Первая чеченская: навстречу смерти — российский Т-80БВ взял нас на прицел

© информационное агентство «Вестник Мордовии»

 

Конец февраля 95-года. Потрепанная разбитыми дорогами войны «шишига» – ГАЗ – 66, на максимально возможной скорости режет черноту чеченской ночи. В кузове под пыльным брезентом дышим везде проникающей, как радиация, пылью. Чтобы не вылететь, на ухабах впиваюсь пальцами в жесткую деревянную скамью со стальными углами. Тело чувствует все неровности дороги, кажется, пустой желудок бьет о позвоночник. Сидящий рядом боец как-то умудряется спать, при этом держится одной рукой за лавку, другой продолжает сжимать автомат.

Мозг в автоматическом режиме, как заевший видеомагнитофон, продолжает прокручивать прожитое за день. Пришлось ехать уже ночью, и мы в непроглядной темноте чуть было не врезались в подбитый танк, бронированная туша которого была брошена на дороге. Я понял, что это плохое предзнаменование.

До сих пор не понимаю, как мы заблудились и оказались в окрестностях Грозного, в расположении непонятных «нейтральных ополченцев», как они себя называли. Нейтральные-то они нейтральные, но потребовали сдать оружие. Сколько нервов было потрачено, чтобы разойтись миром. Все-таки хорошо, что обошлось без стрельбы… Хотя, почему обошлось. Когда «Газон» и следовавший с нами КамАЗ отъехали полсотню метров, «нейтралы» открыли по нам огонь из нескольких автоматов. Хотели они попасть или просто решили таким образом попугать, мы, теперь уже никогда не узнаем.

Уезжая с этого места, водила, наверное, решил выжать из машины все, на что она способна, словно забыв, что там, за облезлой кабиной у него сидят люди.

Дорога устремилась в гору и, сидя у заднего борта, я увидел внизу Грозный. Город был расцвечен многочисленными пожарами домов. То и дело в разные стороны летели роем трассеры, гулко бухала артиллерия. Было очень жутко. Нахлынули мысли: пока я тут трясусь, там наверняка гибнет кто-то из наших.

Мы заметили, что за нами метрах в ста на большой скорости мчится автомобиль. Неужели это погоня за нами? Водитель тоже обратил внимание на преследование и еще больше увеличил скорость. Казалось бы, как можно ехать быстрее. Казалось, что еще немного, и на очередном прыжке на какой- нибудь кочке «шишига», преодолев земное притяжение, перейдет в свободный полет. Или пальцы самопроизвольно разожмутся, и пробьешь головой продырявленный в нескольких местах осколками брезент. Отбитая «пятая точка» же просто превратилась уже в один сплошной синяк.

Вездеход резко затормозил. От перегрузки чуть не оторвались пальцы. Оказывается, мы подъехали к блокпосту внутренних войск. Уставший офицер в «сфере» и бронежилете с АК-74 в руках, проверив документы, заявил, что впереди дорога простреливается снайпером, поэтому нас туда не пустят. Ехавший с нами подполковник начинает выражать свое несогласие с этим произволом. Он идет в обложенный бетонными блоками вагончик и продолжает там выяснять отношения, да так громко, что мы почти все слышим на улице.

Наконец, замечаю, что рядом в окопчике сидят два бойца, они негромко, почти шепотом сообщают, что время от времени снайпер обстреливает и их, наверное, у него ночной прицел, поэтому нам тоже лучше «не стоять дураками», а укрыться.

Подполковнику все-таки удается уговорить вэвэшников нас пропустить, их командир говорит, что если чего случится, мы будем сами виноваты. Полковник, улыбаясь, соглашается и даже предлагает написать расписку. Но офицер в «сфере» и бронежилете ничего не говорит, а так, как-то обреченно машет рукой – езжайте.

Снова адская тряска. Опять сбавляем скорость. «Шишига» начинает протяжно заунывно сигналить, словно идущий на дно пароход. Мы, ничего не понимая, переглядываемся с бойцами. Оказывается, мы на месте. Хочется заорать: «Ура приехали!»

На верхней полке стоящего на железнодорожных путях станция Червленная вагона мгновенно проваливаюсь, как с обрыва, в сон.

Утром долго привожу в себя порядок. Холодной водой смываю превратившуюся в грязь прилипшую к коже пыль. Старательно выковыриваю ее из ноздрей.

Мне рассказывают, почему в самом конце нашего утомительного путешествия водила стал сигналить на всю округу. Оказывается, у дороги в окопе дежурил танк Т-80БВ. Как рассказывали сами танкисты, у них был приказ открывать огонь по всем неизвестным целям. Увидев «шишигу», они поначалу приняли нас за боевиков и взяли на прицел, еще бы мгновение — и снаряд врезался в автомобиль. Со всеми печальными последствиями для тех, кто там находился. Однако, почувствовав, что может случиться непоправимое, наш ГАЗ сбросил скорость и начал сигналить и одновременно мигать фарами. Такое поведение цели озадачило ребят за броней. Они срочно связались со штабом. Оказалось, что в расположение не прибыла одна машина, то есть мы.

Наводчик-оператор танка потом спокойно и буднично рассказывал о том, как чуть не убил нас. Говорил, что мы родились в рубашках, все 7 человек, кто был в грузовике. Дескать, если бы выстрелил, то точно бы не промазал. И еще предложил поблагодарить водилу, который не растерялся и всех спас.

Я пытался его найти, но как оказалось, он вместе со своей «шишигой» отправился на какое-то задание.

Самое интересное: через 4 года, уже в ноябре 1999-го, также в Чечне мы снова оказались в прицеле нашей бронемашины. И тоже ночью. Но некому было сигналить и мигать фарами. Поэтому наводчик БТР-80 врезал по нам длинной очередью из 14,5-мм КПВТ, но, к частью, не попал. Потом поделюсь, как это было…

 

См. полный текст >>>

 


Поделиться в социальных сетях:
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Мой Мир


При использовании опубликованных здесь материалов с пометкой «предоставлено автором/редакцией» и «специально для "Отваги"», гиперссылка на сайт www.otvaga2004.ru обязательна!


Первый сайт «Отвага» был создан в 2002 году по адресу otvaga.narod.ru, затем через два года он был перенесен на otvaga2004.narod.ru и проработал в этом виде в течение 8 лет. Сейчас, спустя 10 лет с момента основания, сайт переехал с бесплатного хостинга на новый адрес otvaga2004.ru