ЧЕЧНЯ-2000: ЗАВЕРШАЮЩИЙ ЭТАП?

Андрей Кузьминов. Фото автора и В.Нуякшева
Журнал «Солдат удачи» №4 / 2000 г.

ПРОБЛЕМЫ ЖУРНАЛИСТОВ

 

Через Ставрополь наш маршрут пролегал не случайно. Согласно предварительной договоренности, именно здесь нас должны были встретить сотрудники пресс-службы УВД Ставропольского края. Сойдя с трапа самолета, мы убедились, что нас уже ждали. Игорь, мой товарищ по первой чеченской кампании, с ходу заявил о готовности оказать любую помощь в оперативной доставке группы «Солдата удачи» на сопредельную территорию.

Стоит сказать о том, что попасть в Чечню – занятие не столько рискованное, сколько сложное. Приезжающие журналисты, отметившись в пресс-службе ВОГ в Моздоке, сутками, а порой и неделями ожидают очередной колонны или «вертушки» на Ханкалу. Группа иностранных журналистов, прибывшая в Назрань до нас, находилась здесь уже две недели. Их ежедневный маршрут незатейливо прост, гостиничный номер, лагерь беженцев на КПП «Кавказ» и обратно. Дело не в том, что у военных есть причины препятствовать работе иностранных корреспондентов. Руководствуясь опытом первой чеченской кампании, было принято решение упорядочить работу всех журналистов, находящихся на территории Чечни. Для этого разработан комплекс мер по регистрации и аккредитации корреспондентов, желающих попасть на войну.

Раньше иностранные корреспонденты самостоятельно передвигались по воюющей территории, ставя под сомнение не только собственную безопасность, но и жизнь тех, кто вынужден приходить им на выручку. Кроме того, для российских спецслужб не является секретом факт, что под видом журналистов в Чечню активно пытаются проникнуть сотрудники иностранных разведок. Может быть, именно поэтому некоторые иностранные журналисты стараются обойти установленные правила регистрации. Свое нежелание «светиться» и последующие за этим ответные меры со стороны российских военных журналисты объясняют расхожей фразой: «Российским военным в Чечне есть что скрывать». При личном общении сотрудники контрразведки подтвердили необходимость таких ограничений.

Подобная работа со СМИ в зонах конфликта не является чем-то из ряда вон выходящим. Так же работали журналисты и в зоне Персидского залива, при проведении операции «Буря в пустыне». Достаточно суровые ограничения для СМИ существовали и в период войны на Балканах. Тогда эти меры воспринимались как оправданные и сомнения не вызывали.

Это небольшое отступление необходимо, так как некоторые моменты в дальнейшем описании событий порой прямо или косвенно связаны с этим обстоятельством.

Пользуясь предоставленным временем перед отъездом на сопредельную территорию, нам удалось побывать в Центре подготовки сотрудников МВД.

 

ЦЕНТР ПОДГОТОВКИ

 

Сам Центр находится на окраине города. Как объяснил начальник Центра, основное его назначение – подготовка мобильных групп милиции для действий в зоне конфликта. Сборные команды поступают сюда со всего региона. В течение двухнедельного срока проводится боевая подготовка специалистов. Инструкторы Центра выясняют, сможет ли группа самостоятельно действовать в экстремальных условиях. Нередки случаи «отсева» бойцов из-за слабой психологической и физической подготовки. На ускоренном курсе, который проводится по сокращенной программе, бойцы должны научиться не только взаимодействовать в составе группы, но и уметь общаться с местным населением с учетом их менталитета. Смешанные мобильные группы состоят не только из мужчин. Есть здесь и женщины. Наблюдая за тем, как представительницы прекрасного пола наравне с мужчинами преодолевают полосу препятствий, отрабатывают умение вести огонь в замкнутом пространстве и совершенствуют навыки рукопашного боя – невольно ловишь себя на мысли: «Этого не может быть потому, что не может быть». На вопрос: «Зачем в группах женщины?»– один из инструкторов пояснил:

– Необходима женская логика. В состав бандформирований часто входят жен-шины. На уже зачищенных территориях их трудно отличить от мирных жительниц или беженок. Проникая в тыл оперативной группировки, специально подготовленные женщины-боевики ведут себя достаточно активно. Причем занимаются они не только агитацией, распространяя слухи «о зверствах российских войск на оккупированных территориях», но и являются членами террористических групп. Кроме того, женщины необходимы в мобильных группах МВД для досмотра пригородных электричек и междугородних автобусов, курсирующих по Ставрополью и Северной Осетии. Достаточно вспомнить серию взрывов, потрясших южные районы России после окончания первой чеченской кампании. Тогда именно чеченки стали непосредственными исполнителями террористических актов. А с учетом местных обычаев при обыске подозрительных лиц мужчины, пусть и сотрудники МВД, не имеют права прикасаться к женщинам – может возникнуть скандал.

В мобильных группах МВД женщины наряду с мужчинами овладевают в Центре специальностью «снайпер».

О том, что слова инструктора находят свое подтверждение, мы убедились уже через несколько дней, будучи в Чечне. В конце января на одном из милицейских блокпостов на окраине Грозного были задержаны две женщины…

 

«ЧЕРНЫЕ КОСЫНКИ»

 

Две женщины не спеша приближались к блокпосту. В тот период мирное население толпами повалило из города по открытым для этого гуманитарным коридорам.

Средних лет женщина и молодая девушка смотрелись как мать с дочерью, если бы не одна странность: вид чеченки, в обтрепанном пальто, уж как-то не вязался с образом ее молодой русской спутницы. В новом пальто, сапожках и таком же новеньком платке, накинутом на голову, девушка не была похожа на тех, кто долгое время просидел в подвалах под бомбежками и артиллерийскими обстрелами.

Задержанных доставили к командующему группировкой генералу В. В. Булгакову. Молодая спутница чеченки представилась Торшиной Оксаной Ивановной. Возраст – двадцать пять лет. Однако даже беглого просмотра предъявленного документа оказалось достаточно, чтобы определить: паспорт – поддельный. «Торшиной» занялся оперативник. Рядом со штабом, где проходил допрос, сидела та самая чеченка. По ее щекам текли слезы. По всей видимости, она была проводницей, которой боевики заплатили за вывод снайперши из Грозного. Теперь ее ждали большие неприятности. А то, что задержанная являлась снайпершей, выяснилось уже вскоре после того, как генерал задал ей вопрос:

– Скольких ты моих ребят убила? «Торшина» молчит. Булгаков обратился к оперативнику:

– Отдашь ее нам, мы с ней разберемся. «Оксана Ивановна» перевела взгляд на оперативника:

– Не отдавайте генералу. Я все скажу… На этой, второй чеченской, войне женщин-снайперов уже не называют «белыми колготками». Бойцы прочно «прилепили» свое название к тем, кто в них стреляет, – «черные косынки». О том, как работают «черные косынки», рассказали те, кто в начале года воевал в Аргунском ущелье, у «Волчьих ворот». За короткий промежуток времени в подразделениях стали гибнуть люди. По меткому огню, ведущемуся со склонов ущелья, можно было предположить наличие снайперов. Вскоре удалось выяснить, что на переднем крае работают две женщины, которых сами бойцы назвали Дашей и Машей. В один из дней Машу убили. Некоторое время не выходила на охоту и Даша. Прошло четыре дня, пока она наконец вышла в эфир:

– Мужики, я четыре дня не работала – были месячные. А теперь – готовьтесь!

И они готовились. По их словам, Даша за эти дни успела положить еще нескольких бойцов…

 

ВОЮЮЩИЙ РЕГИОН

 

В последнее время в Центре МВД, помимо прочих воинских специальностей, готовят и саперов-подрывников. Таким образом, подготовка проходит с учетом всех особенностей прифронтового и воюющего региона.

Начиная с 1997 года, боевые разборки между полевыми командирами перекидывались и на соседний Ставропольский край. Так, в 1998 году в станице Галюгаевской, на берегу Терека, чеченские боевики расстреляли шесть человек, среди которых две женщины. Переправившись «с того берега», боевики напали внезапно, когда компания молодых людей, выйдя на окраину станицы, мирно отдыхала у реки. Били в упор. Спастись было нельзя. Женщины пытались своим телом прикрыть парней, но автоматные очереди боевиков настигли всех шестерых.

Казалось, что возмущенных станичников не удастся удержать от совершения акта возмездия. Лишь вмешательство подразделений правоохранительных структур сдержало конфликт. О набегах со стороны Чечни, безнаказанном расстреле мирных жителей ежедневно сообщалось в сводках происшествий. Это стало таким же обыденным делом, как угон скота на «тот берег».

После ввода войск в Чечню население приграничных территорий вздохнуло с облегчением. Война от них отодвинулась. При общении с местными жителями улавливается какая-то безысходность. Ощущение чего-то тревожного и неотвратимого проскальзывает в разговоре казаков-станичников, кумыков, осетинов или дагестанцев:

– Куда нам уходить? Здесь наши корни. Если в очередной раз Российское правительство подпишет мирный договор с бандитами – нам конец. Пока живы – будем драться.

Похоже, местное население действительно решило драться до конца. Во многих приграничных с Чечней станицах создаются добровольные отряды казаков. Некоторые из них участвуют в боевых действиях в Чечне. Только мало осталось молодежи. Большая ее часть старается покинуть неспокойный регион и перебраться в глубь России.

 

ИЩЕРСКАЯ

 

Станица, в которую мы прибыли вместе с очередной сменой ставропольского ОМОНа, считается территорией, зачищенной от боевиков. До появления российских войск в станице дислоцировался отряд под командованием некоего Пирата. Хозяйничали здесь и боевики из отрядов других полевых командиров. Если говорить о том, что боевиков в селе не осталось, значит говорить неправду. Зажатые в горах войсковой группировкой, они стремятся вырваться на равнину и осесть на так называемой «освобожденной» территории Надтеречного и Наурского районов. Некоторые полевые командиры, в частности Аслан Масхадов, рассылают своим подразделениям указания не вступать в серьезные столкновения с Федеральными силами, мелкими группами просачиваться на территории, где уже проведены зачистки. Цель – совершение террористических актов. Сейчас усилия боевиков направлены против временных отделов внутренних дел в освобожденных районах Чечни.

Боевики попытаются применить и так называемую тактику «женских платков». Это означает, что женщины вместе с детьми будут устраивать митинги, демонстрировать недовольство гражданского населения, чтобы показать мировой общественности, как им плохо живется в Чечне под руководством федеральных органов власти.

Подтверждение этой информации мы получили все там же, в станице Ищерской. Дело в том, что в состав группы «Солдат удачи», помимо военного-эксперта Дмитрия Ширяева, мы включили и французскую журналистку Наджет В. Как отмечалось выше, иностранному журналисту трудно попасть в Чечню. Но хотелось, чтобы она взглянула на все происходящее глазами тех, кто сидит «по эту сторону». Самой увидеть деятельность тех самых омоновцев, кого записали в разряд «безжалостных карателей».

Едва Наджет появилась на местном импровизированном рынке, как ее окружили местные торговки. Жалобы на «голодную и безденежную» жизнь посыпались со всех сторон. И это несмотря на то, что большинство «голодающих» торгуют гуманитарной помощью, предназначенной для беженцев. Обходя лотки с сигаретами, тушенкой и прочими продовольственными товарами, мы встретили женщину, которая заговорила с Наджет на ломаном английском. Скорее всего, встретилась она на нашем пути не случайно. По словам Налжет, женщина пыталась рассказать ей о «зверствах русских войск» в Грозном. Однако, судя по ее опрятному виду, новому кожаному пальто, беженкой из Грозного ее считать было нельзя.

На следующий день с Наджет договорились о встрече местные школьницы. Обступив журналистку со всех сторон, девочки защебетали о том, что «под страхом смерти» передают ей список родственников, содержащихся в «концлагере Чернокозово». Стоя рядом с Наджет, я наблюдал за этим спектаклем, более напоминавшим комедию, переходящую в откровенный фарс. Вскоре, по настоятельной просьбе Наджет, нам удалось побывать в этом самом «концлагере», и сногсшибательная информация «женских платков» представлялась уже как хорошо отлаженный механизм удуговской пропаганды. Бойцы ставропольского ОМОНа с возмущением рассказывали о том, что чеченцы забыли о спасенной ими роженице из этого села, помощи, оказанной в организации работы местной средней школы. Для полноты картины Наджет помогли встретиться с русскими, проживающими в станице. Одна из них представилась Анной. Беседа проходила в здании местного православного храма, если можно так назвать одноэтажное кирпичное здание в центре станицы. Анна поведала о тех притеснениях, которые испытало русскоязычные население после вывода войск в 1996 году.

– Пришли боевики. За русских заступиться некому. Окопы копать заставляли опять же нас, русских. Один старик отказался, так боевики отрезали ему голову. Такие показательные казни стали обыденным явлением. Ради Христа не верьте торговкам на базаре. Их мужья и родственники измывались над нами. Страшно даже подумать, если из станицы уйдут омоновцы.

Глава администрации станицы Ищерской рассказал, как похитили его малолетнего сына. Сам из местных, казак, обе войны находился в станице и куда лучше других знаком с нравами, царившими до и после ввода российских войск. Наряду с горькими признаниями в невозможности что-то изменить, глава администрации не выглядит сломленным человеком.

– Бежать нам некуда. Да и не хочу. Здесь моя родина, и мы, русские, проживающие в Ищерской, не позволим бандитам и членам их семей чувствовать себя вольготно. Как глава администрации, я отвечаю за нормальный порядок в станице. Никто меня не запугает.

Пугают, еще как пугают. Из разговора с той же Анной выяснилось, что жены чеченских боевиков, проживающие в станице, умышленно не подпускают русских к журналистам. И не дай Бог, если кто-то ослушается. В таких случаях от угроз «вот вернется мой муж и вам покажет…» переходят к прямому запугиванию – могут и гранату ночью в окно дома бросить, ребенка украсть.

У заместителя главы администрации, также русского, украли шестилетнего сына. Неведомо какими путями через два месяца ребенка удалось вернуть родителям. Качая седой головой, замглавы администрации упрямо повторяет:

– После заточения и перенесенной душевной травмы сын постоянно жалуется на боли в сердце. Но мы не уйдем. Никогда не уйдем со своей земли. Те, кто воровал моего ребенка, и те, кто помогал этому злодеянию, – люди пришлые. Могу пофамильно назвать их всех. Знаю и то, что их мужья и братья сейчас находятся в отрядах бандитов, в горах.

 

ЗАЛОЖНИКИ

 

Проблема заложников продолжает оставаться позорным пятном режима Масхадова. Безусловно, ворует не сам Масхадов и даже, порой, не его люди. Бесконтрольные отряды боевиков, чьи полевые командиры отказались подчиняться «президенту Ичкерии» поставили этот бизнес на широкую ногу. Воруют всех, за кого можно получить выкуп. После многочисленных фактов, ставших достоянием общественности, это звучит настолько привычно, что стоит остановиться на наиболее вопиющих примерах современной работорговли.

16 декабря вблизи населенного пункта Шали в результате силовой операции сотрудников ГУБОП была освобождена 13-летняя Алла Гейфман – дочь одного из владельцев саратовской компании «Рим» и члена совета директоров банка «Экспресс-Волга». Бандиты похитили девочку 20 мая 1999 года в Саратове и впоследствии переправили ее в Чечню. За освобождение ребенка бандиты требовали 2 млн. долларов.

С просьбой о скорейшем ее освобождении в ГУБОП МВД РФ обращались официальные представители кнессета Израиля. По оперативным данным, в плену девочка постоянно подвергалась избиениям и пыткам. В качестве устрашения и для большей сговорчивости бандиты отрезали ей несколько пальцев на руке. Однажды с очередным требованием о выкупе бандиты прислали отцу отрезанный палец дочери.

В ходе операции по освобождению пленницы был захвачен один из участников похищения, который оказался членом группировки, похитившей лишь в Приволжском регионе 13 человек, из которых шестеро – дети. В настоящее время сотрудниками ГУБОП 11 человек уже освобождены. По этому уголовному делу 9 бандитов арестованы, задержаны еще 8 человек по подозрению в причастности к похищению.

На следующий день после освобождения девочку отправили домой, в Саратов. И тогда началась детективная история политических игр.

В Израиле с сочувствием отнеслись к судьбе 13-летней россиянки, ставшей жертвой садизма. Одна из благотворительных организаций Америки пригласила ее в США, чтобы подлечиться и рассказать американцам о пережитом в плену. Однако власти США, осуждающие применение силы против террористов в Чечне, отказались выдать Гейфман визу на въезд в Соединенные Штаты.

Узнав о происшедшем, министр абсорбции иммигрантов Израиля Юли Тамир предложил Алле переехать в Израиль в качестве иммигрантки. Как сообщила израильская русскоязычная газета «Вести», ведомства обязались организовать лечение Аллы в Израиле. Позиция США вызвала осуждение. Заместитель министра абсорбции иммигрантов Марина Солодкина направила американскому послу в Тель-Авиве письмо, в котором не одобрила решение посольства США в Москве отказать Алле в визе. По ее мнению, такие действия американских властей, как и вся политика США в отношении контртеррористической операции России на Северном Кавказе, «необъективны и игнорируют реальные проблемы тех, кто стал жертвой террористов в этом регионе».

В начале марта в Белград после 912 дней чеченского плена вернулся серб Станимир Петрович. На родине он признавался: «Своим освобождением я обязан российским спецслужбам. Не знаю, платил ли кто-нибудь за меня выкуп или нет, но освободили меня и доставили в Москву именно они». Станимир Петрович работал директором представительства немецкой фирмы «Албана» в Москве. Вместе с немецким коллегой Понтером Клаусом Шмуком летом 1997 года он выехал в Чечню для заключения договора о поставках в республику лекарств и медицинского оборудования. Вместо деловых партнеров Петровича и Шмука в столице Ингушетии Назрани встретили бандиты, захватившие обоих в плен.

В феврале 1998 года фирма «Албана» выкупила у чеченцев немецкого гражданина, а гражданин Югославии остался в заложниках. «Меня переводили с места на место, били, ломали ребра, заставляли требовать по телефону от фирмы и от семьи выкуп», – рассказал Петрович. Он был освобожден из плена в ночь на 13 февраля во время наступательной операции Российских Федеральных сил. В тяжелом состоянии Петрович был отправлен в Москву, где до начала марта находился в больнице на реабилитации.

«Я прошел все круги ада, потерял здоровье и 30 килограмм веса. Я счастлив, что наконец вернулся к семье, которая не теряла надежды на мое освобождение и, как могла, содействовала этому», – сказал Станимир Петрович.

3 марта 2000 года были также освобождены две польские заложницы. Достаточно вспомнить, что именно в Польше активно работали информационные агентства «свободной Ичкерии» в период двух чеченских войн. На территории Польши было захвачено посольство РФ, с крыши которого представителями чеченской диаспоры, при попустительстве местных властей, был сорван российский государственный флаг и вывешен «ичкерийский, с волком».

Польские ученые профессор Зофия Фишер-Маленовская и доцент Ева Мархвинсьская-Вирвал находились в чеченском плену с 10 августа 1999 года. Женщины работали в международном экологическом центре Польской академии наук. Первая является директором и считается одним из ведущих в стране специалистов в области экологической безопасности. Ее заместитель, доцент Мархвинсьская-Вирвал, тоже известный эколог – руководитель природоохранных работ в промышленном районе Польши – Силезии.

Целью поездки в Махачкалу польских специалистов-экологов было установление контактов для развития сотрудничества с институтом биологических ресурсов Российской академии наук в Дагестане. В Махачкале они и были похищены.

Еще в ноябре 1999 года российские спецслужбы установили лиц, причастных к этому похищению. По оперативным данным, похищенные польские ученые находились в Чечне в одном из селений Урус-Мартановского района. Выяснилось, что похищение полек, как и других иностранных граждан на территории Дагестана, организовывалось главным дагестанским идеологом ваххабитов Багаутдином Магомедовым, который имеет разветвленную разведывательную сеть; причем указания о похищении иностранцев Б. Магомедов отдавал лично.

Согласно заявлению, распространенному польским агентством ПАП, «похищенные польки еще в декабре 1999 года были освобождены из плена силами правительства Чечни. С этого времени представительство Республики Ичкерия в Азербайджане занималось подготовкой их безопасного вывоза в Грузию. В связи с усилением бомбардировок и артиллерийских обстрелов, не желая подвергать опасности жизнь полек, президент Аслан Масхадов поручил вице-президенту Вахе Арсанову передать их российской стороне через жителей Шатойского района».

 

ПОБЕГ ИЗ НЕВОЛИ

 

Справка: иностранные граждане, захваченные в Чечне в качестве заложников

 

27 апреля 1996 г. в пригороде Грозного похищены два сотрудника грозненской миссии международной организации «Врачи без границ». Похитители требовали 200 тыс. долларов выкупа. Освобождены 10 мая 1996 г.;

27 июля 1996 г. в Грозном похищены сотрудники международной гуманитарной организации «Кампания против голода» француз Фредерик Малардо и англичанин Майкл Пенроуз. Освобождены 22 августа 1996 г.;

29 июля 1996 г. в Грозном похищен сотрудник чешской фирмы «Сгаюинфо» Штефан Гайдин;

28 сентября 1996 г. в Чечне захвачены в заложники три сотрудника итальянской гуманитарной организации «Интересе». Освобождены 29 ноября 1996 г.;

10 октября 1996 г. преступная чеченская группировка похитила на территории Ингушетии трех словацких строителей с целью выкупа. Освобождены 14 февраля 1997 г.;

23 февраля 1997 г. в Грозном похищен итальянский журналист еженедельника «Панорама» Мауро Галлигани. Похитители требовали за его освобождение миллион долларов. Освобожден 12 апреля 1997 г., без уплаты выкупа;

2 февраля 1997 г. в Ингушетии похищен и вывезен в Чечню технический директор швейцарской фирмы «Зайберт–Штиннес» Роберт Хилл. 2 июня в результате операции правоохранительных органов Чечни бизнесмен освобожден;

9 июня 1997 г. в Чечне освобожден похищенный раннее гражданин Австрии Понтер Зальцман;

в начале июля 1997 г. в Назрани (Ингушетия) взяты в заложники и вывезены в Чечню четверо граждан Франции – сотрудники гуманитарной организации «Врачи без границ». В октябре 1997 г. один из них, Кристоф Андре, сумел освободиться;

в ночь со 2 на 3 июля 1997 г. в Грозном похищены граждане Великобритании Камила Карр и Джон Джеймс. Освобождены 20 сентября 1998 г.;

9 июля 1997 г. в Назрани (Ингушетия) похищен словацкий строитель Душан Ковач. Освобожден 26 декабря 1997 г.;

2 августа 1997 г. похищены в Дагестане и вывезены на территорию Чечни четверо французов – сотрудники гуманитарной организации «Экилибр». Освобождены 17 ноября 1997 г.;

в начале сентября 1997 г. в Чечне похищен литовский предприниматель Викторас Груодис;

в сентябре 1997 г. в Чечне похищен турецкий бизнесмен Иса Анди. Освобожден 21 октября 1998 г.;

в ночь с 22 на 23 октября 1997 г. в Грозном взяты в заложники сотрудники международной гуманитарной организации «Церкви в совместном действии» – граждане Венгрии Габор Дунайски и Иштван Олах. Освобождены 25 июля 1998 г.;

4 ноября 1997 г. в Назрани (Ингушетия) похищен гражданин Швейцарии Питер Цоллингер, сотрудник фирмы «Зайберт-Штиннес», ведущей работы по строительству аэропорта в Ингушетии. Он был переправлен в Чечню, и за него похитители требовали выкуп в один миллион долларов. Освобожден в июне 1998 г.;

20 ноября 1997 г. в поселке Горагорский Надтеречного района Чечни похищены два гражданина Украины, приехавшие на похороны матери. Освобождены 10 декабря 1997 г.;

17 декабря 1997 г. в Чечне похищены пятеро польских граждан –

сотрудников благотворительной церковной организации «Каритас». Освобождены 9 февраля 1998 г.;

в декабре 1997 г. в станице Нестеровская (Ингушетия) похищен директор кирпичного завода, гражданин Югославии Милан Евтич. До настоящего времени удерживается в заложниках на территории Чечни;

8 января 1998 г. в Махачкале (Дагестан) были похищены и вывезены в Чечню шведские граждане супруги Паулина и Даниэль Брулин. Освобождены 24 июня 1998 г.;

9 января 1998 г. в Ачхой-Мартане (Чечня) гражданин Турции Ахмед Шетюрк был похищен бандитами с целью получения денежного выкупа. За его освобождение требовали полмиллиона американских долларов. 13 апреля в ходе операции правоохранительных органов Чечни заложник освобожден;

21 января 1998 г. вблизи Нальчика (Кабардино-Балкария) захвачены в заложники и вывезены на территорию Чечни трое граждан Турции. Похитители потребовали за них выкуп в один миллион долларов;

29 января 1998 г. во Владикавказе (Северная Осетия) похищен гражданин Франции, представитель Верховного комиссара ООН по делам беженцев Венсент Коштель. Освобожден в Чечне 12 декабря 1998 г.;

трое сотрудников латвийской строительной организации «Латвия-Тилти» похищены неустановленными лицами в ночь с 27 на 28 апреля 1998 г. в Ингушетии, в районе населенного пункта Яндари, на территории кооператива «Магистраль». Захвачены Константин Рысев, Иосиф Коротжен и Константин Придорогин. Освобождены 21 октября;

3 октября 1998 г. в Грозном похищены четыре сотрудника британской фирмы «Грейнджер телеком»: Стенли Шон (новозеландец), Питер Кеннеди, Дарел Хики и Рудольф Пейчи (англичане). По данным генерального прокурора Чечни Мансура Татарова, они были убиты 7 или в ночь на 8 декабря;

11 ноября 1998 г. в Махачкале был похищен и вывезен в Чечню гражданин США Герберт Грегг. Он преподавал английскую филологию в Дагестанском педагогическом университете, а также занимался миссионерской и благотворительной деятельностью. 29 июня 1999 г. освобожден;

15 мая 1999 г. в столице Кабардино-Балкарии городе Нальчике был похищен гражданин Новой Зеландии сотрудник Международного Комитета Красного Креста по Северному Кавказу Джеральдо Круз Рибейро. 20 июля 1999 г. освобожден в Чечне в результате спецоперации Северо-Кавказского управления по борьбе с организованной преступностью;

в начале октября 1999 г. французский фотокорреспондент Брис Флетьо, нелегально проникнувший в Чечню через территорию Грузии, был захвачен в заложники.

По данным на 13 февраля 2000 года, в Чечне бандитами удерживаются 11 иностранных граждан.

Нет худа без добра. Именно из рассказов спасшихся заложников весь мир узнал, что же на самом деле происходит на Северном Кавказе, с какими силами приходится вести кровопролитную борьбу России. Не случайно даже те, кто в свое время пытался преподнести эту ситуацию как «борьбу чеченских ополченцев против российских агрессоров», сегодня требуют у своих правительств принять конкретные меры по прекращению любых форм поддержки чеченских бандформирований.

Как бы ни складывались жизненные обстоятельства, но порой даже из безвыходных ситуаций бывает два выхода. О некоторых способах спасения из неволи «Солдат удачи» рассказывал в статье «Чеченский плен» (№3, 2000 г.).

Уроженец грузинского города Зугдиди 50-летний предприниматель Тамаз Кирия жил в подмосковном городе Люберцы, работал в фирме «Эллада». 1 апреля 1999 года в Махачкале, где он находился по делам фирмы, четверо неизвестных силой посадили его в микроавтобус и вывезли в Чечню.

Позже он узнал, что его захватили люди «бригадного генерала» Руслана Хайхароева, который впоследствии сам стал жертвой бандитской разборки между тейпами. Хозяином Кирия стал младший брат убитого Хайхароева. За заложника бандиты потребовали выкуп в сумме 100 тыс. долларов США, для чего Тамазу дали возможность передать сообщение с требованием его знакомым в Белгороде.

Долгое время заложника перевозили из одного населенного пункта Чечни в другой на территории Чечни. После своего освобождения Тамаз рассказал, что в районе населенного пункта Зондак он видел среди боевиков арабов, туркменов, негров, аварцев, русских. По его же словам, этими людьми, которых было около 3 тысяч, руководили Хаттаб и Басаев. Боевики издевались над заложниками, избивали их, а тех, кто при передислокации не мог двигаться самостоятельно, убивали. В одну из мартовских ночей Кирия решился на побег. В районе населенного пункта Дуба-Юрт он вышел на пост внутренних войск.

1 марта, после месячного пребывания в чеченском плену в родной вертолетный полк, дислоцированный в Моздоке, возвратился начальник службы парашютно-десантной подготовки полка ВДВ, майор Анатолий Могутнов.

Анатолий был захвачен в плен 31 января, когда экипаж вертолета, в составе которого он находился, выполнял задачу по эвакуации группы отряда спецназа в лесном массиве предгорного Шатойского района Чечни. Трое суток девять спецназовцев выходили из окружения. В группе были раненые, обмороженные. Среди группы эвакуации, прилетевшей на вертолетах для спасения попавших в беду спецназовцев, находился майор Могутнов. Выпрыгнув из вертушки, он лично помогал бойцам спецназа подняться на ее борт. Когда оставалось

поднять последнего спецназовца, начался обстрел места посадки вертолета. Боевиков было не менее двадцати, и Могутнов дал знак командиру вертолета, чтобы тот немедленно уводил машину из-под обстрела, в небо. Все решали считанные минуты. Промедление могло обернуться гибелью всех 25 человек, находившихся на борту вертолета.

Так уж получилось, что, спасая жизни боевых товарищей, Анатолий Могутнов, получивший ранение в руку, и сержант Дмитрий Бегленко из группы спецназа, не имевшие оружия и боеприпасов, остались на земле. Вертолеты, спасаясь от огня и унося спецназовцев, взмыли вверх. Могутнов и Бегленко попытались уйти от бандитов, но были окружены и взяты в плен.

По словам Анатолия, его и Дмитрия Бегленко бандиты держали в одном из блиндажей в лесу. Ежедневно угрожали расстрелять, зарезать. Но по каким-то причинам не решились. В один из последних дней февраля пленников переправили в селение Шандарой. чтобы использовать в качестве живого щита против наступающих подразделений российских войск.

Освободили Могугнова и Бегленко во время блокирования Шандароя российскими войсками.

 

ТЮРЬМЫ, «САМОВАРЫ» И «БАССЕЙНЫ»…

 

Вместе с очередной сменой ставропольского ОМОНа мы прибыли в село Красностепновское, что в 8 километрах от окраины Грозного. Пока шли в колонне, на Сунженском хребте видели множество

уничтоженных «самоваров». «Самоварами» здесь называют врытые в землю огромные цистерны, в которых местные дельцы вываривали нефть и гнали бензин. Развернувшийся после вывода из Чечни российских войск промысел был доходным. Бензин возили на продажу в соседние регионы, а вырученные от этого деньги шли полевым командирам. Они и контролировали работу «самоваров», из-за которых порой происходили разборки со стрельбой.

За время правового беспредела и неуправляемого нефтяного бизнеса республике был нанесен значительный экономический и экологический ущерб. Огромные столбы черного дыма от горящих нефтяных скважин поднимаются к небу. Из некоторых скважин столбы пламени вместе с ядовитым дымом, с ревом вырываются на высоту до 30 метров. Да и сама технология производства бензина предусматривала разлив нефти в огромные котлованы, вырытые в земле. Чтобы хоть как-то приостановить варварское отношение к экологии, специальные команды из состава правоохранительных сил вынуждены на месте уничтожать «самовары». По цистернам производилось несколько выстрелов из гранатометов. Несмотря на это, по оперативным данным, по всей территории Чечни происходят «восстановительные работы». Еженедельно, взамен уничтоженных, восстанавливается до 15 «самоваров».

Еще одной особенностью в национальных забавах «масхадовского общества» стало строительство тюрем. Причем наличие подвалов-тюрем было новшеством в архитектурном строительстве чеченских домов. По словам людей сведущих, в чеченских постройках ранее вообще не предусматривалось наличие подвала. Почувствовав вкус прибыли от работорговли, теперь свои дома чеченцы стали возводить с учетом возможности содержания живого товара.

В том же селе Красностепновском нам удалось лично ознакомиться со своеобразным современным зинданом. Во дворе, перед домом, – покрышка от большого колеса «Беларусь». Сверху – лист железа. Лист отброшен в сторону – и вот перед нами глубокая земляная яма в форме кувшина с узкой горловиной. На дне – остатки соломы. На поверхности – веревка с узелками и крючком на конце – для подачи вниз пищи и воды.

Рядом с нами суетится средних лет чеченка. Ее беспокойный взгляд пробегает по нашим лицам. Наконец женщина обращается к Наджет, стоящей рядом и снимающей все это на видеокамеру.

– Что вы хотите? Кого ищете? Зачем .снимаете?

Приходится заняться надоедливой хозяйкой вплотную, так как она мешает французской журналистке снимать. Оттеснив чеченку от Наджет, указал на яму:

-Что это?

– Бассейн, как есть бассейн, – затараторила та, пытаясь создать у журналистки мнение, что русские военные опять бесчинствуют. – Возим воду издалека и сюда заливаем.

– А соломка на дне «бассейна», чтобы вода в землю не уходила?

Обиженно поджав губы, чеченка отходит в сторону.

– Андрей, да что ты с ней разговариваешь. Рабов из ямы боевики в горы вывезли, и с этой женщины сейчас взятки гладки. – Игорь с досадой махнул рукой. – Этих зинданов после первой чеченской войны местные столько накопали… Э-эх.

Ежедневно в расположение омоновцев приходят два русских бомжа. Несколько лет назад они были жителями Грозного. Штурмы, с грохотом прокатившиеся по городу, катком прошлись по их судьбе. Без дома, документов и семей скитаются они по окрестным селам. Перебиваются, работая на местных чеченцев. Где-то огород вскопают, где-то выполнят другие хозяйственные работы. И за все это – миска похлебки. Живут в брошенных, разрушенных домах, сараях для скота. На российских постах их жалеют и подкармливают. Они «хотели бы уехать, да денег и документов нет». Да и вряд ли кто-то их ждет в России. Пытаюсь заговорить с ними, свои же – русские. Их вид вызывает сострадание.

– Как жили до ввода войск? Как сейчас живете?

Ответ этих обездоленных людей вызывает смешанные чувства: досады, жалости, гнева и… безразличия к ним.

– Жили хорошо… пришли российские войска и все разбомбили… Хотим уехать в Россию… Чеченцы относятся к нам хорошо… Ни на что не жалуемся…

Психология рабов. Боятся рассказать правду даже тогда, когда рядом свои. Боятся чеченцев, боевиков. Допускаю, что боятся и омоновцев, тех самых, которые каждый день подкармливают их из своего котла…

В Старопромысловском районе Грозного, в микрорайоне Катаяма сотрудниками российских спецслужб обнаружен целый квартал, подвалы домов в котором использовались боевиками для содержания заложников.

Микрорайон Катаяма контролировали кланы Дудаевых и Гелаевых. Самый крупный зиндан для пленников обнаружен в доме по улице Салтыкова-Щедрина, который принадлежал Тухану Дудаеву, племяннику Джохара Дудаева. Роскошный двухэтажный особняк с «бассейном» во дворе окружен высокой каменной стеной с бойницами. В подвале установлены двери с решетками, в подземных камерах находятся нары, на которых сохранились остатки грязной одежды. Стены испещрены крестиками, которыми заложники отмечали количество дней, проведенных в заточении. На одной из них нацарапана фамилия кого-то из пленников.

«Я часто видела, как к этому дому подъезжали машины, из них в дом уводили людей – и чеченцев, и русских, часто слышны были выстрелы», – рассказала живущая по соседству пожилая чеченка, попросившая не называть свою фамилию: она все еще боится хозяев пустующего особняка.

В грозненском доме главного чеченского идеолога Мовлади Удугова, расположенном в Октябрьском районе города, обнаружена тюрьма для заложников. Подвал снабжен металлическими дверями и решетками. Внутри находятся нары для заключенных.

По данным спецслужб, Удугов, который наряду с Яндарбиевым является главным идеологом независимости Чечни и религиозного экстремизма на Северном Кавказе, находится сейчас в одном из ближневосточных мусульманских государств. Бывший министр печати и информации в правительстве Джохара Дудаева проводит активную антироссийскую пропаганду, пытаясь представить Москву главным врагом мусульманского мира.

По оперативным данным, основанным в том числе и на показаниях свидетелей, в подвале дома Удугова содержались в заложниках и подвергались пыткам и избиениям люди различного вероисповедания: христиане, мусульмане, иудеи и даже буддисты. Здесь также были и родственники зажиточных чеченцев. Между тем накануне в микрорайоне Катаяма, обнаружен целый квартал домов так называемой «новочеченской элиты», подвалы которых использовались боевиками для содержания заложников.

 

БОЕВИКИ

 

Российские войска уверенно освобождают один район Чечни за другим. Отряды боевиков тают как снег под весенними лучами солнца. Какой-то части боевиков удается прорваться сквозь кольцо блокирующих подразделений и раствориться среди мирного населения. У других шанс спастись равен нулю.

12 марта, в результате спецоперации, проведенной ФСБ в Новогрозненском, задержан один из наиболее одиозных главарей чеченских бандформирований Салман Радуев. Несмотря на молодость, 32-летнему С. Радуеву удалось стать тем, кого западные СМИ называют лидерами «независимой Ичкерии». Он сумел выдвинуться благодаря родственным связям с первым чеченским лидером Джохаром Дудаевым. По этой причине 24-летний С. Радуев в 1992 году был назначен префектом Гудермеса. Тогда же он возглавил вооруженное формирование «президентские береты», поддерживавшее Д. Дудаева. Впоследствии из «беретов» был сформирован отдельный батальон дудаевских вооруженных сил, получивший название «Одинокий волк».

В 1995 году боевики под командованием С. Радуева захватили Гудермес.

В том же году банда С. Радуева промышляла диверсиями и грабежами на железной дороге в районе Гудермеса. Но настоящую известность С. Радуеву принес рейд его банды на дагестанский город Кизляр в январе 19% года. Сумев уйти из Дагестана и вырваться из окружения Федеральных сил в районе села Первомайское, С. Радуев в 1996 – 1997 годах пережил несколько покушений. Самым известным стало первое, произошедшее 3 марта 19% года, когда большинство российских СМИ объявили о гибели С. Радуева. Только в июне того же года выяснилось, что бандит получил лишь тяжелое ранение в голову. По некоторым сведениям, он проходил лечение в Германии, где перенес ряд пластических операций. В 19% – 1998 годах С. Радуев периодически брал на себя ответственность за совершенные в России террористические акты. Впрочем, по некоторым сведениям, несмотря на свою активную антироссийскую деятельность, уважением среди большинства чеченцев С. Радуев не пользуется.

Не исключено, что потерявший авторитет среди своих Радуев сдался спецслужбам. В пользу этого довода служит информация о том, что некоторые чеченские командиры и отдельные боевики записали его в разряд «кровника». Вполне возможно, Радуев был поставлен перед выбором: убьют его чеченцы или ему удастся отсидеть в российской тюрьме, пусть и большой срок. Ряды его прошлых и настоящих соратников неуклонно сокращаются. В феврале, при попытке прорыва из Грозного, подорвались на минах и уничтожены огнем российской артиллерии известные полевые командиры Леча Дудаев, Хункарпаша Исрапилов, Турпал Атгериев, Асламбек Исмаилов. 3 марта в ходе боевых действий Федеральных сил с боевиками в районе Аргунского ущелья убит командир боевиков Идрис – один из заместителей Хаттаба. Список уничтоженных и взятых в плен полевых командиров продолжает расти.

 

НАЕМНИКИ

 

Все больше в плен попадают и те, кого можно записать в разряд наемников. Так, в марте правоохранительными органами арестован 18-летний снайпер Юрий Рыбаков. В ходе первоначального допроса, проведенного в Моздоке, выяснилось, что Ю. Рыбаков – уроженец населенного пункта Майский Кабардино-Балкарской республики. В декабре 1997 года, на Ставрополье, он познакомился с неким Лемой Юсуповым, тогда участковым инспектором милиции в населенном пункте Первомайский Чеченской республики. По словам Рыбакова, его новый знакомый приезжал на Ставрополье, чтобы угонять скот в Чечню. Тогда-то Юсупов и предложил Рыбакову сотрудничество и переезд на постоянное место жительства в Чечню.

В декабре 1997 года Рыбаков перебрался в Чечню, в село Первомайское, где вместе с Юсуповым и его подельниками занимался кражей скота, незаконной добычей и продажей нефти. Вырученные деньги шли на покупку оружия и боеприпасов. Только в Грозном было приобретено 30 автоматов и гранатомет РПГ-18. В сентябре 1999 года в Первомайском начал формироваться отряд во главе с Султаном Шаохаловым, которому присвоили позывной «Алмаатинец». В этом отряде Рыбаков прошел снайперскую подготовку, а в январе 2000 года в районе населенного пункта Первомайское он из снайперской винтовки убил 5 солдат российских войск. В этом же месяце, в районе консервного завода, в Грозном, Рыбаков убил еще 15 солдат, а после того, как войска заняли завод, еще троих.

С группой боевиков он неоднократно выезжал в район населенного пункта Ташкала, где организовывались засады. При проведении засад Рыбаков со своим напарником убил трех военнослужащих.

Когда боевики покидали Грозный, ушла из города и группа Шаохалова, в составе которой находился Рыбаков. С тех пор он скрывался в разных селениях, а последнее время прятался у родственников Юсупова в селе Улус-Керт.

В начале марта российские войска блокировали этот населенный пункт. Перед проведением зачистки был предоставлен коридор женщинам и детям до 15 лет для выхода из Улус-Керта. Рыбаков под видом мирного жителя пытался пройти вместе с ними, но был задержан. Интересно, что при задержании у Рыбакова были обнаружены фальшивые доллары США.

По факту его участия в бандформировании против Рыбакова возбуждено уголовное дело. Материал передан в Генеральную прокуратуру РФ.

11 марта в пункте погранпропуска «Яраг-Казмаляр» Северо-Кавказского регионального управления ФПС России задержан гражданин Ирана Бадр Нежад Махмуд Сафар-оглы, который пытался выехать из России по поддельным документам. Есть основания полагать, что он являлся членом бандформирования.

Только за одну неделю до этого эпизода на северо-кавказских направлениях российской государственной границы задержаны 35 нарушителей, пытавшихся проникнуть в Россию или покинуть ее территорию по чужим или поддельным документам.

В марте на станции города Назрань задержан 22-летний житель города Москвы Денис Зарубин. Прибывший в Ингушетию поездом Москва – Назрань Зарубин был доставлен в линейный отдел милиции. В ходе проведения следственных мероприятий выяснилось, что он намеревался выехать в Чечню, чтобы заработать, воюя на стороне боевиков. Зарубин сообщил, что решение принимал самостоятельно, без вербовки со стороны чеченцев. Задержанный признался, что имеет специальность радиомеханика и рассчитывал неплохо заработать в Чечне.

В настоящий момент Зарубин передан в Управление ФСБ по Республике Ингушетия.

8 марта задержаны директор и инженер чеченского секретного завода в Аргуне. По оперативной информации, незадолго до ввода российских войск в Чечню, Масхадов дал указание на кустарное производство минометов для боевиков.

В Аргуне, на базе одного из предприятий пищевой промышленности, и был создан этот завод. Во главе завода встал бывший начальник департамента оборонной промышленности при правительстве Масхадова Заинди Ахматханов.

Незадолго до вторжения бандформирований в Дагестан здесь наладили серийное производство минометов калибра 82 мм. Конструкцию миномета, предназначенного для ведения боевых действий в горной местности, разработал некий Н. «Конструктор» – молодой специалист, выпускник технического вуза в Минске, был приглашен на работу в Чечню.

Миномет прост в изготовлении и обращении, удобен для транспортировки, приспособлен для стрельбы штатными минами, выпускаемыми предприятиями оборонной промышленности России.

В ходе допроса Заинди Ахматханов признался, что Масхадов лично контролировал производство, давал задания по объему выпуска минометов. Существование завода тщательно скрывалось. По словам Ахматханова, в выпуске оружия были задействованы всего два человека, ранее работавших на этом же заводе.

8 ходе штурма Грозного в одном из помещений освобожденного города найден список иностранных наемников – членов бандформирований. Так стало известно, что в составе отрядов боевиков воюет гражданин Югославии Месуд Джаджич 1968 года рождения. Из этих же документов становится ясно, что доставка мусульманских наемников в Чечню была хорошо организована и поставлена на поток. Причем граждане из стран арабской Африки и Юго-Восточной Азии использовались террористами лишь в качестве простых солдат. Представители Иордании, Саудовской Аравии и Пакистана носили офицерские звания и в основном занимали командные должности либо выступали в качестве военных инструкторов.

9 марта, в ходе боя за село Комсомольское, захвачены в плен 11 наемников, среди которых есть арабы и украинцы, а также два гражданина Китая. Складывается мнение, что наемники становятся основной ударной силой в отряде Руслана Гелаева.

Чеченцы из состава отряда боевиков продолжают сдаваться в плен. Так, 6 марта 73 боевика из отряда Хаттаба с оружием в руках сдались в плен в селении Сельментаузен, расположенном на выходе из Аргунского ущелья. Три десятка боевиков привел в подразделение российских войск их полевой командир Махмуд Адаев. Кроме того, Адаев сообщил, где находятся еще более 40 тяжелораненых подчиненных, которые сами прийти были уже не в силах. За ранеными боевиками выехали сотрудники ОМОНа, доставившие их в расположение войск. Большинство пленных – 16 – 18-летние чеченцы. Кроме автоматов, у боевиков изъяты три КАМАЗа с установленными на них ЗУ-23-2 и один МТЛБ.

 

НОВОЕ НАПРАВЛЕНИЕ УДАРА?

 

Те, кому посчастливилось прорвать кольцо окружения и избежать плена, просачиваются на равнинную часть территории Чечни. Там боевики оседают под видом мирных жителей, чтобы к лету начать партизанскую войну. Кроме того, есть информация, что вырвавшиеся на равнину боевики намерены расширить зону вооруженного конфликта за счет приграничной территории Дагестана. В этих районах они планируют создание базовых лагерей.

Боевики, которым удалось выйти из района Аргунского ущелья, скрываются в труднодоступных горных районах республики. Пока они ведут скрытный образ жизни. В дневное время прячутся в окрестных пещерах и кошарах для скота. Боевики планируют захват ряда населенных пунктов и господствующих высот в Веденском районе Чечни и проведение диверсионно-террористических акций в Сумадинском районе Дагестана.

В пользу предположения, что боевики избрали Дагестан как новое направление своего удара, говорят многочисленные факты. В последнее время, в различных районах Чечни и Дагестана, участились случаи обнаружения радиостанций, используемых для организации двусторонней связи.

В том числе такие средства связи, которые могут использоваться для радиоперехвата. В Ботлихском районе Дагестана, у заброшенного хутора в непосредственной близости от границы с Чечней, был найден тайник с оружием. Изъято 5 ручных гранатометов и снарядов к ним, ручная граната, патроны к стрелковому оружию, дымовые шашки и сигнальные ракеты, военная амуниция. Дагестанские милиционеры, обнаружившие тайник, считают, что эта находка косвенно подтверждает информацию о том, что чеченские боевики планируют террористические и диверсионные акты на сопредельных с Чечней территориях.

Информация о предполагаемых терактах в Дагестане вынуждает предпринимать меры безопасности. Благодаря бдительности сотрудников милиции 8 марта в Хасавюрте вечером предотвращен террористический акт.

Наряд краснодарских омоновцев из состава сводного отряда российских милиционеров совершал обход города. В 19.00 их внимание привлек пакет во дворе местного профучилища. Недалеко от этого места расположен и штаб управления «Дагестанская граница». Внутри пакета омоновцы заметили глазок индикатора, мигающий красным цветом. Район был немедленно оцеплен милицией, из всех близлежащих домов эвакуированы люди. Как оказалось, эти меры были приняты вовремя: к месту действия еще не успели прибыть вызванные саперы, как устройство взорвалось. В двухэтажном здании общежития не осталось ни одного целого стекла. Из людей никто не пострадал.

При дополнительном осмотре места происшествия были обнаружены еще 2 тротиловые шашки по 200 граммов каждая и 100 граммов пластита. Вероятно, диверсанты не успели до конца смонтировать взрывное устройство.

Не исключено, что данный случай – один из элементов объявленной чеченскими боевиками диверсионной войны. В связи с этим в Дагестане взяты под усиленный контроль места проживания российских военных и прикомандированных сотрудников милиции.

Война продолжается, и большинство военных экспертов склонны считать, что возможно повторение ситуации лета 1996 года. Тогда, после объявленного перемирия, толпы воспрянувших духом боевиков вновь принялись за привычное для них дело – воровать людей, взрывать, убивать…

Согласно диалектике природы, развитие общества и взаимоотношений в нем движется по спирали. Если не прервать «связующую нить» – очередной виток войны на Кавказе будет страшен и непредсказуем.


Поделиться в социальных сетях:
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Мой Мир


При использовании опубликованных здесь материалов с пометкой «предоставлено автором/редакцией» и «специально для "Отваги"», гиперссылка на сайт www.otvaga2004.ru обязательна!


Первый сайт «Отвага» был создан в 2002 году по адресу otvaga.narod.ru, затем через два года он был перенесен на otvaga2004.narod.ru и проработал в этом виде в течение 8 лет. Сейчас, спустя 10 лет с момента основания, сайт переехал с бесплатного хостинга на новый адрес otvaga2004.ru