В поединке со смертью

Константин Алексеев
Журнал «Братишка» №3, 2004 г.

 

2003 год. Только что из Чеченской республики возвратился отдельный инженерно-саперный батальон Московского округа внутренних войск, которым командует подполковник Павел Волков. О боевых буднях батальона рассказывает корреспондент «Братишки».

 

МАРШРУТ ХАНКАЛА–АРГУН

РАЛЛИ НА ВЫЖИВАНИЕ

 

Прямо над головой рокотала невидимая в тумане вертушка. Рев мотора и стрекот лопастей заглушал добрую половину фраз майора Александра Бондарева, оставшегося в ПВД за комбата. До строя долетали лишь обрывки фраз: «Приказываю провести инженерную разведку по маршруту Ханкала–Аргун… Особое внимание обратить на участки…» Впрочем, саперы давно уже выучили текст ежедневного приказа. Равно, как и весь маршрут, до последнего мелкого камушка на обочине.

Выстроившиеся в две шеренги солдаты и офицеры напоминают близнецов: на каждом – бронежилет, пуленепробиваемый кевларовый «колпак». На правом фланге – начштаба, майор Николай Мартынюк, одетый также, как и все, в неизменный «Склон», «Кирасу» и защитный шлем. Сегодня Николай Дмитриевич идет старшим на соседний, самый опасный маршрут.

Команда «По машинам!» рассыпает строй, подобно мощному порыву ветра. Бойцы трамбуются в десантные отсеки «коробочек», запрыгивают на броню сверху. Еще минута – и БТРы, взревев двигателями, срываются с места.

Отдельный инженерно-саперный батальон Московского округа внутренних войск – подразделение сравнительно молодое. В 2003 году ему исполнилось всего лишь семь лет, однако по боевому опыту он может дать фору многим частям-ветеранам: 23 человека награждены орденом Мужества, еще более пятидесяти – другими государственными наградами. На Кавказе батальон воюет уже шестой год, начиная с того самого пресловутого хасавюртовского мира, когда приграничные с Чечней территории стали своеобразным полигоном для «гвардейцев Ичкерии». В те годы саперам пришлось потрудиться по полной программе – каждый день незваные гости из мятежной республики нашпиговывали соседний Дагестан минами, фугасами и прочими смертоносными «игрушками». Ну а после грянула вторая чеченская…

…Миновав очередное КПП, бронетранспортеры тормозят. Все, приехали. Дальше -ножками.

— Не расслабляться, смотреть в оба! – в очередной раз напутствует бойцов старший дозора лейтенант Дмитрий А. – «Шумахеры» эти долбаные уже вовсю по трассе летают.

– Какие еще «шумахеры»? – недоуменно переспрашиваю прапорщика Валеру по прозвищу Дед, возглавляющего группу прикрытия.

– Выйдем на трассу – увидишь, – усмехается тот в ответ. – Сейчас такое начнется, только уворачиваться успевай!

Следом за Валерой я выхожу на шоссе, пристраиваясь за передним БТРом. В следующий миг из-за борта «коробочки» выскакивает белая «Ауди» и… несется прямо на меня! В голове мелькает последняя мысль: «Ну вот и все…» Однако, буквально не доезжая несколько метров, иномарка вновь делает резкий вираж и, обдав меня с головы до ног грязью, проносится мимо. Еще спустя несколько мгновений, на этот раз сзади, налетает другая машина. Очередная «грязевая ванна» выплескивается теперь на идущего следом ефрейтора Фалеева.

– Это они наши нервы на прочность испытывают, – комментирует происходящее Дед. – Попробуй сосредоточься тут, когда тебя каждую секунду задавить норовят. Вот и гоняют они, надеясь, что боец только и будет от их тачек уклоняться и фугас не заметит.

Однако старания местных лихачей оказались напрасными: шедший в голове сержант-контрактник по прозвищу Князь все же высмотрел лежащий на левой обочине неприметный хозяйственный пакет.

– В укрытие!

«Фугас!.. В укрытие!» – подхватывают команду Князя остальные бойцы. В одночасье группа рассыпается по сторонам, подальше от опасного места. Я, Фалеев и еще один боец из группы прикрытия укрываемся за головной «коробочкой». Мимо нас к обочине, на которой лежит злополучный пакет, осторожно пробирается старший дозора. Вслед за ним крадется кинолог с минно-розыскной собакой.

Немецкая овчарка Барон, обнюхав находку, негромко гавкнув, садится рядом, подтверждая подозрения саперов.

– Ну вот, теперь жди, когда власти местные прикатят! – сквозь зубы сплевывает сержант из группы прикрытия, схоронившийся за кормой БТРа.

– Тут у нас новые порядки, – поясняет мне один из саперов. – Раньше, если фугас находили, тут же расстреливали его с безопасного расстояния, а теперь мы должны ментов чеченских с прокуратурой дождаться, чтобы они на место приехали и дали добро на уничтожение.

Однако, видимо, в этот день фортуна благоволила саперам: буквально через минуту Дмитрию удается тормознуть проезжавшую мимо милицейскую машину. Усатый подполковник-чеченец связывается с кем-то по мобильнику и, выслушав указание начальства, нехотя дает добро на ликвидацию сюрприза.

– Поберегись!..

Князь, присев у колеса БТРа, выпускает короткую очередь по подозрительной находке. Еще и еще. Пакет взлетает в воздух и вновь плюхается в рыжую осеннюю грязь. Сквозь разорванную пулями голубоватую оболочку виднеется что-то белое, но что именно – понять пока невозможно.

– Эй, какого хэра стрэлаешь? – из белой «девятки» вылезает вооруженный чеченец в камуфляже и, потрясая автоматом, делает шаг в сторону Князя. – А ну валы нахер с дороги!

Стоящий рядом милицейский подполковник испуганно отшатывается в сторону.

Дорогу автоматчику заступает старший дозора.

– Вот она, местная «национальная гвардия», – показывает на вооруженного бородача Фалеев. – Творят что хотят, и управы на них хрен сыщешь.

– А эти чего же? – киваю я на перепуганного подполковника местной милиции.

– Стражи порядка тутошние? – отвечает за Фалеева рослый сержант-контрактник. – Да они сами их боятся до ужаса.

Тем временем точные очереди Князя окончательно разносят в клочья злосчастную находку. Внутри оказываются… скомканные листы бумаги. Ошибка?

– Да нет, – качает головой Дмитрий. – Наверняка в эту бумагу тротил или еще какую гадость заворачивали, а потом сюда подкинули, чтобы нервы нам пощекотать!

На подступах к Аргуну машин на дороге становится больше, да и водители «прессуют» саперов более дерзко. Бойцы подтягиваются вплотную к «коробочкам», укрываясь от летящих навстречу автомобилей, но ушлые лихачи все равно находят лазейки. Откуда-то из-за спины выскакивает белая «Газель» и вскользь ударяет в плечо старшего дозора. Резкий вираж вправо, дабы не впечататься в корму переднего бронетранспортера – и машина налетает уже на идущего по обочине сапера.

По всем законам человеческой психики солдат должен был в ужасе отскочить в сторону, однако на лице бойца не дрогнул ни один мускул. Осторожно, будто по хрупкому льду, паренек ступает по обочине. Цепкий сосредоточенный взгляд «сканирует» очередной квадратный метр земли. Не найдя ничего подозрительного, глаза сапера обследуют растущий у дороги тополь – в половине случаев чеченские минеры прячут свои сюрпризы именно там. Следующий объект внимания – лужа у бордюрного камня. В ней заложить управляемый фугас – плевое дело. Под несколькими сантиметрами воды, перемешанной с глиной, «подарок» не учует ни собака, ни суперсовременный миноискатель. Надежда только на зоркий глаз сапера, могущий заметить крохотный кончик антенны, выступающий из воды…

«Фа-ay!» – сигнал очередной подлетевшей сзади машины заставляет бойца резко уклониться вправо. Успел! Среагируй солдат на секунду позже, и его бы постигла печальная участь парнишки из соседнего батальона, месяц назад сбитого на маршруте таким вот «шумахером».

– Что, обосрался, русская собака? – злорадно бросают саперу два чеченских пацаненка лет двенадцати в одинаковых зеленых тюбетейках. – Погоди, это еще цветочки: скоро мы вас как баранов резать будем!

– Вот шайтанята, специально провоцируют! – сплевывает один из бойцов группы прикрытия. – И не где-нибудь, а прямо напротив чеченского блокпоста. – Он вытягивает руку в сторону сооружения из бетонных блоков, напоминающего маленькую крепость.

У массивных железных ворот столпились бородачи в камуфляже с зелеными повязками на головах. В руках «гвардейцев» – автоматы и снайперские винтовки. Стоящий с краю бритоголовый чеченец, чем-то смахивающий на Шамиля Басаева, держит на плече пенал гранатомета. Чуть позади, в проеме ворот замер… новенький БТР-90!

– Вот так у нас вооружают местную «гвардию», – с невеселой усмешкой кивает на чеченский блокпост один из саперов. – А у нас половина техники еще со времен царя Гороха!

Маршрут заканчивается на автомобильном кругу у городского рынка. На обратном пути стайка подростков из местной школы забрасывает дозор увесистыми булыжниками. Один из камней попадает точно в голову сидящего на броне бойца. К счастью, последний был облачен в «сферу» и отделался, как говорят, легким испугом…

 

МАРШРУТ ХАНКАЛА–ГРОЗНЫЙ–ПРИГОРОДНОЕ

«ОХОТА» НА УРОДА

 

… – Короче, мужики: выдвигаемся прежним порядком. – Старший дозора, лейтенант по имени Василий, поворачивается к наводчику. – Как подойдем к перекрестку -пулемет «на девять», глаз с развалин этих долбаных не спускай… И еще, – лейтенант вновь окидывает взглядом бойцов, перекуривающих перед очередным, самым опасным участком маршрута, – расстояние держите. В кучу не лезть – Урод только этого и ждет, чтобы побольше наших на тот свет отправить…

Урод – неизвестный чеченский минер, работающий на улице Ханкальской, уже вконец достал саперов. Почерк и повадки этого «деятеля» они уже выучили, как таблицу умножения. Фирменный знак Урода: начинять фугасы обрезками гвоздей и шариками от подшипников. Последние имеют свойство дырявить, как картон, бронежилеты и «сферы». Да и приманку этот подрывник подбрасывает особую: фонарики, магазины от автоматов, снаряженные патронами. Расчет прост: иной боец решит, что магазин посеял кто-то из идущих впереди. Поднимет и – готово дело!

Впрочем, если подобрать бесхозный фонарик, зажигалку или автоматный рожок, сразу может ничего и не случиться. А вот когда ты попробуешь включить тот же фонарь, то в девяносто девяти случаях из ста вместо радующих глаз пучков света тебе в лицо ударит взрыв. С магазином же от АК развязка может наступить еще позднее: под дном рожка чеченцы «пакуют» заряд тротила или пластита, а для приведения оного в действие используют два металлических кольца. Возвращается боец в ПВД с подобной находкой и, естественно, начинает разряжать магазин. Пружина постепенно распрямляется, кольца соприкасаются и замыкают контакт… В этом случае человек, как минимум, лишается обеих рук. Впрочем, в запасе у фугасника, орудующего в Октябрьском районе Грозного, еще множество подобных хитростей.

Несколько раз Урод чуть было не попал в руки группы прикрытия. Однажды, после подрыва, ее командир сразу же вычислил, где мог находиться чеченский взрывотехник. Высланные в указанный квадрат бойцы опоздали на какую-то минуту. На первом этаже заброшенного частного дома была обнаружена только что покинутая «лежка» Урода, а под окном – свежие следы, четко отпечатавшиеся на влажной после дождя земле. Убегая, минер обронил и едва початую пачку сигарет «XXI век». Вскоре точно такую же группа прикрытия обнаружила в еще одном полуразрушенном жилище. Сегодня наши бойцы вновь выходят на «охоту»…

– Ну что, прокатимся? – подмигивает мне командир группы прикрытия старший лейтенант Роман Шабан. – Повезет – с Уродом лично познакомимся!

Тут же, на повороте к Ханкальской, на КПП бурятского ОМОНа, Роман тормозит белую «Волгу» с тонированными стеклами.

– Слышь, уважаемый, подбрось до рынка, – обращается он к водителю, усатому чеченцу лет тридцати в дорогом нарядном костюме.

– Канэшно, дорогой! – Владелец «Волги» старательно изображает на лице гремучую смесь радушия, почтительности и подобострастия, будто повстречал на пути не незнакомого офицера, а уважаемого старейшину из своего тейпа. – Хоть на край свэта подвэзу!

Вслед за Шабаном я и еще двое бойцов, пулеметчик Калина и снайпер по прозвищу Шульц, запрыгиваем в легковушку. Приглушенно взревев двигателем, машина срывается с места и, обогнав медленно ползущую колонну саперов, несется по трассе в город.

Вот и нужный перекресток у рынка. Выскакиваем из машины. Две молодые чеченки от неожиданности шарахаются в сторону. Бедные девушки! Небось ждали, что из респектабельного авто вылезут их состоятельные земляки, а тут на тебе: четверо «неверных», да еще вооруженные до зубов!

Перемахнув через проезжую часть, ныряем в неприметный проулок между домами и оказываемся на маленькой тихой улочке частного сектора. Еще поворот – и группа замирает возле ворот заброшенного гаража. Роман и Калина первыми проникают внутрь. Следом, неслышно ступая, движемся я и Шульц.

В дальнем углу гаража оказывается потайной ход, ведущий во двор. Там в густых зарослях спряталась полуразрушенная двухэтажка. По очереди через окно мы забираемся внутрь дома.

– Есть! – Шабан указывает на скамейку-банкетку у крайнего окна слева. Чистенькая, обитая новеньким кожзаменителем, она никак не вписывается в общую картину захламленной, утопающей в грязи комнаты. Рядом со скамейкой валяется пустая пачка из-под сигарет. Вглядываюсь в этикетку: точно, «XXI век». Сомнений не остается – мы нашли очередное логово Урода.

– Шульц, остаешься с лейтенантом здесь, – шепотом приказывает Роман. – Калина – за мной!

Снайпер занимает позицию в соседней комнате. Я же присаживаюсь у окна, прямо на место подрывника. Да, Урод позицию себе выбрал – лучше не придумаешь. Отсюда вся Ханкальская как на ладони, а тебя черта с два заметишь с дороги. Притаился себе и жди, когда к месту закладки «неверные» подойдут…

Кстати, а вот и наши показались. Впереди – «звонок», рядовой Кафтанов. За ним БТР головной ползет. По левой, ближней ко мне обочине сержант-контрактник Леха Глазов ступает, чутко водя по сторонам миноискателем «Коршун». За ним, след в след, движется прапорщик Антоныч с минно-розыскной собакой Диком. Самое время сейчас Уроду сюда заявиться, чтобы на кнопочку нажать. Только бы не просек, сердечный, что мы его с Шульцем здесь дожидаемся, а рядом, в соседних развалинах Шабан с Калиной притаились…

В эту же секунду мой слух улавливает осторожные шаги снаружи. Двое чеченцев лет тридцати замерли в десяти метрах от заброшенной двухэтажки, где засела наша группа. Один из них, бородач в синей спортивной куртке, тычет пальцем в соседнее окно, за которым схоронился снайпер, что-то возбужденно объясняя своему напарнику. С минуту позыркав по сторонам, парочка исчезает. Последнее, что я вижу: бородатый на ходу извлекает мобильный телефон и начинает лихорадочно жать на кнопки набора номера.

Спустя минуту в соседней комнате, где затаился Шульц, едва слышно оживает рация. Еще через пару секунд снайпер возникает в дверном проеме и жестом подает мне знак отбоя.

На улице нас поджидают Шабан и Калина. На лице командира нескрываемая досада.

– Засветились мы, – сообщает Роман. – Видел этих двоих? Ладно, зато мы уже третью «нычку» пиротехника этого долбаного вскрыли!

Тем временем колонна дозора уже почти прошла самый опасный отрезок Ханкальской улицы. Неужели сегодня обойдется?

– Вот оно!

На «Коршуне» в руках у Глазова замигала шеренга красных лампочек: так прибор реагирует лишь на радиодетали, спрятанные в радиусе тридцати метров. Впрочем, долго искать не приходится – буквально в нескольких метрах от соседней воронки, где неделю назад Урод заложил очередной фугас, Алексей углядел потревоженный грунт.

– Собаку давай!

Глазов уступает место Антонычу с Диком. Пес, обнюхав место предполагаемой закладки, тут же садится рядом. А это верный признак того, что вдобавок к радиодеталям на обочине зарыта взрывчатка. Значит, вновь радиоуправляемый фугас.

Начинается долгое ожидание местных властей. Присев за бронетранспортерами и «Уралом», саперы не сводят глаз с опасного места на обочине. Я и еще пара бойцов группы прикрытия укрываемся за железным контейнером, у бывшего дома быта. Солдаты неслышно переговариваются: «Влипли, теперь жди когда законники тутошние приехать изволят. Ну ничего, прорвемся, только бы «глушилка» не подвела!».

Милиция из Октябрьского РУВД приезжает минут через сорок. Посовещавшись между собой, чеченцы милостиво разрешают уничтожить заряд.

Головной БТР медленно подъезжает к месту закладки. Спустя минуту ствол крупнокалиберного пулемета на башне «коробочки» начинает медленно опускаться. Словно жало хищного насекомого, он чутко шарит по сторонам, выискивая цель. Еще через секунд тридцать, транспортер оглушительно рявкает раскатистой очередью. Над зеленкой слева взмывает потревоженное воронье, а черное жерло ствола, чуть колыхнувшись, вновь изрыгает тугой сгусток огня, прочерчивая во влажном осеннем воздухе дымные трассы, перепахивая рыжую глину на обочине.

Еще пара очередей, и обочина напоминает весеннюю пашню. Среди земли и выкорчеванной пожухлой травы что-то блестит. Так и есть: металлические шарики от подшипников – Урод в своем репертуаре.

Остаток Ханкальской и соседнюю Гудермесскую улицу дозор проходит без происшествий. Впереди остался последний участок: бывшее садоводческое товарищество «Дружба». Он считается не менее опасным, чем Ханкальская, – дорогу здесь минируют не реже, к тому же на холме справа боевики устраивают засады на саперов. Граната, прилетевшая из зеленки, или выстрел чеченского снайпера здесь вполне обыденная вещь, потому, лишь только колонна приблизилась к опасному участку, группа прикрытия тщательно обработала заросли из подствольников.

 

Спустя день Глазов вновь нашел очередной фугас, мощностью почти в полтора килограмма тротила. Хорошо бы нашла отважного контрактника награда, к которой его представило командование батальона.

 

Фамилии изменены

 

 

 

Вступайте в нашу группу
«Отвага 2004»

 

 

 


Поделиться в социальных сетях:
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Мой Мир


При использовании опубликованных здесь материалов с пометкой «предоставлено автором/редакцией» и «специально для "Отваги"», гиперссылка на сайт www.otvaga2004.ru обязательна!


Первый сайт «Отвага» был создан в 2002 году по адресу otvaga.narod.ru, затем через два года он был перенесен на otvaga2004.narod.ru и проработал в этом виде в течение 8 лет. Сейчас, спустя 10 лет с момента основания, сайт переехал с бесплатного хостинга на новый адрес otvaga2004.ru