Воспоминания разработчика АСУВ фронта «Маневр» и ПАСС «Редут-2». Часть 1

© Сушкевич И.И. Специально для сайта «Отвага», 2015 г.
Фото из архива автора и с общедоступных веб-сайтов
Любое заимствование и использование данного материала – только с разрешения автора и администрации сайта «Отвага»
Часть 1 Часть 2 Часть 3 Часть 4 Часть 5 Часть 6 Часть 7 Часть 8

 

Посвящается военным инженерам связистам СССР

 

Когда яснее видишь вечер своей жизни, все больше убеждаешься в том, что ничто не уходит в никуда. Человеческая душа – не кладбище, а святилище. И оно дарует вечную жизнь образам былого. Нам самим пришлось укладывать шпалы и по ним строить свой жизненный путь. Мои воспоминания построены не в полном хронологическом порядке. События и факты рассыпаны по многим страницам, потому что очень трудно придерживаться полного хронологического порядка. Остановлюсь лишь на тех событиях, которые касались меня больше всего, которые оставили наиболее яркий след в моей памяти и которые будут чем-то полезны потомкам.

 

 

Сушкевич Игнат Игнатьевич

     Родился 1 января 1945 г. После окончания Гомельского политехнического техникума с  1964 г. по 1973 г. работал на  Куйбышевском заводе кабелей связи (ныне Самарская кабельная компания)    (мастер — начальник КБ). В 1972 г. закончил Куйбышевский политехнический институт   (автоматика и телемеханика).

     В 1973 г. с семьей переехал в Беларусь, а  с 1974 г. начал работать в  Научно-исследовательском институте средств автоматизации – НПО «Агат».  В должности ведущего инженера разрабатывал  автоматизированные мобильные  объекты командных пунктов  мотострелкового (танкового) полка по проекту АСУВ фронта «Маневр». Занимался исследованиями передачи данных по  радиоканалам между мобильными объектами. Участвовал в испытаниях аппаратуры передачи данных и засекречивания «Базальт».  Впоследствии сопровождал разработку второго и последующих поколений аналогичных комплексов. Работая начальником сектора и ведущим специалистом, выполнял работы системного интегратора по проектам АСУВ «Маневр»,  ПАСС «Редут 2» и «Авангард».  Был непосредственным участником всех испытаний опытных образцов мобильных объектов, командных пунктов,  тактического и оперативного звеньев автоматизированного  управления войсками, командно-штабных учений, проводившихся с участием техники  по проекту «Маневр», многочисленных показов  системы автоматизированного управления войсками высшему командному составу Советской Армии.

     В «мутные времена» готовил предложения по структурной перестройке промышленности Беларуси — переход от металло-  и энергоемкого машиностроения на разработку и выпуск средств телекоммуникаций.

     С 1995 г. по 2009 г. работал в компании «Белтелеком» сначала ведущим специалистом, потом заместителем начальника Центра международных расчетов.  14 января 2008 г. с Почетной Грамотой отправлен  на пенсию.

     Автор более 50 печатных работ, в том числе 15 изобретений.

     Женат. Две дочери, двое внуков и трехлетняя правнучка.

Работа над проектом АСУВ фронта «Маневр» продолжалась десятилетиями. Заданная еще в семидесятые годы (Постановление ЦК КПСС и СМ СССР № 419-164 от 15.05.1964 г.), только в девяностые получила путевку в войска только часть системы (Постановление ЦК КПСС и СМ СССР № 1142-328 от 28.12.1982 г. о принятии на вооружение Советской Армии комплекса тактического звена управления). Проект начинался на заре феррит-транзисторных ячеек и завершился в начале эпохи Интернета, персональных компьютеров, волоконно-оптических систем и мобильной связи.

 И все эти годы вокруг проекта велись ожесточенные споры. Они касались роли автоматизации, ее эффективности и нового слова в искусство в управления войсками, необходимости и дороговизны проекта, а также возможности решения всех задач управления только путем совершенствования связи. Наконец, дело дошло до поэтапной взаимоувязанной с проектом автоматизации управления войсками разработки новой полевой системы связи и выполнения обоих проектов под эгидой одного Заказчика.

 Над проектом работало несколько поколений разработчиков. Многие начинали работу юными молодыми специалистами, а заканчивали седыми учеными мужами. Основной костяк разработчиков состоял из специалистов, имевших достаточно большой опыт разработки различных автономных автоматизированных систем управления. Многие влились в проект совсем «зелеными», а многие имели за плечами годы работы на производстве. Одним из таких разработчиков оказался и я. На моих глазах идеи воплощались в эскизный и технический проекты системы управления, в комплексы аппаратуры, мобильные объекты, программное обеспечение и, в конечном итоге, в автоматизированную систему управления войсками. Мне пришлось быть непосредственным участником разработки, испытаний, многочисленных командно-штабных войсковых учений и показов высшему командованию Советской Армии фрагментов системы управления.

 Общим тактико-техническим заданием на АСУВ фронта «Маневр» предусматривалась разработка комплексов средств автоматизации командных пунктов тактического (нижнего) звена управления (полк – дивизия) и оперативного (верхнего) звена управления (армия – фронт). Автоматизации подлежали общевойсковые командные пункты, командные пункты ракетных войск и артиллерии, тыла, ПВО и ВВС.

 За время разработки АСУВ фронта «Маневр» скромный минский филиал московского Научно-исследовательского института автоматической аппаратуры (НИИАА) превратился в Научно-исследовательский институт средств автоматизации (НИИСА), а впоследствии в НПО «Агат» – самый крупный НИИ Беларуси.

 В этих воспоминаниях хотел бы рассказать о людях нашего института, институтов соисполнителей, военно-научного сопровождения и Заказчика, участвовавших в разработке автоматизированных систем управления войсками и полевой автоматизированной системы связи. Много внимания будет уделено процессу рождения идей, их воплощению в «железо», а также рассказано о различных, порой забавных моментах, случавшихся в процессе разработки и испытаний.

 

Введение в институт

 

В апреле 1974 г. после получения положительного ответа на заполненную анкету (получение допуска к работам, проводимым в институте), был оформлен ведущим инженером в НИИСА. Работать начал уже в новом великолепном здании на Ленинском проспекте в районе обсерватории.

Порог этого здания переступил 18 апреля 1974 года. На проходной был встречен приятным молодым человеком (сопровождающим), который проводил меня в отдел режима, где я прочитал и расписался в ряде инструкций, потом в отделы охраны и техники безопасности, фотолабораторию и, наконец, на рабочее место – сектор № 513.

 Начальник сектора – Киндиренко Федор Григорьевич сравнительно молодой человек немного старше меня, ниже среднего роста, приятной внешности, в отглаженном костюме, в белой рубашке при галстуке. Он показал мой рабочий стол прямо у окна с левой стороны от его рабочего стола. Окно выходило на восток. Из него был виден проспект и микрорайон Зеленый Луг. С правой стороны проспекта виднелся огромный пустырь, на котором ныне возвышается Национальная библиотека.

Федор Григорьевич начал знакомить меня с сотрудниками лаборатории: Некрасовой Людмилой Ивановной, Чаплиц Тамарой Ивановной, Мочаловым Володей, Боуфалом Алексеем и другими. Все сидели и работали, кто чертил схемы, кто отлаживал макеты, кто что-то писал в тетрадях, вынутых из чемоданов, Все трудились и разговоров, не относящихся к делу, не было. Я не смог сразу запомнить все фамилии и имена, поэтому попросил прощать меня, если на первых порах кого– то не так назову.

 Федор Григорьевич предложил «перекурить», т.е. выйти из лаборатории, и уединиться, чтобы более подробно познакомиться. Расспросив о прежней работе, о семье и житье-бытье, в конце разговора сказал, что мы сработаемся и найдем общий язык. Потом он вкратце обрисовал направления работ сектора и конкретно мое и задачи как ведущего инженера по этому направлению.

 Сектор работал по нескольким направлениям. Первое и основное – разработка мобильного автоматизированного пункта управления мотострелкового (танкового) полка (КШМ МП-31 или изделие МП-31) – одного из элементов автоматизированной системы управления войсками фронта (тема «Маневр» или изделие 9С714). Изделие МП-31 разрабатывалась как КШМ командира полка, КШМ начальника штаба полка, КШМ начальника разведки, КШМ начальника инженерных и химических войск полка. Разработкой изделия МП-31 занималась Людмила Ивановна Некрасова – скромная и трудолюбивая женщина. Она оказалась опытным инженером-разработчиком, ранее разрабатывала аппаратуру связи для объектов управления по теме «Воздух-М1». Она окончила Куйбышевский институт связи. А год назад я с семьей переехал из г. Куйбышева (ныне Самара) в Беларусь. Поэтому мы сразу нашли взаимопонимание. К моменту моего прихода в институт вся разработка изделия МП-31, как и всего проекта АСУВ «Маневр», находилась на этапе технического проекта. Дальнейшую разработку этого направления мы вели вместе.

Второе направление – разработка аппаратуры связи для объектов командных пунктов верхнего звена управления АСУВ «Маневр». Его вела Чаплиц Тамара Ивановна. Третье направление – разработка измерительной аппаратуры и выполнение исследований по ошибкам в радиоканалах при передаче данных. Над этими задачами трудились Боуфал Алексей и Мочалов Володя. Сразу оговорюсь, что по этому направлению в скором времени, и я вставил свои «пять копеек».

 И так, я вступил в новый мир, секретный мир, мир который ранее для меня если и существовал, то где-то очень и очень далеко. Я понял, что все эти работы очень серьезны, имеют государственное значение, и будет где приложить свои знания и силы, а также потребуют более глубоких знаний, чем имеются сейчас и нужно будет серьезно изучить технику, пройтись по многим учебникам и прислушиваться к специалистам, перенимать их опыт. При этом инструкциями предписывалось общаться по служебным делам только с сотрудниками, допущенным к этим работам.

 Первое с чего начал – это изучение технических средств, входящих в состав изделия МП-31: аппаратуры внутренней связи и коммутации (ЯГ 600.000. так называемая, Яга), ультракоротких радиостанций Р-111 и Р-123МТ, радиостанции КВ диапазона Р-130М, аппаратуры радиовызова Р-012 и аппаратуры передачи данных Базальт-А. Что касалось остальной аппаратуры, то это было отложено до более свободного времени. Техническое описание Яги представляло собой толщенный фолиант светокопировальных листов формата А11 с машинописным текстом и принципиальными схемами на листах формата А1. Документ был написан просто и ясно. Сразу была понятна цель и назначение аппаратуры, структура и принцип действия. Но сразу бросилось в глаза, что очень много места занимает описание режимов работы и положений органов управления. Появилась идея упростить это и свести к нескольким таблицам. Так и поступил. Получилась компактно, просто и понятно. Заодно были выявлены и некоторые неточности в имеющимся экземпляре технического описания – он не был учтенным, а потому в него не были внесены изменения. На такой подход обратил внимание Федора Григорьевича Киндиренко и переговорил с Владимиром Ивановичем Яном. Эту идею он одобрил. Потом этот метод был применен при разработке технических условий и инструкции по эксплуатации на КШМ МП-31.

 Аппаратура Р-012 понравилась, особенно рекуррентные последовательности (М-последовательности). Это целый мир. Очень красивый и увлекательный. Описание радиостанций изучил сравнительно быстро, а Федор Григорьевич сказал, что лучше всего эта техника запоминается на практике и времена такие уже недалеко.

 Для изучения аппаратуры передачи данных «Базальт-А» требовался допуск. Руководство сектора и отдела допустила меня к документации этой аппаратуры спустя месяц после начала работы. Эта аппаратура разрабатывалась предприятием п/я Г-4812 (г. Пенза) специально для наших объектов.

 

Не только работа, но и праздники

 

Работа в институте для человека, пришедшего с производства, казалась поначалу не такой и утомительной. Поэтому старался, как можно больше углубиться в сущность работы, впитать как можно больше новых знаний. Сидел и читал все, что было под руками – книги по логике, по микросхемам, закрытые тома по проекту. Мою усидчивость заметили многие. Однажды, ближе к 9 Мая, ко мне подсела Тамара Ивановна и предложила принять участие в праздновании 30-летия Победы – стоять в оцеплении вдоль проспекта имени Ленина. Я дал согласие. С одной стороны не всем было суждено побывать на таких торжествах, и было как-то приятно, что предложили мне, с другой стороны, я не мог отказаться – ведь начал работать только в апреле месяце. Конечно, в Слуцке меня ждала семья – мы еще не переехали в Минск.

Утром 9 Мая я с группой сотрудников НИИСА стоял на проспекте Ленина между мостом через реку Свислочь и площадью Победы. Был яркий солнечный день. В районе 11 часов с горки проспекта от Центральной площади начала двигаться колона Ветеранов-Победителей. Шли бывшие солдаты, партизаны, генералы и офицеры. Это были уже пожилые люди и двигались медленно. Они были в основном в парадной форме и несли охапки живых цветов. Их колонну минчане засыпали живыми цветами. К колонне подходили и подбегали и пожилые и среднего поколения люди и много молодежи. Они дарили ветеранам цветы, кланялись им в пояс и говорили спасибо за спасенный мир. Звучала торжественная музыка, прерываемая праздничными поздравлениями и патриотическими призывами дикторов. Все было очень торжественно и незабываемо. Сейчас иногда, конечно очень редко, можно увидеть по телевизору отдельные отрывки тех торжеств, которые и сейчас вызывают слезы.

 В первый год работы в институте вместе с сотрудниками отдела мне пришлось пройти и в колонне демонстрантов по случаю очередной годовщины Великого Октября. Ходили мы на демонстрации и на 1 Мая – Праздник труда и солидарности. Демонстрация на эти праздники была фактически местом сбора близких людей по работе, их общения, отдыха и развлечения, которые устаивались после прохождения по площади перед «руководящей и направляющей». Сегодня мало кто ходит на демонстрации – политическая система изменена «дермократами». Они, конечно, пытаются устраивать праздники типа «Незалежнасцi» – непонятно только какой и от кого? Устраивают праздники города и много других подобных ему. В нынешней России пошли еще дальше – устраивают целые недели праздников по любому поводу. День Октябрьской революции сделали рабочим днем, а День Победы над немцами вообще объявили «Днем изгнания поляков из Кремля». Я думаю, что все же настанет День Изгнания этих не только живых, но и усопших «прохвостов» не только из Кремля и земель российской, белорусской, украинской и …, но и из душ человеческих. Французы ведь день взятия Бастилии объявили Национальным Днем, а «Марсельезу» Национальным гимном!

 

Начало работы над «ошибками»

 

К моменту моего прихода в институт эскизно-технический проект АСУВ фронта «Маневр» был рассмотрен Государственной комиссией, которой было предложено в ходе рабочего проектирования:

 – с целью практического подтверждения передачи информации между автоматизированными рабочими местами должностных лиц провести натурные испытания с использованием опытных образцов аппаратуры передачи данных, которая разрабатывалась в рамках проекта «Базальт»;

 – разработать малогабаритную испытательную аппаратуру с целью дальнейших исследований радиоканалов при передаче дискретной информации между объектами системы.

 Эти рекомендации комиссии были вызваны тем, что в войсковой практике не было претендента передачи дискретной информации (в те времена термин передача данных еще не был введен в оборот) по радиоканалам, образованным УКВ и КВ радиостанциями, которые были предназначены для голосовой радиосвязи. Основной же информацией в АСУВ «Маневр» должна быть оперативно-тактическая информация, представляемая в виде данных. Они снималась и наносилась на оперативные карты, а также была результатом решения оперативно-тактических задач на полевом вычислительном комплексе. Эта информация должна была циркулировать между вышестоящими, подчиненными и взаимодействующими штабами и подразделениями войск.

 Какие вероятностно-временные характеристики передачи такой информации можно получить при использовании этих радиосредств и нового разрабатываемого комплекса «Базальт» на оперативных дальностях, на стоянке и при движении объектов? Изложенные на бумаге эскизно-технического проекта доводы не убедили комиссию. Нужна была практическое подтверждение реального обмена данными между мобильными объектами.

 Оценка вероятностно-временных характеристик передачи данных требовала рассмотрения используемого в комплексе «Базальт» алгоритма повышения достоверности данных и характера распределения потока ошибок в таких радиоканалах. Алгоритм повышения достоверности данных комплекса «Базальт» выбирался исходя из тех немногочисленных имевшихся в то время измерений каналов связи в основном проводных и радиоканалов, образованных стационарными радиостанциями. Поэтому измерениям радиоканалов между мобильными объектами в институте уделялось достаточное внимание.

 Именно по этим направлениям мне пришлось работать в ближайшее время. Для начала пришлось на бумаге раскрутить 511– кратную псевдослучайную последовательность. После этого Федор Григорьевич начал знакомить меня со своим любимым детищем под названием «САКС-3» – статистический анализатор каналов связи, в котором в качестве испытательного сигнала использовалась 9-разрядная псевдослучайная последовательность.

Это был измерительный комплекс третьего поколения. История первых двух была связана с работами Карпа Вадима Анатольевича (см. материал Карпа В.А. о создании АСУВ «Маневр»), в лаборатории которого, когда-то работал Федор Григорьевич Киндиренко. Как потом узнал, у них произошла крупная размолвка по поводу заявки на изобретение по этому комплексу. После этого Федору Григорьевичу была организована другая лаборатория и передано вся тематика по аппаратуре измерения и обработки потока ошибок в каналах связи.

 Комплекс «САКС-3» изучил довольно быстро, т.к. основные идеи и принцип работы по ходу пояснял Федор Григорьевич – ведь разрабатывал его он. Комплекс был выполнен на микросхемах второго поколения 133 серии и представлял собой пять сравнительно малогабаритных коробок, которые можно было смонтировать в объектах типа боевой машины пехоты (БМП) и бронетранспортере (БТР). Комплекс был выполнен по 15 группе механико-климатических воздействий. На отдельные схемные решения и на комплекс в целом были получены авторские свидетельства.

 И вот поступила команда готовить комплекс к монтажу в экспериментальных бронеобъектах. Мочалов Володя, Боуфал Алексей и Киндиренко Федор Григорьевич, собрали два комплекта «САКС-3», прогнали их по полной программе тестов, обучили меня производить измерения. После этого комплексы были смонтированы в бронеобъектах, отдаленно напоминающие разрабатываемые институтом командно-штабные машины (КШМ).

 Несколько инженеров, в том числе и я, были проведены приказом по институту, проинструктированы и допущены для работы на радиостанциях. Начальником связи Белорусского военного округа были выделены частоты и в июле месяце 1974 г. в эфире прозвучали позывные «Стрелка» и «Белка». Всеми работами руководил Ян Владимир Иванович, а непосредственно измерениями – Карп Вадим Анатольевич – праотец аппаратуры измерений каналов связи для передачи дискретной информации. Он имел многолетний опыт в подобных измерениях. К работам были привлечены специалисты нашего сектора Мочалов Владимир и Боуфал Алексей, специалист сектора Карпа В.А. Ширяев Александр Семенович, а также специалисты отдела испытаний, которым руководил полковник Бодунов. Это водители, а также ведущий инженер Михаил Родзивилко, который обеспечивал радиоданными, выбирал и согласовывал район и маршрут работ, а также руководил водителями наших бронеобъектов.

 Объекты находились на площадке «Поляна», расположенной за городом в районе полигона Колодищи. Ежедневно испытательные бригады доставлялись туда на служебном транспорте от института в 7-45. Практические измерения начинались в районе 9-10 часов утра, и заканчивалась в 18-19 часов, а иногда и в 20-22 часа. В основном работы проводились в районе колодищенского полигона, деревень Волма, Глебковичи и нынешнего аэропорта «Минск-2». Работа длилась около месяца.

Измерения радиоканалов проводились с целью изучения характера распределения потока ошибок при передаче дискретной информации. Для сбора данных использовался самолетный магнитофон МС-61, в котором данные записывались на стальную проволоку. Ее хватало на 5 часов работы. Параллельно, приблизительно каждую минуту, необходимо было записывать показания счетчиков ошибок и фиксировать условия работы объектов: стоянка, движение, расстояние между объектами, характер местности и др. признаки.

 Кассеты с записанной информацией доставлялись в лабораторию, где с помощью наземного магнитофона МН-61 и комплекта счетчиков производилась обработка полученных данных. Так выявлялся характер, и определялась закономерность распределения потока ошибок при передаче дискретной информации (псевдослучайной последовательности), выявлялись основные внешние влияющие факторы. Обработка результатов измерений выполнялась группой сотрудников, которую возглавлял Володя Мочалов, и продолжалась более двух месяцев.

 Это были первые результаты измерений УКВ и КВ радиоканалов между мобильными объектами по своим характеристикам аналогичные разрабатываемым объектам по теме. Обработанные данные в виде всевозможных графиков, а также зависимостей были помещены в отдельной объемистой более трехсот листов книге в качестве приложения к материалам связи по доработке эскизно-технического проекта АСУВ «Маневр». Определенные по результатам исследований характеристики УКВ и КВ радиоканалов были использованы для расчета вероятностно-временных характеристик передачи данных предлагаемой для использования в системе аппаратуры передачи данных – комплекса «Базальт». Кроме того, результаты исследований были опубликованы в ряде статей ведомственных научно-технических сборников, издаваемых институтом и Министерством радиопромышленности. Часть данных была доложена на семинарах специалистам института. Это были мои первые результаты работы над «ошибками». Позже Киндиренко Федор Григорьевич использовал эти данные для своей кандидатской диссертации. Работа над «ошибками» будут продолжена. А сейчас к основной работе.

 

Комплекс «Базальт»

 

Однажды поступила команда пройти в отдел режима и заполнить анкету подобную заполненной анкете при поступлении, но с указанием более подробных данных о себе и о ближайших родственниках. Через какое-то время был вызван в отдел режима и ознакомлен с приказом о допуске к специальной аппаратуре комплекса «Базальт» и специальным работам на ней, а также к ее сопровождению и охране. Кроме того, мне и группе товарищей выдавалось разрешение милиции на ношение и применение оружия (револьвер системы Наган) при исполнении служебных обязанностей.

 Приблизительно в начале августа 1974 года в институт поступили одно– и трехканальная аппаратура передачи и засекречивания дискретной информации комплекса «Базальт». Приняли ее по всем строгостям того времени. Отдельный блок был полностью закрыт плотной материей и помещен в тяжеленный сейф, который хранился в отдельной комнате под охраной.

 Аппаратуру привезла бригада специалистов предприятия п/я Г-4812, т.е. Пензенского научно-исследовательского электротехнического института (ПНИЭИ) под руководством начальника сектора и главного конструктора трехканальной аппаратуры комплекса «Базальт» Игонина Анатолия Федоровича. Это был молодой человек немногим старше меня, очень приветливый и добродушный. На протяжении долгих лет работы от него всегда исходила какая-то доброжелательная аура – только хорошие слова, никакой ругани, ни повышения голоса, а если были какие-то замечания в его сторону, то он всегда относился с благодарностью к этим людям. Любые рассказы, шутки или анекдоты были только светлые. Это был настоящий русский человек, душа которого была открыта для тех людей, которым он доверял. А этих людей он определял без ошибок.

 Вскоре к нам из ПНИЭИ был командирован Архантов Сергей Александрович. Он прочитал группе специалистов, выделенных специальным приказом по институту, курс лекций и провел практическое обучение по эксплуатации аппаратуры специального назначения «Базальт-ТМ». В эту группу специалистов входил и я.

 

Первая кодограмма

 

В течение августа месяца 1974 года были смонтированы два экспериментальных объекта. Один на базе БМП с установкой аппаратуры автоматизации, радиостанций, аппаратуры внутренней связи и коммутации и одноканального комплекта аппаратуры «Базальт-А», имитировавшим командно-штабную машину командира полка, и один на базе БТР с установкой аппаратуры автоматизации, радиостанций, аппаратуры внутренней связи и коммутации и трехканального комплекта аппаратуры «Базальт-Б», имитировавшем командно-штабную машину командира дивизии. Кроме того, в каждый объект были установлены измерительные комплекты «САКС-3».

Экипажи состояли из основных разработчиков. В макете КШМ командира полка (МП-31) находились специалисты по аппаратуре автоматизации – Царев Борис Петрович, Хайтин Эдуард Авраамович и Никонович Павел Павлович, по аппаратуре связи – Киндиренко Федор Григорьевич и я. Периодически членами экипажа были Мочалов Володя и Боуфал Алексей. По одноканальной аппаратуре «Базальт-А» в нашем объекте был один из основных разработчиков Феногеев Михаил Алексеевич. В макете КШМ командира дивизии (МП-21) находились Карп Вадим Анатольевич, Шыряев Александр Семенович, обеспечивающие связь, а по аппаратуре автоматизации Янченюк Владимир Семенович. По аппаратуре «Базальт-Б» в объекте были Игонин Алексей Федорович и один из основных разработчиков Барабаш Вячеслав Михайлович.

 Всеми работами руководил заместитель начальника 1-го отделения Иванчук Иван Фомич. В комиссию также входили Ян Владимир Иванович – начальник отдела 51, Агапов Владимир Сергеевич – начальник отдела 13, Курицин Игорь Витальевич – начальник сектора 131 и ряд других специалистов. К работам была привлечена целая группа разработчиков составных блоков и приборов, входящих в систему. Периодически на испытания приезжали Чаплиц Арнольд Николаевич – начальник 5 отделения (связи), начальник 1 отделения (тематического) Николаев Роберт Петрович, а также директор института Подрезов Юрий Дмитриевич.

 Люди были очень интересными и увлеченными в работе. Эти испытания сдружили нас на долгие годы. Даже сейчас, когда жизнь нас разбросала, мы рады любой встрече. Работать с этими людьми была интересно. Работать приходилось допоздна, а иногда целыми сутками. Конечно, от такой работы страдали наши семьи. Как сейчас помню, первого сентября 1974 года мы двигались по выделенной трассе, и в районе деревни Волма я увидел группу первоклашек, идущих в школу. Подумал, что в этот час и моя дочь Наташа с мамой Зоей пошла в школу в первый класс. Как жаль, что не смог ее проводить в большую жизнь. Работа на оборону Родины значила больше. Только поздно вечером смог поздравить с этим замечательным днем в ее жизни.

 Работа начиналась каждое утро с отъезда от главного корпуса института на проспекте. Нашей исходной точкой была площадка «Курган» на полигоне Белорусского военного округа «Колодищи», куда мы ежедневно выдвигались с институтской площадки «Поляна». На «Кургане» в небольшом лесочке был выделен домик связистов и в нем отдельная комната для проведения специальных работ. На площадке «Курган» производилась стыковка аппаратуры, ее наладка, проводились автономные работы, а также ремонт и необходимая профилактика.

 После включения и настройки аппаратуры производилась пробная передача данных между объектами, находящимися на площадке. Потом поступала команда на отъезд нашего объекта на определенное расстояние и выполнения задания. Двигались мы по заранее определенной и разрешенной трассе в сопровождении другой машины. Мне кроме основной работы по обеспечению связи и специальным работам необходимо было обеспечивать охрану специальной техники. Для этого я был вооружен пистолетом и имел специальный документ отдела режима, по которому кто бы то ни был, не имел права ни останавливать, ни тем более досматривать наш объект. Наша трасса проходила по полигону «Колодищи» мимо деревни Глебковичи по направлению деревни Волма, по полям и пролескам нынешнего аэропорта «Минск-2», мимо деревень Пятилетка, Пекалин, Верхмень и далее в сторону городов Жодино и Борисова. На первых порах мы в основном отрабатывали программу в районе полигона «Колодищи» и нынешнего аэропорта «Минск-2».

 В эти дни была передана по радио первая кодограмма «Проба, проба» между двумя макетами мобильных объектов АСУВ фронта «Маневр». Это было радостное событие, которое стало определяющим для всего проекта и открывало новую страницу в передаче данных. Принятая и распечатанная кодограмма, начальником 13 отдела института Агаповым Владимиром Сергеевичем была немедленно увезена в институт и приложена к протоколу испытаний. Она явилась первым документальным свидетельством появления в Беларуси первых признаков, так называемого военного Internet.

 Конечно, не все шло гладко. Были технические недоработки, особенно в вопросах стыковки аппаратуры, разрабатываемой различными исполнителями и в разных организациях. Но старались все. Конечно, были случаи показать пальцем, что это недоработка у других. Но мы разбирались досконально и доводили дело до нужного уровня. Во время этих испытаний было выработано хорошее правило – старшим считался уезжающий объект, все команды поступали с него. Кроме того, на всех трассах производились измерения и запись потока ошибок в радиоканалах. Таким образом, за время этих испытаний был собран внушительный статистический материал, результаты которого совместно с предыдущими измерениями были отражены в кандидатской диссертации Киндеренко Федора Григорьевича, использованы при построении кодирующих и декодирующих устройств последующих поколений аппаратуры передачи данных.

 Так в непрерывных поездках прошло почти два месяца. Были изъезжены почти все окрестности между Минском и Жодино. Работать приходилось в довольно сложных условиях, особенно на первых порах. Общаться приходилось с помощью кодовых таблиц, в которых не все ситуации можно было предусмотреть заранее. Поэтому приходилось импровизировать по ходу работы. Однако в скором времени все начали понимать друг друга с полуслова. Особенно слаженно работали Ян Владимир Иванович, Карп Вадим Анатольевич, Киндиренко Федор Григорьевич и Ширяев Александр Семенович. Им и в будущих испытаниях приходилось выкладываться по полной программе.

В этих испытаниях активное участие принимали и представители Заказчика. Среди них были один из старейших и уважаемых работников приемки Сальник Владимир и совсем молодой Рак Геннадий Иосифович, только, что окончивший Артиллерийскую Академию и направленный в представительство Заказчика. С этими людьми сдружился на долгие годы совместной работы. Они доверяли мне, и я старался их не подводить.

 Фактически всеми испытаниями руководил Ян Владимир Иванович. Не меньшие усилия прилагал и Карп Вадим Анатольевич. На их долю досталось больше всего. Это они в свое время предложили использовать в проекте «Маневр» комплекс аппаратуры передачи данных «Базальт». К моменту подготовки эскизно-технического проекта АСУВ «Маневр» страсти связистов вокруг аппаратуры передачи данных немного улеглись и комплекс «Базальт» целенаправленно разрабатывался для использования в АСУВ «Маневр». И сейчас нужно было доказать на практике, что он может выполнять основную функцию в системе. В институт приезжал и главный конструктор всего комплекса «Базальт» Андреев Виталий Николаевич. Я с ним познакомился в институте. Приятный человек средних лет, белокурый с проседью волос, худощавый и подтянутый. Сразу запомнилось, что он много курил. К сожалению, он очень рано ушел из жизни, едва закончив разработку комплекса. Мы с ним стояли на площадке шестого этажа, и он расспрашивал меня о работе аппаратуры в полевых условиях. Я мог дать отзыв только по одноканальному комплекту «Базальт-А» и по аппарату «Базальт-ТМ». В целом надежность была не на высоком уровне.

 Результатом этих испытаний явились материалы доработки эскизно-технического проекта АСУВ «Маневр», по которым было принято положительное заключение Государственной комиссии, и осуществлен переход на новый этап – этап рабочего проектирования.

 

Приключения испытателей

 

Были и случаи чисто анекдотического характера. Так, однажды после завершения отработки по программе дня, испытатели должны были возвращаться на базу. Было уже поздно вечером, темно. Руководитель работ Владимир Иванович Ян, находившийся на удаленном объекте, дал команду на возвращение. По кодовой таблице мной команда была передана на объект, на котором находился Карп Вадим Анатольевич. Он подтвердил, что команду понял и ее выполняет. Через некоторое время сообщил нам, что они на базе и будут заезжать в открытые ангары. Их любезно приглашали в них. И каково было их удивление, когда они поняли, что это не ангары на площадке «Поляна», а совсем другой объект. Поняли и на этом объекте, что это не их испытатели. Как потом выяснилось, это была испытательная площадка Минского завода тяжелых колесных тягачей, в то время проводивших испытания тягачей для мобильных ракетных комплексов (этих «сороконожек», перевозивших какие-то трубы, мы частенько видели на наших трассах).

 Второй случай произошел в районе поселка Рудня на берегу реки Уша. Мы отрабатывали программу, рассчитанную на несколько дней, и двигались по предписанному маршруту, избегая оживленных трасс и крупных населенных пунктов. К вечеру подъехали к берегу реки Уша, от моста через которую торчали только сваи. Мост был разрушен еще во время войны. Ян Владимир Иванович не успел дать команду на остановку, а наш водитель был лихим парнем, и с ходу решил форсировать реку. Он на полном ходу проскочил одну небольшую низменность, но на второй машина застряла, причем основательно по самые борта. Мы поняли, что выбраться самостоятельно не сможем. К тому же наша машина сопровождения куда-то подевалась – связь с ней была потеряна. Дело клонилось к вечеру, и руководитель решил ждать до утра, а потом найти какой-либо трактор и вытащить нас. Конечно, это было проблематично т. к. подъезд был слишком топким. Но делать нечего, а утро вечера мудренее. Мы выгрузили вещи, разбили палатки, зажгли костер, поужинали и начали рассказывать анекдоты и различные небылицы. Потом выставили охрану и легли спать. Под утро мы услышали характерный для БТР завывающий рев двигателя. Выскакиваем из палатки и видим знакомую машину, но не нашу сопровождающую, а машину из другого подразделения института. Из БТР вылезает сотрудник отдела испытаний и подходит к нам. Не можем понять, каким образом он нас здесь нашел. «По следам БМП» – пояснил он. Но ищет он не нас, а других испытателей. Пока мы выясняли, что да как, наш водитель был уже на застрявшей БМП. Быстро сняли троса с обеих машин, сцепили их, и БТР вытащил нашу машину. Поблагодарив за помощь, мы позавтракали, вышли на связь со вторым объектом и продолжили выполнение программы испытаний. К вечеру к нам прибыла наша машина сопровождения.

Вспоминается также случай нашего движения по дорогам 1939 года. Наша испытательная трасса заранее прокладывалась отделом испытаний и согласовывалась с отделом режима института. Нам испытателям выдавалась несекретная выкопировка с указание маршрута движения по проселочным и лесным дорогам с указанием отдельных примыкающих дорог и населенных пунктов, мимо которых проходила наша трасса.

 Мы движемся по указанному маршруту и отрабатываем программу испытаний. И вдруг наша БМП останавливается – дорога резко поворачивает вправо, а прямо сплошной кустарник и дальше лес. Сверяем ориентиры – мы на трассе, указанной в выкопировке. Мы не заблудились.

 Решили уточнить у местных жителей – благо в поле работал тракторист. Он пояснил, что прямо, когда то давным-давно действительно была дорога. Но она пришла в негодность, и по ней он не советовал бы ехать даже на нашей технике. Ее продолжение можно найти через пять-шесть километров – вон в том лесу, что виднеется вдали. Там проселочная дорога будет проходить мимо двух большущих лозовых кустов. За правым из них продолжение нашей трассы. И действительно, объехав правый раскидистый лозовый куст, мы увидели прекрасную неезженую дорогу, по обеим сторонам которой росли высокие сосны, между которыми еле проходила наша БМП. Дорога была прямой, как указано в выкопировке, на несколько километров и доходила до точки, на которой нам следовало отработать по программе.

 По прибытии в институт, я доложил руководству о «блужданиях» на трассе. Вместе с Яном Владимиром Ивановичем обратились в отдел режима. Оказалось, что нашу трассу прокладывали по секретной карте 1939 года, которая было в 1-ом отделе у Кияшко Ивана Ивановича. После этого мы потребовали предоставлять нам трассы только по современным военным картам. Об этом случае частенько напоминали Ивану Ивановичу.

 

Пенза (первая командировка)

 

Закончены полевые эксперименты, доказавшие возможность передачи по радиоканалам данных, что являлось камнем преткновения во всем проекте АСУВ фронта «Маневр». Доработан, подписан и утвержден технический проект системы. Проведено рабочее проектирование и наступила пора изготовить опытные образцы командно-штабных машин. На уровне правительства было принято решение – опытный образец АСУВ фронта «Маневр» на данном этапе проектирования представить тактическим звеном управления в составе 26 КШМ и СМ, провести всесторонние испытания и принять решение о дальнейшей судьбе проекта.

 Ян Владимир Иванович имел хорошую привычку частенько заходить в сектора отдела. Но это были не чисто административные посещения, а посещения, с какой либо новой идеей. Но на этот раз это была идея моей командировки в Пензу по вопросу изготовления и поставки целой партии аппаратуры комплекса «Базальт» для опытного образца системы. Соответствующее решение Заказчика было и в мою задачу входило подготовить и подписать протокол поставки. Был подписан приказ о моем командировании, получены необходимые документы, подробно сообщено местонахождение предприятия и схема проезда (в те времена на таких предприятиях не было никаких вывесок), а также получены последние напутствия от начальника 5 отделения Чаплица Арнольда Николаевича. Это была моя первая командировка в Пензенский научно-исследовательский электротехнический институт к Андрееву Виталию Николаевичу.

 Через сутки был в Пензе, от вокзала троллейбусом доехал до предприятия. По данному Яном В.И. устному описанию, нашел здание. Каково было мое удивление, когда вспомнил, что когда-то лет девять назад, я сидел на скамейке в скверике напротив этого здания и решал задачку Лаврентьева о поведении чаинок в стакане чая при помешивании. Тогда я знакомился с Пензой, приехав в воскресение во время командировки из Куйбышева в Сурск, что под Пензой.

 На проходной зашел в кабину, плотно ее закрыл и позвонил по внутреннему телефону Виталию Николаевичу. Мне выдали пропуск, встретили на проходной и проводили в кабинет. Кабинет был настолько прокурен, что у меня стало першить в горле. Виталий Николаевич тут же пригласил ведущих специалистов, представил меня как сотрудника фирмы Подрезова и объяснил цель моего визита. Все как-то оживились и проговорились, что задача очень большая и сложная, но выполнять необходимо. Слух о моем приезде пошел по институту и в кабинет к Виталию Николаевичу приходили те сотрудники, с которыми познакомился во время испытаний в под Минском.

 Согласование поставки прошло без особых осложнений – у них было соответствующее указание Министерства промышленности средств связи. Единственным вопросом был вопрос длин соединительных кабелей между блоками аппаратуры, т.к. объем мобильной базы не позволял компактно разместить блоки аппаратуры. Этот вопрос был поднят Карпом Вадимом Анатольевичем перед моей командировкой. С нашими длинами соединительных кабелей пензяки сразу не согласились, поэтому был составлен соответствующий протокол, в котором приводились наши длины кабелей и длины кабелей, предлагаемые разработчиками аппаратуры. При этом нам предлагалось искать более компактное размещение аппаратуры, а разработчикам комплекса «Базальт» подумать над увеличением допустимого расстояния между блоками. Виталий Николаевич сказал, что со своей стороны сделает все возможное. Был составлен и подписан протокол поставки. Цель командировки была выполнена, и я уехал домой.

 

См. продолжение >>>

Часть 1 Часть 2 Часть 3 Часть 4 Часть 5 Часть 6 Часть 7 Часть 8

Поделиться в социальных сетях:
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Мой Мир


При использовании опубликованных здесь материалов с пометкой «предоставлено автором/редакцией» и «специально для "Отваги"», гиперссылка на сайт www.otvaga2004.ru обязательна!


Первый сайт «Отвага» был создан в 2002 году по адресу otvaga.narod.ru, затем через два года он был перенесен на otvaga2004.narod.ru и проработал в этом виде в течение 8 лет. Сейчас, спустя 10 лет с момента основания, сайт переехал с бесплатного хостинга на новый адрес otvaga2004.ru