Танки в Зимней войне 1939-1940 гг. (часть 1)

М.Коломиец
Альманах «Фронтовая иллюстрация» 3-2001

ПРЕДЫСТОРИЯ ЗИМНЕЙ ВОЙНЫ

 

 

ПОЛИТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ

 

Финляндия относится к странам, которые сумели обрести независимость в результате революции в России. Однако и до этого она являлась автономным формированием: будучи Великим княжеством финляндским в составе Российской империи, Финляндия имела свои органы самоуправления. 18 декабря 1917 года правительство Советской России признало независимость Финляндии. Однако в последующий период отношения между двумя государствами носили сложный характер.

23 августа 1939 года Германия и Советский Союз заключили договор о ненападении. В рамках этого договора был подписан и секретный дополнительный протокол (известный как «пакт Молотова–Риббентропа), согласно которому СССР и Германия разделяли зоны своих интересов в Европе. Согласно этому протоколу Латвия, Литва, Эстония и Финляндия попадали в сферу интересов Советского Союза.

1 сентября 1939 года нападением Германии на Польшу началась Вторая мировая война. 17 сентября Советский Союз также начал боевые действия, объявив своей целью освобождение принадлежавших Польше территорий Западной Украины и Западной Белоруссии, до этого входивших в состав России.

28 сентября – 10 октября 1939 года, в соответствии с дополнительным протоколом, Советский Союз заключил с Латвией, Литвой и Эстонией военные союзы о взаимопомощи. На их основе СССР мог размещать на территории этих стран войска и иметь военные базы. И уже 18 октября части Красной Армии вступили на территорию прибалтийских стран.

5 октября СССР предложил Финляндии заключить договор о взаимопомощи. Однако финское правительство было не намерено подписывать столь невыгодный договор. Поэтому 6 октября был объявлен призыв резервистов, а 12 октября в Финляндии началась мобилизация.

12 октября в Москве начались переговоры между правительством Советского Союза и представителями Финляндии. Советское руководство к этим переговорам подготовилось исключительно серьезно. Были подготовлены два варианта, согласно которым предусматривалась уступка Финляндии СССР восточной части Карельского перешейка, нескольких островов в Финском заливе и части полуострова Рыбачий. Кроме того, Советскому Союзу предоставлялась возможность построить военную базу на полуострове Ханко. В качестве компенсации Финляндии предоставлялась вдвое большая территория в Восточной Карелии.

Потребность СССР в Ханко обосновывалась наличием у Красной Армии аналогичной базы в Эстонии. Получив Ханко, можно было бы огнем береговых орудий полностью перекрыть вход в Финский залив. Со стороны Карельского перешейка советское правительство стремилось обеспечить безопасность Ленинграда, отодвинув границу примерно на 80 км к северу (в то время от пригородов Ленинграда до границы с Финляндией было всего 32 км).

Мнение руководства Финляндии по поводу предложений Советского Союза разделилось. Так, президент страны Ю.Пааскиви и верховный главнокомандующий К.Маннергейм считали, что можно пойти на территориальные уступки, а министр финансов В.Таннер и министр иностранных дел Э.Эркко выступали против этого. В конечном итоге было решено пойти лишь на ограниченные уступки: перемещение границы на Карельском перешейке на 10–20 км и обмен четырех островов в Финском заливе на территорию в Восточной Карелии. По поводу аренды Ханко следовало ответить отказом.

На переговорах в Москве 23–25 октября и 2–4 ноября достичь компромисса не удалось, несмотря на то, что И.Сталин пошел на ряд уступок. В частности, он был готов передвинуть границу на Карельском перешейке на 40 км (вместо 80): «Поскольку Ленинград нельзя переместить, мы просим чтобы граница проходила на расстоянии 70 километров от Ленинграда. Мы просим 2700 кв.км и предлагаем взамен более 5500 кв.км».

Камнем преткновения в переговорах стало нежелание Финляндии предоставить в аренду полуостров Ханко или в качестве альтернативы какие-либо близлежащие острова. Этот пункт в переговорах считался советским руководством самым важным. А так как достичь договоренности не удалось, переговоры зашли в тупик.

Уже во второй половине октября, когда стало ясно, что договоренность с Финляндией вряд ли будет достигнута, Ленинградский военный округ (ЛВО), Северный и Балтийский флоты были приведены в повышенную боевую готовность. 29 октября штабом ЛВО был представлен наркому обороны СССР К.Ворошилову «План операции по разгрому сухопутных и морских сил финской армии». 15 ноября штаб ЛВО получил задачу – завершить сосредоточение войск к 20 ноября. Менее чем за неделю требовалось проделать огромную работу по подготовке частей к наступлению, а между тем даже в Генеральном штабе РККА не было карт местности, на которой предстояло вести боевые действия.

Согласно этому плану предполагалось массированным ударом крупными силами разгромить финские части в течение двух-трех недель. Сталин это одобрил, а начальник Генерального штаба Шапошников, напротив, считал, что боевые действия против Финляндии «являются не простым делом, которое потребует не менее нескольких месяцев напряженной и трудной войны». Видимо, поэтому Шапошникова и отправили в продолжительный отпуск на Черное море.

26 ноября 1939 года на Карельском перешейке произошел инцидент, который впоследствии стал известен как «выстрелы у Майнилы». По сообщению ТАСС, в этот день в 15.45 финская артиллерия обстреляла пограничную местность у деревни Майнила, в результате чего было убито четыре и ранено девять красноармейцев. Через несколько часов В.Молотов передал финляндскому послу в СССР ноту, в которой происшествие у Майнилы расценивалось как «враждебный акт против СССР». В связи с этим предлагалось отвести финские войска от границы на 20–25 км, чтобы обеспечить безопасность Ленинграда. В ответной ноте финляндское правительство высказывало предположение, что инцидент у Майнилы возможно был следствием ошибки во время учебных стрельб с советской стороны и предлагало создать совместную комиссию по расследованию происшествия. Кроме того, в ноте предлагалось отвести от границы как финские, так и советские войска.

Ответ финляндского правительства вызвал очень негативную реакцию у руководства СССР. В ответе Москвы 28 ноября говорилось, что подобная позиция является стремлением Финляндии по-прежнему «держать Ленинград под угрозой» и довести до крайности возникший кризис». В заключение сообщалось о том, что Советский Союз денонсирует договор о ненападении, заключенный между СССР и Финляндией в 1932 году. На следующий день, 29 ноября, в ноте Молотова, направленной послу Финляндии, сообщалось о продолжающихся нападениях на советские пограничные части, в связи с чем правительство СССР не в состоянии «поддерживать нормальные отношения с Финляндией и вынуждено отозвать из Финляндии политических и хозяйственных представителей». Это означало окончательный разрыв между СССР и Финляндией. Даже сообщение финляндского правительства о согласии отвести войска от границы в одностороннем порядке, поступившее в Москву в тот же день, не могло повлиять на ход событий. Утром 30 ноября 1939 года заговорили советские орудия. Началась зимняя война.

 

 

НАЧАЛО ВОЙНЫ

 

 

30 ноября в 8.30 утра, после артиллерийской подготовки, части Красной Армии перешли границу Финляндии от Финского залива до Белого моря. Всего на фронте, протяженностью 1610 км, командованием Ленинградского военного округа была развернута 21 стрелковая дивизия в составе четырех армий. На Карельском перешейке – 7-я армия (девять стрелковых дивизий, танковый корпус и три танковые бригады), на петрозаводском направлении – 8-я армия (шесть стрелковых дивизий и одна танковая бригада), в средней Карелии (Кандалакшское, ухтинское и ребольское направления) – 9-я армия (четыре стрелковых дивизии) и на мурманском направлении – 14-я армия (три стрелковых дивизии). Войска, сосредоточенные для вторжения в Финляндию, насчитывали 400 000 человек, 1476 танков, 1915 орудий и около 1000 самолетов. Действия армии поддерживали пограничные части, части НКВД, Балтийский и Северный флоты.

Непосредственное руководство подготовкой и проведением боевых действий осуществляло командование Ленинградского военного округа (командующий командарм 2-го ранга К.Мерецков, член Военного совета А.Жданов, начальник штаба командарм 2-го ранга И.Смородинов). Кроме того, в Москве была создана Ставка верховного главнокомандующего под руководством К.Ворошилова. В ее состав также вошли И.Сталин, Б.Шапошников и Н.Кузнецов (нарком военно-морского флота СССР).

Финская армия начала мобилизацию в октябре 1939 года и к началу войны имела десять пехотных дивизий, четыре пехотных бригады, один пехотный полк, 31 пехотный батальон и одну кавалерийскую бригаду. Кроме того, в тылу из резервистов формировались еще две пехотные дивизии. На Карельском перешейке была развернута Армия перешейка (шесть пехотных дивизий) и войска прикрытия. На петрозаводском направлении находилось две пехотных дивизии. Севернее них, до Северного Ледовитого океана, имелись лишь отдельные роты и батальоны, а также части пограничников.

Всего в армии находилось 265 000 человек, 534 орудия (без учета береговых батарей), 64 танка и 270 самолетов. Кроме того, в стране имелось еще около 500 000 человек, имевших хотя бы какую-то военную подготовку.

В качестве руководящего органа была создана Ставка главнокомандующего под руководством маршала К.Маннергейма.

 



 

 

ПРОТИВОТАНКОВАЯ ОБОРОНА ФИННОВ

 


Вся территория от старой советско-финской границы до Выборга была покрыта крупными лесными массивами, допускавшими движение танков только по дорогам и отдельным просекам. Большое количество рек и озер с болотистыми или крутыми берегами, обилие глубоких оврагов, торфяных незамерзающих болот и валунов – все это представляло собой труднопроходимые естественные противотанковые препятствия. Малое количество дорог еще больше затрудняло маневр танковых частей, а движение по проходимым участкам леса требовало высокого мастерства механиков-водителей при езде между деревьями и валунами.

Кроме того, суровая зима 1939–1940 годов с сильными морозами (45–49 градусов) и глубоким снежным покровом (90–120 см) создала дополнительные трудности в применении танков.

«ЛИНИЯ МАННЕРГЕЙМА». Природные препятствия Карельского перешейка дополнились созданной финнами системой укреплений, получившей в отечественной литературе название «линия Маннергейма» (по фамилии маршала К.Маннергейма). Под этим подразумевалась вся система долговременных сооружений и заграждений на Карельском перешейке общей протяженностью до 135 км и глубиной до 90 км. Она включала в себя полосу обеспечения, главную полосу обороны, вторую и тыловую полосы, рубеж прикрытия Выборга и ряд отдельных позиций на наиболее опасных направлениях. В финской литературе под «линией Маннергейма» понимают прежде всего рубеж, на которой было остановлено наступление Красной Армии в декабре 1939 года. Этот рубеж лишь частично совпадал с главной полосой обороны (примерно на 70%). Поэтому многие западные военные историки разделяют понятия «линия Маннергейма» и «система финских укреплений на Карельском перешейке». Мы же в данной работе для удобства восприятия «линией Маннергейма» будем называть всю систему укреплений на Карельском перешейке.

Сооружение укреплений на Карельском перешейке началось еще осенью 1918 года. Однако широкий размах они приняли в 1920–1924 году, когда под руководством начальника генерального штаба вооруженных сил Финляндии генерал-майора О.Энкеля разработали проект защиты Карельского перешейка. За пять лет работы были сооружены укрепления (в некоторых источниках они именуются «позицией Энкеля»), которые впоследствии стали главной полосой обороны «линии Маннергейма». Она состояла из 18 узлов, включавших в себя деревоземляные полевые укрепления (ДЗОТ), долговременные каменно-бетонные сооружения (ДОТ), противотанковые и противопехотные заграждения. Всего в 1920–1924 годах на «позиции Энкеля» построили 168 бетонных сооружений. Строительство «линии Маннергейма» возобновилось в 1932 году и продолжалось до самого начала зимней войны. Руководил работами известный финский фортификатор подполковник И.Фабрициус. В это время построили полосу обеспечения, вторую, тыловую оборонительные полосы и рубеж прикрытия Выборга. На некоторых особо опасных участках были созданы отсечные позиции. На главной оборонительной полосе модернизировались старые ДОТы, а в дополнение к ним строились «миллионные» ДОТы нового типа. Такое название они получили из-за высокой стоимости – затраты на их сооружение исчислялись миллионами финляндских марок. «Миллионные» ДОТы имели два-три боевых каземата, соединенных подземными переходами. Эти переходы одновременно играли и роль казарм, в которых могло укрыться от 20 до 60 человек. Все сооружения имели автономное жизнеобеспечение (воду, электричество, отопление, запасы продовольствия и боеприпасов), позволявшие гарнизону вести оборону в условиях полной блокады. Толщина стенок боевых казематов составляла 130–150 см, кроме того, они были усилены 4–7 броневыми листами общей толщиной 280–490 мм. Сверху ДОТы засыпались слоем песка и камней толщиной 3,5 – 4,5 м. Для наблюдения за полем боя «миллионные» ДОТы снабжались несколькими наблюдательными колпаками, толщина брони которых составляла 160–180 мм. Вооружение боевых казематов состояло из нескольких пулеметов «максима», а в ходе войны в дополнение к ним некоторые ДОТы получили 37-мм пушки «Бофорс» и противотанковые ружья. Справедливости ради следует сказать, что число «миллионнных» ДОТов было невелико, а строились они на наиболее угрожаемых участках. Всего же к началу войны главная оборонительная полоса насчитывала 210 ДОТов и 546 ДЗОТов. Еще 26 ДОТов и 61 ДЗОТ соорудили на тыловой оборонительной полосе и позиции под Выборгом. Всего же на «линии Маннергейма» к началу войны имелось около 300 железобетонных ДОТов и до 2000 ДЗОТов.

ДОТы и ДЗОТы объединялись в узлы обороны и были связаны между собой хорошо продуманной системой артиллерийского, пулеметного и минометного огня. Между долговременными сооружениями находились позиции полевых войск – окопы, ходы сообщения, огневые точки, – которые часто прикрывались броневыми и бетонными козырьками. Все сооружения на «линии Маннергейма» были отлично замаскированы и прикрыты целой комбинацией противотанковых и противопехотных заграждений обычно в следующей комбинации: колючая проволока в три-четыре ряда, через 30–40 метров – каменные надолбы в несколько рядов, затем через 20– 50 метров – противотанковый ров или эскарп, на удалении от него 20–50 метров снова колючая проволока в два–четыре ряда. На расстоянии 150–200 м от последнего препятствия располагалась огневая точка (ДОТ или ДЗОТ). Близлежащие дороги, подступы к препятствиям и сами препятствия минировались.

ПРОТИВОТАНКОВЫЕ СРЕДСТВА. Основными инженерными противотанковыми средствами на «линии Маннергейма» являлись: надолбы, противотанковые рвы и эскарпы, мины и лесные завалы.

Надолбы встречались трех типов – каменные, железобетонные и металлические. Каменные надолбы (из отесанного гранита размером 60 х 200 см, врытые в землю на 60–100 см), или из валунов диаметром до метра наиболее часто встречались на Карельском перешейке.

Они разрушались стрельбой 45-мм бронебойными снарядами из танков (3–4 снаряда разбивали надолбу до основания) или подрывались саперами. Иногда при высоком мастерстве механиков-водителей удавалось провести танки по вершинам этих надолб.

Железобетонные надолбы имели форму трехгранной пирамиды высотой 80–100 см и шириной у основания 60–80 см. Они чаще всего встречались на дорогах и, как правило, обладали небольшой прочностью – танкисты, выйдя из танков, легко разрушали их ударами ломов.

Металлические надолбы (обычно зарытые в землю куски железнодорожных рельсов высотой 100– 110 см) встречались лишь небольшими участками в полосах гранитных или железобетонных надолб. Надолбы всех типов располагались в шахматном порядке на удалении друг от друга 1–1,5 м обычно в 3–4, иногда 5–6 рядов.

Эскарпы встречались с вертикальной стенкой высотой до 2,5 м, укрепленной бревнами или гранитными валунами. Противотанковые рвы имели ширину 4–5 м и глубину 2–2,5 м. Стенки рвов укреплялись деревом или камнем. Эскарпы и рвы имели значительное протяжение (иногда более километра) и упирались своими склонами в озера, болота или крутые склоны.

Минные поля устраивались на берегах озер и рек (в местах возможных переправ танков), на опушках леса, просеках, дорогах и подходах к населенным пунктам. В основном использовались три типа мин: французского, шведского (в металлическом корпусе, масса заряда 2-4 кг) и финского (в деревянном корпусе, масса заряда до 8 кг) производства. Они располагались в шахматном порядке на расстоянии один метр одна от другой и 2–3 м ряд от ряда. В полосе обеспечения минирование производилось в два ряда, а на главной, второй, тыловой полосах под Выборгом ширина минных полей иногда достигала 15 рядов. При подрыве танка французские и шведские мины обычно повреждали только ходовую часть, а финские иногда проламывали днище и выводили из строя экипаж. В условиях Карельского перешейка использование финнами мин явилось чрезвычайно эффективным средством борьбы с танками. А частые и обильные снегопады отлично маскировали заминированные участки.

В качестве противотанковых препятствий финны применяли и лесные завалы, которыми перекрывались дороги, просеки, выходы на опушки леса, береговые линии озер и рек.

Деревья подпиливались на высоте 1–1,5 м, валились на дорогу, оплетались колючей проволокой и, как правило, минировались. Глубина завалов достигала 400–500 м.

В некоторых местах встречались замаскированные противотанковые ямы-ловушки (шириной до 3 м, длиной до 4,5 ми глубиной до 2 м), а кое-где искусно спрятанные проруби во льду на озерах и Финском заливе.

Из противотанковых средств к началу войны на вооружении финской армии имелось всего 112 орудий шведской фирмы «Бофорс» калибром 37 мм, которые на дистанции 500 метров пробивали броню всех типов советских танков. В ходе войны армия получила еще 123 пушки «Бофорс», а также 25-мм французские противотанковые орудия. Точное количество последних автору неизвестно, но видимо их было очень немного – на 13 марта 1940 года у финнов, несмотря на потери, было 22 таких пушки. Использовались и трофейные советские 45-мм орудия – из 123 захваченных до окончания военных действий в войска поступили 57.

Кроме орудий в финской армии довольно активно использовались и противотанковые ружья, поступившие из-за границы в рамках военной помощи Финляндии. Общим их количеством автор не располагает, но на 13 марта 1940 года в армии имелось 130 противотанковых ружей трех типов: 13,97-мм английские «Boys» MK-1, 20-мм швейцарские «Solothurn» S18-1000 и 13-мм немецкие «Mauser» M.1918 времен Первой мировой войны.

Противотанковые орудия устанавливались в глубине обороны, а противотанковые препятствия прикрывались огнем противотанковых ружей и специально выделенными группами солдат по два–четыре человека. Их вооружение состояло из связок гранат, бутылок с бензином или подвижных мин. Последние представляли собой обычную противотанковую мину, уложенную между двумя листами фанеры и передвигаемую при помощи тросиков. Таким образом можно было подтащить мину под гусеницу едущего танка.

Чтобы не обнаружить себя раньше времени, противотанковые орудия начинали вести огонь по танкам, когда те преодолевали препятствия. С одной огневой позиции делалось, как правило, несколько выстрелов, затем орудие перемещалось на другую позицию. При таком способе борьбы финны успевали вывести из строя большое количество танков, оставаясь незамеченными. Иногда для стрельбы по танкам использовались полевые орудия, что, впрочем, встречалось очень редко.

 

 


 

См. продолжение >>>

 


Поделиться в социальных сетях:
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Мой Мир


При использовании опубликованных здесь материалов с пометкой «предоставлено автором/редакцией» и «специально для "Отваги"», гиперссылка на сайт www.otvaga2004.ru обязательна!


Первый сайт «Отвага» был создан в 2002 году по адресу otvaga.narod.ru, затем через два года он был перенесен на otvaga2004.narod.ru и проработал в этом виде в течение 8 лет. Сейчас, спустя 10 лет с момента основания, сайт переехал с бесплатного хостинга на новый адрес otvaga2004.ru