Осада

Сергей Сваток
Журнал «Солдат удачи» №12, 2001

Начало января 2000 года ознаменовалось не только успехами в войсковой фазе контртеррористической операции в Чечне, но и сериями террористических акций в тылу наших войск. Выражалось это в захвате и временном удержании крупных населенных пунктов, дабы показать всему миру, «кто в доме хозяин». В эти горячие дни боевики ввели в действие группы типа «Джаамат», созданные еще до войны по всей Чечне и находившиеся до этого времени в подполье. О том, кто кому в конечном итоге показал себя хозяином положения, рассказывается в предлагаемом вам материале.

 

Боевики собирают силы

 

8 января, ближе к обеду, к нам в Шали приехала куча начальства из Моздока. Группу возглавил полковник Г-ов. Его целью было научить нас, как правильно проводить операции. Для охраны начальства прибыл крутой спецназ. Для них искали помещения, чтобы разместить на «пару-тройку» дней.

А 9 января с гор спустились четыре банды террористов, состав каждой варьировался от 19 до 28 человек. Поначалу они собрались в местной школе. Моздокские полковники сразу стали сколачивать из нас штурмовую группу для атаки на школу. Но незнание местности и мысль о возможных потерях остановили не в меру ретивых полководцев. Неприятель же, разослав гонцов по всему городу, начал собирать своих подпольных бойцов. Со всех концов из тайных щелей к школе сбежались местные «гоблины», таким образом, они довели свою численность до четырех сотен.

Следующим пунктом сбора была площадь перед зданием администрации Шалинского района. Вскоре там вовсю бурлил митинг по случаю «освобождения Шали от оккупантов». «Мирные демонстранты» были в камуфляже и с автоматами. То, что боевики замышляют какую-то пакость, мы уже поняли.

Ситуация прояснилась, когда к нам явились парламентеры. Их наглые физиономии мы увидели в полдень. Переговоры вел комендант Шалинского района генерал-майор Александр Николаевич Беспалов. Разговор был жестким. Такая же группа парламентеров отправилась к зданию бывшего военкомата, где располагался Приволжский СОБР и Якутский ОМОН. Требование выдвигалось одно – через час сдать на площади оружие, и тогда нам дают коридор для выхода из города. Везде «переговорщикам» дали от ворот поворот. Но это их не смутило. На площади они заявили, что «менты перепугались и через час будут складывать оружие».

 

Как преподнести плохую новость

 

Факт тот, что заваруха ожидалась серьезная. Генерал по опыту знал, что, если плохую новость преподнести весело и с улыбкой, она будет выглядеть не так удручающе. Правда, вышло у него это своеобразно. Желающие поглазеть на боевиков через окно толпились в дежурке, туда первым делом и заглянул Александр Николаевич. Улыбаясь и потирая руки, он азартно изрек: «Ситуация прояснилась, сейчас повоюем!»

У присутствующих по спине пробежал холодок.

– В помощь пришедшим бандитам, – продолжил он, – с гор спустится сам Масхадов, а с ним около 760 человек. Докладываю: Масхадов лучший командир артиллерии дивизии, но пушек у них нет. Однако есть минометы и реактивные огнеметы «Шмель». Повторю, РПО «Шмель» имеет два вида заряда – изотермический и изобарический. Один выжигает, другой глушит в пространстве 75 кубов. Успокаивает одно – мучаться не будем!

Увидев, что лица слушателей полны скорби по поводу надвигающейся кончины, оратор оптимистично добавил: «Прорвемся!»

 

«Превентивный удар»

 

Помня о том, что лучшая оборона – это нападение, комендант решил слегка остудить зарвавшихся вояк. Для этой цели он запросил по связи ракетный дивизион тактических комплексов «Точка». В момент, когда генерал договаривался с ракетчиками из дежурной части, к нему с бумагами зашел Ильин. Не обращая внимания на вошедшего, он продолжал по телефону: «Давайте для начала одну. Да! Да! Они все возле префектуры! Жду! – Потом, подняв глаза на Ильина, добавил: – Передай своим ментам, чтобы все спустились на первый этаж, сейчас будет ракетный обстрел».

Коридор общежития стал заполняться людьми. Я сидел в своем кубрике на комке. Из открытой форточки дул приятный ветерок, благо зима в Чечне теплая. Внезапно со стороны площади донесся страшный грохот, как будто по земле-матушке с размаху врезали чем-то тяжелым. Здание качнулось, из окон райотдела посыпались стекла. Потом резко наступила давящая тишина…

Понемногу народ стал рассасываться. Несколько человек зашли в ближайший дом, сунули хозяйке сотенную купюру и, выпроводив ее за дверь, заняли оборону.

Наступление боевиков откладывалось. Потеряв от ракетного удара свыше половины своих сторонников, бандиты несколько часов не решались напасть. План захвата Шали трещал по всем швам.

Как потом выяснилось, боевая часть ракеты взорвалась на высоте примерно 18 метров. Площадь представляла собой зрелище не для слабонервных. Она была усеяна трупами, оторванными конечностями и копошащимися окровавленными обрубками… Общие потери от взрыва ракеты составили 235 человек – это только убитыми. После такого отпора Домбаев – главарь местного «Джаамата» – с частью уцелевшего отряда ушел в горы. За смерть своих родственников жители Шали объявили ему кровную месть. А ведь этот бандит демонстративно отказался от помощи Хаттаба, хвалился, что сам возьмет город. Увы, у каждого Наполеона есть свое Ватерлоо.

 

 

 

Огневой налет

 

Было уже более двух часов дня, а «война» все не начиналась. Пожарные пригласили меня к себе в гости на кофе. Находясь в гостях, я попутно в качестве гостинца взял пару пачек патронов. Печка раскочегаривалась медленно, с треском и дымом. Про себя подумал, что дым из трубы – хороший ориентир для противника… Озвучить мысль не успел, так как общежитие содрогнулось от нарастающего грохота серии ударов. В комнату повалил дым, с потолка посыпались остатки штукатурки. Ноги вынесли меня вон из помещения, и я ринулся по проходу к своей амбразуре. Неожиданно путь мне преградили выпадающие из комнаты тыловики. В доли секунды передо мной образовалась «куча мала» из человеческих тел. Всем почему-то стало смешно. Я спросил: «Все целы?».

«Целы, целы!» – ответила чья-то голова, торчавшая из нагромождения тел. Оказалось, гранаты взорвались над укрепленной площадкой. Сосед по комнате Дима Якимов чудом остался невредим, взрыв произошел в тот момент, когда он забирался в этот импровизированный блиндаж.

Наконец я добрался до своей комнаты, осторожно встал возле стенки. В открытую форточку мне хорошо было видно здание видеосалона. Верхняя часть торца была недостроена, четко просматривались балки, подпирающие крышу. «Очень удобная позиция», – решил я и стал наблюдать.

 

Мы окружены со всех сторон

 

Вокруг повсеместно нарастал гул от стрельбы. Хорошо было слышно, как бухают СВД. Однако противника все равно не было видно. По коридору прошел одобрительный ропот: наш снайпер снял «чеха», который выглядывал из окна здания администрации района.

Неожиданно по дороге мимо общежития проехала колонна из трех машин. Стрелять по ним было поздно, и мне оставалось крикнуть что было мочи: «Чечи» в машинах!!!» Кировские менты, засевшие в соседнем доме, услышали мой крик и резанули очередями по колонне. Автомобили резко свернули в переулок.

Позже мы узнали, что это глава администрации района со своей охраной ехал к себе домой, и один из его охранников (во время осады он выступал в роли посредника между противоборствующими сторонами), сидя в машине, через автомобильное стекло целился в нас в оптический прицел. Его и прошила насквозь автоматная очередь, выпущенная кем-то из кировчан.

Каждое окно общежития и райотдела ощетинилось стволами. Генерал приказал использовать гранатометы. О том, что будут стрелять из такого мощного оружия, никого не предупредили. В закрытом помещении ахнуло так, что отвалились три двери, а людей отбросило метра на два. Поначалу все решили, что по зданию попали из чего-то крупного. Когда наконец разобрались, возмущению не было предела…

Постепенно начали понимать: наш райотдел окружен со всех сторон. По улицам города ездил бандитский КамАЗ, в кузове у которого был установлен миномет. Но расчет, видно, был плох – взрывы гремели где-то по сторонам. В конце концов эту мобильную огневую точку накрыла управляемая ракета, пущенная с вертолета.

 

А где-то было и похуже…

 

Такая же ситуация, но в еще худшем варианте сложилась в Аргуне и Гудермесе. Злые языки утверждали, что в Аргун милиционеры приехали за три дня до начала боев и свой приезд отмечали с помпой и шиком, забыв разгрузить фургон с боеприпасами. В первые минуты боя грузовик расстреляли вражеские гранатометчики. Бабахнуло сильно. Как потом рассказывали сами аргунские милиционеры, на второй день осады им пришлось отстреливаться из табельного оружия типа пистолета Макарова… Положение осложняло и расположение райотдела: над ним нависали пятиэтажки, которые и использовались боевиками.

 

«Вставай, началось!»

 

Нам все-таки повезло больше, мы базировались вместе с комендатурой. В сотне метров, в зоне прямой видимости, занимал оборону приволжский СОБР и якутский ОМОН. Их тыл в свою очередь прикрывали бойцы бывшего грозненского ОМОНа. Боевики до 9 вечера беспокоили нас, потом все стихло. Изредка взмывали вверх осветительные ракеты. Я же, завалившись на койку с автоматом, тоскливо подумал: «А ведь сегодня у нас должна быть баня – первая в этой командировке, с 20 декабря 99-го года». На ум пришел прикол из передачи «Городок»: «Штирлиц вот уже четыре года не спал и не мылся…» Под звуки редких выстрелов я уснул…

 

 

В пять утра меня разбудил грохот автоматных очередей и выстрелов из гранатометов. Сосед дернул меня за рукав: «Вставай, началось!» Форточка была все это время открыта, само окно заложено мешками с песком. Осторожно выглянув, я увидел из-под крыши видеосалона яркие всполохи от выстрелов. Недолго думая, снял автомат с предохранителя, передернул затвор. В голове мысль: «Лишь бы этот гад стрелять не перестал». Прицелился аккурат под вспышку и спокойно нажал на спуск. Дремотную тишину нашего кубрика разорвала длинная очередь. Всполох исчез. Все произошло так быстро, что мой напарник от неожиданности присел – его сильно оглушило.

Перестрелка длилась около часа. Потом все стихло, изредка постреливал гранатометчик у собровцев. Напряжение не спадало еще часа два. Только ближе к 8 утра все вздохнули с облегчением.

 

В осаде мелочей не бывает

 

В то же время, как это всегда бывает, всплыла другая проблема. Дело оказалось в бытовой мелочи – в туалете. Он находился на улице, на открытом месте, и хорошо простреливался боевиками. Хотя не такая уж это и мелочь… Сосед по комнате, оказавшийся согласно боевому расписанию в здании райотдела, рассказал мне, как в ночь с 9-го на 10-е, нарушая все приказы, вышел по нужде на улицу со стороны паспортного стола. Как он думал, его здесь никто не должен был засечь. Однако что-то упорно щелкало по стене над ним. «Пули, – подумал он и решил: – Ну и пусть, умру, но дело доведу до конца».

Шутки шутками, но хорошо, что жив остался.

В общаге одна из комнат пустовала, по плану предполагалось использовать се как гостиную, но жизнь определила ей другую функцию. Не прошло и часа, как была вырыта яма, которую сверху застлали досками. Грунт перекочевал в мешки. Вдобавок воздвигли укрепления на главном входе, который не был укреплен. Все это время стрельба то разгоралась, то снова стихала.

«Стратегическая» важность такого объекта, как уборная, приобрела еще больший вес, если учесть, что 75 человек в общежитии изнурял катастрофический понос. С едой у нас было более или менее нормально, хотя отсутствовал хлеб, зато были тушенка и рыбные консервы. Надо отдать должное повару Паше: рискуя быть подстреленным, он несколько раз бегал с мешком в продсклад за сухпаем. Рацион был таков: одна коробка на двух человек.

 

Битва за воду

 

Особой проблемой стала вода, а точнее, ее отсутствие. В середине дня за водой отправили пожарную машину. Для этого организовали целую операцию, руководил ею сам начальник ВОВД. Для начала по близлежащим постройкам, где могли засесть боевики, открыли огонь из всего оружия, что имелось у нас в наличии. Из ворот комендатуры выехала БМП и из своей автоматической пушки изрешетила заброшенный магазин. И под этим огневым зонтом «пожарка» спокойно добралась до реки. Забор воды прикрыли СОБР и ОМОН. Кипятить привезенную воду было негде. Благо доктора раздали таблетки для обеззараживания. Так что в случае чего утолить жажду можно было без проблем.

После обеда «духи» отомстили пожарным за их героический рейс. Скрываясь за сараями, они подобрались поближе к внутреннему двору общежития. Одного обкуренного бородача с трубой ручного гранатомета на плече выпустили «погулять» в огород, тем самым отвлекли наше внимание. По нему не стрелял только ленивый, а он – знай носится зигзагами. Кончилось тем, что нескольким негодяям удалось прицельно выстрелить из гранатометов по пожарной машине и кладовой, где находился дизель-генератор. У машины в цистерне образовалась небольшая дырка, а генератор, к счастью, не пострадал. Досталось и зданию. У нас потерь не было.

 

В это время комиссия…

 

Все это время моздокская комиссия «понимая весь трагизм ситуации», жадно поедала и выпивала неприкосновенный продовольственный запас полковника Васильева. Всего было уничтожено деликатесов на 5 тысяч рублей. Если учесть, что яства готовились к приему высоких гостей, моральный урон подсчету не поддается…

В полдень полковник Г-ов озарился идеей, настаивая на тактической новизне решения наших проблем, хотя его предложение попахивало примитивным плагиатом. Судите сами, план был таков: слить остатки горючего в одну БМП, после чего подготовленный экипаж прорывается из города к нашим войскам. Возглавить эту рискованную затею автор брался самолично. Генерал и начальник ВОВД, проведя историческую параллель, решили предотвратить бегство проверяющего. Как ему было заявлено, для осуществления этой смелой затеи не хватало самого главного – солярки.

 

Слово – артиллерии

 

Вскоре была налажена связь с артиллеристами, и после полудня начался артобстрел скоплений боевиков. Судя по всему, артнаводчик работал в городе. Снаряды, рвавшиеся то здесь, то там, наносили существенный урон боевикам.

К слову сказать, перед командировкой я жадно прочитывал все материалы о начавшейся войне, и больше всего меня покоробил сомнительный вывод журналиста Евтушенко о гаубичной артиллерии калибра 122 мм. Он рассказал, что боевики прячутся в блиндажах, и разрывы снарядов им нипочем. В мощи наших гаубиц мы убедились сразу, как только первый снаряд рванул метрах в двухстах. После первого взрыва ни у кого не возникло желания хоть раз в жизни проверить на себе действие этого оружия, даже сидя в хорошо оборудованном блиндаже.

 

Снайпер не знал, что он приговорен…

 

В 10–15 метрах от здания райотдела стояли недостроенные дома. В одном из них засел снайпер, и его присутствие стало доставлять нам много хлопот. Пока дело не дошло до беды, разработали целую операцию, как «извести супостата». Его стали отвлекать частыми выстрелами. В поиске жертвы он открылся, тем самым подписав себе смертный приговор. Исполнять его пришлось самому «крутому» из нас – знатоку военного дела Володе Соловьеву. Единственный подствольный гранатомет, которым обладал райотдел, был у него. Выйдя в закрытый двор, Володя прицелился, рассчитав траекторию по маятнику, и выстрелил. Граната, описав крутую дугу, угодила точно в окно недостроенного жилого дома, где засел снайпер. Вспышка, грохот, дым – и из оконного проема выпало тело.

В течение дня, в перерывах между артналетами, пару раз приезжал глава администрации. От имени боевиков он передавал нам ультиматум. Ничего нового – дескать, сложите оружие, и тогда вас выпустят. На этот бред сумасшедшего нам оставалось только улыбаться.

 

Кому война по шею…

 

Чуть позже прошло сообщение, что возле рынка «крутятся» 15 боевиков. Быстрее всех отреагировали снайперы, сидевшие на крыше. Они стреляли так часто, что создавалось впечатление, будто стреляет пулемет. Бандитов прижали как раз в тот момент, когда они переходили реку Бааз, которая протекает рядом с райотделом. Наш снайпер двоих боевиков положил сразу, остальные бросились бежать. Все это происходило уже ближе к вечеру, часов в пять.

Когда совсем стемнело, с рынка начат бить пулемет: трассирующими, прямо по крыше. Поначалу я подумал, что это стреляют наши, но оказалось – «чехи». Им ответили собровцы из АГС-17. После пары очередей стрельба прекратилась.

 

…А кому по колено

 

Ночь в общежитии прошла более-менее спокойно. Тем, кто находился в здании райотдела, было «весело». «Веселило» всех поведение проверяющих и их охраны. Моздокские товарищи после очередной рюмки затянули песню «Черный ворон, что ж ты вьешься…» – и далее в том же духе…

 

Кто в доме хозяин

 

Ближе к полуночи начальник райотдела решил расширить периметр обороны за счет здания банка. От линии колючей проволоки его отделяло пространство в 50 метров, одна сторона дома выходила на площадь. На разведку послали Володю Соловьева. Когда он вернулся, выяснилось, что в здании никого нет. Спешно сколотили группу более сорока человек, куда вошли парни из различных подразделений, преимущественно из уголовного розыска. Перекусив проволоку штык-ножами, бойцы рысью заняли эту выгодную позицию.

…Утром 11-го еще немного постреляли пушки. Редкие разрывы снарядов перекрывал храп полковника Г-ова, который спал в дежурной части…

После завтрака пришла весть, что нас собираются выводить из Шали, для этого готовится бронегруппа из танков и «Шилок». Нам этот план не понравился, и все заявили, что позиций оставлять не будем. Не было никакого резона бросать обороняемые здания и тащиться из города по незнакомым улицам, кое-как прикрываясь «броней». По этому поводу начал собираться «митинг», но всех успокоил Г-ов.

К обеду стало ясно, что боевики удрали в горы, а некоторые разбрелись по домам, чтобы отсидеться до лучших времен. Мы же решили использовать передышку и занялись фортификационными работами. Вырыли окопы, ходы сообщения. Вечером нам сказали, что 13-го приедет министр внутренних дел. Возвращаясь обратно в казарму, подумал: «Хорошо то, что хорошо кончается». Хотя все только начиналось… До конца командировки оставалось два с половиной месяца. Учитывая ее начало, перспектива была безрадостная. Вывод напрашивался сам собой: государство даром 950 рублей в сутки платить не будет!

Как бы то ни было, обнаглевшие бандиты в очередной раз поняли на своей шкуре, что они в Чечне – уже не хозяева. Это им не 96-й год!

 

 

 

Вступайте в нашу группу
«Отвага 2004»

 

 

 


Поделиться в социальных сетях:
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Мой Мир


При использовании опубликованных здесь материалов с пометкой «предоставлено автором/редакцией» и «специально для "Отваги"», гиперссылка на сайт www.otvaga2004.ru обязательна!


Первый сайт «Отвага» был создан в 2002 году по адресу otvaga.narod.ru, затем через два года он был перенесен на otvaga2004.narod.ru и проработал в этом виде в течение 8 лет. Сейчас, спустя 10 лет с момента основания, сайт переехал с бесплатного хостинга на новый адрес otvaga2004.ru