Ракета Р-17 – «Стремительный бег»

Игорь Афанасьев, Дмитрий Воронцов
Журнал «Обозрение армии и флота» №2 – 2009 г.

Эта ракета почти также знаменита, как автомат Калашникова, и больше известна под условным наименованием «Скад» (Scud*), нежели под собственным названием Р-17. Не всякий специалист вспомнит, что комплекс, в состав которого она входит, кроме аббревиатуры 9К72, носит название «Эльбрус».

 


* Однозначного перевода на русский, по-видимому, нет. В зависимости от контекста, обозначает стремительный бег, гонка, гонимые ветром облака, иногда можно перевести как «шквал»


 

История «Скада» восходит к ракете Р-11, которая создавалась в самом начале 1950-х гг. в ОКБ-1 (главный конструктор С.П. Королев) в рамках научно-исследовательской работы по теме Н-2.

Тема Н-2, начатая по Постановлению Совмина СССР и ЦК КПСС от 4 декабря 1950 г., предусматривала создание баллистических ракет дальнего действия (БРДД) на долгохранимых компонентах топлива. Первые советские дальние ракеты Р-1 и Р-2, созданные на основе немецкой А-4 («Фау-2») и принятые на вооружение в 1950 и 1952 гг. соответственно, заправлялись жидким кислородом и этиловым спиртом. Использование криогенного окислителя резко снижало подвижность ракетного комплекса и оперативность его использования, а этиловый спирт, как известно, является жидкостью «повышенной социальной опасности».

Эскизным проектированием ракеты на долгохранимом топливе руководил М.К. Янгель, в то время – директор НИИ-88, в который входили ряд научно-исследовательских отделов, опытный завод, два филиала, экспериментальные цеха и более десяти конструкторских бюро, в т.ч. ОКБ-1. Ведущим конструктором ракеты в 1950-1953 гг. был Евгений Синильщиков, которого затем сменили молодые специалисты Виктор Макеев и Михаил Решетнев.

Окислителем для нового изделия была выбрана азотная кислота АК-20Ф, а горючим – керосин Т-1. В качестве пускового компонента использовалась «тонка» (ТГ-02 – триэтиламинксилидин), которая самовоспламенялась при контакте с азотной кислотой. Принятая вытеснительная схема подачи топлива обеспечивала простоту и надежность конструкции ракеты. Жидкостный двигатель (ЖРД) С2.253 был создан в ОКБ-2 того же НИИ-88 под руководством A.M. Исаева.

На старте новая ракета, получившая секретное название Р-11 (и «открытый» индекс 8А61) была в 2,5 раза легче Р-1 при аналогичной дальности полета. Увы, боевая часть (БЧ) оказалась на четверть легче, но при этом относительная масса полезного груза (ПГ) увеличилось до 11,5 %, по сравнению с 5,9 % у ракеты Р-1.

Эскизный проект Р-11 был завершен в ноябре 1951 г. В апреле-мае 1953 г. на Государственном центральном полигоне Капустин Яр были проведены летно-конструкторские испытания (ЛКИ) Р-11. Еще до начала испытаний, в феврале 1953 г. освоение серийного производства ракеты было поручено уральскому СКБ-385 (г. Златоуст, позднее переехало в г. Миасс). 13 июля 1955 г. ракету приняли на вооружение. Еще 11 апреля 1955 г. главным конструктором СКБ-385 и заместителем С.П. Королева по Р-11 был назначен В.П. Макеев.

Однако исходная Р-11 в войска так и не поступила: учитывая недостатки, выявленные при испытаниях, в январе 1954 г. был подготовлен технический проект усовершенствованной ракеты Р-11М (8К11). Существенным изменениям подверглись двигатель, рулевые машинки, система подачи компонентов горючего и ряд других систем. Технология производства была упрощена, а стоимость изготовления снижена. Документацию для серийного производства Р-11М также передали в СКБ-385. После выполнения пяти зачетных пусков в 1958 г. Р-11М приняли на вооружение как оперативно-тактическую ракету сухопутных войск с ядерным зарядом.

Ракетная техника в те годы развивалась стремительно: зачастую, одна ракета еще собиралась в опытном производстве, а на кульманах конструкторов уже рождались чертежи нового изделия. Так было и с Р-11M. Весной 1957 г. вышло Постановление правительства, которым СКБ-385 поручалось создание улучшенной ракеты Р-11МУ (8К12). В июне того же года ведущим конструктором ракеты был назначен молодой, но уже опытный инженер Юрий Бобрышев.

Проектом предусматривалось повысить технологичность конструкции, а новая редакция конструкторской документации требовала учесть выявленные недостатки и полезные наработки. В частности, планировалось усовершенствовать систему управления (СУ) путем введения дублирования электроцепей и отдельных элементов. Остальные элементы конструкции ракеты и наземного оборудования заимствовались от Р-11М без изменений.

В ходе проектирования выяснилось, что из-за потяжелевшей СУ достичь заданной дальности невозможно. Проектанты и конструкторы начали искать выход из создавшегося положения. Можно было увеличить емкость топливных баков, но это приводило к неприемлемому росту габаритов ракеты. Бесперспективными были попытки увеличить удельный импульс тяги (экономичность двигателя) – мешала вытеснительная система подачи топлива: ее форсирование также вело к увеличению давления наддува и росту массы баков.

Подсказка пришла из другого проекта. В это время СКБ-385 занималось параллельно и разработкой ракеты для подводных лодок Р-13. На ней стоял двигатель с турбонасосной подачей, которая позволяла повысить удельный импульс тяги, при одновременном снижении массы баков. Дело оставалось лишь за подходящим ЖРД.

По воспоминаниям Ю.А. Бобрышева, группа специалистов СКБ-385 поехала в Москву на поиски необходимого «движка». Двигатель нужной тяги и массы был найден в ОКБ-3 НИИ-88, которое возглавлял главный конструктор Д.Д. Севрук: изделии С3.42 предназначалось для зенитной ракеты 217 системы С-25. В течение нескольких дней специалисты СКБ-385 и ОКБ-3 провели компоновочные проработки, в результате которых был создан двигатель С3.42 тягой 13 тс. По расчетам, он обеспечивал для Р-11МУ достижение максимальной дальности не менее 240 км.

Проект, предложенный СКБ-385, получил поддержку главного конструктора С.П. Королева, заместителя председателя Госкомитета по оборонной технике (ГКОТ) К.Н. Руднева и руководства Главного артиллерийского управления (ГАУ) Министерства обороны. В результате Постановление ЦК КПСС и Правительства за № 378-18 от 11 апреля 1958 г. было подписано Н.С. Хрущевым: разработка оперативно-тактической ракеты Р-17 с дальностью стрельбы от 50 до 240 км поручалось СКБ-385 (головной разработчик). В мае 1959 г. были согласованы и утверждены требования к новой ракете, а ГАУ присвоило изделию индекс 8К14. Основными смежниками были определены:

• НИИ-592, главный конструктор Н.А. Семихатов – по бортовой СУ;

• ОКБ-3, главный конструктор Д.Д. Севрук – по двигателю на первом этапе ЛКИ*;

• НИИ-944, главный конструктор В.И. Кузнецов – по гироскопическим приборам;

• НИИ-6 – по разрывному заряду и обычному снаряжению БЧ;

• НИИ-1011 МСМ, научный руководитель Ю.Б. Харитон, главный

конструктор С.Г. Кочарянц – по спецзаряду и комплекту электроавтоматики;

• ГСКБ, главный конструктор В.П. Петров – по комплексу наземного оборудования;

• завод №784 Киевского СНХ, главный конструктор С.П. Парняков – по приборам прицеливания;

• ОКБТ Ленинградского Кировского завода, главный конструктор Ж.Я. Котин – по пусковой установке (ПУ) на гусеничном ходу;

• ЦКБ ТМ, главный конструктор Н.А. Кривошеий – по ПУ на колесном ходу.

 


* 5 декабря 1958 г. ОКБ-3 было объединено с ОКБ-2 в единую организацию – ОКБ-5, главный конструктор A.M. Исаев – которая стала разработчиком двигателя со втрого этапа ЛКИ


 

Изготовление опытных изделий для ЛКИ поручалось Златоустовскому машиностроительному заводу, а серийное производство и ведение серийной конструкторской документации – Боткинскому машиностроительному заводу (директор В.А. Земцов, главный конструктор В.Я. Тохунц, а затем – Е.Д. Раков).

Успеху проекта во многом способствовала его высокая унификация с комплексом Р-11 на стартовом гусеничном агрегате 8У218. При разработке ракеты 8К14 конструкторы ориентировались на использование наземного оборудования, разработанного для 8К11. Такой подход существенно сократил затраты денежных средств и времени (Р-17 была разработана всего за 3 года и 5 месяцев).

По сравнению с Р-11, новая ракета была несколько длиннее, хотя внешне, особенно издали, их было не отличить. Поэтому на Западе все ракеты на гусеничном транспортировщике – и Р-11М, и Р-17 – называли Scud-A. Так же, как и у Р-11, головная часть Р-17 выполнялась неотделяемой. При попадании в цель пустой корпус ракеты, обладающий из-за высокой скорости встречи с мишенью огромной кинетической энергии, значительно добавлял к силе взрыва обычного (неядерного) заряда.

Но внутренняя компоновка Р-17 существенно отличалась от прототипа. Баки горючего и окислителя поменялись местами, изменилась компоновка хвостового отсека в связи с применением ЖРД с насосной подачей. Уже в ходе проектирования двигатель С3.42 был заменен на более легкий и мощный С5.2 (9Д21) разработки A.M. Исаева – он имел массу на 40 кг меньше, но «выдавал» на 300 кгс большую тягу.

Кроме того, Р-17 отличалась от предшественницы компонентами топлива. Если Р-11 использовала в качестве горючего керосин Т-1, то на Р-17 применили углеводородную смесь ТМ-185, по составу близкую к скипидару. Это горючее при зажигании давало плавные характеристики ЖРД и обеспечивало более устойчивое горение с азотной кислотой, чем обычный керосин. Для повышения эксплуатационных свойств к горючему добавлялись различные присадки (легкое масло пиролиза повышало стойкость к окислению, полимердистиллят и трикризол предотвращали кристаллизацию воды при отрицательных температурах).

В качестве окислителя использовался «меланж» АК-27 – смесь концентрированной азотной кислоты, четырехокиси азота, соли алюминия и йода. Химическое зажигание обеспечивало пусковое горючее ТГ-02.

Уже 12 декабря 1959 г. на полигоне Капустин Яр состоялся первый испытательный пуск Р-17. В целом он был успешным, за исключением повышенного бокового отклонения от цели. Впрочем, ошибку вскоре выявили и устранили, и последующие шесть пусков прошли практически без замечаний. Максимальная дальность ракеты была определена в 300 км, максимальная гарантированная – в 275 км, а минимальная в 50 км. Максимальная высота траектории полета – 86 км , минимальная – 24 км, полетное время – от 165 до 313 сек. СУ обеспечивала среднее отклонение по дальности от 180 до 610 м и в боковом направлении от 100 до 350 м. Органы управления ракеты – газодинамические рули, установленные на срезе сопла двигателя.

24 марта 1962 г. ракетный комплекс оперативно-тактического назначения 9К72 с ракетой 8К14 на стартовом агрегате 2П19 (гусеничный транспортер на базе ИСУ-152К) постановлением Совмина СССР был принят на вооружение. Колесная ПУ транспортных испытаний не выдержала – требовались доработки рамы шасси.

ПУ 9П117 на четырехосном колесном шасси автомобиля МАЗ-543А была принята на вооружение Постановлением Совмина СССР за № 75-26 от 27 января 1967 г., и в дальнейшем заменила 2П19, но эта замена была произведена не повсеместно. К концу 1980-х гг. 2П19 все еще находились на вооружении в ракетных бригадах в Кандалакше и на Кавказе, где гусеничная техника считалась более предпочтительной.

Комплекс 9К72 оказался достаточно надежным и простым. Но, одновременно, стал последним оперативно-тактическим ракетным комплексом сухопутных войск, использовавшим жидкостную ракету. Кроме ракеты Р-17/Р-17М с различными головными частями – ядерными 9НЗЗ (РА-17), 9НЗЗ-1 (РА-104, РА-104-1, РА-104-2) или 8Ф14 (269А) мощностью до 10 кт (заряд типа РДС-4), фугасной 8Ф44, химической 8Ф44Г1 – он включал подъемно-транспортное, заправочное, испытательное и вспомогательное оборудование

Всего в состав комплекса входили 25 наименований различной техники, в том числе ПУ как на колесном, так и на гусеничном ходу. В состав ракетной бригады комплексов 9К72 входили батарея управления и метеорологическая батарея, три отдельных ракетных дивизиона (по три стартовых батареи с одной ПУ в каждой, батарея управления, ракетно-технический и хозяйственный взводы, медицинский пункт), техническая батарея и объединенная ремонтная мастерская, инженерно-саперная рота и взвод радиационной и химической разведки, автомобильный взвод, хозяйственный взвод и медицинский пункт. Всего в бригаде было девять ПУ, до 500 автомашин специального и общего назначения, 800 человек личного состава (в собственно стартовых батареях – 243 человека); численность личного состава одной стартовой батареи – 27 человек.

Вышеприведенный список оборудования и личного состава дает понять относительность «простоты» комплекса. Все последующие тактические и оперативно-тактические ракетные комплексы, принятые на вооружение Советской (Российской) армии («Темп-С». «Ока», «Точка», «Точка-У», «Искандер»), оснащались твердотопливными ракетами.

За долгие годы службы комплекс неоднократно модернизировался и использовался для различных опытно-экспериментпальных работ. В частности, ракета 8К14-1 (Р-17М), сохранив все основные тактико-технические характеристики исходной Р-17, получила возможность использования более тяжелых БЧ измененной формы, оснащенных ампульными аккумуляторными батареями и баллонами высокого давления. В целом Р-17М, взаимозаменяемая с ракетой Р-17, прошла летные испытания в 1964 г.

Прорабатывался вариант ракеты с отделяемой БЧ, оснащенной системой самонаведения. Работы велись в рамках темы «Аэрофон» в 1980-х годах в ЦНИИ автоматики и гидравлики (см. подробнее здесь >>>). Были разработаны программно-математическое обеспечение, аппаратура оптико-электронной системы наведения, бортовая аппаратура системы управления БЧ, наземная аппаратура подготовки эталонных изображений и аппаратура ввода полетного задания в БЧ. Пуски модернизированных ракет начаты в 1984 г. и показали большую зависимость точности стрельбы от погодных условий в месте старта и у цели, поэтому от модернизации комплекса в дальнейшем отказались.

Комплекс широко поставлялся на экспорт. Согласно заявлению Комитета министров обороны Варшавского договора от 30 января 1989 г. в странах Варшавского договора состояла на вооружении 661 ракета Р-17. Кроме того, изделия поставлялась в Иран, Ирак, КНДР, Ливию, Сирию, Южный Йемен, Вьетнам, Перу, ОАЭ и в другие страны. 30 «Скадов» было даже приобретены в Восточной Европе в середине 1990-х Соединенными Штатами и использовались в качестве мишеней при отработке противоракетных систем.

Р-17 стала одной из немногих послевоенных БРДД, широко применявшихся в боевых действиях. Только в Афганистане ракетные бригады выпустили по врагу около 1000 ракет. Несколько боевых пусков произвел Египет по израильским укреплениям на Синае в ходе октябрьской войны 1973 г. Во время боевых действий в Персидском заливе в 1991 г., Ирак активно обстреливал своими ракетами цели в Кувейте, Израиле и Саудовской Аравии. «Скады» широко применяли обе стороны ирано-иракской войны (1980-1988 гг.).

Относительно простой и неприхотливый «Скад» стал основой для развития ракетостроения в таких странах, как КНДР, Иран и Ирак, где были созданы свои ракеты с «национальной спецификой».

Путем удлинения топливных баков Р-17М в Ираке были созданы баллистические ракеты «Аль-Хуссейн» (дальность до 600 км) и «Аль-Аббас» (900 км). Северокорейцы также модернизировали свои «Скады», доведя их дальность до 500 км. В 1993 г. КНДР провела испытания ракеты «Нодон» дальностью до 1300 км, которая также была создана на основе технических решений Р-17.

Но, пожалуй, самой яркой страницей в истории Р-17 стали попытки создания на ее основе космических ракет-носителей. Иракцы в середине 1980-х годов привлекли к сотрудничеству известного предпринимателя и баллистика канадца Джеральда Булла. Под его руководством к концу 1980-х годов в стране был создан прототип космического носителя «Аль-Абейд» со связкой из пяти «Скадов» на первой ступени. Ракета была испытана 5 декабря 1989 г., достигнув высоты в 25 км. Но убийство Булла в 1990 г., а затем и «Война в заливе» поставили крест на космических планах Багдада.

Северная Корея пошла несколько иным путем. По имеющимся данным, возможно, с китайской помощью, корейцы создали увеличенный вариант «Скада» большего диаметра и с более мощным двигателем. Ракета стала первой ступенью космического носителя «Тэпходон-1»; вторую ступень образовывала модифицированная Р-17, а третью – небольшой твердотопливный двигатель. 31 августа 1998 г. мир облетела сенсация: КНДР запустила в космос свой первый спутник! Увы, сенсация жила недолго: средства контроля космического пространства США и России так и не обнаружили северокорейский аппарат на орбите…

Не остался в стороне и Иран. Создав на базе Р-17 (не без помощи КНДР) несколько баллистических ракет средней дальности, 2 февраля 2009 г. Исламская республика запустила на орбиту свой первый спутник «Омид» («Надежда»). Ракета-носитель «Сафир» («Посланник») также создана на базе технологий «Скада»: фотографии демонстрируют потрясающее сходство деталей первой ступени с Р-17…

Признаем, далеко не каждой ракете удалось пройти путь от боевого изделия до космического носителя. «Скад» этот путь прошел!


Поделиться в социальных сетях:
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Мой Мир


При использовании опубликованных здесь материалов с пометкой «предоставлено автором/редакцией» и «специально для "Отваги"», гиперссылка на сайт www.otvaga2004.ru обязательна!


Первый сайт «Отвага» был создан в 2002 году по адресу otvaga.narod.ru, затем через два года он был перенесен на otvaga2004.narod.ru и проработал в этом виде в течение 8 лет. Сейчас, спустя 10 лет с момента основания, сайт переехал с бесплатного хостинга на новый адрес otvaga2004.ru