ОТЕЧЕСТВЕННЫЕ БРОНИРОВАННЫЕ МАШИНЫ 1945–1965 гг. (VI)

Управляемое оружие
М.В. Павлов, кандидат технических наук, старший научный сотрудник. И.В. Павлов, ведущий конструктор
журнал «Техника и вооружение: вчера, сегодня, завтра...» № 11 / 2008 г.
Материал предоставлен авторами и публикуется с разрешения редакции журнала

<<< См. предыдущую часть

 

Управляемое оружие

 

Середина 1950-х гг. явилась поворотным пунктом в развитии танкового вооружения. В это время актуальным стал вопрос о средствах борьбы с танками противника на больших дальностях. Пушечное вооружение танков не обеспечивало необходимой точности стрельбы по целям, расположенным на дальностях более 2800 м. А в танковом бою из противников тот обладал преимуществом, кто имел возможность ведения эффективного огня на большую дальность. Это преимущество могло быть достигнуто применением на танках управляемого оружия либо в качестве дополнительного, либо в качестве основного. Поэтому были развернуты НИОКР по созданию телеуправляемых ПТУР с ручным и полуавтоматическим наведением в цель.

До начала 1960-х гг. наша страна не имела опыта в создании, производстве и эксплуатации противотанковых ракетных комплексов (ПТРК) и поэтому уступала в этой области некоторым зарубежным странам. Первые НИОКР по созданию противотанковых управляемых реактивных снарядов (ПТУРС), по современной терминологии – управляемых ракет (ПТУР) начались в СССР в 1956 г., когда были созданы телеуправляемые по радио опытные снаряды ОСА-164 и ОСА-135, а в 1957 г. разработан проект снаряда ОСА-2.

В связи с развитием ракетного оружия в авиации и на флоте, второй этап развития вооружения отечественных танков (1956-1966) помимо совершенствования пушечно-пулеметного комплекса танкового вооружения был тесно связан с развитием управляемого и неуправляемого ракетного оружия. ОКР по применению управляемого оружия на танках были широко развернуты в конструкторских бюро ЛКЗ, ЧКЗ и Уралвагонзавода в соответствии с постановлением Совета Министров СССР №505-253 от 8 мая 1957 г.

В 1959 г. НИИ-3 ГАУ были проведены обширные исследования по разработке инженерной методики баллистического проектирования ПТУР с учетом решаемых тактических задач. Рассматривались вопросы, связанные с выбором аэродинамической схемы и способа управления ракетой, а также требования к траектории ее полета.

Первым ПТРК, принятым на вооружение Советской Армии в 1960 г., стал противотанковый ракетный комплекс 2К16 «Шмель», который из-за значительных размеров устанавливался на специальной бронированной боевой машине 2П27, созданной на базе БРДМ. Управляемая ракета 3М6 ПТРК 2К16 «Шмель» была разработана специальным конструкторским бюро машиностроения (главный конструктор Б.И. Шавырин) в Коломне. Наведение на цель управляемой ракеты, имевшей кумулятивную боевую часть и массу 24 кг, осуществлялось по проводам. На дальностях стрельбы от 500 до 2000 м ПТРК «Шмель» обеспечивал бронепробиваемость 300 мм. Скорость полета ракеты составляла 100 м/с.

В это же время в ОКБ-16 под руководством А.Э Нудельмана разрабатывалась управляемая ракета ПТРК «Глаз». Для размещения комплекса на самоходном шасси в КБ Горьковского автозавода под руководством заместителя главного конструктора В.А. Дедкова на базе опытной бронированной разведывательно-дозорной машины ГАЗ-41 (БРДМ-2) была создана боевая машина 9П19. После проведения заводских испытаний опытного образца в конце 1961 г. дальнейшие работы по машине 9П19 с ПТРК «Глаз» прекратились в связи с развертыванием в 1962-1963 гг. работ по созданию ПТРК«Фаланга-М» на базе БРДМ-2 (9П124).

Боевая машина 2П27 с ПТРК «Шмель» стала родоначальником целого семейства противотанковых ракетных комплексов, созданных впоследствии на базе легкобронированных колесных и гусеничных машин и принятых на вооружение Советской Армии.

Разработкой управляемых ракет для ПТРК, предназначавшихся к установке на танки, в первом послевоенном периоде занимались следующие конструкторские бюро:

– ЦНИИ-58 в Подлипках – главный конструктор В.Г. Грабин (до июля 1959 г.);

– ЦКБ-14 (КБ приборостроения) в Туле – главные конструкторы: И.Ф. Дмитриев (до 1958 г.), В.В. Науменко (до 1962 г.), затем А.Г. Шипунов;

– ОКБ-16 (КБ «Точмаш») в Москве – главный конструктор А.Э. Нудельман;

– СКБ-4 (КБ машиностроения (КБМ) в Коломне – главные конструкторы: Б.И. Шавырин (до 1965 г.), затем С.П. Непобедимый;

– НИИ-1 ГКОТ в Москве – начальники: С.Я. Бодров (до 1961 г.), затем А.Д. Надирадзе;

– НИИ-48 в Новосибирске – начальники: В.П. Привалов (до 1963 г.), затем Н.Н. Афонский;

– ГС ОКБ-43 в Москве – главные конструкторы: И.И. Торопов (до 1961 г.), затем А.Л. Ляпин;

– ЦКБ-589 в Москве – главные конструкторы: С.Я. Буяновер (до 1960 г.), затем В.А. Хрусталев.

В 1956 г. в ЦНИИ-58 был создан проект первой управляемой ракеты ЭЧ-155 ПТРК «Дельфин», специально разрабатывавшегося для танка с управляемым ракетным оружием «Объект 431», проектирование которого велось в КБ харьковского завода №75 под руководством А.А. Морозова. Системой управления ракетой занималось ЦКБ-589.

Проект управляемой ракеты ЭЧ-155 был представлен в двух вариантах с различными аэродинамическими схемами: один – по бесхвостной схеме («летающее крыло»), другой – по нормальной (самолетной) схеме. Управление ракетой в полете осуществлялось с помощью полуавтоматической системы наведения по радиоканалу.

Ввиду отказа КБ завода №75 от продолжения работ по танку «Объект 431»и в связи передачей ЦНИИ-58 в состав ОКБ-1, занимавшегося баллистическими ракетами, дальнейшие работы по ПТРК «Дельфин» были прекращены. Однако разработка управляемой ракеты ЭЧ-155 позволила приобрести отечественным конструкторам необходимый опыт в создании танковых управляемых ракет.

 

В СКБ-4 в 1957-1962 гг. создавалось несколько управляемых ракет для противотанковых комплексов, которые предполагалось использовать в качестве дополнительного и основного оружия танков. Первой в 1957-1961 гг. была разработана управляемая ракета 9М14 ПТРК 9К11 «Малютка», который 16 сентября 1963 г. приняли на вооружение Советской Армии.

Управляемая ракета ЭММ была выполнена по аэродинамической схеме «бесхвостка» и состояла из пристыковывавшейся перед пуском боевой кумулятивной части 9Н110 и крыльевого отсека. Она не имела бортового источника питания и оснащалась только одной рулевой машинкой и простейшим гироскопом с механической раскруткой. Передача команд на борт ракеты осуществлялась по микрокабелю с тремя медными эмалированными жилами диаметром 0,12 мм в тканевой оплетке.

Кумулятивная боевая часть ракеты имела медную воронку и пьезоэлектрический взрыватель. В крыльевом отсеке располагались маршевый двигатель, рулевая машинка и гироскоп. В кольцевом пространстве вокруг маршевого двигателя размещалась камера сгорания стартового двигателя с многошашечным зарядом, а за ней -катушка проводной линии связи. На наружной поверхности корпуса ракеты устанавливался трассер. Управление ракетой в полете осуществлялось за счет изменения вектора тяги маршевого двигателя. Для компенсации эксцентриситета тяги маршевого двигателя было предусмотрено вращение ракеты вокруг своей оси со скоростью около 8,5 об/с. Вращение обеспечивалось на первых ракетах установкой сопл стартового двигателя под углом к оси ракеты, а позже – в полете за счет угла разворота крыльев и вращающего момента, возникавшего при смотке кабеля с катушки.

Крылья ракеты ЭММ в транспортном положении складывались навстречу друг другу, так что в поперечном сечении габарит не превышал 185×185 мм при размахе крыльев в полете 390 мм.

В 1961 -1963 гг. были изготовлены опытные танки, оснащенные ПТРК 9К14 «Малютка» в качестве дополнительного управляемого оружия:

– заводом транспортного машиностроения (№174) в Омске – танки Т-54А, Т-54Б и Т-55А (объекты 614А, 614Б и 614В соответственно);

– Уралвагонзаводом в Нижнем Тагиле – танки Т-55 и Т-62;

– Ленинградским Кировским заводом – танк Т-10М («Объект 272М»);

– Волгоградским тракторным заводом – танк ПТ-76Б.

Управляемые ракеты ЭММ устанавливались на трех направляющих пусковой установки, которая крепилась на оси в кормовой части башни танка. Каждая ракета удерживалась на своей направляющей двумя пружинными стопорами, которые она отжимала после пуска при сходе с люльки. Для защиты от поражения пулями и осколками пусковая установка оснащалась броневой защитой, состоящей из откидной крышки и короба с чехлом. Сварная конструкция броневой защиты, изготавливавшаяся из броневого листа толщиной 8 мм, приваривалась к башне танка. В походном положении рама с направляющими стопорилась с помощью электромагнита. В боевое положение пусковая установка с ПТУР поднималась с помощью электромеханизма, а открытие и закрытие броневой крышки осуществлялось специальным рычажным механизмом.

В октябре-декабре 1964 г. опытные танки Т-54, Т-55, Т-62, Т-10М и ПТ-76Б, вооруженные ПТРК 9К14 «Малютка», проходили испытания на НИИБТ полигоне. Из-за ненадежной работы пусковой установки, спроектированной конструкторским бюро ВгТЗ, танк ПТ-76Б был снят с испытаний. Документацию на остальные танки с дополнительным управляемым оружием утвердили для серийного производства. В последующем, в 1966-1967 гг., на Уралвагонзаводе была выпущена партия танков Т-62 в количестве 30 машин, оснащенных модернизированной пусковой установкой ПТРК 9К14 «Малютка» с управляемой ракетой 9М14, максимально унифицированной с пусковыми установками опытных танков Т-54, Т-55 и Т-10М.

На серийных танках Т-54, Т-55 и Т-10М пусковые установки с ПТРК 9К14 «Малютка» в качестве дополнительного управляемого оружия не использовались.

Применение на танках управляемой ракеты с ручной системой наведения по проводам, позволявшей с места вести огонь по бронеобъектам противника на дальностях до 3000 м, увеличило дальность их действительного огня. Эту систему наведения впоследствии успешно использовали для оснащения боевой машины пехоты БМП-1 («Объект 765»).

Однако направление по применению указанных выше управляемых ракет на танках в качестве дополнительного оружия не получило своего развития по нескольким причинам. Во-первых, относительно низкая скорость полета ПТУР увеличивала время поражения цели и снижала боевую скорострельность. Следовательно, в бою на реальных дальностях стрельбы вероятность попадания управляемой ракетой была бы меньше, чем снарядом танковой пушки, так как на оператора, вынужденного наводить ПТУР во время всего ее полета до цели, влияли условия боевой обстановки (близкие разрывы снарядов, помехи для наблюдения за целью из-за дыма и т.д.). Во-вторых, невозможно было поражать управляемыми ракетами близко расположенные цели из-за недостатка времени, необходимого для их выведения на линию прицеливания. В-третьих, открыто расположенная пусковая установка сравнительно легко могла быть выведена из строя под воздействием огня противника, а размещение управляемых ракет внутри танка приводило к неприемлемо малому количеству выстрелов к танковой пушке, так как ПТУР в то время были весьма громоздкими. В-четвертых, управление ракетой по проводам не позволяло вести огонь сходу.

Дальнейшее направление работ в этой области было связано с созданием танков (истребителей танков), у которых управляемое оружие являлось основным. Интерес к применению управляемого оружия в танках был обусловлен отсутствием необходимости иметь вращающуюся башню с громоздкой артиллерийской системой. Благодаря этому создавались условия для реализации новых компоновочных решений, при которых могло быть достигнуто качественное повышение огневой мощи, защищенности и подвижности танка. Унитарность выстрела с управляемой ракетой и отсутствие экстрактируемых частей давало возможность полнее и проще механизировать процесс заряжания, что способствовало повышению скорострельности. Пусковые установки имели меньшие размеры и массу по сравнению со ствольными артиллерийскими системами, а отсутствие отката позволяло увеличить свободный объем боевого отделения. Появлялась возможность использования выстрелов со значительно большим фугасным действием.

Поэтому в 1962 г. в СКБ-4 была разработана управляемая ракета ПТРК «Рубин», предназначавшегося для установки в танк «Объект 906Б» с управляемым ракетным оружием, к проектированию которого приступило конструкторское бюро ВгТЗ. Управляемая ракета ПТРК «Рубин» с кумулятивной боевой частью имела полуавтоматическую систему наведения по ИК-лучу. Этот комплекс также предполагалось установить на танке «Объект 775», к созданию которого в 1964 г. приступили в конструкторском бюро ЧТЗ. Опытные образцы танка «Объект 775» были изготовлены в 1966 г.

В ЦКБ-14 в 1957-1961 гг. создали несколько управляемых ракет для противотанковых комплексов, которые были установлены на танках и прошли испытания. Один из этих комплексов был принят на вооружение Советской Армии.

Первой стала управляемая ракета 3М7 ПТРК 2К4 «Дракон», созданная в 1957 г. для опытного истребителя танков «Объект 150», который разрабатывался в КБ завода №183 в Нижнем Тагиле под руководством Л.Н. Карцева на базе опытного среднего танка «Объект 140».

Управляемая ракета 3М7 была выполнена по аэродинамической схеме «Утка» и имела полуавтоматическую систему наведения с передачей команд по радиоканалу (на семи частотах при наличии двух кодов) и обратную оптическую связь от светового пятна трассера. Система управления автоматически снимала текущие координаты следа трассера ракеты относительно линии оптического визирования прицела оператора, которая во все время полета была направлена на цель. Центр перекрестия оптического прицела был заранее съюстирован с центрами видиконов блока ввода в луч и блока наведения. После того, как ракета попадала в поле зрения телевизионной трубки блока ввода в луч (через 1,5 с после пуска), она по радиокомандам начинала приближаться к линии оптического визирования и на расстоянии около 300 м от танка-носителя попадала в поле зрения видикона блока наведения. При этом срабатывал автомат блока захвата, и управление полетом ракеты автоматически переходило на блок наведения до конца полета.

Процесс формирования радиокоманд осуществлялся в счетно-решающем устройстве, в которое кроме напряжения, пропорционального угловому отклонению ракеты от линии визирования, подавалось напряжение, пропорциональное начальной дальности до цели. Это напряжение использовалось для выработки траектории ракеты в вертикальной плоскости, исключавшей удар ракеты о местные препятствия, через которые просматривалась цель. Траектория полета ракеты поднималась над линией визирования на 2-3 м с переходом на конечном участке на трехточечную траекторию. Для корректировки дальности в счетно-решающем устройстве учитывались скорость и направление движения танка-носителя. Датчик крена выдавал в счетно-решающее устройство поправку на крен танка в момент пуска ракеты.

Ракета имела кумулятивную боевую часть с головодонным пьезоэлектрическим взрывателем мгновенного действия. Стрельба ПТУР велась как с места, так и с хода днем на дальностях от 300 до 3300 м, ночью – от 400 м до 600 м. В качестве запасного варианта управления ракетой при стрельбе днем (и основного – при стрельбе ночью) было предусмотрено ручное радиоуправление при визуальном наблюдении оператором цели и ракеты. Возможность управления ракетой по радиолучу на любой комбинации из семи частот и двух кодов, позволяла вести одновременную стрельбу из нескольких истребителей танков по близлежащим целям на всех дистанциях. Вероятность поражения цели типа «Танк» первым – вторым выстрелом, полученная на контрольных испытаниях при стрельбе, с учетом надежности и бронепробиваемости равнялась 89,7%.

После длительных доработок комплекса 2К4 «Дракон» к концу 1965 г. на базе серийного среднего танка Т-62 и опытного среднего танка «Объект 167» на Уралвагонзаводе были созданы опытные образцы танков «Объект 150» с управляемым оружием. Впоследствии танк «Объект 150», выполненный на базе танка Т-62, в 1968 г. был принят на вооружение Советской Армии под маркой «истребитель танков ИТ-1».

В 1959 г. в ЦКБ-14 была разработана управляемая ракета ПТРК «Лотос», который предусматривался к установке сразу в нескольких танках с управляемым ракетным оружием. Над созданием проектов этих танков трудились в конструкторских бюро ЛКЗ («Объект 286», «Объект 287» и «Объект 288»), ЧТЗ («Объект 772») и ВгТЗ («Объект 920»).

Управляемая ракета ПТРК «Лотос» была выполнена по аэродинамической схеме «поворотное крыло» с крестообразным оперением. Масса кумулятивной боевой части составляла 6 кг. Управление ракетой осуществлялось с помощью полуавтоматической системы наведения с передачей команд по ИК-лучу. Эта система была более помехозащищенной, чем система с радиоуправлением. Она представляла собой оптическую систему телеориентирования ракеты в специально сформированном модулированном инфракрасном луче, который формировался в специальном излучателе (ЛЧП-40А). Излучатель был выполнен в виде прожектора, включавшего осветительную систему с ксеноновой лампой сверхвысокого давления, являвшейся источником света, и проекционную систему с растрами. Растры обеспечивали частотную модуляцию и формирование луча.

Для поддержания постоянства коэффициентов усиления по контуру в излучателе имелось программное устройство. Фотоприемники ракеты представляли собой телескопические оптические системы с кремниевым фотокатодом в выходном зрачке. Модулированный световой сигнал излучателя, принимавшийся фотоприемниками, усиливался и демодулировался частотно-избирательной бортовой аппаратурой. Выпрямленные сигналы на выходе аппаратуры были пропорциональны линейным отклонениям ракеты от оси луча в вертикальной и горизонтальной плоскостях.

Для подавления влияния флюктаций прозрачности атмосферы на точность выделения координат ракеты относительно луча в ее бортовой аппаратуре имелась схема автоматической регулировки коэффициентов усиления. Для обеспечения необходимого качества управления и запасов устойчивости контура управления ракетой сигнал управления проходил через корректирующий фильтр.

Перемещение крыльев в плоскостях курса и тангажа обеспечивалось двумя пневматическими рулевыми машинками. Ракета не была стабилизирована по курсу и имела свободный поворот. Для преобразования команд управления использовался гироскопический преобразователь координат. Фотоприемники управляющих сигналов ИК-луча устанавливались на стабилизаторах ракеты. Регистрация параметров бортовой аппаратуры ракеты в полете осуществлялась с помощью бортовой телеметрической станции БР-6БМ и наземной станции РТС-6.

Для танка «Объект 920» предусматривалось использование управляемой ракеты «Лотос-М» с осколочно-кумулятивной боевой частью.

Одновременно с разработкой управляемой ракеты 9М14 ПТРК 9К11 «Малютка» в ЦКБ-14 1959-1961 гг. была создана управляемая ракета 9М12 ПТРК «Овод» с управлением по проводной линии связи.

Управляемая ракета 9М12 была выполнена по аэродинамической схеме «несущее-управляющее крыло» с плюсоообразным расположением четырех трапециевидных крыльев, аналогично ракете 3М6 ПТРК «Шмель» и имела такой же состав аппаратуры управления. Основное внимание было уделено уменьшению размеров и массы аппаратуры и ракеты за счет использования полупроводников, пластмасс и малогабаритных узлов бортовой аппаратуры. В частности, в качестве бортового источника питания была применена малогабаритная батарея с твердым электролитом, который разогревался при пуске ракеты специальным пиронагревателем, а в системе стабилизации по крену – малогабаритный трехстепенный гироскоп с ротором, разгонявшимся при старте ракеты пороховыми газами.

В качестве визирного устройства для наведения ракеты в цель использовался прицел ТШ2А-22 с автоматическим переключением кратности увеличения, разработанный на заводе в Новосибирске. ПТРК «Овод» прошел испытания на опытных средних танках Т-54 и Т-55 в качестве дополнительного управляемого оружия. Дальнейшие работы по комплексу были прекращены в связи с принятием на вооружение ПТРК9К11 «Малютка».

В 1958 г. в ОКБ-16 началась разработка управляемой ракеты 3М11 ПТРК «Фаланга», который предназначался для установки в качестве основного управляемого оружия в опытный танк «Объект 287», создававшийся в конструкторском бюро ЛКЗ. Одновременно ВНИИ-100 занимался установкой ПТРК «Фаланга» на плавающем танке ПТ-76.

Управляемая ракета 3М11 была выполнена по аэродинамической схеме «бесхвостка» и представляла собой цилиндрическую трубу, которая заканчивалась с обеих сторон полусферами. Управление ракетой по курсу и тангажу осуществлялось по командной радиолинии. Прием сигналов команд управления на ракете осуществлялся с помощью блока бортовой радиоаппаратуры, который располагался в хвостовой части ракеты. В качестве органов управления по всем каналам были приняты расположенные у задней кромки крыльев элевоны. Для питания пневматических рулевых машинок на борту ракеты был установлен воздушный аккумулятор давления – баллон со сжатым воздухом. Сжатый воздух поступал на турбогенератор, обеспечивавший электропитание бортовой аппаратуры.

Двигательная установка ракеты 3М11 была выполнена по схеме с двумя косонаправленными соплами и включала стартовый и маршевый двигатели. В процессе доработки управляемой ракеты ее максимальная скорость была увеличена со 150 до 250 м/с.

Первый опытный образец танка «Объект 287» с ПТРК «Фаланга» изготовили в 1964 г. На последующих опытных образцах машины был установлен более совершенный ПТРК «Тайфун».

В 1959 г. в ОКБ-16 разрабатывалась управляемая ракета ПТРК «Омар». Этот ПТРК планировался к установке в качестве основного управляемого оружия на опытном легком танке «Объект 170», который создавался на базе танка «Объект 907». Управляемая ракета ПТРК «Омар» имела полуавтоматическую систему управления по радиоканалу, аналогичную системе управления ракетой ПТРК «Дракон». Был изготовлен макет танка, после чего работы по ПТРК «Омар» прекратились.

В 1961 г. ОКБ-16 представило управляемую ракету 9М15 ПТРК «Тайфун», которым предполагалось заменить разработанный ранее ПТРК «Фаланга» с управляемой ракетой 9М11.

Управляемая ракета 9М15 наводилась на цель вручную по радиокомандам с помощью аппаратуры управления по светящемуся пятну трассера. Для увеличения вероятности попадания ракеты в цель был введен автопилот и программный механизм, обеспечивавший автоматическую передачу команды по курсу в зависимости от относительной угловой скорости танка к цели. Радиосигнал, переданный на ракету, принимался ее бортовой аппаратурой, дешифровывался и преобразовывался в электрический командный импульс, управлявший с помощью струйных реле рулями ракеты. Осколочно-кумулятивная боевая часть ракеты имела бронепробиваемость 500 мм, а ее осколочное действие было равноценно действию 100-мм осколочно-фугасного снаряда.

В 1963 г. для замены ПТРК «Тайфун» на разрабатываемом танке «Объект 287» был создан ПТРК «Астра» с ракетой, имевшей полуавтоматическую систему наведения с ручной корректировкой на конечном участке траектории. В отличие от предыдущих ракет, разработанных ОКБ-16, пуск управляемой ракеты ПТРК «Астра» осуществлялся через ствол орудия.

В НИИ-1 ГКОТ в 1957 г. велись работы по проекту управляемой ракеты ПТРК «Кобра», который предназначался для проектируемого в конструкторском бюро ЧТЗ тяжелого танка «Объект 757» с управляемым ракетным оружием.

Управляемая ракета ПТРК «Кобра»* наводилась на цель с помощью полуавтоматической системы управления по И К-лучу. Пуск ракеты производился через ствол – гладкоствольную трубу, запираемую со стороны казенника клином, поэтому ракета имела стабилизаторы, складывавшиеся в габарит калибра и не имела несущих поверхностей. Рабочим органом на ракете, исполнявшим команды управления, являлся специальный ракетный двигатель. За счет составляющей тяги этого двигателя осуществлялась также дискретная компенсация силы тяжести ракеты. Ракета на траектории проворачивалась с некоторой угловой скоростью, равной 10 об./с. Это вращение было синхронизировано с работой сопл управляющего двигателя.

 


* – Не пугать с комплексом управляемого вооружения 9К112 «Кобра» с управляемой ракетой 9М112, устанавливавшимся на ракетно-пушечных танках Т-64Б и Т-80Б во втором послевоенном периоде.


 

Изготовленный в 1959 г. ходовой макет танка «Объект 757» прошел заводские и полигонные испытания. Дальнейшая работа по комплексу «Кобра» была прекращена в связи с завершением работ по опытному танку «Объект 757» в пользу создания нового танка «Объект 772» с двумя вариантами управляемого ракетного оружия – ПТРК «Лотос» и ПТРК «Тайфун».

В 1958 г. в ГС ОКБ-43 была разработана управляемая ракета КЛ-8 ПТРК «Спрут», предназначавшегося для установки в тяжелый танк с управляемым ракетным оружием, проектированием которого на базе опытного танка «Объект 279» занимался ВНИИ-100.

Управляемая ракета КЛ-8 ПТРК «Спрут», выполненная по нормальной (самолетной) схеме, имела головку самонаведения и оперение, складывавшееся в габарит 235×200 мм. Система управления – комбинированная (автономное управление на участке сближения с целью и самонаведение на участке атаки), позволявшая осуществлять управление ракетой в двух вариантах в зависимости от дальности стрельбы и рельефа местности. Оба варианта предусматривали стрельбу в упрежденную точку с использованием головки самонаведения на конечном участке траектории.

Первый вариант предусматривал стрельбу на небольшие дальности до 3000 м при угле старта ракеты +10° от горизонта. Автономное управление в этом случае заключалось в стабилизации ракеты по курсу и высоте. Стабилизация ракеты по высоте выполнялась по программе в зависимости от дальности до цели. На начальном участке управляемого полета траектория была приподнята над землей на 8-10 м, на конечном участке высота траектории снижалась до 0,5 м.

Второй вариант подразумевал стрельбу на большие дальности (до 5000 м). В этом случае ракета двигалась по навесной траектории, которая не требовала необходимости стабилизации ПТУР по высоте и обеспечивала лучшие условия селекции цели.

Недостатком данного комплекса являлась необходимость остановки танка на 5-8 с для пуска управляемой ракеты.

В 1960 г. во ВНИИ-100 был подготовлен проект установки ПТРК «Спрут» на танке «Объект 757». Однако в 1961 г. работы по комплексу «Спрут» были свернуты в связи с прекращением работ по опытным тяжелым танкам.

В НИИ-48 в 1957-1959 гг. для опытного танка «Объект 282» Л КЗ создавалась управляемая ракета ПТРК «Саламандра». Наведение ракеты на цель осуществлялось с помощью полуавтоматической системы управления с передачей команд по радиоканалу. Система слежения за целью – оптическая и радиолокационная. Однако разработка управляемой ракеты ПТРК «Саламандра» так и не была доведена до опытного образца.

Таким образом, в первый послевоенный период в отечественных противотанковых комплексах, кроме систем управления с проводной линией связи, были разработаны, изготовлены и прошли испытания системы управления с передачей команд по радиоканалу, с наведением по инфракрасному лучу, с автономным управлением с головкой самонаведения и самонаведением с захватом цели на направляющей. Основные характеристики противотанковых управляемых ракет рассматриваемого периода приведены в таблице 18.

 

Таблица 18

Характеристики отечественных танковых ПТУР первого поколения

 

Однако далеко не все управляемые ракеты на дальностях стрельбы до 1200 м могли обеспечить превосходство танка с управляемым оружием над танком, вооруженным современной ствольной артиллерийской системой. Для этого скорость полета управляемой ракеты на траектории должна была превышать 550 м/с.

Основными недостатками танкового управляемого оружия, созданного в первом послевоенном периоде, являлись его сложность и большая стоимость, низкая надежность системы наведения ракеты, наличие перед танком большого расстояния, с которого начиналось управление ракетой, занятость канала управления на все полетное время ракеты. Кроме того, большие масса и размеры аппаратуры наведения ограничивали возимый боекомплект (от 15 до 24 ракет). Управление ракетой осуществлялось путем подачи радиокоманд или посредством наведения по лучу. В обоих случаях для обеспечения надежного управления требовалось использование антенны, обладавшей острой направленностью. Кроме того, системе управления по радио были свойственны и другие недостатки: возможность взаимных помех при пуске ракет большим числом танков, находившихся в непосредственной близости друг от друга; возможность эффективных контрмер со стороны противника, дополнительная затрата времени на настройку приемной аппаратуры ракет на одну и ту же выделенную волну перед загрузкой их в танк. Тем не менее, во втором послевоенном периоде на вооружение Советской Армии был принят танк с управляемым ракетным оружием – «истребитель танков ИТ-1» с наиболее отработанным ПТРК «Дракон». Однако в последующем это направление по использованию в танках управляемого оружия в качестве основного не получило дальнейшего развития по вышеперечисленным причинам и из-за недостатков, выявленных в ходе испытаний опытных танков с управляемым оружием и эксплуатации танка ИТ-1, а также в связи с переходом к проектированию комплексов управляемого вооружения для основных ракетно-пушечных танков второго послевоенного поколения. В то же время проведенные работы способствовали накоплению опыта по применению управляемого оружия на перспективных танках. При этом учитывалась специфика театров военных действий при использовании танков с ракетным оружием.

Решение по организации НИОКР с целью создания комплексов управляемого вооружения для ракетно-пушечных танков, как нового направления в развитии танкового вооружения, прозвучало в предложениях ГКОТ от 30 августа 1960 г. В этих предложениях предусматривалась возможность использования на опытном танке «Объект 432» управляемых по проводам ПТУР, выстреливаемых из 115-мм гладкоствольной танковой пушки Д-68.

Разработка таких ПТУР (управляемых артиллерийских снарядов) началась в СКБ-4 под руководством Б. И. Шавырина уже в 1961 г. с организацией ОКР по управляемой ракете ПТРК «Рубин». Первый год работы по данному направлению показал невыполнимость поставленной задачи в связи с разрывом проводов из-за высокой скорости полета управляемого снаряда (около 250 м/с). Кроме того, управляемый снаряд имел большие для боевого отделения танка «Объект 432» размеры, и разместить его в механизме заряжания танка было невозможно. На совещании, состоявшемся в августе 1962 г. в Техническом управлении ГКОТ с участием представителей НИИ, промышленности и ГРАУ было принято решение о продолжении работ по варианту с радиокомандным управлением ракеты ПТРК «Рубин». Причем разработку управляемой ракеты предполагалось вести в калибре 122 мм, с учетом возможности ее пуска через ствол нарезной пушки Д-83 танка «Объект 432» и предполагаемого к разработке на ЧТЗ танка с управляемым ракетным оружием «Объект 775». Гладкоствольные 115-и 125-мм пушки для этого направления были сочтены малоперспективными. Однако начальник Главного управления Министерства транспортного машиностроения по танкостроению НА. Кучеренко направил в ГКОТ письмо с предложением разработки управляемой ракеты ПТРК «Рубин» под калибр 125 мм.

Первым танком с таким видом оружия должен был стать «Объект 434». В ТТТ на эту машину, составленных в начале 1963 г., среди остальных значилось размещение в боекомплекте к пушке 4-6 управляемых ракет (снарядов).

В середине октября 1964 г. состоялось совещание с участием представителей ГКОТ, ГРАУ, ГБТУ и разработчиков нового танка и его вооружения – КБ харьковского завода им. Малышева, ОКБ-16, НИИ-61, ВНИИ-100 и ряда других организаций, на котором были рассмотрены технические предложения по созданию комплекса дополнительного вооружения танка «Объект 434» с пуском управляемого снаряда (ракеты) из ствола 125-мм гладкоствольной пушки Д-81. При этом основными для танка оставались выстрелы с бронебойно-подкалиберными, кумулятивными и осколочно-фугасными снарядами. Управляемый снаряд использовался как дополнительный для усиления огневой мощи танка и применялся для борьбы с танками противника на дальностях до 3,5-4,0 км. Управляемый снаряд выполнялся с раздельным заряжанием и в размерах осколочно-фугасного выстрела. Наличие управляемого снаряда не должно было вызвать существенных изменений в конструкции пушки, механизма заряжания и в компоновке боевого отделения танка.

На совещании было рассмотрено несколько вариантов создания управляемого снаряда на основе управляемых ракет ПТРК «Рубин», ПТРК«Малютка» и вновь разрабатываемого по шифру «Гвоздь». От использования управляемой ракеты ПТРК «Рубин» отказались сразу по причине необходимости использования нарезного ствола и больших размеров как самого выстрела, так и аппаратуры управления. Управляемая ракета ПТРК «Малютка» также была отклонена из-за малой скорости полета, ограничивавшейся проводной линией связи и ручной системой наведения. Окончательное решение было принято в пользу предложения ОКБ-16 во главе с А.Э. Нудельманом о разработке нового комплекса с управляемым снарядом «Гвоздь». В данном случае речь шла именно об управляемом снаряде, а не о ракете, поскольку его создатели обещали неплохие характеристики : полуавтоматическую систему радиокомандного управления, дальность стрельбы до 4 км, вероятность попадания – 0,8-0,9 при стрельбе с коротких остановок, бронепробиваемость – 200-250 мм стальной брони, расположенной под углом 60° от вертикали. Поскольку управляемый снаряд «Гвоздь» выстреливался из пушки подобно обычному кумулятивному снаряду, то время полета на максимальную дальность составляло всего 6-7 с. В качестве дальнейшей перспективы предусматривалось обеспечение стрельбы управляемым снарядом сходу.

Работы по управляемому снаряду «Гвоздь» продолжились во втором послевоенном периоде, но уже с изменением в 1966 г. темы с шифра «Гвоздь» на шифр «Кобра». После длительной доработки комплекс танкового управляемого вооружения в 1976 г. был принят на вооружение танка Т-64Б («Объект 447А»).

 

Неуправляемые реактивные снаряды

 

Как одно из направлений совершенствования танкового вооружения в конце 1950-х гг. рассматривалась возможность применения неуправляемых реактивных снарядов (НУРС) в качестве основного или дополнительного оружия танка. Проведенные исследования конструктивных схем пусковых установок, НУРС и механизмов заряжания показали, что применение НУРС на танках позволяло вести огонь залпом с высоким темпом стрельбы, увеличить в 1,5-2 раза боекомплект по сравнению с боекомплектом пушки, уменьшить размеры и боевую массу машины. Одним из основных преимуществ НУРС являлось их мощное фугасное действие, достигавшееся за счет использования специальных ВВ, применение которых в обычных артиллерийских снарядах было невозможно из-за больших ускорений последних при выстреле.

Научно-исследовательские работы, проведенные НИИБТ Полигоном в 1950-1952 гг., показали, что осколочно-фугасные снаряды больших калибров способны нанести танку существенные конструктивные разрушения и вывести из строя экипаж без пробития брони. Так, попадания 100-мм и 122-мм осколочно-фугасных снарядов в лобовые детали корпуса и башни вызывали разрушения отдельных механизмов и приборов установки основного оружия и деталей корпуса, что влекло за собой частичную или полную потерю боеспособности танка. С увеличением калибра осколочно-фугасного снаряда возрастало и его поражающее действие. Использование осколочно-фугасных снарядов калибра 122-152 мм обеспечивало выход из строя всего экипажа даже без пробития брони.

В конце 1950-х гг. с целью исследования возможности оснащения танков основным и дополнительным ракетным оружием прошли испытания стрельбой НУРС М14-ОФ. Этот неуправляемый реактивный снаряд калибром 140 мм и массой 39,6 кг имел осколочно-фугасную боевую часть (19 кг) и дальность стрельбы до 10000 м. Маршевая скорость реактивного снаряда составляла 400 м/с. В ходе проведения испытаний НУРС М14-ОФ показал низкую кучность стрельбы.

Поэтому в НИИ-1 ГКОТ в 1957-1958 гг. для тяжелого, среднего и легкого танков были разработаны, соответственно, опытные турбореактивные* НУРС калибра 152 и 132 мм, у которых кучность боя была выше, чем у других неуправляемых реактивных снарядов. Испытания снарядов ТРС-132 и ТРС-152 проводились при стрельбе из ствола длиной 2000 мм. Основные характеристики разработанных НУРС представлены в таблице 19.

 


* – Первым реактивным снарядам, у которых еще не было оперения для стабилизации, устойчивость в полете придавалась за счет их вращения вокруг продольной оси. Для этого часть пороховых газов выпускалась через специально просверленные боковые отверстия в корпусе маршевого двигателя. Эти вращающиеся снаряды получили название турбореактивных.


 

Таблица 19

Характеристики отечественных турбореактивных снарядов

 

Помимо НИИ-1 в работе по исследованию возможности использования НУРС для вооружения танков принимали участие специалисты из ВНИИ-100, ГКОКБ-43 ГКОТ, ЛВМИ, ЛИАП и ГНИАП Министерства обороны.

В основу конструкции этих НУРС была положена идея пуска активно-реактивного снаряда из полностью закрытой с казны гладкоствольной направляющей. Этот способ позволял значительно повысить скорость схода снаряда с направляющей до 170 м/с и тем самым улучшить кучность боя. Малые ускорения реактивных снарядов давали возможность (при сравнимой массе и размерах) создать снаряды значительно более мощные по фугасному действию, чем обычные артиллерийские снаряды.

Большой объем НИОКР по установке НУРС в танках ПТ-76, Т-54, Т-10 и «Объект 279» был проведен во ВНИИ-100. В процессе выполнения конструктивных проработок оценивались возможные варианты размещения ТРС-132, ТРС-152 и ТРС-240, пусковых установок для этих снарядов, механизмов заряжания и других узлов с учетом изменения массы машин. Была спроектирована, изготовлена и прошла испытания стрельбой в полевых условиях автоматическая пусковая установка под ТРС-132 с осколочно-фугасной боевой частью.

Сравнительные характеристики серийных танков среднего Т-54 и легкого ПТ-76 со штатным оружием и в случае размещения на них пусковой установки с НУРС приведены в таблице 20.

Использование НУРС при размещении пусковой установки и боекомплекта внутри танка во многом определялось массой и размерами пусковой установки и снаряда, способом перезаряжания установки, величиной боекомплекта и удобством обслуживания.

 

Таблица 20

Сравнительные характеристики танков Т-54 и ПТ-76 со штатным оружием и с пусковыми установками НУРС

 

Существенным недостатком НУРС, препятствующим их внедрению в танках, являлась низкая по сравнению с обычными артиллерийскими снарядами кучность стрельбы. Это объяснялось тем, что кроме причин, вызывавших рассеивание обычных снарядов, для НУРС было характерно действие газодинамического эксцентриситета реактивной силы, разброс начальных возмущений при его сходе с направляющей и времени работы маршевого двигателя.

Другим способом обеспечения устойчивости вращающихся снарядов при сходе с пусковой установки являлся пуск снаряда с ведущим пояском по нарезной направляющей. Этот способ был реализован в НИИ-61 при разработке 85-мм вращающегося НУРС для легкого танка «Объект 906». Снаряд длиной 491 мм имел осколочно-фугасную боевую часть и предназначался для поражения живой силы противника на дальностях до 1000 м. Он был спатронирован в гильзе, в которой помещался дополнительный метательный пороховой заряд. В головной части снаряда размещалось 500 г ВВ, в задней – пороховой реактивный заряд. Сопла в количестве 12 шт. были расположены по окружности в задней части снаряда и наклонены к оси снаряда под небольшим углом. Пуск НУРС осуществлялся через нарезной ствол. Снаряд стабилизировался в полете вращением, которое создавалось нарезным стволом и тангенциальной составляющей реактивной силы. Кучность боя НУРС приближалась к кучности стрельбы обычными артиллерийскими снарядами.

Возможность применения НУРС исследовалась на опытных танках «Объект 282» и «Объект 775». Унитарный выстрел со 125-мм танковым неуправляемым реактивным снарядом «Бур», разработанный вначале 1960-х гг. в НИИ-147 (А. Н. Ганичев) для танка с управляемым ракетным оружием «Объект 775», имел осколочно-фугасную боевую часть. НУРС предназначался для уничтожения живой силы противника на дальностях до 2000 м. Этот снаряд длиной 750 мм оснащался реактивным пороховым двигателем и для стабилизации в полете вращался.

Для легкого плавающего танка «Объект 170», помимо установки управляемого ракетного оружия ПТРК«Омар», был разработан НУРС «Коралл» калибром 102 мм с осколочно-фугасной и кумулятивной боевой частью. Масса НУРС с осколочно-фугасной боевой частью составляла 19 кг, с кумулятивной – 16 кг.

Кроме того, во ВНИИ-100 в периоде 1956 г. по 1958 г. спроектировали и изготовили четыре экспериментальные установки для стрельбы оперенными вращающимися неуправляемыми реактивными снарядами калибра 82, 132 и 140 мм, которые были смонтированы на тяжелой самоходно-артиллерийской установке ИСУ-152 («Объект 241») вместо основного оружия.

По результатам НИОКР и проведенных испытаний опытных образцов был сделан вывод о нецелесообразности применения существовавших в то время НУРС на танке в качестве основного или дополнительного оружия, и дальнейшие работы были направлены на совершенствование управляемого оружия.

 

Огнеметное оружие

 

В первом послевоенном периоде в Советском Союзе были продолжены НИОКР по дальнейшему совершенствованию автоматических пороховых огнеметов, устанавливавшихся на средних и тяжелых танках в годы Великой Отечественной войны. Для расширения возможностей боевого использования огнеметного оружия на средних танках огнеметы стали монтироваться в башнях в спаренной установке вместе с пушкой.

Работы по установке порохового огнемета АТО-42 в башне танка Т-34-85, а затем и Т-54 были выполнены в КБ завода №112 «Красное Сормово» в 1946-1947 гг. Изготовленные опытные образцы танков прошли заводские и полигонные испытания. В соответствии с постановлением Совета Министров СССР №2548-1050сс от 10 июля 1948 г. дальнейшие работы по созданию огнеметных танков были переданы на завод №75 в Харьков, где, согласно этому документу, организовывалось специальное конструкторское бюро СКБ-1, а в НИИ-6 в Москве – специальная огневая лабортатория по созданию огневых смесей. Начальником СКБ-1 был назначен М.С. Озерский.

В этот период в СКБ-1 были созданы и серийно выпускались средние огнеметные танки ТО-54 и ТО-55, на которых в качестве дополнительного оружия применялись автоматические пороховые огнеметы АТО-1 и АТО-200 соответственно. По сравнению с танковыми огнеметами периода Великой Отечественной войны эти огнеметы обладали более высокими характеристиками. Несмотря на то, что в конце 1946 г. в НТК ГБТУ ВС ставился вопрос о разработке и изготовлении опытного образца огнеметного танка ИС-4 с прицепкой, тяжелые огнеметные танки в рассматриваемый период не выпускались.

Большой объем выполняемых НИОКР по огнеметному оружию для танков в первый послевоенный период был направлен на повышение надежности работы, увеличение дальности и эффективности огнеметания танковых огнеметов. Необходимость проведения таких работ подтверждалась не только опытом Второй мировой войны, но и опытом Корейской компании, венгерских событий, а также войны в ОАР, которые показали, что огнеметное оружие в ряде случаев все еще оставалось эффективным средством борьбы с живой силой, укреплениями и техникой противника.

В 1959-1962 гг. работы по увеличению дальности и эффективности огнеметания совместно с СКБ-1 завода им. Малышева проводились во ВНИИ-100, ВНИИ-6, НИИХИММАШ и других организациях. Наибольшая дальность огнеметания из танковых огнеметов, достигнутая к этому времени как у нас в стране, так и за рубежом, находилась в пределах 200-270 м. Так, например, американский огнеметный танк М677А1 имел дальность огнеметания порядка 250 м. Дальность огнеметания из принятого в 1960 г. на вооружение Советской Армии 35-литрового танкового огнемета АТО-200 (танк ТО-55) составляла 200-220 м.

Как показали НИОКР, проведенные заводом №75, НИИ-6, НИИХИММАШ и другими организациями, указанная дальность огнеметания являлась практически предельной для струйных огнеметов приемлемой для установки в танке конструкции. Это объяснялось, прежде всего, отсутствием возможности (в известных пределах) повышения скорости выброса огнесмеси, что было обусловлено ограниченной прочностью и воспламеняемостью огнесмесей, а также пределом по емкости отдельных выстрелов танкового огнемета.

Поэтому увеличение дальности огнеметания потребовало поиска потенциально нового решения, поскольку вопрос ставился об улучшении технических характеристик огнеметного оружия не на 20-30% (как это задавалось в НИР по струйным огнеметам), а в 4-5 раз больше по сравнению со штатными образцами.

Был выпущен опытный образец огнеметного танка «Объект 483» с огнеметом ОМ-250. При отработке этого танкового огнемета увеличение емкости выстрела до 100 л дало сравнительно небольшой прирост дальности (порядка 80-100 м), а размещение пушки в огнеметном танке «Объект 483» оказалось невозможным (огнемет ОМ-250 являлся основным оружием машины). Вместе с тем при наличии современных пехотных противотанковых средств использование огнеметных танков с дальностью огнеметания до 200-250 м становилось весьма затруднительным и неэффективным. Выполненные в эти годы НИР показали, что наиболее приемлемым и единственно возможным направлением в разработке увеличения дальности огнеметания было донесение огнесмеси до цели в специальном огнеметном снаряде. Одним из основных преимуществ этого направления являлась возможность донесения до цели всего заряда огнесмеси, тогда как при струйном огнеметании на предельную дальность доносилось лишь около 15-25% заряда. Первые опыты в указанном направлении, проведенные НИИХИММАШ и НИИ-6, показали принципиальную возможность существенного увеличения дальности и эффективности огнеметания. Вместе с тем было установлено, что в связи с усложнением условий воспламенения и эффективного распределения огнесмеси при действии снаряда у цели потребовалась разработка специальных конструктивных схем таких огнеметных снарядов и средств для их пуска (метательных установок). Одним из возможных решений указанного направления могло быть метание или выброс огнесмеси непосредственно у цели из реактивного огнеметного снаряда.

Сочетание огнеметных средств, способных поражать цели на дистанции до 1000 м, с неуправляемыми снарядами мощного фугасного действия позволило бы создать танк (самоходную установку) специального назначения – штурмовую машину, предназначавшуюся для ведения боевых операций в городах, укрепрайонах, уничтожения инженерных сооружений противника.

Работы проводились параллельно в двух направлениях: первое направление (основное) – по исследованию возможности создания танкового огневого снаряда (вариант А), предназначавшегося для эффективного поражения огнесмесью горизонтально расположенных целей (стрелков противника в положении лежа, а также укрытых в окопах и траншеях) на дальности до 1000 м; второе направление (дополнительное) – по исследованию возможности создания танкового огневого снаряда (вариант АР), предназначавшегося для поражения огнесмесью вертикальных небронированных малоразмерных целей (амбразур ДОТов и ДЗОТов, огневых точек в зданиях в условиях уличных боев, автомашин и т.д.) с дальностью прямого выстрела до 1000 м.

В результате проведенных работ, исходя из анализа боевой эффективности огневых снарядов, предварительных тактико-технических требований ГАБТУ и возможности размещения комплекса огневого вооружения на специальных объектах БТВТ, к разработке были приняты следующие основные ТТХ боевых снарядов, представленные в таблице 21.

Применение боеприпасов, снаряженных вязкими огнесмесями, во время Второй мировой войны и войны в Корее показало, что горящими огнесмесями живой силе наносились тяжелые ожоги большой площади, приводившие к длительному поражению живой силы с большим процентом безвозвратных потерь (процент безвозвратных потерь при поражении напалмом достигал 60%, что в 4-6 раз было выше, чем при осколочных поражениях). Так, массированным применением боеприпасов, снаряженных напалмом, американцы в Корейской войне добились успеха в ряде операций, где использование обычных боеприпасов не принесло желаемых результатов.

При стрельбе огневыми снарядами поражение живой силе наносилось, главным образом, фрагментами горящей огнесмеси. А применение в огневых снарядах металлизированных огнесмесей типа МСО, имевших температуру пламени порядка 1500-1700°С, существенно повышало поражающую способность этих боеприпасов по сравнению с напалмовыми.

На основании проведения комплекса расчетно-теоретических, экспериментальных и проектных работ были выполнены конструкции огневых снарядов – активного и активно-реактивного типа.

Активный снаряд (вариант А) состоял из тонкостенного баллона, заполняемого огнесмесью через два отверстия в крышке. Головная часть снаряда представляла собой усеченный конус, в вершине которого имелось резьбовое отверстие под переходную втулку, в очко которой ввинчивался взрыватель.

Конструкция снаряда позволяла осуществить два варианта размещения воспламенительно-разрывного устройства (ВРУ): центральный и торцевой. Ведение снаряда по нарезам обеспечивалось медным ведущим пояском, располагавшимся на дне снаряда и поджатого к хвостовику баллона.

При ударе снаряда о преграду срабатывал взрыватель, передавая импульс на взрывной заряд, который обеспечивал разрушение боевой части снаряда и распределение огнесмеси на цели. Воспламенение огнесмеси производилось зажигательным составом.

Активно-реактивный снаряд (вариант АР) по конструкции своей боевой части был аналогичен активному снаряду. Ракетная часть снаряда состояла из каморы, соплового блока, двух диафрагм (верхней и нижней) и ракетного заряда. Действие снаряда АР у цели было аналогично действию снаряда варианта А.

В процессе проведения экспериментальных работ выяснилось, что разработка и применение для поражения живой силы противника активно-реактивных снарядов (вариант АР) не представлялись целесообразными из-за меньшей вероятности поражения цели (меньшая масса доносимой до цели огнесмеси) и большей стоимости (примерно в 2-3 раза). Кроме того, создание высокоэффективных металлизированных огнесмесей и ВРУ, способных надежно воспламеняться при высоких скоростях встречи с преградой (Vo=700 – 800 м/с), представляло в то время серьезные трудности. Поэтому с целью реализации разработанного для огневого снаряда варианта АР реактивного двигателя на базе последнего был разработан неуправляемый реактивный снаряд с боевой частью мощного фугасного действия. Этот снаряд имел следующие основные характеристики: масса снаряда 42 кг; длина снаряда 840 мм; масса взрывчатого вещества боевой части 8 кг; дальность прямого выстрела до 1000 м; максимальная дальность стрельбы 10-12 км.

В то же время во ВНИИ-100 для стрельбы огневыми снарядами калибра 180 мм был разработан и изготовлен стендовый образец пусковой установки (ЭПУ-180). Ее создали по схеме безоткатной пусковой установки закрытого типа с нарезной направляющей. В качестве лафета для ЭПУ была использована самоходная артиллерийская установка – «Объект 241» с рамкой пушки МЛ-20.

Выполненные проектные работы и проведенные испытания ЭПУ-180 показали, что размещение пусковой установки с боекомплектом огневых выстрелов в объектах бронетанковой техники совместно с основным пушечным оружием не представлялось возможным из-за недостаточности размеров машин.

С целью увеличения боевых возможностей пусковой установки и расширения круга выполняемых ею задач для нее в размерах осколочных снарядов было принято решение о целесообразности создания мощного осколочно-фугасного неуправляемого реактивного снаряда (НУРС).

В связи с этим во ВНИИ-100 было проработано несколько вариантов размещения данного комплекса вооружения на различных объектах бронетанковой техники: в специальной самоходной установке на базе среднего танка, на танках «Объект 432» и Т-55. В результате выполненных работ во ВНИИ-100 был изготовлен и прошел полигонные испытания в объеме 53 выстрелов опытный образец низкосилуэтной штурмовой машины, созданный на базе опытного среднего танка «Объект 167».

Помимо работ по созданию опытных образцов ЭПУ-180, во ВНИИ-100 были выполнены проектные работы по размещению на объектах бронетанковой техники закрытых пусковых установок меньшего калибра – ЭПУ-140 и ЭПУ-82. Проведенные работы показали техническую реальность повышения как дальности, так и эффективности огнеметания путем создания комплекса, состоявшего из пусковой установки, метательного заряда и огневого снаряда, обеспечивавшего дальность действия до 1000-1200 м (в 4-5 раз больше дальности действия серийного отечественного огнемета АТО-200 танка ТО-55 и американского огнеметного танка М67А1), а также высокую эффективность действия по живой силе противника (масса доносимой до цели огнесмеси составляла около 13 кг вместо 5-8 кг у огнемета АТО-200).

Выполненные работы создали предпосылки для проведения дальнейших НИР по повышению дальности огнеметания до 1800-2000 м, а также показали возможность создания огневых снарядов для танковых гладкоствольных пушек, превышавших по эффективности действия по живой силе осколочно-фугасные снаряды. Этот опыт в дальнейшем был реализован конструкторским бюро завода №174 в Омске при создании тяжелой огнеметной системы ТОС на базе основного танка Т-72.

Кроме того, результаты выполненных работ были использованы при разработке танков с управляемым и неуправляемым ракетным оружием, а в последующем – и танков с ракетно-пушечным вооружением.

 

Таблица 21

Основные ТТХ танковых огневых снарядов

 


 

См. продолжение >>>

 


Поделиться в социальных сетях:
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Мой Мир


При использовании опубликованных здесь материалов с пометкой «предоставлено автором/редакцией» и «специально для "Отваги"», гиперссылка на сайт www.otvaga2004.ru обязательна!


Первый сайт «Отвага» был создан в 2002 году по адресу otvaga.narod.ru, затем через два года он был перенесен на otvaga2004.narod.ru и проработал в этом виде в течение 8 лет. Сейчас, спустя 10 лет с момента основания, сайт переехал с бесплатного хостинга на новый адрес otvaga2004.ru