Танки в Зимней войне 1939-1940 гг. (часть 4)

М.Коломиец
Альманах «Фронтовая иллюстрация» 3-2001

<<< См. третью часть

 

 

БОЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ ФИНСКИХ ТАНКОВЫХ ЧАСТЕЙ

 

Еще в октябре 1939 года 1 и 2-я роты танкового батальона были переброшены на Карельский перешеек в район Тайпале, Кямаря и Перо. А так как боевая ценность «Рено» была практически нулевой, то они использовались как огневые точки. В ходе последующих боев 30 из 34 «Рено» были потеряны.

С началом военных действий танкисты 1 и 2-й рот получили задачу заниматься эвакуацией трофейных боевых машин. Первый танк был доставлен в тыл 14 декабря, а всего до середины февраля удалось вывезти с поля боя 27 машин, из них пять оказались исправными. Кроме того, с других подбитых танков было демонтировано большое количество различных агрегатов и оборудования.

Среди прочих финские танкисты сумели эвакуировать и два Т-28, подбитых в районе Суммы. Правда, эта работа потребовала много времени – с 29 января по 4 февраля.

 



 

Первоначально планировалось из трофейной матчасти сформировать шесть танковых взводов, однако от этой идеи отказались, и 13 февраля личный состав 1и 2-й рот убыл в тыл.

4-я танковая рота под командованием лейтенанта Хейнонен (Heinonen) – 118 человек, 13 «виккерсов», из них десять с 37-мм пушкой «Бофорс», 5 мотоциклов, два легковых и 13 грузовых автомобилей – прибыла на фронт, в район Хонканиеми, 25 февраля. Танки получили задачу – утром следующего дня поддержать атаку пехоты 23-й пехотной дивизии.

В 6.15 26 февраля восемь «Виккерсов» (с пушками «Бофорс») двинулись в бой. Из-за поломок две машины остановились, и к позициям советских войск вышло только шесть танков. Однако финским танкистам не повезло – их пехота за ними не пошла, а из-за плохо проведенной разведки «Виккерсы» напоролись на танки 35-й танковой бригады. Согласно финским документам, судьба «Виккерсов» сложилась следующим образом.

«Виккерс» с номером R-648 был подбит огнем нескольких советских танков и сгорел. Командир танка был ранен, но сумел выйти к своим. Трое остальных членов экипажа погибли. «Виккерс» R-655, перейдя через железную дорогу, был подбит и оставлен экипажем. Этот танк финны смогли эвакуировать, но восстановлению он не подлежал и впоследствии был разобран. «Виккерсы» R-664 и R-667 получили по нескольку попаданий и потеряли ход. Некоторое время они вели огонь с места, а затем были оставлены экипажами. «Виккерс» R-668, пытаясь свалить дерево, застрял на нем. Из всего экипажа уцелел только один человек, остальные погибли. «Виккерс» R-670 также был подбит.



В оперативной сводке 35-й танковой бригады за 26 февраля о подробностях этого боя сказано очень лаконично: «Два танка «Виккерс» с пехотой вышли на правый фланг 245-го стрелкового полка, но были сбиты. Четыре «Виккерса» пришли на помощь своей пехоте и были уничтожены огнем трех танков командиров рот, шедших на рекогносцировку».

Еще короче запись в «Журнале военных действий» 35-й бригады: «26 февраля 112-й танковый батальон вместе с частями 123-й стрелковой дивизии вышел в район Хонканиеми, где противник оказывал упорное сопротивление, неоднократно переходя в контратаки. Тут подбито два танка «Рено» и шесть «виккерсов», из них один «Рено» и три «виккерса» эвакуированы и сданы в штаб 7-й армии.

Дальнейшая судьба трофейных «виккерсов» не установлена. Известно только, что по одному танку экспонировалось на выставках «Разгром белофиннов» в Москве и Ленинграде. Один поступил в 377-й отдельный танковый батальон, а один (R-668) на полигон в Кубинку, где весной–летом 1940 года проходил испытания (см.подробнее: «Танк «Виккерс-Финский»).

Оставшиеся «Виккерсы» 4-й роты еще несколько раз участвовали в боях. 27 февраля два из них атаковали советские позиции, поддерживая 68-й пехотный полк в районе Перо. 29 февраля танки R-672 и R-666 вновь атаковали, но неудачно: они попали на позиции 20-й танковой бригады. В документах 91-го батальона бригады этому эпизоду отведена всего одна строчка: «Во время атаки станции Перо в одном километре северо-западнее Вяракоски с хода были расстреляны два танка «Виккерс». По финским данным, в этом бою из восьми танкистов погибли трое и один был ранен.

После этих боев роту отвели в Выборг. 6 марта один «Виккерс» участвовал в небольшой контратаке финской пехоты у Хухтала, южнее Выборга. Это был последний бой «виккерсов» в зимней войне. Всего же финны потеряли восемь танков, из которых семь были захвачены Красной Армией. Один эвакуирован, но восстановлению не подлежал и был разобран.

Бронеавтомобиль «Ландсверк» во время войны действовал в составе кавалерийской бригады в районе Тайпале, а 26 декабря был выведен в тыл.

Один финский бронепоезд участвовал в боях на Карельском перешейке, а второй – на петрозаводском направлении. В обоих случаях они использовались для стрельбы по противнику с закрытых позиций.

Несмотря на потери, в ходе войны танковый парк Финляндии значительно пополнился за счет трофеев, которые были свезены в г.Варкаус. Здесь на базе машиностроительного завода «A.Ahlstrom LTD» были созданы танкоремонтные мастерские, которые ввели в строй 162 единицы трофейной техники. На вооружение финских танковых частей в 1940 году поступило: 34 танка Т-26, два ХТ-26, четыре ХТ-130, два Т-28, 29 Т-37, 13 Т-38, 56 тягачей «Комсомолец», десять бронеавтомобилей БА-6/БА-10, десять бронеавтомобилей ФАИ, ФАИ-М, БА-20, один Д-8 и один БА-27М.

 


 

 

БОЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ СЕВЕРНЕЕ ЛАДОЖСКОГО ОЗЕРА

 

ОБЩИЙ ХОД ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

 

К началу войны 8-я армия (командир – комдив И.Хабаров, с 16 декабря – командарм 2-го ранга Г.Штерн) имела в своем составе 56-й стрелковый корпус (18, 56, 168-я стрелковые дивизии), 75, 139, 155-я стрелковые дивизии и 34-ю танковую бригаду. Задача армии – за десять дней выйти на линию Тохмаярви–Сортавала, а затем прорваться в тыл финским частям на Карельском перешейке и соединиться с 7-й армией. Противостоящий 8-й армии IV армейский корпус (командир генерал Ю.Хейсканен, а затем генерал В.Хеглунд) имел всего две пехотные дивизии – 12 и 13-ю.

Сначала советское наступление развивалось успешно – за неделю боев части продвинулись вглубь финской территории на 70 километров. Обеспокоенный таким положением дел, главнокомандующий финской армией К.Маннергейм приказал перебросить IV корпусу подкрепления. 5 декабря была создана группа полковника П.Талвела, в состав которой вошло восемь пехотных батальонов и пехотный полк. Несмотря на малочисленность войск, 12 декабря группа Талвела перешла в контрнаступление и в течение трех дней разбила 139-ю стрелковую дивизию. Затем та же участь постигла и соседнюю с ней 75-ю. Обе дивизии понесли большие потери, а фронт на этом участке стабилизировался до конца войны.

Одновременно с этим, части IV корпуса начали атаки против левофланговых дивизий 8-й армии. Под давлением финнов 18 и 168-я стрелковые дивизии с 19 декабря вынуждены были прекратить наступление и перейти к обороне.

В конце декабря 1939 года – начале января 1940 года финские части нанесли два удара – один с направления Сортавала, другой со стороны Питкяранта. В результате на участке Кителя–Койриноя–Лемитти–Уомас в котле оказались части 18, 168-й стрелковых дивизий и 34-й танковой бригады. Предпринятые в январе попытки прорвать кольцо окружения результатов не дали. 168-ю дивизию, окруженную в крупном котле у Кителя, можно было снабжать по льду Ладожского озера или самолетами. А у частей 18-й стрелковой дивизии и 34-й танковой бригады, оборонявшихся отдельными расчлененными гарнизонами, положение было очень тяжелым.

Для удобства управления 10 января 1940 года из 8-й армии выделили южную группу войск, которая 12 февраля была преобразована в 15-ю армию (командир – командарм 2-го ранга М.Ковалев, с 25 февраля – командарм 2-го ранга В.Курдюмов). В состав армии вошли окруженные части (18, 168-я стрелковые дивизии и 34-я танковая бригада), а также новоприбывшие 11, 37, 60, 72-я стрелковые, 25-я мотокавалерийская дивизии и три воздушно-десантных бригады. Задача армии – восстановление связи с окруженными частями, овладение островами Максимансаари, Паймионсаари и Петяйясаари на Ладожском озере и в дальнейшем наступление на Сортавалу.

Наступление началось 6 марта, к вечеру все три острова были заняты, а также установлена связь с окруженной 168-й стрелковой дивизией. До конца войны части армии сумели продвинуться еще на несколько километров в направлении на Питкяранта. Что же касается частей 18-й стрелковой дивизии и 34-й танковой бригады, то они были почти полностью разгромлены финнами. Из окружения вышли лишь разрозненные группы бойцов.

8-я армия к 15 февраля значительно пополнилась и имела в своем составе 1 -и стрелковый корпус (56, 75, 164-я стрелковые, и 24-я мотокавалерийская дивизии), 14-й стрелковый корпус (87 и 128-я стрелковые дивизии), 139 и 155-ю стрелковые дивизии. Задача армии – наступление на Коллаа и разгром лоймоловской группировки противника. К 12 марта части 8-й армии, после упорных боев, заняли финскую линию обороны, оттеснив группу Талвела на юг и запад.

 


 

 

ДЕЙСТВИЯ ТАНКОВЫХ ЧАСТЕЙ

 

Вся местность в полосе 8 и 15-й армий представляла собой лесисто-болотистый район с весьма ограниченным количеством дорог, в большинстве грунтовых. Зимой 1939 –1940 годов снежный покров достигал толщины 110– 125 см, лед на реках 40–60 см, а температура более 40 градусов ниже нуля (15–18 января температура доходила до минус 58 градусов!).

Оборона финнов здесь строилась по рубежам, направлениям и отдельным очагам. Основные рубежи были: по реке Тулема-Иоки, по реке Уксуп-Иоки, по реке Янис-Иоки. Последний рубеж по количеству и качеству инженерных сооружений и естественных препятствий являлся основным на направлении 8-й а затем и 15-й армий. Все крупные поселки и узлы дорог были оборудованы районами обороны на роту-батальон. Помимо местных суровых природных условий, танки встретили со стороны противника комбинацию огня, естественных и искусственных препятствий. Против танков финны использовали: 37-45-мм орудия и противотанковые ружья, минные поля, бензин в бутылках (было найдено много, но против движущихся танков не использовались, применялось только против подбитых), завалы, рвы, эскарпы, надолбы, противобашенные тросы. 45-мм орудия, обнаруженные у финнов, являлись трофейными, захваченными при разгроме 75 и 139-й стрелковых дивизий. Вообще противотанковых орудий противник имел ограниченное количество. Они обычно ставились в стороне от дороги на 800–1000 метров в специально вырытом укрытии и имели обстрел прямо перед собой и в сторону вероятного движения танков.

Наиболее эффективным и серьезным средством против танков были минные поля. Для борьбы с ними применялись ручные миноискатели и минные тралы на Т-26. Первые не всегда были эффективны, вторые при снежном покрове в 1 м и более проходили, не сделав взрыва мин.

Часто танки попадали в ловушки «волчьи ямы» размером 4×6 или 6×8 метров при глубине 2–3 метра. Противотанковые рвы длиной 500–800 метров строились в системе других препятствий. Эскарпы встречались длиной 300–500 метров и высотой до 1,5 метра. Каменные надолбы упирались флангами в другие искусственные препятствия. Обычно они строились из валунов диаметром 40–50 см и высотой 70–100 см установленных в четыре ряда в шахматном порядке.

Противобашенные тросы встречались в глубине финской обороны. Встретив их, танк из пушки валил одно из деревьев, на котором трос был привязан.

К началу войны в составе 8-й армии имелись (см таблицу):

 

Таблица 9

Боевой состав танковых частей 8-й армии к 30 ноября 1939 года

  Т-26 ХТ-26,
ХТ-130
Т-37/38 БА-10 ФАИ
421 отб 11 12
129 орб 2
162 орб 21 6
368 отб 16 22
54 орб 5
410 отб 15 22
38 орб 10
381 отб 17 20
56 орб 7
456 отб 12 15
187 орб 9
111 отб 54
218 хтб 31
201 хтб 51

 

В самом начале войны в состав армии прибыла 34-я танковая бригада (174 танка и 25 бронеавтомобилей). Бригада была придана 18-й стрелковой дивизии с задачей выйти в тыл финских войск на Карельском перешейке. Но попытка использовать бригаду успеха не имела и за пять дней непрерывных боев она продвинуться не смогла. Мало того, в конце декабря 1939 года финны сумели окружить 34-ю танковую бригаду. Потеряв в кольце всю матчасть и понеся большие потери в людях, ее остатки вышли из окружения в феврале.

Первый период боев показал слабую подготовку в деле организации разведки. Танкисты надеялись на пехотную разведку (особенно в процессе боя), пехота смотрела на танки как на средство разведки на себя. В результате – излишние потери, задержка в наступлении. Так, 14 декабря один ХТ-26 201-го химического танкового батальона был придан разведгруппе лыжников, ведущих разведку в направлении Сюскуярви. Пытаясь обойти встретившийся по дороге завал, танк попал в ручей и застрял. Разведгруппа, попав под огонь противника, стала отходить. Танк был ею брошен и, не получив поддержки, уничтожен вместе с обороняющим его экипажем.

Танк лейтенанта Наумова (34-я танковая бригада), ведя разведку в деревне Сюскуярви, занимаемой финнами, попал на мину. Окруженный противником танк долго отстреливался, а затем был подожжен. Экипаж оставил машину и, пробив себе дорогу гранатами, через двое суток вышел к своим.

19 декабря 1939 года шесть Т-26 с отрядом в 50 человек пехоты были посланы штабом 75-й стрелковой дивизии для атаки якобы отходящего противника. Двигаясь по дороге, танки были пропущены финнами вглубь своего расположения и уничтожены.

Организация атак в первый период операции носила исключительно небрежный характер. Эшелонирование отсутствовало, противник не уничтожался, а выталкивался, танки использовались неграмотно. Например, передовому отряду 5 6-й стрелковой дивизии придали танки ХТ-26, в то время как дивизия имела 52 Т-26. В результате при первом же столкновении с противотанковыми орудиями, машины были выведены из строя.

В первый период танки действовали преимущественно по дорогам, но затем, учтя опыт, преимущественно вне дорог. Это хотя и замедлило темпы продвижения, зато резко повысило успех атаки и уменьшило потери матчасти.

Способы преодоления противотанковых препятствий были также различными. Если в первый период боев танкисты сами делали проходы в минных полях и строили мосты через рвы, то к концу боевых действий помощь танкам оказывали пехота и инженерные части. Значительно улучшилась разведка, случаи попадания танков замаскированные ловушки и рвы стали редким явлением.

К началу войны вопросы взаимодействия танкистов с пехотой и артиллерией были организованы хорошо, особенно в мелких звеньях танковый взвод–стрелковая рота. После первых дней боев, встречая слабое сопротивление, вопросам взаимодействия стали пренебрегать, упрощая, а то и вовсе не увязывая их.

Например, 18 декабря командир 76-го танкового батальона 34-й танковой бригады получил задачу от командира 208-го стрелкового полка – одной танковой ротой поддержать атаку полка на Сюскуярви. Командир роты, ни с кем не связав своих действий, атаковал Сюскуярви, выбил оттуда финнов, но пехота за танками не пошла. В результате, финны контратаковали, выбили танки из деревни и укрепленный пункт Сюскуярви так и остался в руках у противника.

14 декабря в районе Коллан-Ярви финны контратаковали 37-й стрелковый полк, который отошел, оставив без прикрытия полковую и противотанковую артиллерию. По приказу командира полка, поспешному и неясному, взвод 111-го танкового батальона пошел на выручку артиллеристам. Командир взвода лейтенант Поддуцкий, не уяснив задачи, плохо зная местность, не увязав свои действия с пехотой, ринулся в бой. Выручив артиллеристов, взвод, ввиду незнания местности, попал в противотанковый ров. Преодолеть его танкисты не смогли и под огнем противотанковых орудий погибли.

Но при хорошей организации действий всех родов войск, атака приносила успех. Так, 9 декабря 1939 года батальон 184-го стрелкового полка попал в окружение. Для его прорыва был выделен взвод 111-го танкового батальона. Командир взвода лейтенант Чернов, хорошо уяснив задачу, организовал взаимодействие не только внутри взвода, но и с пехотой и орудиями танковой поддержки. Атакуя двумя эшелонами, взвод прорвал кольцо противника и без потерь вывел батальон, прикрыв его отход и обеспечив занятие нового рубежа.

К январю отдел Автобронетанковых войск 8-й армии организовал во вновь прибывших танковых частях и доклады об особенностях использования танковых войск в условиях озерно-лесисто-болотистой местности Финляндии, о боевой работе танковых частей. Перед каждым боем в тылу организовывались совместные занятия с поддерживающей пехотой и артиллерией. Танковые экипажи занимались подготовкой на местности, вождением вне дорог, преодолением препятствий. Все это дало хорошие результаты во время боевых действий в марте 1940 года.

Бои в окружении, которые в январе–феврале вели части 34-й танковой бригады, 201-го отдельного химического батальона и 381-го отдельного танкового батальона 18-й стрелковой дивизии, не являются характерными, так как танки не предпринимали активных действий по ликвидации окружения. Кроме того, они занимали узкий район обороны вдоль дороги в Южном Леметти длиной около 2 километров и шириной 120–600 метров, а отсутствие горючего лишило их маневра. Поэтому они использовались как неподвижные огневые точки.

В обороне танки использовались главным образом для обеспечения стыков и флангов, охраны дорог и командных пунктов. В этих случаях пехотное прикрытие танков часто отсутствовало. Пользуясь этим, финны ночью подвозили на санях противотанковые орудия и в упор расстреливали танки. Таким образом было сожжено две машины 111-го танкового батальона. В отражении атак противника танки всегда давали положительный результат.

Эвакуация подбитых боевых машин производилась армейскими частями, а также 19-й эвакотракторной ротой. Имея 34 трактора СТЗ-3, прибывших из народного хозяйства, она за период боев отбуксировала: Т-26 – 119, Т-37 – 16, бронеавтомобилей – девять, Т-20 – 120, тракторов – 69, автомашин – 1662.

Ремонтными средствами танковые части армий были укомплектованы слабо: к началу боевых действий имелось ремонтных летучек «типа А» – 54%, «типа Б» – 16% от штатного количества. Кроме того, во многих мастерских не хватало инструмента и оборудования. Присланная с завода № 174 бригада рабочих за время боев проделала большую работу, произведя с 1 января 1940 года 362 текущих и 153 средних ремонтов танков и 110 ремонтов бронеавтомобилей.

За весь период боев на пополнение убыли матчасти было получено: 8-й армией – десять Т-26, пять БТ-7, 69 XT-133, десять БА-10, 50 БА-20, 15-й армией – 129 танков Т-26. В их числе было 15 экранированных Т-26, прибывших в самом конце войны.

 

Таблица 10

 

Сведения о потерях танковых частей 8-й армии с 30 ноября 1939 года по 13 марта 1940 года (без 18, 168-й стрелковых дивизий, 201-го химического танкового батальона и 34-й легкотанковой бригады)

Тип танка,
бронеавтомобиля
Участвовало в боях Потери Всего потерь
от артогня мины и фугасы
Т-26 247 56 9 65
ХТ-26 / ХТ-130 47 21 5 26
Т-37 / Т-38 54 17 5 22
БА-10 39 7 3 10
БА-20 23 3 3

 

 

34-Я ЛЕГКОТАНКОВАЯ БРИГАДА

 

Командир – комбриг С.Кондратьев, комиссар – полковой комиссар Гапанюк. Бригада была сформирована во время «больших учебных сборов» на базе 2-го запасного танкового полка (г. Наро-Фоминск). К 21 сентября она закончила развертывание до штатов военного времени и имела в своем составе: 76, 82, 83, 86-й танковые 224-й разведывательный, 1-й мотострелковый, 274-й ремонтно-восстановительный и 322-й автотранспортный батальоны, 23-ю роту боевого обеспечения, 62-ю саперную, 84-ю связи и 324-ю медико-санитарные роты – всего 238 танков (в основном БТ-5 из различных частей Московского военного округа), 25 бронеавтомобилей, 13 тракторов, 41 ремонтная летучка «типа А» и семь «типа Б», 73 автоцистерны, 317 автомашин. Состояние боевой матчасти было удовлетворительным, личный состав был подготовлен хорошо, но совершенно не приспособлен для действий в условиях Финляндии. Командир бригады комбриг С.Кондратьев уже имел боевой опыт – во время гражданской войны в Испании он командовал 1-м Интернациональным танковым полком, был награжден орденом Ленина. В начале октября 1939 года бригаду выдвинули на латвийскую границу, а в начале декабря перебросили в состав 8-й армии. 86-й танковый батальон был выделен из состава бригады и переброшен под Мурманск.

13 декабря бригада придается 56-му стрелковому корпусу с задачей: ударом на Сортавалу, выйти в тыл финским войскам на Карельском перешейке. К этому моменту в бригаде имелось: 143 БТ-5, 28 БТ-7, три ХТ-26 и 25 БА-20. В течении 14-17 декабря танкисты вели упорные бои за Сюскуярви и Уомас, но взять их не смогли. Условия местности (лес, болота, валуны) не позволяли использовать танки массировано. Все боевые действия ограничивались маневром по узким дорогам, а пассивность пехоты не давала возможности закрепить достигнутый танкистами успех.

В результате контратак финнов к 1–2 января бригада была отрезана от частей 56-го корпуса. Поэтому была организована круговая оборона штаба 34-й бригады в Южном Леметти, где создается сводный стрелковый батальон из сапер, связистов и тыловых подразделений управления бригады – всего до 450 человек. Связь с другими своими частями, окруженными в Северном Леметти и Митро, комбриг Кондратьев поддерживал по радио. Попытка двух рот 179-го мотострелкового батальона пробиться в Леметти не увенчалась успехом. 4 января финны перерезали дорогу между Южным и Северным Леметти, в результате чего бригада оказалась разрезанной на три части. Связь между группами была нарушена. 5-14 января финны продолжали атаковать окруженные части, положение которых с каждым днем ухудшалось. Командир 76-го танкового батальона капитан С. Рязанов неоднократно радировал комбригу: «Помогайте, несу большие потери». Ответ был: «Держитесь сами, помощи не будет». Тогда Рязанов собрал комсостав батальона для постановки задачи на выход из окружения. Но уполномоченный Особого отдела НКВД, находившийся в батальоне, обвинив комбата в трусости, запретил выход из окружения. Тогда Рязанов сказал: «Я командир батальона и мои распоряжения выполнять!» После этого уполномоченный застрелил командира батальона. В результате, к 4 февраля от 76-го батальона осталось лишь 19 человек, которые сумели пробиться в Южное Леметти к штабу бригады.

В январе бригада еще могла выйти из окружения, оставив только колесные машины. В конце месяца Кондратьев запросил командование 56-го корпуса и 8-й армии относительно выхода. В бригаде стали готовить сани и лыжи, чтобы все взять с собой, еще было горючее в танках (хотя и немного), было продовольствие и боеприпасы. Но командующий 8-й армии Г.Штерн запретил прорыв, прислав радиограмму «Держитесь, помощь идет». В результате, еще почти месяц части бригады провели в кольце без всякой поддержки извне. От недоедания у многих началась «куриная слепота», поэтому ночью финны подходили к окопам и забрасывали их гранатами. Особенно активно противник действовал 12–18 февраля. К этому времени части бригады оборонявшиеся в Митро соединились с частями 168-й стрелковой дивизии, в составе которой вели бои в окружении до конца войны. Части, находившиеся в Южном Леметти ночью 28 февраля начали выход из окружения, двигаясь тремя группами. Из общего числа 820 человек, находившихся в окружении, лишь 171 вышел к своим. При прорыве застрелился командир бригады комбриг Кондратьев, военком бригады полковой комиссар Гапанюк, начальник политотдела полковой комиссар Теплухин, начальник особого отдела Доронкин. Видимо, комсостав понимал, что все равно их расстреляют, обвинив в предательстве и трусости.

Итог был трагическим: из 3787 человек, бывших в строю на 4 декабря, было убито 902, ранено 414, обморожено и заболело 94, пропало без вести 291, всего 1701 человек (почти 50%!). Погибли 27 старших командиров, включая командиров всех батальонов.

23 марта о потерях матчасти докладывали начальнику Автобронетанкового управления комкору Д.Павлову с места гибели 34-й танковой бригады:

«Танки бригады находятся: Северное Леметти – 25, Южное Леметти – 33, Уомос – 9, Митро – 20, дорога Лавоярви-Уомос – 19, полустанок Конпиная – 2, дорога Северное – Южное Леметти – 9. Итого 117.

Бригада имеет: на ходу – 37, при штабе 8-й армии – 3, СПАМ – 8. Итого 48. Не найдено 11 штук, приняты меры к розыску. Все танки приведены противником в негодность, снято вооружение, инструмент, рации, боекомплект, и все увезено. Со всех танков автогеном срезаны и увезены башни с подбашенными коробками».

 


 

Окончание следует

 


Поделиться в социальных сетях:
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Мой Мир


При использовании опубликованных здесь материалов с пометкой «предоставлено автором/редакцией» и «специально для "Отваги"», гиперссылка на сайт www.otvaga2004.ru обязательна!


Первый сайт «Отвага» был создан в 2002 году по адресу otvaga.narod.ru, затем через два года он был перенесен на otvaga2004.narod.ru и проработал в этом виде в течение 8 лет. Сейчас, спустя 10 лет с момента основания, сайт переехал с бесплатного хостинга на новый адрес otvaga2004.ru