ОТЕЧЕСТВЕННЫЕ БРОНИРОВАННЫЕ МАШИНЫ 1945–1965 гг. (II)

Глава 1. Танки
М.В. Павлов, кандидат технических наук, старший научный сотрудник. И.В. Павлов, ведущий конструктор
«Техника и вооружение. Вчера, сегодня, завтра...» №6, 2008 г.
Материал предоставлен авторами и публикуется с разрешения редакции журнала

 

<<< См. предыдущую часть

 

Глава 1. Танки

 

Краткая история и основные направления развития

 

Краткая история и основные направления развития Советские танки рассматриваемого периода относятся к первому послевоенному поколению. Они создавались и совершенствовались на основе существовавшей военной доктрины, опыта танкостроения и боевого применения бронетанковых и механизированных войск Красной Армии в годы Великой Отечественной войны, а также с учетом последних достижений науки и техники и опыта войсковых учений. При этом принимался во внимание уровень развития зарубежных танков, в первую очередь – в США и Великобритании. В то же время на разработку конструкций танков этого поколения большое влияние оказало появление и интенсивное развитие ядерного и противотанкового управляемого оружия.

В первом послевоенном периоде в нашей стране оставалась неизменной существовавшая во время войны классификация танков по величине их боевой массы на легкие, средние и тяжелые. Легкими считались танки массой до 20 т, средними – до 40 т, тяжелыми – свыше 40 т. При этом для конструкторов в начале 1950-х гг. были установлены жесткие ограничения по величине максимально допустимой боевой массы для каждого типа разрабатываемых машин. Так, масса среднего танка не должна была превышать 36 т, а тяжелого танка – 50 т. Введение этих ограничений связывалось, в первую очередь, с грузоподъемностью существовавших в то время железнодорожных платформ и мостов на вероятных театрах военных действий, но не менее важными были и другие причины, в том числе и экономические.

В конце 1960-х гг. все более широкое распространение стала получать классификация танков по назначению. Однако и при этом боевая масса танка оставалась одной из основных определяющих характеристик, так как она непосредственно была связана не только с вопросами экономики, но и боевого применения танков.

Научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы проводились по созданию новых танков всех типов. В конце Великой Отечественной войны кроме обычных задач, решаемых танками в наступлении и обороне, одной из важных задач для тяжелых танков стала борьба с танками противника, поэтому в первом послевоенном периоде средние и тяжелые танки разрабатывались с учетом возможности их использования в качестве мощного противотанкового средства. При этом сохранялась выработанная в годы войны тенденция – создавать основное оружие танков для надежного поражения лобовой брони однотипных танков противника, а броневую защиту собственных танков разрабатывать с учетом эффективности зарубежных танковых пушек и могущества действия их снарядов. Легкий плавающий танк создавался, прежде всего, как разведывательный танк, хотя мог использоваться при высадке морского десанта и для выполнения других специальных задач.

Анализ основных направлений развития советского и зарубежного танкостроения, а также боевого применения танков в годы Великой Отечественной войны показал, что для сохранения достигнутого превосходства советских средних и тяжелых танков над однотипными иностранными танками конструкторам предстояло решить целый ряд сложных технических задач, связанных с повышением основных боевых свойств танков. При этом требовалось также учитывать степень совершенства управления войсками (например, организацию движения танков на марше или проведения учебных и боевых стрельб), физическое состояние и обученность личного состава.

В области повышения огневой мощи ставилась задача значительно увеличить могущество действия снарядов по цели, вероятности обнаружения цели на поле боя и попадания снаряда в цель, улучшить маневренность огня и повысить боевую скорострельность. Одновременно требовалось уменьшить время на открытие огня, улучшить условия обитаемости экипажа в танке, обеспечить неуязвимость основного оружия от стрелково-пулеметного огня противника и вооружить танки ракетным или комбинированным (ракетно- пушечным) оружием.

Могущество действия по цели бронебойно-подкалиберного снаряда зависело от его калибра, конструкции и кинетической энергии. В результате проведения НИОКР калибр орудия среднего танка увеличился с 85 до 115 мм, а опытных тяжелых танков – со 122 до 130 мм. На средних танках впервые в мировом танкостроении был осуществлен переход от нарезных к гладкоствольным танковым пушкам. При одинаковом калибре гладкоствольные пушки по сравнению с нарезными имели более высокие показатели бронепробиваемости и дальности прямого выстрела бронебойно-подкалиберных оперенных стреловидных снарядов. Одновременно совершенствовались конструкции кумулятивных и осколочно-фугасных снарядов танковых пушек.

Для увеличения вероятностей обнаружения цели и попадания в нее снаряда были проведены работы по совершенствованию системы управления огнем и улучшению обзорности из танка. В первом послевоенном периоде были созданы танковые оптические прицелы с переменной кратностью увеличения, а также со стабилизированной в двух плоскостях линией прицеливания. К началу 1960-х гг. разработали и установили на всех находившихся в производстве танках двухплоскостные стабилизаторы основного оружия, инфракрасные приборы и прицелы ночного видения. На средних и тяжелых танках ввели систему командирского целеуказания наводчику. На легких танках необходимости в такой системе не было, так как командир танка одновременно являлся наводчиком орудия. Продолжались работы по созданию танковых оптических, радиолокационных дальномеров и прицел-дальномеров для средних и тяжелых танков.

В связи с увеличением калибра танкового орудия большое внимание уделялось вопросам маневренности огня и боевой скорострельности. Для танков создавались электромеханические, гидравлические и комбинированные силовые приводы наводки орудия. Для повышения боевой скорострельности были разработаны и установлены в танках досылатели артиллерийского выстрела различного типа, механизированные боеукладки и механизмы заряжания пушки. Одновременно велись работы по снижению загазованности боевого отделения при стрельбе путем использования эжектора* или системы продувки канала ствола пушки сжатым воздухом после выстрела, установки нагнетателя для создания избыточного давления в обитаемых отделениях и применения механизма выброса стреляных гильз из танка. Применение баков-стеллажей** на средних танках Т-55 и Т-62 способствовало увеличению боекомплекта к пушке по сравнению с боекомплектом к пушке танка Т-54 соответственно на 9 и 6 выстрелов. Учитывая опыт Великой Отечественной войны, на всех серийных тяжелых танках и среднем танке Т-54 для ведения огня по воздушным целям устанавливался зенитный крупнокалиберный пулемет.

 


* – Эжектор танковой пушки – устройство для продувки канала ствола пушки после выстрела с отводом части пороховых газов из канала ствола в специальный резервуар (ресивер) и создания в нем давления для последующего удаления пороховых газов за счет отсасывания их через дульное отверстие пушки из боевого отделения в атмосферу.

** – Бак-стеллаж – размещаемый в обитаемом отделении танка топливный бак, в котором в изолированных гнездах могут укладываться снаряды, заряды или унитарные выстрелы пушки.


 

Поиски путей дальнейшего повышения огневой мощи танков привели к использованию на них управляемых ракет в качестве дополнительного оружия. Первоначально велись опытно-конструкторские работы по оснащению всех типов советских танков управляемыми ракетами с ручным наведением и расположением их снаружи башни. После проведения испытаний от такой установки ракет отказались из-за их уязвимости от осколков и огня стрелкового оружия, а также возможности пуска и наведения ракеты только при стрельбе с места. В дальнейшем от использования управляемых ракет в качестве дополнительного оружия перешли к созданию танков с управляемым и неуправляемым ракетным оружием (истребителей танков), в которых ракетное оружие было основным.

К середине 1960-х гг. в результате проведения многочисленных научно-исследовательских работ была обоснована необходимость и возможность создания основного танка с комбинированным (ракетно-пушечным) оружием и мощной броневой защитой. Таким образом, вопрос о типе основного оружия танка решился в пользу гладкоствольной пушки с возможностью пуска управляемой ракеты через ее ствол. В эти годы закладывалось превосходство советских танков второго послевоенного поколения над однотипными зарубежными танками.

В области защищенности кроме традиционных мероприятий по совершенствованию броневой защиты, проводившихся в годы Великой Отечественной войны, велись работы по обеспечению защиты танков и экипажей от поражающих факторов ядерного оружия и ПТУР, появившихся на вооружении за рубежом. Разрабатывались и внедрялись новые броневые и противорадиационные материалы, конструкции броневых преград, противокумулятивных экранов, систем постановки аэрозольных (дымовых) завес, автоматических систем ППО и ПАЗ. Проводились исследования различных схем общей компоновки танков, позволявших осуществить размещение экипажа в бронированной капсуле.

В результате проведения большого количества НИОКР в рассматриваемом периоде были созданы танки с комбинированными броневыми преградами (танки «Объект 432» и «Объект 434»), корпусом и башней из броневого сплава на основе алюминия (легкий танк «Объект 906»), противокумулятивной экранной защитой ЗЭТ-1 (опытные средние танки Т-54, Т-55 и Т-62), системой пуска дымовых гранат (танк «Объект 906»), автоматической системой ПАЗ (танки ПТ-76Б, Т-55, Т-55А, Т-62 и Т-10М), телевизионными приборами стрельбы и наблюдения, обеспечивавшими защиту органов зрения членов экипажа от прямого воздействия светового излучения ядерного взрыва. Кроме того, для уменьшения заметности танка на поле боя были разработаны механизм изменения клиренса машины и встроенное оборудование для самоокапывания. В этом же периоде были начаты работы по созданию активной и динамической защиты танков.

В конце первого послевоенного периода на всех танках стали использоваться автоматические системы ППО с более эффективным и значительно менее токсичным пожаротушащим составом. Если до середины 1950-х гг. в полуавтоматических и автоматических системах ППО применялись термоизвещатели и термозамыкатели, то к концу рассматриваемого периода все танковые системы ППО были автоматическими и имели унифицированные термодатчики ТД-1. В баллонах ППО вместо углекислоты стал применяться пожаротушащий состав «3,5», включавший бромистый этил, углекислоту и сжатый воздух. Для постановки дымовых (аэрозольных) завес все серийные танки с 1958 г. оснащались встроенной термодымовой аппаратурой многократного действия.

В области повышения подвижности отечественным конструкторам в соответствии с новыми оперативно-тактическими требованиями удалось увеличить средние скорости движения и запас хода танков, улучшить их маневренность и проходимость, а для легких танков – обеспечить плавучесть и авиатранспортабельность. Скорости движения, маневренность и запас хода во многом определялись мощностью, экономичностью, многотопливностью и приемистостью двигателя, возможностью его работы в различных климатических условиях, в горах, под водой и на местности, зараженной радиоактивными веществами.

На серийных средних и тяжелых танках в течение всего первого послевоенного периода продолжали устанавливать V-образные четырехтактные дизели типа В-2, т.е. модификации проверенного в боевых условиях танкового двигателя, и механические трансмиссии. На легком танке использовался дизель В-6 – однорядный с вертикальным расположением шести цилиндров двигатель из семейства дизелей В-2. Одновременно проводились НИОКР по созданию и применению на танках газотурбинных двигателей, двухтактных дизелей типа 5ТД и четырехтактных форсированных дизелей типа В-2 и УТД.

Для увеличения запаса хода кроме создания более экономичного танкового двигателя усилия конструкторов были направлены на увеличение емкости топливных баков, расположенных внутри броневого корпуса, в том числе за счет использования баков-стеллажей, и совершенствование конструкций агрегатов трансмиссии и узлов ходовой части.

Большое внимание уделялось вопросам пуска дизеля при низких температурах. Во время Великой Отечественной войны в танковых войсках применялись различные средства и способы предварительного подогрева двигателей танков в зимних условиях, но все они не удовлетворяли требованиям по обеспечению постоянной боеготовности танков. Основными средствами, использовавшимися для подготовки к пуску двигателей, являлись стационарные и передвижные водомаслогрейки, танковые дровяные печи и перевозимые на танке индивидуальные подогреватели. В качестве вспомогательных средств пуска двигателя на американских, британских и немецких танках применялись устройства для разжижения масла бензином, для подогрева всасываемого воздуха в момент пуска двигателя, а также устройства для пуска двигателя с помощью впрыска эфира во впускной коллектор.

На отечественных танках вспомогательные средства не применялись, так как пуск двигателя с помощью эфира был возможен только при прогретом двигателе и разжиженном бензином горячем масле, которое в этом случае теряло свои смазочные качества. Кроме того, впрыск эфира требовалось производить в точно дозированном количестве, соответствующем рабочему объему цилиндров двигателя, и при этом строго соблюдать дополнительные меры пожарной безопасности. Устройство подогрева поступающего в цилиндры двигателя воздуха в то время было несовершенным и не обеспечивало надежный безаварийный пуск двигателя.

Индивидуальные подогреватели (пародинамические, термосифонные, газовоздушные и типа «керогаз») применялись, в основном, для поддержания танков в боевой готовности на длительных стоянках при уже прогретом двигателе.

Поэтому ставилась задача – создать такой индивидуальный подогреватель, который составлял бы неотъемлемый агрегат танка, имел бы мощный теплоисточник, был бы прост в изготовлении и обслуживании, приводился в действие за 2–3 мин без выхода экипажа из танка и обеспечивал прогрев двигателя при любых (практически возможных) низких температурах за время не более 30 мин.

В 1947 г. задача пуска танкового дизеля при низких температурах была успешно решена. В академии БТ и МВ был разработан танковый форсуночный подогреватель*, который с 1949 г. стал устанавливаться в танк Т-54. За разработку подогревателя и системы разогрева двигателя преподаватели академии В.М. Голосов и В.Г. Карпенко были удостоены Сталинской премии 3-ей степени. Различные модификации форсуночного подогревателя длительное время широко применялись на машинах с двигателями жидкостного охлаждения.

 


* – Танковый форсуночный подогреватель – устройство для предпускового разогрева и поддержания в постоянной готовности к пуску танкового дизеля в условиях низких температур. Конструктивно включен в топливную систему и системы охлаждения и подогрева силовой установки. Нагретая в нем охлаждающая жидкость поступала в змеевик масляного бака и подогревала моторное масло до вязкости, при которой масляный насос мог подать его в масляную систему силовой установки.


 

Новыми важными техническими решениями по повышению подвижности, реализованными в серийных танках, являлись применение планетарной коробки передач, планетарного механизма поворота типа «ЗК», гидросервоуправления агрегатами трансмиссии танка, индивидуальной пучковой торсионной подвески, гидроамортизаторов двухстороннего действия, гусениц с РМШ и водометов. На отечественных опытных танках были проведены испытания гидромеханических трансмиссий, автоматики переключения передач, планетарных бортовых коробок передач* с фрикционными устройствами, работающими в масле, электропневмосистем автоматизированного управления движением танка, двухпоточных механизмов передач и поворота, пневматических** и гидравлических подвесок, релаксационных гидроамортизаторов***, гидравлических механизмов натяжения гусениц, компенсирующих устройств и движителя с четырьмя гусеницами.

 


* – Бортовые непланетарные коробки передач впервые появились на ромбовидных британских тяжелых танках МkI – МkIV выпуска 1916–1917 гг. Они были дополнительными агрегатами к центральной коробке передач и поэтому переключение передач по сигналу механика-водителя производили два его помощника. При повороте танка в коробке передач со стороны одного борта вручную включалась первая или вторая передача, а со стороны другого борта – нейтраль. В дальнейшем за рубежом от этой конструктивной схемы трансмиссии отказались. В отечественных танках Т-64, Т-72 и Т-80 и их модификациях установлены две планетарные бортовые коробки передач с системой гидросервоуправления, которые обеспечивают увеличение сил тяги и скоростей движения танка, плавное трогание танка с места, устойчивое прямолинейное движение вперед и назад, поворот и торможение машины, а также длительную работу двигателя на холостом ходу на стоянке.

** – Впервые пневматическую подвеску применили в 1940 г. на британских легких танках «Тетрарх» МkVII и «Гарри Гопкинс», хотя такая подвеска была впервые предусмотрена в проекте сверхтяжелого 170-тонного танка, разработанного В.Д. Менделеевым в 1916 г. Гидравлическая подвеска нашла применение в авиации.

*** – Релаксационный амортизатор – поршневой гидравлический амортизатор двухстороннего действия. На обратном ходу он работает как обычный гидроамортизатор. На прямом ходу его сопротивление зависит не только от скорости как у обычного гидроамортизатора, но и от величины перемещения опорного катка. Эта зависимость конструктивно достигается созданием высоких давлений 88–118 МПа (900–1200 кгс/кв.см) рабочей жидкости на прямом ходу, при которых проявляется сжимаемость рабочей жидкости при перемещении опорного катка. При движении машины по мелким неровностям, в том числе на высоких скоростях, когда перемещения опорного катка незначительны, он имеет малое сопротивление и поэтому избавляет экипаж от действия больших вертикальных ускорений (тряски).


 

После войны была успешно решена задача преодоления танками водных преград* сходу в составе танковых частей и соединений. В 1950-х гг. средние и тяжелые танки стали оснащаться оборудованием для подводного вождения, а небольшая часть средних танков – навесными индивидуальными плавсредствами. Кроме того, на вооружение Советской Армии был принят легкий плавающий танк ПТ-76.

 


* – Водные преграды по ширине условно подразделяются на узкие (до 100 м), средние (от 100 до 250 м), широкие (от 250 до 600 м) и крупные (свыше 600 м).


 

В 1953 г. был изготовлен макетный образец индивидуальных навесных плавсредств понтонного типа для среднего танка Т-54. Серийное производство плавсредств, принятых на вооружение под маркой ПСТ-54, было налажено в Харькове. Для средних танков Т-54 и Т-55 в 1960-х гг. организовали производство модернизированных индивидуальных танковых плавсредств ПСТ-У, ПСТ-63 и ПСТ-64М. Они позволяли танкам форсировать водные преграды вплавь своим ходом со скоростью до 12 км/ч на расстояние 80–100 км при волнении моря до 5 баллов.

От известных в мировой практике зарубежных танковых индивидуальных плавсредств каркасного типа, увеличивавших водоизмещение, отечественные конструкции понтонного типа отличались тем, что они из-за небольшой высоты понтонов по сравнению с раздвижными чехлами обеспечивали возможность ведения стрельбы из танка при движении на плаву и большую живучесть. При выходе машины на берег во время высадки морского десанта плавсредства быстро отсоединялись с помощью дистанционного управления из танка без выхода экипажа. Плавсредства рассматривались как специальное оборудование однократного использования для форсирования танками широких рек и морских проливов.

Применение индивидуальных танковых навесных плавсредств помимо их высокой стоимости усложняло конструкцию машины и в то же время исключало постоянную готовность танка к действию на плаву. Кроме того, использование плавсредств значительно увеличивало тыловые подразделения, так как для перевозки одного комплекта ПСТ-63 требовалось два грузовых автомобиля с прицепами. Из-за весьма ограниченной перспективы применения навесные плавсредства для отечественных основных танков во втором послевоенном периоде уже не разрабатывались.

В 1960-х гг. в СССР были разработаны и испытаны экспериментальные образцы танковых каркасных плавсредств конструкции ВНИИ-100 (ВНИИТрансмаш). В связи с повышенной уязвимостью от огня противника они предназначались для оснащения танков второго атакующего эшелона, а также для тех случаев, когда при форсировании рек исключалась возможность использования ОПВТ или отсутствовала подготовленная оборона противника.

Проверялась возможность размещения герметизированного ограждения в двух вариантах – с установкой каркасного плавсредства по всему периметру танка или только в передней части машины перед башней. В последнем случае в кормовой части корпуса устанавливался съемный понтон объемом 1,5 куб.м. Запас плавучести* для первого варианта размещения плавсредства составлял 36%, для второго варианта – 18%. Тканевое ограждение, натягиваемое на трубчатый каркас плавсредства, изготавливалось из прорезиненного капрона. В передней стенке тканевого чехла было вмонтировано смотровое окно для механика-водителя.

 


* – Величина запаса плавучести определяется наибольшим дополнительным грузом (выражается в процентах от боевой массы машины), не вызывающим опасного погружения машины в воду.


 

Каркасные плавсредства имели небольшие массу и размеры в походном положении, невысокую стоимость и достаточно малое время подготовки установки (20–30 мин.). В отличие от ОПВТ они не требовали продолжительной и трудоемкой разведки дна реки и не имели ограничений по глубине преодолеваемых водных преград. Кроме создания индивидуальных плавсредств в нашей стране проводились испытания первого в мире танко-десантного средства на подводных крыльях.

В годы Великой Отечественной войны выявилась острая необходимость в танковой навигационной аппаратуре, особенно для командирских танков и командно-штабных машин. В результате проведенных после войны исследований в этом направлении на указанных машинах стала устанавливаться танковая навигационная аппаратура «Янтарь-Трасса», а затем – более совершенная аппаратура ТНА-2 «Сетка».

 

Таблица 3

Танки первого послевоенного периода

 

В послевоенные годы для определения направлений дальнейшего развития отечественного танкостроения необходимо было решить два принципиальных вопроса: какой тип танка составит основу танкового парка Советской Армии и, следовательно, какому боевому свойству нужно отдать предпочтение – подвижности или защищенности, и какое должно быть на танке основное оружие – пушечное, ракетное или комбинированное? Единого мнения по этим вопросам не существовало ни у нас, ни за рубежом.

 

 

 

Так, в начале 1950-х гг. в США и Великобритании была принята классификация танков по калибру основного оружия, согласно которой танки подразделялись на легкопушечные, среднепушечные и тяжелопушечные. Если придерживаться существовавшей в то время в СССР классификации танков по величине боевой массы машины, то в первое послевоенное десятилетие в Великобритании серийно выпускались только тяжелые танки «Центурион» (среднепушечный) и «Конкэрор» (тяжелопушечный), в США – легкие танки М41 и тяжелые танки М46, М47, М48 (среднепушечные) и М103 (тяжелопушечный), а во Франции – только легкие танки АМХ-13 «Тюренн».

Сторонники легких танков утверждали, что поскольку ПТУР способны пробивать монолитную броневую преграду любой толщины, какую реально можно было иметь на танках, то не имело смысла создавать танки с мощной броней. Однако жизнь опровергла это утверждение. Как известно, в Советском Союзе проблему создания танка с противоснарядной броней пришлось решать уже во второй половине 1930-х гг. в связи с применением во время гражданской войны в Испании в 1936–1939 гг. противотанковой артиллерии против танков Т-26 и БТ-5 советского производства, имевших противопульную броню. В результате проведенных работ по созданию новых танков к началу Великой Отечественной войны на вооружение Красной Армии поступили танки Т-34, КВ-1 и КВ-2 с противоснарядной броневой защитой.

В годы Великой Отечественной войны проблема защищенности вновь обострилась в связи с применением противником сначала бронебойно-подкалиберных снарядов, а затем и кумулятивных снарядов, имевших высокую бронепробиваемость. В начале 1990-х гг. эта проблема широко обсуждалась за рубежом в связи с использованием армией США высокоточного оружия в локальной войне многонациональных сил против Ирака в районе Персидского залива в январе–феврале 1991 г. Тем не менее ни в одной армии мира танки противоснарядного бронирования не только не были сняты с вооружения, а наоборот – продолжают совершенствоваться. Танки по-прежнему являются тем универсальным наступательным и оборонительным боевым средством, которое еще длительное время будет незаменимо на поле боя. Следовательно, надежно защищенные танки будут нужны до тех пор, пока будут существовать сухопутные войска.

Сторонники легких танков также считали, что при использовании ядерного оружия главной задачей сухопутных войск будет захват местности, для чего достаточно иметь только авиатранспортабельные легкие танки с противопульной броней. Однако они не учитывали, что на поле боя танку придется действовать не только против ПТУР, но и против других многочисленных огневых средств. Как показал опыт Великой Отечественной войны, танки с противопульным бронированием оказались непригодными для ведения боевых действий в качестве танков непосредственной поддержки пехоты против сильного противника. В середине войны их производство было прекращено, а находившиеся в войсках танки использовались для разведки, охранения, связи и выполнения других специальных задач.

Проведенные в начале 1950-х гг. испытания показали, что тяжелые и средние танки с мощной броневой защитой лучше легких бронированных машин могли противостоять ударной волне ядерного взрыва и преодолевать радиоактивно зараженные участки местности, а также более эффективно воздействовать на противника своей огневой мощью. В дальнейшем оказалось, что ни тяжелые, ни легкие танки не стали основой танкового парка нашей армии. Этот вопрос был решен в пользу средних танков.

Как уже отмечалось, в начале 1960-х гг. руководством страны было принято решение о снятии с производства тяжелых танков и прекращении по ним научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ. На принятие этого решения в известной степени повлияло успешное развитие средних танков, которые по своей огневой мощи и уровню броневой защиты приблизились к тяжелым танкам. Было решено использовать технические достижения в разработке тяжелых и средних танков для создания основного (универсального) танка.

Положительной стороной решения о сокращении разнотипности танков было значительное в масштабах страны снижение затрат и упрощение организации массового производства танков, их ремонта и эксплуатации, снабжения запасными частями и обучения личного состава.

Не получили дальнейшего развития и легкие танки, функции которых в середине 1960-х гг. было решено возложить на БМП и машины, создаваемые на ее базе. Несмотря на удачные разработки опытных образцов легких танков, выполненных в металле, принятый на вооружение в 1952 г. легкий плавающий танк ПТ-76 так и остался в истории отечественного танкостроения единственным серийным послевоенным представителем этого класса танков.

С учетом того, что в Советской Армии находилось большое количество танков, принятых на вооружение еще в годы войны (Т-34-85, Т-44, ИС-2 и ИС-3), в 1950-е гг. были проведены мероприятия по модернизации средних и тяжелых танков. Модернизация позволила продлить жизненный цикл этих машин ценой сравнительно небольших затрат на замену устаревших конструкций более совершенными агрегатами и узлами, находящимися в производстве, а также за счет применения новых материалов и технологий.

Основным направлением модернизации танков являлось повышение их огневой мощи, защищенности, подвижности, а также надежности работы узлов, агрегатов и систем силовой установки. Как и в годы войны, наиболее распространенными мероприятиями по модернизации танков были те, которые способствовали увеличению огневой мощи. Они включали повышение могущества действия снарядов по цели, улучшение СУО* и оснащение более совершенными приборами наблюдения.

 


* – Системой управления огнем (СУО) танка называется совокупность функционально связанных между собой приборов, предназначенных для разведки целей на поле боя, целеуказания от командира к наводчику (при отсутствии дублированного управления огнем), подготовки исходных данных для стрельбы с введением поправок на отклонение условий стрельбы от нормальных и на движение танка и цели, наводки и удержания оружия на цели, оценки результатов стрельбы и ввода необходимых корректур.


 

Мероприятия по усилению защищенности танков сводились, как правило, к внедрению новых средств маскировки и установке более совершенной системы ППО, поскольку изменение существовавших конструкций броневых корпусов и башен являлось очень сложным и дорогостоящим и поэтому оно не проводилось даже при глубокой модернизации боевых машин.

В области повышения подвижности модернизируемых танков основные усилия были сосредоточены на совершенствовании конструкций силовой установки, трансмиссии и ходовой части, главным образом за счет применения агрегатов и узлов, установленных на машинах более поздних марок.

Разработкой основных направлений развития танков, обеспечением выполнения перспективных и текущих планов производства совместно с Министерством обороны СССР непосредственно занимались Главное управление танкового производства Министерства транспортного (и тяжелого) машиностроения (1945–1957) и 12-е Главное управление Министерства оборонной промышленности СССР (1957–1965).

Танковую отрасль в первый послевоенный период возглавляли: В.А. Малышев (1945–1946), Ю.Е. Максарев (1946–1949), С.Н. Махонин (1949–1952, 1953–1954) и Н.А. Кучеренко (1952–1953, 1954–1969).

Разработку танков первого послевоенного поколения осуществляли конструкторские бюро Челябинского Кировского и Ленинградского Кировского заводов, Уралвагонзавода, (№183) заводов №75 в Харькове и №174 в Омске. На ЛКЗ были организованы Особое конструкторское бюро по тяжелым танкам под руководством Ж.Я. Котина и специальное конструкторское бюро по газовым турбинам во главе с А.Х. Старостенко. Разработкой тяжелых танков и легкого плавающего танка на ЧКЗ занималось специальное конструкторское бюро по танковому производству под руководством П.П. Исакова. На заводе имелись специальное конструкторское бюро по моторному производству, которое возглавлял И.Я. Трашутин, и опытно-конструкторское бюро по управляемым реактивным снарядам во главе с И.И. Архангельским.

Создание средних танков на заводе №75 было поручено специальному конструкторскому бюро по гусеничным машинам, которым руководил А.А. Морозов, на Уралвагонзаводе – специальному конструкторскому бюро по средним танкам во главе с Л.Н. Карцевым и на заводе №174 – отделу главного конструктора по танкам и артсамоходам, который возглавлял И.С. Бушнев, а затем А.Е. Сулин. На заводе №75 кроме специального конструкторского бюро были организованы конструкторские бюро по танковым огнеметам (М.С. Озерский), по танковым двигателям (А.Д. Чаромский) и по тяжелым артиллерийским тягачам (А.И. Автономов).

В период восстановления народного хозяйства, разрушенного во время войны, вновь вступили в строй действующих танковые производства заводов в Ленинграде, Харькове и Сталинграде. Несмотря на усложнение конструкции танков, технология их изготовления в этот период не претерпела существенных изменений по сравнению с технологией периода войны на его завершающем этапе. В первый послевоенный период серийное производство средних танков осуществляли три завода: №183 (Уралвагонзавод) в Нижнем Тагиле, №174 (завод транспортного машиностроения им. Октябрьской революции) в Омске и №75 (завод транспортного машиностроения им. В.А. Малышева) в Харькове. Тяжелые танки выпускали Ленинградский Кировский завод и Челябинский Кировский завод, а легкие танки – Сталинградский (Волгоградский) тракторный завод. После организации серийного производства легких плавающих танков ПТ-76 на СТЗ (ВгТЗ) разработка новых легких танков была возложена на СКБ этого завода, которое последовательно возглавляли М.М. Романов, С.А. Федоров и И.В. Гавалов.

За первые два послевоенных десятилетия (со второй половины 1945 г. до 1966 г.) в Советском Союзе было произведено свыше 46000 танков различных типов. Такое большое число выпущенных машин было связано с существовавшей в то время у руководства страны концепцией о необходимости увеличения в мирное время обычных средств вооруженной борьбы в связи с возможностью развязывания ядерной войны. В случае нанесения ядерных ударов по промышленным центрам нашей страны и вывода их из строя резко возрастало значение заблаговременно изготовленного оружия, в первую очередь танков, как наиболее приспособленных к ведению боевых действий в этих условиях.

Производство танков в 1945–1965 гг. представлено в таблице 4.

 

Таблица 4

Производство танков в 1945–1965 гг.*

 

Короткий по времени, но важный с технической точки зрения путь в развитии послевоенного отечественного танкостроения прошли тяжелые танки. Первым серийным послевоенным тяжелым танком, разработка которого началась еще в годы войны на ЧКЗ, был танк ИС-4. Основной целью при создании этой машины являлось обеспечение надежной защиты танка от снарядов современных зарубежных танковых пушек на эффективной дальности стрельбы. Усиление броневой защиты было достигнуто за счет увеличения толщины брони корпуса и башни танка. В конце 1940-х гг. наибольший калибр пушек, состоявших на вооружении американских танков, был равен 90 мм, британских танков – 83,4 мм. В результате ни одна зарубежная танковая пушка калибром до 90 мм включительно не пробивала любым типом снаряда при всех курсовых углах* обстрела лобовую и бортовую броню танка ИС-4 начиная с дальности 1000 м.

 


* – Курсовой угол – угол между направлением движения танка и направлением на орудие противника. Его величина может изменяться от 0° при движении танка на орудие до 180° при движении танка от орудия.


 

Однако увеличение толщины брони привело к росту боевой массы танка ИС-4 до 60 т, и среди серийных отечественных танков он остается рекордсменом по величине боевой массы. Отсутствие в первые послевоенные годы надежного танкового двигателя мощностью свыше 552 кВт (750 л.с.) не позволило получить удельную мощность танка выше, чем 9,2 кВт/т (12,5 л.с./т). Подвижность тяжелого танка конструкторы пытались повысить за счет использования планетарного механизма поворота типа «ЗК», наиболее экономичного среди других известных типов механизма поворота. Для улучшения проходимости танка была применена семиопорная (применительно к одному борту) схема ходовой части. В целом, несмотря на подавляющее превосходство над зарубежными танками по уровню броневой защиты, в конструкции танка ИС-4 не удалось добиться надежной работы ряда узлов и агрегатов. В 1950 г. по причине несоответствия показателей надежности и подвижности танка возросшим требованиям, предъявляемым к ним, а также из-за большой боевой массы танка его производство было прекращено.

В 1946–1948 гг. в конструкторском бюро под руководством Ж.Я. Котина предприняли попытку создать тяжелый танк, в котором были бы реализованы все самые последние достижения науки и техники в области танкостроения не только в нашей стране, но и за рубежом. В опытном танке, получившем марку ИС-7, практически не имелось агрегатов, узлов и систем, заимствованных у ранее выпущенных машин. Все конструкции агрегатов являлись оригинальными, и многие новые технические решения были реализованы в последующих образцах тяжелых танков.

Стремление создать неуязвимый на поле боя танк, используя традиционные конструкторские решения, привело к росту боевой массы машины до 68 т при первоначально заданных 65 т. Опытный танк ИС-7 является самым тяжелым отечественным танком ХХ века. Большая величина массы послужила причиной прекращения работ над танком ИС-7. В 1949 г. началась разработка нового тяжелого танка массой до 50 т, получившего обозначение ИС-8, а в 1953 г. – марку Т-10.

В конце 1940-х гг. после возвращения из Челябинска в Ленинград части эвакуированных во время войны работников конструкторского бюро Кировского завода в этих городах образовались два самостоятельных конструкторских бюро по разработке тяжелых танков. В Ленинграде имелись значительные конструкторские силы, но существовало небольшое танковое производство, восстановленное после снятия блокады города во время войны. В Челябинске сохранялось отлично налаженное серийное танковое производство и существенно ослабленное после отъезда основного костяка ИТР конструкторское бюро.

Тяжелый танк ИС-8 (Т-10) было решено проектировать совместными усилиями конструкторского бюро Челябинского Кировского завода и создаваемого в Ленинграде Всесоюзного научно-исследовательского института ВНИИ-100 (ныне ВНИИТрансмаш). Танк проектировался под технологию крупносерийного производства Челябинского Кировского завода. Главным конструктором КБ Челябинского Кировского завода вместо Н.Л. Духова в 1947 г. стал М.Ф. Балжи, один из разработчиков тяжелых танков ИС-3 и ИС-4. Первым директором ВНИИ-100 был назначен Ж.Я. Котин, на которого возлагалось общее руководство проектными работами по танку Т-10. Непосредственным руководителем работ являлся известный танковый конструктор А.С. Ермолаев, который во главе бригады ленинградских конструкторов был откомандирован в Челябинск для разработки чертежно-конструкторской документации.

Широкое заимствование отдельных конструктивно и технологически отработанных технических решений вместе с доработанной компоновкой танка ИС-3 позволили сократить сроки создания танка ИС-8 (Т-10). Танк стал серийно производиться на Челябинском Кировском заводе с 1953 г., а его модернизированный вариант – танк Т-10М – с 1958 г. В 1958 г. выпуск Т-10М был также организован на Ленинградском Кировском заводе.

За рубежом в послевоенные годы тяжелые танки собственной разработки находились на вооружении только в армиях США (М103, 1956 г.) и Великобритании («Конкэрор», 1954 г.). Оба танка уступали танку Т-10М по основным боевым свойствам. Зарубежные танки были тяжелее и выше отечественного танка, имели вдвое меньший запас хода по топливу, низкую максимальную скорость и оснащались карбюраторными двигателями. Эти танки не имели системы ПАЗ и не были приспособлены для движения под водой. В отличие от танка Т-10М с двухплоскостным стабилизатором оружия на британском танке устанавливался стабилизатор оружия только в вертикальной плоскости, а на американском танке он вообще отсутствовал. Cоветский танк несколько уступал этим машинам по броневой защите носовой части корпуса, но превосходил их по подвижности. В целом, танк Т-10М удовлетворял основным тактико-техническим требованиям, которые предъявлялись к тяжелым отечественным танкам того периода.

Дальнейшая работа отечественных конструкторских бюро по совершенствованию тяжелых танков с артиллерийским вооружением привела к созданию нового поколения машин этого класса. В Ленинграде были изготовлены опытные танки «Объект 277» (ЛКЗ) и «Объект 279» (ВНИИ-100), в Челябинске – «Объект 770» (ЧКЗ).

На этих танках устанавливалась стабилизированная в двух плоскостях 130-мм нарезная пушка с механизмом заряжания и устройством продувки канала ствола сжатым воздухом после выстрела. Впервые в отечественном танкостроении для тяжелых танков были созданы оригинальные конструкции механизма поворота башни с аксиально-плунжерной гидрообъемной передачей*, гидромеханических трансмиссий, пневматической и гидравлической подвесок, штурвала механика-водителя, а также выполнено объединение двигателя и трансмиссии в силовой блок. По основным боевым и техническим характеристикам опытные танки намного превосходили серийный танк Т-10М, а за рубежом танков с подобными характеристиками в то время вообще не было. Советские тяжелые танки, созданные в первом послевоенном периоде, не экспортировались.

 


* – Гидрообъемная передача – гидравлическая передача, в которой мощность от ведущего вала к ведомому передается за счет большого давления 29,4—34,3 МПа (300–350 кгс/кв.см) жидкости (гидростатического напора) при относительно малых скоростях (12–20 м/с) ее движения. Состоит из гидронасоса, гидромотора и распределителя. В гидромеханических трансмиссиях применяются гидрообъемные передачи аксиально-поршневого, радиально-поршневого или смешанного типа. Наибольшее распространение получили гидрообъемные передачи аксиально-поршневого типа.


 

Таблица 5

Основные боевые и технические характеристики отечественных и зарубежных тяжелых танков


18* – В американской и британской технической литературе установлено правило определения углов наклона брони корпуса танка относительно вертикали. В Европе существует практика определения углов наклона брони относительно горизонтали.


 

Средние танки первого послевоенного поколения Т-54, Т-55 и Т-62 явились логическим продолжением среднего танка Т-44, разработанного в конструкторском бюро Уралвагонзавода в Нижнем Тагиле и поставленного на серийное производство на заводе №75 в Харькове в 1944 г. Их развитие шло эволюционным путем. Однако в конце рассматриваемого периода произошло резкое повышение боевых и технических характеристик опытных средних танков. Опытный танк «Объект 432» при боевой массе 34 т по защищенности лобовой части башни превосходил броневую защиту серийного тяжелого танка Т-10М, имел более высокие показатели подвижности и практически одинаковую огневую мощь. С появлением опытного образца среднего танка с такими высокими боевыми и техническими характеристиками было решено перейти к созданию единого (универсального) танка, сочетавшего достоинства среднего и тяжелого танков. Таким танком стал основной танк Т-64А, явившийся первенцем танков второго послевоенного поколения.

Опытный советский танк «Объект 432», являвшийся предшественником танка Т-64А, значительно отличался от опытных и серийных зарубежных танков наличием 115-мм гладкоствольной пушки, механизма заряжания, комбинированной броневой защиты корпуса и башни и автоматической системы противоатомной защиты.

С появлением ядерного оружия действия танковых войск еще больше приобрели высокоманевренный характер. В связи с этим возросла необходимость в создании легких танков для выполнения разнообразных специальных задач, при решении которых использование средних или тяжелых танков было нецелесообразно ни с военной, ни с экономической точек зрения.

В начале 1950-х гг. параллельно с разработкой танка Т-10 в КБ Челябинского Кировского завода совместно с конструкторами ВНИИ-100 под руководством Ж.Я. Котина был разработан, испытан и вскоре принят на вооружение и в серийное производство легкий плавающий танк ПТ-76. В 1958 г. он был модернизирован, и ему была присвоена марка ПТ-76Б.

За рубежом легкие танки первого послевоенного поколения выпускались в США (М41А2 «Уолкер Бульдог», 1953 г.) и во Франции (АМХ-13 «Тюренн», 1951 г.). По основным боевым свойствам танк ПТ-76Б уступал этим зарубежным танкам из-за более низких баллистических данных пушки при практически одинаковом калибре, меньшей толщины лобовой брони корпуса и башни и меньшей величины максимальной скорости. Однако оба зарубежных танка не были плавающими (одно из основных требований для разведывательного танка) и имели худшие показатели проходимости по грунтам с низкой несущей способностью и снежному покрову. Кроме того, в отличие от отечественного танка ПТ-76, на зарубежных танках устанавливались карбюраторные двигатели и отсутствовали стабилизатор основного оружия и система противоатомной защиты.

В начале 1960-х гг. на отечественных опытных легких танках «Объект 906», «Объект 906Б» и «Объект 911Б» исследовались и испытывались: 85-мм нарезная пушка и пусковая установка для стрельбы ПТУР и НУРС, механизм заряжания пушки, размещение механика-водителя во вращающейся башне, броневая защита корпуса из алюминиевого сплава, двухпоточный механизм передач и поворота, регулируемая пневматическая подвеска и гидравлический механизм натяжения гусениц.

Таким образом, в первом послевоенном периоде на вооружении Советской Армии состояли все типы танков (легкие, средние и тяжелые), необходимость которых в условиях возможного применения ядерного и управляемого оружия была научно обоснована. Выпуск танков в СССР значительно превышал выпуск танков в любой зарубежной стране. Производство средних танков было организовано на трех заводах (№75, 183 и 174), тяжелых танков – на двух заводах (ЛКЗ и ЧКЗ) и легкого танка – на СТЗ (ВгТЗ).

При создании средних и тяжелых танков проявлялось прежнее стремление конструкторов обеспечить оптимальное сочетание боевых свойств для каждого типа танков. Особое внимание уделялось повышению надежности работы узлов, агрегатов и систем танка, упрощению их технического обслуживания и ремонта в полевых условиях.

В первом послевоенном периоде отечественные серийные и опытные танки по основным боевым и техническим характеристикам, как правило, превосходили однотипные зарубежные танки. Однако в отдельные промежутки времени благодаря наличию современных отработанных узлов, агрегатов и приборов некоторые зарубежные танки опережали советские танки по ряду характеристик. Обеспечение превосходства отечественных танков предопределяло необходимость использования последних достижений науки и техники при создании всех типов танков – легких, средних и тяжелых.

 

Таблица 6

Основные боевые и технические характеристики отечественных и зарубежных средних танков

 

Таблица 7

Основные боевые и технические характеристики отечественных и зарубежных легких танков

  

В начале 1960-х гг. на основе проведенного анализа состояния отечественного и зарубежного танкостроения были определены этапы дальнейшего развития советских танков – ближайший и последующий. На первом этапе перспективной считалась схема общей компоновки танка с размещением экипажа из трех человек (механик-водитель – в корпусе, остальные – в башне), с гладкоствольным орудием и механизмом заряжания танковой пушки. На втором этапе перспективной считалась компоновочная схема с экипажем из двух человек, размещенных в корпусе, с ракетным или комбинированным ракетно-пушечным вооружением, механизмом заряжания, газотурбинным двигателем и усиленной противоатомной защитой.

На первом этапе дальнейшего развития отечественных танков для сохранения их высокого технического уровня, наряду с совершенствованием узлов, агрегатов и систем серийных и опытных танков, предстояло разработать и внедрить более мощную гладкоствольную или нарезную пушку, радиолокационный или стереоскопический дальномер, баллистический вычислитель, сгорающую гильзу для унитарных и раздельных выстрелов, навигационную аппаратуру, систему электроснабжения на переменном токе, гидромеханические трансмиссии, гусеницы с РМШ, гидроамортизаторы с эффективными характеристиками, высокотемпературное охлаждение двигателей, воздухоочистители с неограниченным сроком эксплуатации без обслуживания, многотопливные двигатели, противорадиационные материалы, силовые узлы и оборудование из титана, легких сплавов и пластмасс, а также противокумулятивные экраны.

На втором этапе предполагалось разработать танковые управляемые ракеты, ядерные боеприпасы для танковых пушек и ракет, полную автоматизацию и дистанционное управление оружием и силовой установкой, телевизионную аппаратуру прицеливания, наблюдения и вождения, танковую газотурбинную силовую установку, гидрообъемные передачи, ленточные гусеницы, а также подводные крылья для плавающих танков. Кроме того, предусматривалось исследование возможности применения на танках атомного двигателя, роторного двигателя, топливных элементов, средств активной и динамической защиты, а также системы подрессоривания с управляемой характеристикой.

С середины 1960-х гг. советские танкостроители приступили к реализации перечисленных мероприятий первого этапа развития танков.

 


 

См. продолжение >>>


Поделиться в социальных сетях:
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Мой Мир


При использовании опубликованных здесь материалов с пометкой «предоставлено автором/редакцией» и «специально для "Отваги"», гиперссылка на сайт www.otvaga2004.ru обязательна!


Первый сайт «Отвага» был создан в 2002 году по адресу otvaga.narod.ru, затем через два года он был перенесен на otvaga2004.narod.ru и проработал в этом виде в течение 8 лет. Сейчас, спустя 10 лет с момента основания, сайт переехал с бесплатного хостинга на новый адрес otvaga2004.ru