше возможности применения личного оружия мотострелков при ведении огня через бойницы БМП-3, так как там используются для прицеливания специальные смотровые приборы ТНП3ВЭ01. Данный прибор выполнен с использованием волоконной оптики, и прицеливание осуществляется путем наведения на цель светящегося перекрестия в поле зрения призменного прибора с широким углом обзора. На дальностях до 150 м с использованием ТНП3ВЭ01 можно вполне успешно решать задачи, а крепление оружия стрелков в замках шаровых опор обеспечивает им осуществление прицеливания из него одной рукой.

В продолжение данной темы еще раз позволю себе не согласиться с В.Кравченко и С.Федосеевым в том, что недостаточно меткая стрельба из бойниц боевых машин не имеет смысла. Смысл есть. В данном случае действия десанта БМП можно сравнить с действиями войск ПВО. Подразделением ПВО задача считается выполненной в случае, когда ни одна бомба (ракета или какой-либо другой авиационный боеприпас) не поразила прикрываемый этим подразделением объект, даже если при этом не сбито ни одного самолета. И наоборот, пусть будут сбиты все самолеты противника, участвующие в налете, но при этом прикрываемый объект поражен авиационным боеприпасом – подразделение ПВО свою задачу не выполнило. Так и в случае огня десантников из бойниц БМП: если ни один гранатометчик противника не поразил ни одного танка (БМП, БТР), то стрелки свою задачу выполнили.

Для увеличения целевых каналов и повышения эффективности БМП в борьбе с танкоопасной живой силой на перспективных машинах могут быть установлены бортовые и одна кормовая дистанционно управляемые установки автоматических гранатометов с комбинированными многоканальными (в том числе и с тепловизионным каналом) прицельными системами. При этом должна иметься возможность управления такими установками и с места командира машины после покидания ее десантом. Эти установки могут быть выполнены в виде небольших бортовых казематов, чтобы исключить помехи ведению кругового обстрела из основного оружия комплекса вооружения машины.

О командире БМП следует сказать несколько слов особо. Споры о его месте не прекращаются, наверное, еще с момента принятия БМП-1 на вооружение Советской Армии. Моя точка зрения (и не только моя) состоит в том, что командир машины должен быть обязательно. Кто будет исполнять эти обязанности, командир ли отделения или его заместитель, не столь важно. В настоящее же время при спешивании отделения его командир (он же и командир БМП) тоже спешивается, тем самым снижая возможности машины по обнаружению целей в два раза. В БМП-2 в этом случае еще и исключается возможность вести огонь по воздушным или высокорасположенным (например, в горах или в зданиях) целям из основного оружия.

Основное оружие комплекса вооружения перспективной БМП в ближайшем будущем может быть подобным тому, что установлено на БМП-3 – в составе 30-мм автоматической пушки, орудия-пусковой установки с системой автоматического заряжания (в том числе и для УР) и спаренного с ними пулемета. Утверждение, что 100-мм орудие 2А70 БМП-3 имеет меньшие возможности по поражению легкобронированных целей, чем 30-мм автоматическая пушка, глубоко ошибочно. Так, например, малокалиберные автоматические пушки эффективны при стрельбе по легкобронированным целям на дальностях до 2000 м, при этом для гарантированного поражения такой цели необходимо получить от трех до пяти попаданий. При стрельбе из орудия 2А70 по тем же целям достаточно одного попадания осколочно-фугасного снаряда для их гарантированного поражения. При этом не имеет значения, на какую дальность ведется стрельба – на 100 или на 4000 м: мощный заряд ВВ (1,65 кг) достаточно эффективно «разворачивает» легкобронированные корпуса БМП и бронетранспортеров. Сам лично стрелял с ходу при совершении флангового движения по реальным целям типа БТР на дальностях от 3500 до 4200 м, результаты – впечатляющие, есть и видеозапись этой стрельбы, произведенная через тепловизионный прицел. Большие углы возвышения подобного комплекса вооружения обеспечивают решение огневых задач по уничтожению высокорасположенных целей, а также стрельбу с закрытых огневых позиций для обеспечения поддержки первого эшелона батальона боевыми машинами второго эшелона (резерва) этих подразделений, при условии подвоза дополнительного боекомплекта для орудий 2А70.

Использование в боекомплекте описанного комплекса вооружения выстрелов ЗУБК10М-3 с управляемой ракетой 9М117М обеспечивает в ближайшем будущем поражение всех современных и перспективных танков, а 30-мм выстрелов ЗУБР8 – легкобронированных целей.

Вполне вероятно в ближайшей перспективе включение в состав комплексов вооружения БМП более мощных автоматических пушек, например, калибром 57 мм, а также и ПТРК нового поколения. В настоящее время в нашей стране в КБ «Буревестник» проводятся проработки боевого отделения для легких боевых машин с 57-мм автоматической пушкой и автоматизированной системой управления огнем (СУО). При стрельбе бронебойно-трассирующим снарядом на дальности 1250 м пушка обеспечивает пробитие 100-мм брони, другими словами, пробивает борт любого современного танка и любую проекцию всех существующих БМП легкого класса. Ведутся работы и над созданием бронебойно-подкалиберного снаряда для такой пушки. Естественно, что бронепробиваемость этого снаряда будет значительно выше. Максимальная наклонная дальность стрельбы по воздушным целям составляет более 6 км. при этом для гарантированного поражения любой из них достаточно одного прямого попадания осколочно-фугасного снаряда. Современная СУО созданного в КБ «Буревестник» комплекса вооружения вполне обеспечивает такое попадание по вертолетам.

Одной из не решенных до сих пор проблем комплексов вооружения боевых машин является проблема опознавания принадлежности целей «свой–чужой». Ярким подтверждением этому служит опыт боевого применения бронетехники во время боевых действий в Ираке в 1991 и 2003 гг., когда, по официальным данным, до 90% потерь бронетехники американцев было понесено от огня собственных танков и БМП. Данная проблема решаема при дооборудовании лазерных дальномеров СУО и самих боевых машин специальными устройствами. При этом в момент измерения дальности до цели в поле зрения прицела должна высвечиваться информация о принадлежности цели и блокироваться электроспуск в случае, если цель окажется своей. В то же время должна быть предусмотрена возможность отключения блокировки электроспусков на случай захвата бронеобъектов противником. Кодирование обратного сигнала о принадлежности целей должно изменяться на различное установленное время.

Компоновку легких БМП (массой 20-25 т) предпочтительнее выполнять с передним расположением силовой установки и силовой передачи. Это обеспечит удобство спешивания десанта и дополнительную защиту экипажа во фронтальной проекции. При этом кормовая дверь для выхода десанта должна быть во всю ширину корпуса и иметь дополнительные откидывающиеся вверх и вниз щитки и возможность открытия как в одну, так и в другую сторону, чтобы обеспечить прикрытие высаживающихся пехотинцев от флангового огня противника. Такие ситуации часто возникают при атаках противником движущихся колонн.

Для подобного класса машин выгоднее использовать многоосную колесную ходовую часть с независимой подвеской. В сочетании с клиновидной формой днища и подвесными сиденьями она обеспечивает большую безопасность для находящихся внутри членов экипажа и десанта при подрывах на противотранспортных минах.

При этом такого типа ходовая часть сохраняет подвижность машины даже при выходе из строя двух колес подряд с одного борта. Это позволяет быстро вывести подорвавшуюся на мине машину из зоны обстрела противника.

Имеет право на существование и компоновка колесной БМП с задним расположением силовой установки, подобная той, что реализована в БТР-90. Боковые выходы для десанта позволяют производить безопасное спешивание личного состава в сторону, прикрытую от неприятельского огня корпусом машины, при нападении противника из засад при передвижении колонн.

Бронированный корпус и башня (если таковая имеется) легких перспективных БМП должны обеспечивать защиту экипажа и жизненно важных систем и агрегатов машины во фронтальных проекциях от бронебойных (бронебойно-подкалиберных) снарядов 30-40-мм автоматических пушек на дальностях от 1000 м, а в бортовых и в кормовой проекции – от пуль крупнокалиберных пулеметов и снайперских винтовок во всем диапазоне дальностей их использования.

Дополнительное оснащение БМП динамической защитой, в том числе и последних разработок с применением новых материалов, позволяет повысить живучесть этой машины на поле боя в условиях воздействия на нее ручных противотанковых гранатометов без снижения водоходных качеств машины. Еще больше увеличиваются шансы БМП выжить в боевых условиях при оснащении ее системой активной защиты (САЗ) типа «Штора» или «Арена». Однако в этом случае необходимо тщательно организовать взаимодействие мотострелков и экипажа машины при действии первых в спешенных порядках, чтобы исключить их поражения осколками боевых элементов САЗ.

В последние годы наметилась тенденция создания высокозащищенных тяжелых (массой до 55-60 т) машин для пехоты на шасси основных танков. В то же время, как уже отмечалось выше, эти машины не позволяют использовать личное оружие находящегося в них десанта и имеют одноканальные по цели комплексы вооружения. Тем не менее, это направление БМП имеет право на существование и, вполне вероятно, будет развиваться и дальше.

Более вероятно, что компоновка таких машин будет выполняться с задним расположением силовой установки, что обеспечит уравновешивание машины при мощном бронировании фронтальных проекций. Десант будет располагаться в средней части машины за боевым отделением. Для него должен быть оборудован специальный выход, наподобие того, как это сделано на израильском тяжелом БТР«Ахзарит».

Ввиду сложности обеспечения ведения огня из личного оружия десанта в тяжелых БМП (из-за мощного бронирования бортов и навешивания на них динамической защиты и экранов), она также должна быть оборудована телеуправляемыми установками автоматических гранатометов (пулеметов) по бортам и в кормовой части, подобно тем, что были описаны выше. В противном случае эта тяжелая машина превратится в обычный бронетранспортер с более или менее мощным одноканальным комплексом вооружения, который не сможет решить основные задачи БМП – уничтожение танкоопасной живой силы, остатков войск противника и овладение его территорией.

В качестве основного оружия комплекса вооружения перспективной тяжелой БМП может быть использован модуль вооружения или БМП-3, или БМПТ. Кстати, хотелось бы сказать несколько слов и об этой машине.

БМПТ не являлась инициативной разработкой «Уралвагонзавода», как это утверждают отдельные авторы. Не нужно, уважаемые господа «писатели», вводить в заблуждение читателей, коль вы не знаете историю создания этой машины. Тактико-технические требования (ТТТ) к БМПТ разрабатывались военными из Бронетанковой академии и Военной академии им. М.В. Фрунзе, а также Научно-технического комитета ГБТУ еще в начале 1990-х гг., т.е. задолго до начала войны в Чечне. И все имеющиеся или принимаемые на вооружение в нашей стране образцы техники рождались именно так: сначала военные разрабатывали ТТТ (или уточняли, в случае появления каких-то инициативных проектов), затем по утвержденным ТТТ конструкторские бюро разрабатывали проекты, после утверждения военными этих проектов создавались опытные образцы. Затем они проходят всесторонние испытания в соответствии с программой, которую тоже военные утверждают и участвуют в них, и только после испытаний принимается решение о рекомендации образца к принятию на вооружение.

И еще хотелось бы поправить С.Федосеева относительно «довольно габаритной» (по его словам) БМПТ – габариты этой машины (высота по крыше башни, в частности) даже меньше, чем у отечественных основных танков и уж намного меньше, чем у основных боевых танков и БМП НАТО. Так что насчет быстрого поражения БМПТ противником на поле боя надо бы подумать более взвешенно, к тому же защищенность этой машины несколько выше, чем у основных танков. Некоторые авторы никак не поймут, что эта машина не вписывается в рамки рассматриваемых в данной статье машин, т.к. БМПТ не является боевой машиной пехоты или бронетранспортером. Она не может транспортировать пехоту и ее главная задача – поддержка танков в бою и уничтожение танкоопасной живой силы противника.

Но вернемся к тяжелым БМП. Ввиду необходимости мощной броневой защиты и наличия необходимого внутреннего объема для транспортировки пехоты, масса такой БМП может быть несколько больше, чем у основного танка. В этом случае возникает проблема преодоления водных преград такими машинами. Эта проблема может решаться двумя способами, которые, кстати, в нашей стране неплохо отработаны. Один из них – преодоление водных преград по дну с использованием оборудования для подводного вождения танка (ОПВТ). Другой – опробованный в начале 1960-х гг. способ преодоления водных преград с использованием навешиваемых на танки специальных плавсредств. С такими плавсредствами на учениях советские Т-55 преодолевали многокилометровые расстояния даже на морских пространствах, сохраняя при этом возможность ведения огня из основного оружия. При выходе бронеобъекта на берег плавсредства автоматически сбрасываются и не требуют времени для их демонтажа.

Вполне вероятно и даже перспективно направление создания двухзвенных сочлененных боевых машин. Такая схема компоновки позволяет достичь высокой защищенности при ограниченных высоте и ширине машины, проходимости, сохранения подвижности при потере даже трех гусеничных лент из четырех, и даже плавучести при относительно больших массах. Некоторые страны (Сингапур, Турция, Швеция, Великобритания, Франция, Италия, Испания, Германия) уже приняли на вооружение легкие двухзвенные бронетранспортеры сингапурского и шведского производства. Но пока это только бронетранспортеры, а не боевые машины.

В нашей стране подобного типа машины были выпущены небольшой серией, но на этом все дальнейшие их разработки практически прекратились из-за отсутствия финансирования. Хотя при наличии такового на базе двухзвенных гусеничных транспортеров семейства «Вездесущий» можно создать вполне адаптированные к современным боевым условиям боевые машины, в том числе и для пехоты.

Вполне естественным представляется и то, что описанные концептуальные БМП не станут машинами сами по себе. Они составят часть семейства бронированных машин (легкая колесная и легкая гусеничная базы, тяжелая гусеничная база) различного назначения. В нашей стране на ближайшую перспективу такими базами могут послужить шасси БТР-90, БМП-3 и Т-90 (вполне вероятно, и Т-80 тоже). В некоторой степени такие семейства уже созданы, например, на шасси БМП-3 имеются собственно БМП, БРМ, самоходные ПТРК («Хризантема» и «Корнет-С»), ЗПРК («Панцирь-С»), БРЭМ и т.д. Такой подход обеспечивает большую унификацию бронетехники и тем самым облегчает обучение личного состава и снабжение запасными частями. Впрочем, не исключено и появление новых колесной или гусеничной баз.

Имеется еще одна точка зрения на концепцию развития рассматриваемого класса машин – это создание семейства узко специализированных боевых машин:

 непосредственно БТР («боевое такси»);

 боевая машина с автоматическим пушечным вооружением;

 боевая машина с управляемым ракетным вооружением.

Каждая из этих машин может быть оптимизирована для ее основного предназначения, и, в особенности, ее схема защиты, которая может быть построена применительно к определенному характеру и уровню опасности, с которыми она может столкнуться во время боя.

Бронетранспортер в данном случае будет предназначен исключительно для транспортировки пехоты под мощной броневой защитой во фронтальной проекции. Его не предполагается использовать для борьбы с БТР или БМП, и, соответственно, вооружение будет ограничено крупнокалиберным пулеметом и (или) автоматическими гранатометами с дистанционным управлением. Защита машины должна обеспечить стойкость от гранат ручных противотанковых гранатометов в секторе 180 град, во фронтальной проекции и адекватную защиту крыши против самонаводящихся боевых элементов, а днище боевого отделения должно обеспечить достаточную противоминную стойкость.

Боевая машина с автоматическим пушечным вооружением предназначена для обеспечения огневой поддержки. Она во взаимодействии с БТРами, как предполагается, будет уничтожать определенные для нее цели, а также применяться для сопровождения танков. Для решения своих задач эта машина должна иметь низкий силуэт, экипаж из трех человек и автоматическую пушку среднего калибра (35-60 мм). Броневая защита такой машины должна гарантировать стойкость против ПТУР и снарядов танковых пушек во фронтальной проекции.

Боевая машина с ракетным вооружением может использоваться различными способами с несколькими типами ракет, имеющихся в настоящее время, которые могут оснащаться боевыми частями не только кумулятивного типа для поражения бронированных целей, но также и осколочно-фугасными или термобарическими. Соответственно, машина с ракетным вооружением не будет ограничена только задачами борьбы с танками, но также может быть использована для обеспечения огневой поддержки, например, для уничтожения полевых укреплений или зданий и других целей.

Существующая возможность использования на таких машинах выдвижных мачтовых пусковых установок ракет с приборами управления позволит такой машине использовать ее оружие из-за фортификационных укрытий, и, таким образом, находиться вне зон поражения. Скорее всего, схема броневой защиты должна обеспечивать защиту против гранатометов типа РПГ-7, также как и минометных мин, и адекватную противоминную стойкость.

Это точка зрения некоторых западных аналитиков и, видимо, там она может иметь право на существование. В условиях же ограниченности финансирования создание многообразия машин, каждая из которых предназначена для решения какого-то узкого круга задач – дорогое удовольствие, на мой взгляд. Более того, эта концепция так и не решает задачи ведения пехотой боя из-за брони. Ей придется спешиваться и подставляться под пули точно так же, как это происходит сейчас.

В заключение хотелось бы отметить, что какими бы совершенными не были боевые машины, управлять ими должны хорошо обученные люди, возглавляемые грамотными командирами-профессионалами своего дела. Армия должна быть профессиональной, но это вовсе не определяет способ ее комплектования по контракту или по призыву. Мне приходилось встречать немало профессионалов среди солдат срочной службы, которые запросто могли бы дать фору американским контрактникам, и бестолковых контрактников из числа так называемых зарубежных «профессионалов». А даже самая совершенная техника в руках необученного человека превращается в груду металла. И, как мне кажется, главное – не в способе комплектования вооруженных сил, и даже не в размерах денежного довольствия (хотя и это немаловажно). Гораздо важнее сделать так, чтобы военнослужащие стремились в совершенстве овладевать своей профессией. Сейчас в нашей армии проблема: солдаты не хотят учиться, а офицеры не хотят (а некоторые и не могут) учить. Когда офицеры и солдаты поймут, что и кого они защищают, когда им будет кого и что защищать, тогда они и станут стремиться освоить свою профессию самым серьезным образом. А подставлять свои головы под пули и защищать интересы группки олигархов, сколотивших свои состояния на разграблении страны и развале армии, даже за большие деньги мало кто согласится.


Поделиться в социальных сетях:
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Мой Мир


При использовании опубликованных здесь материалов с пометкой «предоставлено автором/редакцией» и «специально для "Отваги"», гиперссылка на сайт www.otvaga2004.ru обязательна!


Первый сайт «Отвага» был создан в 2002 году по адресу otvaga.narod.ru, затем через два года он был перенесен на otvaga2004.narod.ru и проработал в этом виде в течение 8 лет. Сейчас, спустя 10 лет с момента основания, сайт переехал с бесплатного хостинга на новый адрес otvaga2004.ru