27-я провинция. Вооруженный конфликт в Восточном Тиморе

Илья Плеханов
Журнал «Солдат удачи» №10, 2005

История Восточного Тимора – крошечного католического анклава в окружении преимущественно мусульманской Индонезии – яркое свидетельство того, насколько легко в современном мире разжечь этнический конфликт, применяя не только различные политтехнологии, но и силы специальных операций, и как сложно потом затушить огонь кровопролитной войны…

 

Немного истории

 

В 1586 г. Восточный Тимор стал колонией Португалии. 28 ноября 1975 г. была провозглашена независимая Народно-Демократическая Республика Восточный Тимор. А уже через 10 дней, 7 декабря 1975 г., Индонезия оккупировала страну. Однако насильственная «интеграция» не получила признания со стороны ООН. Тем самым Восточный Тимор превратился в очередной очаг конфликта и постоянную головную боль для индонезийского руководства.

В 1976 г. Восточный Тимор стал 27-й провинцией Индонезии.

25 августа 1999 г. тысячи сторонников независимости Восточного Тимора провели манифестации в административном центре территории – городе Дили. На следующий день под красно-белыми государственными флагами Индонезии и под лозунгами единения с Джакартой тысячи восточно-тиморских проправительственных демонстрантов вышли на улицы Дили. 30 августа 1999 г. на референдуме о статусе территории большинство населения высказалось за независимость Восточного Тимора. Результаты были объявлены 4 сентября 1999 года. А уже со следующего дня сообщения о событиях в Восточном Тиморе начинают напоминать сводки с театра военных действий. По разным оценкам за несколько дней были убиты по меньшей мере 200 человек, совершались поджоги, погромы, насильственные депортации. Десятки тысяч жителей побросали свои дома и перешли на положение беженцев. События охватили не только Дили, но и города Малиану, Ликису, Суаи, Эрмеру.

В этой связи необходимо понимать, что для Индонезии проблема Восточного Тимора – это проблема сохранения целостности страны. Индонезия состоит из тысяч островов. В ней проживают представители многих национальностей и различных конфессий (мусульмане, христиане, буддисты). В Индонезии время от времени происходят ожесточенные вооруженные столкновения в провинции Ачех, на островах Калимантан, Новая Гвинея. Если бы Восточный Тимор все же стал де-юре независимым государством, тогда это было бы слишком заразительным примером для всех остальных.

 

Задолго до

 

Еще в начале 1990-х австралийские и американские службы занимались подготовкой индонезийских спецподразделений (Kopassus). Эти подразделения «красных беретов» отличились своей жестокостью в Восточном Тиморе еще в 1975 году. Именно из них комплектовалось затем ядро проиндонезийских отрядов милиции в Восточном Тиморе, именно на них возлагалась ответственность за массовые убийства и насилие над населением. В 1993 году подразделение спецназа Австралии отправилось на базу Kopassus на Западной Яве, затем индонезийские спецназовцы побывали на курсах повышения квалификации в Австралии. Годом позже австралийцы провели совместные учения на Восточной Яве с известным своей жестокостью 502-м батальоном индонезийского армейского стратегического резерва.

Таким образом, можно сказать, что Австралия давно прорабатывала варианты использования индонезийских спецподразделений в своих целях. В 1999 году именно эти подразделения начнут искусственно раздутый террор против мирного населения Восточного Тимора, что даст Австралии повод для ввода войск. Сценарий уже был отработан в совершенстве. По похожему общему сценарию (спровоцированные извне волнения «меньшинств» и последующий ввод «миротворческих» войск) в последнее время действуют многие «демократические» страны. Такой подход оправдывает любую войну, превращая ее в «справедливую борьбу с геноцидом».

Подготовка боевой операции австралийцами началась в апреле 1999 года. Именно тогда 1-я бригада, базирующаяся в Дарвине, была приведена в 28-дневную боевую готовность. В это же время спецподразделения (SAS) и военные водолазы были незаметно переброшены на подводных лодках в район Дили, столицы Восточного Тимора. Группы произвели рекогносцировку местности, наблюдали за передвижениями индонезийских войск, разведали инфраструктуру на границе с Западным Тимором и наличие минных заграждений вдоль побережья. Доклады поступали в специальный засекреченный центр в Канберре. Лишь около 20 человек знали о происходящем, включая премьер-министра…

 

Расклад перед боем

 

В первой половине 1999 года Австралия принимает новую военную доктрину. Доктрина подразумевала изменение оборонной политики, которая теперь должна была покоиться на «трех китах». Первый – «опора на собственные силы» в обороне Австралии. Второй – вовлеченность в региональные дела (а это не только Восточный Тимор, но и Буганвиль, Папуа – Новая Гвинея, Соломоны). Третий – выдвижение на дальние рубежи обороны (прежде всего вероятная поддержка США в конфликтных зонах Корейского полуострова и Тайваньского пролива). Появляются в обиходе австралийских военных термины «дуга хаоса» и «возможные «горячие точки».

К началу боевой операции в Восточном Тиморе население Австралии составляло около 18 миллионов против 210 миллионов в Индонезии. Полностью боеспособные и готовые сразу вступить в бой войска не превышали 4,5 тысячи человек. Австралия располагала лишь 10-тысячным контингентом передового базирования. Всего в войсках была 51 тысяча человек. 4 батальона готовности. Бюджет в 11 млрд. австралийских долларов. Страна была способна содержать экспедиционный корпус за границей лишь несколько месяцев. Использовались старые самолеты F/A-18 и F-111 и фрегаты американской постройки.

Армия состояла из 6 батальонов (Royal Australian Regiment – RAR). 1-й и 2-й были расквартированы в Таунсвилле в штате Квинсленд, 3-й десантный и 4-й батальон спецназа – в Холсворфи, в штате Новый Южный Уэльс, 5-й механизированный – в Дарвине и 6-й механизированный – в Брисбане. Перед операцией в Восточном Тиморе хорошо зарекомендовали себя в действии 1-й батальон в Сомали и 2-й – в Руанде.

В Индонезии численность армии составляла около 210 тысяч человек. Вооруженные силы Индонезии состояли из сухопутных войск (180 тыс. человек), ВВС (25 тыс. человек) и ВМС (35 тыс. человек). На вооружении армии – более 500 танков, около 150 бронеавтомобилей, 1.000 БТР, около 100 орудий полевой артиллерии, а также 200 минометов и ПТУРы. В ВВС – более 60 боевых самолетов. ВМС имели 4 подводные лодки, более 30 кораблей различных классов.

Самих восточных тиморийцев было около 800 тысяч. За 20 лет в боях и от террора индонезийцев их погибло около 200 тысяч. Но все равно островная провинция была очень густо населена, что осложняло ситуацию на случай полномасштабной войны.

Для большинства австралийцев возможная война была чистым безумием. Стабильная экономика, работа, хорошие зарплаты, пляжи, развитый туризм… Какая война? Единицы в стране задумывались о возможных последствиях военной авантюры, но население, в общем, не воспринимало происходящее всерьез.

 

Понеслась

 

9 июня 1999 года, осознавая происходящее и опасаясь готовящегося вторжения со стороны Австралии, глава индонезийской армии генерал Виранто отдал приказ об усилении морского наблюдения.

10 сентября 1999 года министр обороны Австралии Джон Мур публично заявил, что Австралия не может безучастно наблюдать за событиями в Восточном Тиморе и готова через 72 часа вторгнуться на территорию Индонезии, в 27-ю провинцию страны. В этот же день правительство Индонезии заявило о своем согласии на ввод международных миротворческих сил, численность которых не должна превышать 8 тыс. человек. Индонезийские военные рассматривали подобные шаги как предательство.

Помощник президента США по национальной безопасности сообщил в Вашингтоне, что Канберра просила США выделить средства доставки для переброски войск. Американцы решили предоставить некоторые технические услуги, но в то же время дали понять, что в случае полномасштабной войны они не будут вмешиваться и помогать Австралии. Для руководства Австралии это был шок. Именно в этот момент страна стала понимать, что она одна и может рассчитывать только на себя. Однако остановить маховик готовящейся операции было невозможно.

Надо отметить, что уже с мая в провинции активно действовали австралийские спецслужбы. Солдатам говорили, что они – миротворцы.

На самом деле Австралии был нужен лучший аэропорт на острове как плацдарм для возможных будущих операций в Юго-Восточной Азии и запасы угля. Самое же главное – в тиморской впадине (между Тимором и Австралией) есть внушительные запасы нефти и газа. Даже если не лезть в политику, можно было сразу понять, для чего затевается операция и какие цели преследует. Официальная пропаганда вещала: мусульмане режут католиков. Однако многим было ясно, кто и для чего инициирует волнения. Кстати, австралийским солдатам платили отличные деньги: боевые, премиальные, страховочные. В армии начались эйфория и борьба за место в экспедиционном корпусе. Те, у кого истекал срок 4-летнего контракта, всеми способами стремились продлить его еще на 4 года, такой шанс нельзя было упускать. В кадровые органы шли тысячи заявлений с просьбой об участии в операции.

А что происходило у индонезийцев? Лидер проправительственной милиции «Аитарак» («Шип») Эурико Гуттерриша заявил, что сторонники продолжения интеграции Восточного Тимора с Индонезией готовы начать партизанскую войну в случае, если восточно-тиморское население отвергнет план автономии для этой индонезийской провинции. Аэропорт в Дили был захвачен милицией, выставлены блокпосты. Это осложняло дело. Командующий индонезийскими вооруженными силами в Дили полковник Тоно Суратман сказал в программе «Sunday»: «Мне бы хотелось сообщить следующее: если сторонники независимости победят… все будет разрушено. И Восточный Тимор не будет таким, каким мы его видим сегодня. Будет хуже, чем 23 года назад».

Помощник президента Индонезии по внешнеполитическим вопросам Деви Фортуна Анвар: «Если миротворческие силы будут состоять из австралийцев, они могут сами подвергнуться атакам». Полевые командиры полувоенизированных формирований открыто угрожали убивать миротворцев. 7 сентября президент Индонезии Хабиби распорядился ввести военное положение в Восточном Тиморе. Лидер тиморского сопротивления Жозе Рамуш-Орта, неоднократно бывавший в Австралии с консультациями, говорил, что введение на этой территории военного положения – шаг к развязыванию рук армии в кампании против сторонников независимости. В провинцию в спешном порядке стягивались войска Индонезии. Индонезия разорвала договор о безопасности с Австралией. Уже были погибшие среди наблюдателей ООН…

Австралия привела в состояние полной готовности 4,5 тыс. своих военнослужащих в районе города Дарвин (1-я бригада). 3-я бригада готовилась в Таунсвилле. 600 спецназовцев были приведены в боеготовность в Перте. По плану 100 спецназовцев вертолетами должны были быть высажены на берег для обеспечения выброски парашютных батальонов. На начальном этапе планировалось послать 2.000 австралийских солдат и позднее довести их число до 4.000. Солдат усиленно готовили к войне в джунглях. Делали десятки антималярийных прививок. Применяли тогда в основном препарат «Лариум». Позже, уже после войны, солдаты 2-го и 4-го батальонов будут жаловаться на психические последствия от этих прививок: паранойю, суицидальные настроения, семейные проблемы.

 

Операция начинается

 

19 сентября, в воскресенье, началась операция по захвату Дили. Операцию возглавил австралийский генерал-майор Косгроув. Конвой из девяти кораблей подошел к берегам Восточного Тимора. На кораблях помимо австралийцев присутствовало подразделение британских гурхских стрелков.

20 сентября был захвачен столичный аэропорт Коморо. Транспортник С-130 «Геркулес» с австралийскими и новозеландскими войсками приземлился на рассвете. Позже был захвачен аэродром в Бокау.

Столица Дили была выжжена на 80%, магазины и все до одного склады разграблены. Десятки тысяч людей были насильно угнаны в Западный Тимор. Из 200 тысяч жителей в городе оставалось лишь около 10 тысяч.

23 сентября в Дили был убит австралийский военный журналист.

1 октября гурхи ввязались в бой с индонезийцами и милицией во время патрулирования Комы. Это была первая серьезная перестрелка на уничтожение с начала операции.

Уже к началу октября около 1.100 австралийских солдат были сконцентрированы на границе с Западным Тимором и готовы к атакам со стороны Индонезии.

По ходу операции стало ясно, что не хватает живой силы, транспорта и имущества для поддержания необходимой деятельности войск. Транспортные вертолеты с трудом справлялись с поставленными задачами по переброске грузов. Начались приготовления к переброске еще одной бригады. В Австралии стали срочно формировать дополнительную 7-ю бригаду. Были зафрахтованы для перевозок даже два коммерческих корабля «Lady Valissia» и «Lady Elaine».

12 октября около 40 австралийских солдат попали под обстрел на границе с Западным Тимором возле городка Мотааин. Ответным огнем были уничтожены двое индонезийцев. В Мельбурне «лидер» независимого Тимора Гусмао заявил, что индонезийская армия проверяет на прочность австралийцев и готовится к полномасштабному наступлению.

 

Месяцем ранее…

 

В 7.30 утра 27 августа 1999 года солдаты 3-го батальона группы «Браво» были выведены по приказу из своих казарм и построены на плацу в Капьёнг Лайнс, на базе Холсворти в Сиднее. Был отдан приказ о сборах и переброске в неизвестном направлении. Чуть раньше, в 5 часов утра, этот приказ получил командир группы майор Стефан Грейс. 150 солдат были готовы к отправке на авиабазу в Ричмонде. Из Ричмонда группу перебросили на базу Тиндал в Северной Территории. Самолет приземлился в 3 часа утра 28 августа. СМИ крутили репортажи о 1-й бригаде в Дарвине, показывали грозных воинов, патриотические ролики, в то время как настоящие приготовления происходили на базе 3-го батальона. Бойцы 3-го батальона никогда раньше не видели 13 одновременно парящих в воздухе вертолетов «Блэк Хок». Зрелище было незабываемым. Следующие 8 дней бойцы тренировались до потери сознания.

Ситуация в Дили осложнялась с каждым днем. Все чаще в австралийском руководстве озвучивалась идея об одновременной высадке с воздуха и с моря. Бойцы 3-го батальона были разделены на две группы. Одну 7 сентября доставили в Дарвин на базу 1-й бригады, чтобы позже погрузить на борт быстроходного катамарана. Вторая группа осталась в Тиндале и готовилась к выброске с воздуха.

9 сентября группа в тумане села в грузовики и автобусы и была доставлена к катамарану. Без опознавательных огней и официальных проводов корабль отшвартовался от пристани Дарвина. Плыли до Дили около 24 часов. Десантникам была в новинку такая «морская» жизнь. Катамаран являлся круизным судном, а вовсе не военным транспортником. Множество просторных кают были снабжены телевизорами и видеомагнитофонами, но вот коек явно не хватало. Одни десантники завалились спать под стулья и столы. Другие просматривали бесчисленные видеокассеты. На «ура» шел фильм «Спасти рядового Райана»…

С приближением территориальных вод Индонезии напряжение возрастало. Лица у людей изменились. Многие поудобнее обхватывали оружие, в который раз проверяли снаряжение. За несколько километров до территориальных вод был получен приказ об остановке, а затем и о возвращении в Дарвин. Кто-то испытал облегчение, кто-то выругался…

Через день операция повторилась вновь. Когда стал виден берег Восточного Тимора, во второй раз был отдан приказ об остановке. 8 часов катамаран без движения болтался на волнах. Бойцы установили плавающую мишень неподалеку от корабля и начали палить по ней. Один из бывалых бойцов, наблюдая за потехой, произнес сквозь зубы: «Также начинал Фолклендскую войну мой отец. Также установили мишень и с хохотом палили по ней…» Вскоре это бессмысленное занятие всем надоело, офицеры остановили стрельбы, здраво решив, что боеприпасы лучше экономить. Эйфория быстро прошла. Опять возвращение. Уже практически месяц солдаты находились в неестественном напряжении.

Через 18 часов после второго возвращения было решено в третий раз повторить попытку. Предполагалось, что десантники захватят верфь около нефтяного комплекса… Однако и эта попытка закончилась ничем.

Когда стало ясно, что подразделение не будет первым штурмующим, солдатам дали возможность выспаться и отдохнуть, перед тем как отдать новый приказ об осуществлении операции.

Она разделялась на две фазы. Первая – по непосредственной высадке – называлась «SPITFIRE». Вторая – по «зачистке» Дили – «WARDEN».

Батальон перегруппировался в Дарвине. Стало ясно, что захватывать аэродром будет не эта часть. 17 сентября до десантников довели суть операции «WARDEN». Были даны указания о действиях в Дили, розданы подробные карты, фотографии и последние информационные сводки. Захват Дили должны были выполнять три группы. Группа «Альфа» врывалась в город с пристани и брала под свой контроль побережье. Группа «Чарли» выдвигалась в глубь города, основывала временный штаб и начинала патрулирование вокруг него. Группа «Браво» должна была захватить здание ООН на юге города.

В 18.15 20 сентября 3-й батальон начал выдвижение из Дарвина. Два корабля понеслись на север в ночь. К рассвету 21-го числа они вошли в порт Дили. Солдаты жались к иллюминаторам в попытках разглядеть, что происходило: Никто не забудет увиденного. Город был уничтожен, на верфи толпились беженцы со своим скарбом, в воздухе витали смерть и сажа. По мере продвижения в глубь города солдаты с ужасом смотрели на изрешеченные пулями и забрызганные кровью стены уцелевших домов. Регулярная индонезийская армия находилась еще во многих районах города. Напряжение было неимоверным. Жестикуляция, выкрики, угрожающие надписи на стенах провоцировали австралийцев. Нервы были на пределе. Открыть огонь первым никто не решался. Порой солдаты двух армий находились на расстоянии в 20 метров друг от друга, готовые в любую секунду выстрелить. Сумятицу вносили мечущиеся по городу беженцы, зачастую встречались просто сошедшие с ума люди. Сказывалось также плохое знание австралийскими солдатами этнических типажей региона. Мало кто мог определить на глаз, кто находится перед ним: индонезийский боец, милиционер или восточно-тиморский горожанин. Только 23-го числа индонезийская армия начала медленно покидать город…

В общем, в военных операциях примут участие примерно 7.000 военнослужащих, из которых более половины составят войска Австралии. Будут многочисленные обстрелы, перестрелки, диверсии со стороны проиндонезнйских партизан, будут погибшие и раненые. Врежется в память гибель одного солдата, когда на глазах у всех на него сорвался многотонный груз с троса транспортного вертолета…

Большинство проблем все же возникало с местными жителями. Несмотря на все усилия по оказанию помощи в строительстве новых домов, восстановлению инфраструктуры и предоставлению продуктов, восточно-тиморцы с трудом привыкали к новой жизни. Одним из самых необычных зрелищ стало одновременное бегство нескольких тысяч торгующих местных жителей с рынка на границе между Восточным и Западным Тимором. Такие стихийные рынки возникали довольно часто. Многие семьи оказались разъединены и могли увидеться только на рынках. Блокпосты австралийских солдат находились прямо напротив индонезийских. Время от времени индонезийцы шутки ради открывали огонь в воздух и со смехом наблюдали, как разбегались торговцы и покупатели. Можно было представить себе состояние 20 австралийских солдат, находившихся на блокпосту, когда на них в панике бежала толпа в три тысячи человек…

Случались, правда, и забавные происшествия. Однажды обнаружили крокодила в бассейне частного дома в Дили. Крокодил умирал, брошенный на произвол судьбы во время боевых действий. Стоило большого труда вызволить его из бассейна и выпустить обратно в дикую природу.

 

…К концу октября положение стабилизировалось. Отдельные инциденты, конечно, возникали вплоть до февраля, но уже без боевых потерь. Последние сообщения о напряженности пришли в апреле 2000 года.

Из всего произошедшего можно было сделать вывод, что относительно безболезненный захват 27-й провинции объясняется тем, что верхи Австралии смогли договориться с индонезийским руководством. Последнее, в свою очередь, к удивлению многих, сумело удержать под контролем армию. Обе страны не были готовы к полномасштабной войне, но на стороне австралийского вторжения было «мировое сообщество», возможные экономические санкции против Индонезии и возможное участие ВВС США в бомбардировке этой страны.

 



СМОТРИТЕ ТАКЖЕ НА САЙТЕ «ОТВАГА»:

Второго выстрела не дано

Финским «волкам» от русских «медведей»

Пуля ударила в бронежилет…

Ликвидация банды Гелаева спецназом ГРУ

Спецназовский экстрим

Как обломался «Орлиный коготь»


Поделиться в социальных сетях:
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Мой Мир


При использовании опубликованных здесь материалов с пометкой «предоставлено автором/редакцией» и «специально для "Отваги"», гиперссылка на сайт www.otvaga2004.ru обязательна!


Первый сайт «Отвага» был создан в 2002 году по адресу otvaga.narod.ru, затем через два года он был перенесен на otvaga2004.narod.ru и проработал в этом виде в течение 8 лет. Сейчас, спустя 10 лет с момента основания, сайт переехал с бесплатного хостинга на новый адрес otvaga2004.ru