Переправа

Константин Некрасов
Журнал «Братишка» №9, 2004

 

Автор материала: подполковник Константин Анатольевич Некрасов. С 1994 по 2000 годы — в составе Пограничной группы ФПС России в Республике Таджикистан, выполнял служебно-боевые задачи на участках Пянджского, Московского, Калайи-Хумбского, Хорогского и Мургабского погранотрядов. В боях потерял ногу, получил множественные осколочные ранения. На момент публикации статьи служил в комендатуре обеспечения Пограничной академии.

Товарищ старший лейтенант, переправа! Семенов вздрогнул от внезапного окрика рядового Саидова.

Со вчерашнего вечера восемь пограничников излазили здешние кручи, то спускаясь в ущелья, то поднимаясь по склонам почти к самым облакам. За эти сутки они помутили и чистую, как слеза, воду ручьев у самого подножия, и помесили мягкий, рыхловатый снег на самых шапках вершин.

Разведывательно-поисковая группа двигалась по заранее спланированному маршруту, внимательно всматриваясь в бурлящие потоки Пянджа, чужой афганский берег с петляющей вместе с рекой ленточкой дороги. Замечая малейшее движение на нашей или сопредельной стороне, пограничники замирали на месте, наблюдая за происходящим. Время от времени они выходили к чабанским стоянкам, осматривали их, расспрашивали пастухов.

В конце концов, к исходу суток пограничники вымотались от длительных переходов по горам, физического и нервного напряжения. Сказывались и бессонная ночь, и отсутствие горячей пищи, и неважная горная подготовка солдат. Объявив привал после очередного перехода, Семенов дал бойцам хоть немного прийти в себя, набраться сил перед завершающим броском: до пограничного поста оставалось часа два пути. А сам, оставив за себя лейтенанта Андрея Богданова и прихватив выносливого и преданного Низометдина Саидова, выдвинулся поближе к границе: с места привала обзор был плох, мешали гребни гор.

 

«Лучше гор могут быть только горы» – с этим Валерий Семенов был категорически не согласен. Может, для кого-то оно и так, но, во всяком случае, не для пограничников.

Величественные снежные вершины, овальные натечные ледники, похожие на оплывший свечной воск, полыхают слепящим огнем, отражая неправдоподобно яркое солнце. Когда небо затягивают перистые облака, то оно сливается по цвету с вершинами, контуры гор теряют строгость линий, и уже невозможно определить, где небо, а где земная твердь. Обширные и удивительно ровные плато засыпаны черной, коричневой, красной пылью. Кстати, пыль эта хорошо держит следы: без труда можно различить даже оттиск копытца архара, похожий на кофейное зернышко, тихое прикосновение к земле мягких лап волка, цепочку, оставленную зайцем-спринтером. Ну и, конечно, следы людей, как бы они ни старались пройти незамеченными. Опытный следопыт всегда увидит на земле то, что ему нужно.

Семенову в этом плане было легко. До призыва в армию он любил поохотиться, побродить по лесу с ружьем. С детства знал повадки зверей, мог безошибочно читать «следовую азбуку».

Вообще, с горами Семенов был на «ты». Во время обучения в Алма-Атинском погранучилище прошел курс спецподготовки.

Однажды Семенов попенял своему заму – лейтенанту Андрею Богданову на то, что тот полдня возвращался с нарядом на пограничный пост после выполнения задачи.

– Почему так долго?! На посту работы по горло. Вы что там, по-пластунски ползли?! – спрашивал он.

– Мы шли в обход. По этим кручам напрямую ни один человек не пройдет! – оправдывался Богданов.

– Пройдет! – стоял на своем Семенов. – Не любой, но почти любой. Во всяком случае, местные жители здесь ходят. А пограничники тем более должны проходить.

Солдаты угрюмо молчали, зная, что офицеры правы оба. Один потому, что не рискнул с уставшими бойцами штурмовать скалы. А другой… Приложив усилия, они действительно уже давно бы были на посту.

Богданов вдруг завелся:

– А спорим, ты бы тоже не прошел? Прежде чем прессовать других, поднимись хотя бы вон по той скале! – Это явно был удар ниже пояса, поскольку лейтенант махнул рукой в сторону ближайшего утеса, считавшегося неприступным.

Теперь завелся Семенов:

– Хорошо! На ящик шампанского!

В другое время Валерий попусту рисковать не стал бы. Он всегда говорил, что рисковать надо с умом и только там, где это нужно. Но ситуация сложилась довольно-таки щекотливая. Нужно было и доказать подчиненным свою правоту, и поставить лейтенанта на место, и укрепить свой командирский авторитет.

Подчиненные смотрели на него выжидающе, некоторые с усмешкой, сомневаясь, что житель равнин сможет взять без специального снаряжения, вообще, по сути, голыми руками такую неприступную скалу.

Семенов взял. Правда, пока поднимался, несколько раз срывался, чудом цеплялся за камни и снова упрямо лез вверх, с огромными усилиями преодолевая метр за метром. Все давно уже поняли, что старший лейтенант рискует разбиться вдребезги, и кричали, что верят и так.

Семенову и самому было страшно. Предательский холодный пот струился по спине, колени дрожали, сердце готово было выпрыгнуть из груди. Он и сам был не прочь прекратить это рисковое мероприятие. «Зачем, зачем? – стучало в висках. – Кому это надо? Ведь разобьешься, дурак».

Но не в характере Семенова было останавливаться на половине пути. Постепенно взял себя в руки и забрался на вершину.

– Ну так вот, – говорил он потом собравшимся вокруг бойцам, тяжело дыша и поливая водой из фляжки ободранные в кровь руки, – все видели? Но горы здесь старые, и подниматься трудно, камни буквально в руках рассыпаются, ухватиться не за что. Поэтому при подъеме нужно быть осторожным и аккуратным. Горы шуток не любят и ошибок не прощают. Я вам доказал, что пройти можно практически везде. И нарушитель постарается это сделать. Особенно, имея специальное снаряжение и проводника. А мы пограничники и должны быть на голову выше всех остальных. Ясно? – И Семенов no-доброму улыбнулся искусанными в кровь губами. Глаза его светились радостью победы и осознанием того, что опасность миновала, все позади, и об этом подъеме он теперь будет вспоминать только в кошмарных снах.

 

– Ну-ка, Низометдин, покажи, где ты там переправу заметил? – Семенов бегло осматривал сверкающий далеко внизу Пяндж. – Дай-ка бинокль.

– Да вон, возле поворота реки, там еще КамАЗ на дороге стоит, – махнул рукой Саидов. Семенов вгляделся. С нашей стороны на дороге, у речной излуки действительно стоял КамАЗ, возле него суетились люди. На берегу, у самой воды несколько человек, судя по всему, о чем-то договаривались с находящимися на сопредельной стороне афганцами. Из-за большого расстояния голосов не было слышно, но это легко угадывалось по жестикуляции. Со стороны ближайшего афганского кишлака в сторону автомашины вытягивался караван из тяжело груженных ишаков. Чуть выше по течению афганцы мастерили плот из автомобильных камер. И еще заметил Валерий, что люди и с той, и с другой стороны были вооружены. Да и охранение, как положено, выставили. Значит, груз серьезный, и с нашей стороны в этом деле участвуют не просто контрабандисты, а, судя по всему, боевики расположенного в нескольких километрах отсюда поста объединенной таджикской оппозиции. Действуют нагло, особо не таясь, зная, что пограничников на этом направлении мало, да и наряды службу несут в основном ночью.

Семенов определил примерное расстояние до переправы – метров шестьсот-семьсот.

– Далековато, черт! – забубнил себе под нос старший лейтенант. – Можем не успеть перехватить. По горам сильно-то не набегаешься. Да и многовато их, человек двадцать, не меньше. А если учесть, что народ обученный, то трудновато нам придется… Саидов, выходи по станции на Богданова, пусть быстренько выдвигается сюда! Только скрытно, чтобы «духи» не засекли.

– «Айва-2», я «Айва-1», прием! «Айва-2», я «Айва-1», прием! Как меня слышите? – затараторил солдат, одновременно стараясь разглядеть, что происходит на переправе.

– Не отвечают, товарищ старший лейтенант, – наконец доложил он Семенову.

– Вызывай еще! – бросил офицер, не отрываясь от бинокля. – А лучше всего подымись немного повыше, здесь гора мешает. Да, пусть Богданов доложит на пост, что мы переправу обнаружили и собираемся ее мочить. И не пыли! – крикнул уже вслед удаляющемуся со скоростью архара вверх по склону горы Саидову.

 

– Все передал, как вы велели. Богданов с остальными уже выдвинулись, я им объяснил, как лучше сюда пройти, – запыхавшись, доложил Семенову скатившийся сверху Саидов.

– Тише ты! Камнепад устроил.

– Да я старался аккуратней, но так получилось… Ну что там?

– Плот грузят. Сейчас переправляться начнут… Ну где же Богданов?! Ну-ка, вызывай его. Передай, что мы вдвоем пошли, а они пусть догоняют.

– Вдвоем?

Семенов заметил промелькнувший страх и недоумение в глазах солдата.

– Да, вдвоем, иначе не успеем накрыть. Да ты не трусь, я и сам боюсь, – натянуто улыбнулся Валерий. – И скажи нашим, чтобы раньше времени стрельбу не открывали. Пусть «духи» весь груз вначале переправят, нам результат нужен. Передавай, и за мной короткими перебежками, понял?

Пригнувшись, петляя, Семенов пробежал около трехсот метров вниз по склону горы, стараясь не вызывать осыпи и не пылить. Несколько раз он падал, обдирая в кровь локти и колени. Бежать вниз по крутому склону было трудно, но Валерий понимал, что должен успеть задержать нарушителей до подхода основного состава наряда, а там уж они разберутся. Тем более если Рябинкин доложил начману о готовящейся переправе, то скоро и с поста, и с ближайшей погранзаставы подойдет подмога.

На небольшом плато, усеянном огромными валунами, офицер выбрал огневую позицию. Отсюда хорошо просматривалось и место переправы, и дорога, ведущая к постам таджикской оппозиции, откуда нарушителям могла прийти помощь. Понимая, что продвигаться дальше в одиночку смерти подобно, Семенов решил дождаться хотя бы Саидова: все-таки подстрахует, если что.

А переправщики в очередной раз вернулись на афганский берег и, судя по всему, готовились перебросить последнюю партию груза. На нашем же берегу от уреза воды к машине боевики перетаскивали какие-то мешки, причем в этой процедуре принимали участие и те, которые вначале были выставлены в охранение на случай, если появятся пограничники. С афганской стороны охранение не было снято. Валерий отчетливо видел ближайшего к нему «духа», открыто сидевшего на валуне, сжимая цевье отставленной в сторону снайперской винтовки и беззаботно болтающего ногой.

Вечернее солнце клонилось к закату. До наступления темноты оставалось все меньше времени.

– Где же Богданов? – ворчал Семенов, обшаривая биноклем кручи, откуда должны были появиться пограничники во главе с его замом. Завидев вдалеке едва различимые силуэты, облегченно вздохнул.

 

– Следом идут, товарищ старший лейтенант, – прерывисто дыша, доложил Саидов, с разбега плюхнувшись на землю рядом с Семеновым. Ну вы и скорость набрали. Не ушиблись?

Вместо ответа Валерий протянул руку к рации:

– Дай-ка «коробочку».

– «Айва-2», ответь «Айве-1», – стал вызывать Богданова.

– На приеме «Айва-2», – на удивление быстро ответил порывистый голос связиста Рябинкина.

– Слушай, «Айва-2», передай старшему, как только афганцы выбросят на наш берег груз, сразу из пулемета снять переправщиков, потом огонь по машине. Как понял?

– Понял вас, выполняю.

 

Двоих афганцев, сидящих на плоту из автомобильных камер, только что сбросивших последние тюки и отчаливших от нашего берега, снесло пулеметной очередью в воду. Плот закувыркался вниз по течению.

– Эти отплавались, – стреляя по нарушителям, воскликнул Валерий, – только зачем Джураев в ишаков стреляет?

Семенов заметил, как от длинной и меткой очереди добрая половина уже облегченного каравана полегла на землю. Оставшиеся в живых ишаки, взбрыкивая, понеслись к кишлаку. Снайпер, которого старший лейтенант так долго высматривал в бинокль, с первыми выстрелами суетливо забегал среди камней, надеясь найти укрытие ненадежней, но подрезанный меткой очередью Семенова, снопом рухнул на землю. Офицер тут же перевел огонь на «духов», находящихся рядом с машиной. Двоих или троих он сразу же свалил длинной очередью. Стреляя, Валерий одновременно следил за происходящим вокруг, стараясь не упустить те невидимые нити управления боем, благодаря которым можно владеть обстановкой и навязывать противоположной стороне свою волю. Оглянувшись назад, Семенов заметил, как слаженно и четко, по двое, короткими перебежками, стреляя из-за укрытий, основной состав пограннаряда движется вниз по склону.

Тем временем нарушители границы, оправившись от внезапного огневого налета, от первоначально охватившей паники, прекратили беспорядочную стрельбу и теперь вели прицельный огонь. Несколько пуль просвистели буквально возле уха Семенова, одна из них ударила в небольшой камень и, противно взвизгнув, унеслась прочь. Одновременно с Саидова сбило кепку, и тот, отложив автомат в сторону, с удивлением разглядывал аккуратную дырочку. Семенов перекатился за большой валун, осмотрелся. Разведывательно-поисковая группа залегла метрах в ста от Валерия и почти не продвигалась вперед. Лишь двое, несмотря на опасность, где перебежками, где по-пластунски преодолевали это расстояние. В приближающихся пограничниках Семенов узнал лейтенанта Богданова и сержанта-контрактника Владимира Залетаева.

«Духи» вели плотный прицельный огонь, и офицер осознавал, что нужно как-то отвлечь внимание боевиков на себя, дать возможность основному составу группы без потерь преодолеть эти последние метры открытого пространства и достичь спасительного укрытия. После того как обстрел переправы прекратился, «духи» в основном лупили из снайперских винтовок, да откуда-то из-за машины бойко строчил пулемет, не давая поднять головы.

 

Между тем все вокруг постепенно начало окутываться мглой. Солнце уже почти скрылось за ближайшим горным хребтом. Семенов знал, что в горах темнеет быстро, стоит скрыться светилу, как на землю опускается тьма, порой такая, что ничего не видно буквально в двух шагах.

Стрельба прекратилась. Внизу, на берегу, громко кричал раненый. В афганском кишлаке перекликались ишаки. Тихо хлопнула дверца кабины КамАЗа. Слышались приглушенные голоса боевиков.

– Ну что, Саидов, пора!

Ох как не хотелось сейчас Валерию куда-то бежать! Тело отяжелело, ноги налились свинцом, по спине прошел холодок, лоб, несмотря на вечернюю прохладу, покрылся испариной. Требовалось неимоверное усилие, чтобы покинуть спасительное укрытие и шагнуть навстречу опасности, а возможно, и смерти. Но офицер прекрасно понимал, что, воспользовавшись темнотой, нарушители уйдут, прихватив с собой груз. Поэтому, тяжело вздохнув, перехватив автомат за цевье, чтобы удобнее было спускаться, Семенов приподнялся и, коротко бросив Саидову: «Вперед!», петляя, устремился вниз.

Нарушители заметили пограничников, когда до них оставалось не больше ста метров. Конечно, в сгущающихся сумерках трудно было разглядеть, сколько стражей границы движется к месту переправы, но о приближающейся опасности догадались по шуму от осыпающихся сверху камней.

Грохнула автоматная очередь, вслед за ней другая. После этого все вокруг буквально загудело от пальбы. Боевики стреляли в сторону Семенова и Саидова, а сверху, по ним самим дружно ударили из нескольких стволов пограничники во главе с Богдановым. Среди автоматной трескотни выделяется пулемет Джураева. Значит, солдаты уже выдвинулись на выгодный рубеж!

Боевики почти прекратили огонь и стали разбегаться. И тут их КамАЗ рванул с места и выскочил на дорогу. Сверху раздался грохот, и впереди машины выросла стена пламени.

– Ах черт, промазал Богданов! – сплюнув, Семенов открыл огонь по машине. Пули зацокали по высокому металлическому кузову, не причинив, судя по всему, никакого вреда находящимся там нарушителям. Тем не менее, видимо, уклоняясь от очередного заряда, КамАЗ вильнул и на всем ходу врезался в огромный камень. Сверху снова загрохотало, и тотчас грузовик вспыхнул как свечка. Из кабины вывалился объятый пламенем человек и, пробежав несколько шагов, рухнул на землю.

Оставшиеся в живых либо разбежались, либо затаились среди камней. Пограничники тоже не стреляли, не видя противника. С треском, чадя и освещая все вокруг, горел КамАЗ.

 

Силуэт «духа» вырос перед Семеновым внезапно. На мгновение офицер растерялся, увидев так близко бородатого рослого душмана в зеленой афганской накидке. Пламя пылающей автомашины отражалось в горящих ненавистью глазах. В лицо Валерия тускло смотрел зрачок автомата.

Не успевая выстрелить, Семенов, коротко замахнувшись, ударил боевика прикладом, но тот, ловко парировав выпад, нанес пограничнику мощный удар в грудь, свалив на землю. Автомат Валерия отлетел в сторону. Падая, Семенов молниеносным движением выхватил из-за пояса саперную лопатку и метнул ее в голову «духа». Боевик, вскрикнув, завалился на бок, напоследок выпустив в воздух длинную очередь.

Вскочив на ноги, Семенов подобрал автомат, осмотрелся, присев, вытер лезвие лопатки о зеленую накидку убитого и снова засунул ее за пояс. Саидов вел огонь по кому-то на той стороне Пянджа. Сзади, на помощь, огромными прыжками несся Богданов…

Бегло осмотрев прибрежные камни, пограничники обнаружили четыре туго набитых мешка.

– Андрей, где бойцы? Сами не унесем.

– Еще не подошли. Залетаев в ногу ранен, они его тащат.

– Плохо. Саидов, развязывай мешки, посмотрим, что там. Отходить будем поверху, чтобы «духи» не обошли… – Семенов отцепил фляжку в потертом камуфлированном чехле и, озираясь по сторонам, спустился к воде. – Что-то с заставы до сих пор никого нет, – вновь заговорил он. – А пора бы.

На афганском берегу, в каких-то тридцати метрах, над камнем выросла темная фигура. Гулко щелкнул выстрел. Пуля выбила фляжку из руки старшего лейтенанта. Он отпрыгнул в сторону, за ближайший камень, и изготовился к стрельбе. Сверху длинно застрочил автомат Саидова, и за рекой кто-то вскрикнул.

– Командир, ты цел? – раздался голос Богданова.

– Да, во флягу попали… Черт, пальцы отбило, занемели… Саидов, ну что там в мешках?

– В одном чаре, в трех других – одежда и обувь.

– Так, – уже поднявшись от уреза воды, бросил Семенов, – наркоту в воду, остальное берем и наверх, к погранзнаку. Обувь пригодится, бойцов много разутых ходит.

 

Перетащив тяжелые мешки и трофейное оружие к видавшему виды пограничному столбу, пограничники заняли круговую оборону. К этому времени сверху принесли раненого Залетаева, контрактник глухо стонал, облизывая сухие, потрескавшиеся губы. Группа собралась в полном составе.

– Муминов, ранение серьезное? – спросил Семенов санинструктора.

– Думаю, да. Кость прошило ниже колена.

– Промедол вколол?

– Да.

– Вколи еще тюбик. Да возьми две пехотные лопатки в качестве шин и ногу хорошо перетяни. Рябинкин! Что со связью?

– Вышел на «Броню-26», скоро здесь будут. Им дорогу камнями завалили и сверху обстреляли. Сейчас вроде все нормально.

Стояла мертвая тишина. Прекратили лаять собаки в ближайшем афганском кишлаке и кричать ишаки. Огонь, сожрав на КамАЗе все, что мог, тоже поутих. Молчали даже маленькие ночные птахи, щебет которых обычно не давал спать. Поднявшийся ветерок разогнал тучи, очистив усеянное звездами небо.

Рябинкин, взяв гарнитуру радиостанции, слегка приподнялся. С афганского берега гулко пророкотала автоматная очередь. В лицо Семенову брызнуло чем-то горячим, а связист повалился на землю.

Пограничники густо обстреляли противоположный берег, но в ответ не прогремело ни единого выстрела.

Вдали послышался гул двигавшегося с потушенными фарами бронетранспортера. Валерий схватил радиостанцию:

– «Броня-26», «Броня-26», я «Айва-1», прием!

– На приеме «Броня-26», – хрипло протрещало в наушниках.

– «Броня-26», всем спешиться, двигаться осторожно, возможен обстрел. Мы вас у знака встретим. У нас один холодный и один трехсотый.

Отложив радиостанцию в сторону, Семенов тихо прошептал, глядя на мертвого связиста:

– Что же я его матери-то скажу?..

– Прямо в голову, даже не мучился, – послышался голос Муминова.

Семенов, отвернувшись, молча кивнул.

– Ничего не имею против солдат-таджиков, но была у нас пара русских пацанов, да и тех сегодня из строя выбило, – пробормотал Богданов.

Валерий снова кивнул, не поворачивая головы. Он не хотел, чтобы подчиненные видели его слезы.

 


Поделиться в социальных сетях:
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир


При использовании опубликованных здесь материалов с пометкой «предоставлено автором/редакцией» и «специально для "Отваги"», гиперссылка на сайт www.otvaga2004.ru обязательна!


Первый сайт «Отвага» был создан в 2002 году по адресу otvaga.narod.ru, затем через два года он был перенесен на otvaga2004.narod.ru и проработал в этом виде в течение 8 лет. Сейчас, спустя 10 лет с момента основания, сайт переехал с бесплатного хостинга на новый адрес otvaga2004.ru