«Погонщики» караванов

Боязнь материальной ответственности, как фактор боевой эффективности...
Геннадий Должиков. Фото из архива автора
Журнал «Солдат удачи» №4, 1996

Пустыня. Огромная песочница, в которой есть все: горы и холмы, долины и овраги, сухие русла рек и озер. Где-то ноги проваливаются по колено в песок, а где-то даже разрыв гранаты оставляет только пыльное пятно. Где-то она совсем мертвая, а где-то есть жизнь и буйная растительность.

Над всем этим солнце. Страшное солнце, которое может свести с ума, парализует волю, заставляет думать только о воде, о глотке воды. Жить в пустыне тяжело, тем более воевать. Но ко всему можно привыкнуть. Нужно только желание.

Наш 370-й отдельный отряд специального назначения 22-й отдельной бригады располагался в провинции Гильменд на окраине кишлака Лашкаргах. Зона ответственности лашкаргахского батальона спецназа по плану командования 40-й армии находилась в пустынях Регистан и Дашти-Марго, простираясь на 300 км по фронту и более 200 км в глубину. Конечно, силами одного батальона перекрыть такой участок было нереально.

Долгое время результативность батальона была низкой, особенно на фоне соседних Кандагарского и Шарджойского батальонов. Причин, на мой взгляд, было несколько. Основная, конечно, это специфика района наших действий, его большая протяженность и, как следствие – распыление сил батальона. Очень много времени и сил уходило на сбор информации. Практически отсутствовала агентурная разведка, или же данные были мало достоверными.

Отрицательное влияние на результативность боевых действий оказывал и штаб бригады, находящийся в расположении части. Особенно политотдел. Постоянная опека со стороны вышестоящего штаба лишала наше командование и офицеров инициативы и свободы в действиях.

Обстановка в батальоне начала меняться с осени 1986 года. Командование накопило достаточно информации по зоне ответственности, были выявлены районы дислокации бандформирований и основные направления передвижений караванов. Можно сказать набили шишек.

Началась плановая замена офицеров первого состава, вновь прибывшие энергично взялись за реализацию опыта предшественников. Сильный коллектив подобрался в первой роте. И дело не только в том, что офицеры были хорошо профессионально подготовлены, но главное – стремились добиться наилучшего результата при выполнении боевой задачи.

Лидером среди офицеров первой роты стал лейтенант Алексей Панин. О нем можно смело сказать – это и есть «солдат удачи». Он постоянно искал противника, часами просиживал над картой, впитывал всю информацию и анализировал ее. На боевых выходах вел постоянный поиск, не жалел ни себя, ни подчиненных. Солдаты группы гордились своим командиром, и это давало возможность увеличивать требовательность к подготовке группы и дисциплине. Все это в конечном итоге привело к увеличению результативности.

Опыт показал, что действие пеших групп в пустыне не эффективно, так как автомобильный и вьючный караваны практически беспрепятственно могут следовать во всех направлениях, строго не придерживаясь дорог или троп. Проводники старались избегать движения по одному и тому же следу. Где это было невозможно, организовывалась тщательная разведка. Скрыть на песке присутствие группы очень сложно, следы на подходе к месту засады являлись основным демаскирующим признаком.

Группам часто (особенно в ночные бинокли) приходилось наблюдать караваны, идущие мимо засад, на удалении недосягаемости стрелкового оружия. Попытки пешим броском выходить на перехват были малорезультативны и опасны, так как ставили группу в невыгодное положение. Вся она совершать бросок не могла. Приходилось делить ее на части, оставляя тяжелое вооружение, ПКМ и АГС во второй подгруппе, что снижало огневую мощь первой, которой приходилось вступать в бой с ходу и с неподготовленных позиций. Все это приводило к низкой результативности огня и потерям.

Перехватить движущийся караван в пустыне нелегко. Физические нагрузки на разведчиков достигали предела, особенно в летние месяцы. Страшная жара и отсутствие воды затрудняли путь. Оставался вариант блокирования переправ через реку Гильменд, которая рассекала пустыню на две части. Но и тут были свои трудности. Подойти группе к переправе незамеченной было очень трудно, так как они охранялись и находились в основном в крупных кишлаках. И тем не менее наиболее результативные операции были проведены именно в районах переправ Палалак, Дари, Богат. Идея поиска и перехвата караванов душманов группой, замаскированной под такой же караван, но следующей в обратном направлении, была опробована осенью 1986 года лейтенантом Сергеем Лежневым из Кандагарского батальона. Он использовал вьючных верблюдов.

Операция носила больше разведывательный характер, так как огневые возможности группы были сильно ограничены. Первый выход результата не дал, но как опыт был очень полезен.

К сожалению, Сергей Лежнев погиб через полгода. Из его рассказов мы поняли, что такой способ ведения поиска и организации засад может быть достаточно эффективным при четком использовании фактора внезапности. Это было учтено при организации боевых групп с использованием трофейных автомобилей в лашкаргахском батальоне.

Кроме того, к использованию именно трофейной техники нас подталкивала на первый взгляд банальная причина – боязнь материальной ответственности. Каждый офицер, которому хоть раз приходилось действовать на штатных машинах (БТР, БМП) в отрыве от основных сил знает, насколько трудна и опасна эвакуация вышедшей из строя боевой техники. Хочу напомнить, что группам лашкаргахского батальона приходилось совершать рейды на удаление до 200 км. И очень часто решение боевой задачи сворачивалось из-за поломки машин. О том, чтобы ее бросить, не могло быть и речи. Кстати, предложение использовать в рейдах УАЗ-469 не нашло поддержки у младших командиров по той же причине. К сожалению, проблемой сохранения матчасти командиры были настолько связаны, что это лишало их желания рисковать.

Мне до сих пор приятно вспомнить, как легко и спокойно я себя чувствовал, когда на одной из «Тойот» полетела коробка передач и мы за 30 минут сняли с машины все, что можно было снять. А оставшееся со спокойной совестью превратили в мишень. И совсем по-другому вспоминаю операцию по эвакуации подорвавшегося «Урала», когда в мае 1987 года одна из машин разведгруппы подорвалась на мине в нескольких километрах от кишлака Дари, в котором находилась банда моджахедов. Они попытались захватить машину, и группа была вынуждена вступить в бой, который продолжался целый день.

У командира группы не поднялась рука уничтожить автомобиль. Командование батальона тоже не дало такой команды. Никто не хотел брать на себя ответственности. И только по прибытии бронегруппы под прикрытием авиации, удалось эвакуировать машину, рискуя людьми, тратя кучу времени и сил. А машина все равно была списана и пошла на запчасти, на радость зампотеху.

В декабре же 1986 года группа лейтенанта Сергея Дымова захватила караван, состоящий из 9 автомобилей «Тойота», груженных наркотиками. Благодаря грамотно выбранной позиции, из девяти машин только одна была повреждена. Их доставили в расположение батальона. Появилась возможность использовать трофейную технику для создания маневренных групп.

Замысел был следующим. Машины внешне оборудовали как у моджахедов. В кузовах установили крупнокалиберные пулеметы, в основном трофейные ДШК (в первую машину обязательно). В другие машины устанавливались либо 12,7-мм пулеметы «Утес», АГС-17 «Пламя». Борта завешивали бронежилетами. В экипаж входило шесть человек: два разведчика (они же гранатометчики), вооруженные штатным вооружением и РПГ-22 или (РПО «Шмель»); расчет пулемета – два разведчика со штатным оружием; водитель; командир экипажа, обеспеченный радиосвязью.

Отряд состоял из трех «Тойот» и одного или двух грузовых автомобилей типа «Урал 4520» с прекрасной проходимостью в песках. «Уралы» оборудовались 14,5-мм пулеметом Владимирова, или 23-мм ЗУ-23-2, или автоматическим минометом «Василек» (с минометом были трудности организационного плана, так как эта система не стояла у нас на вооружении). Борта машин также завешивались бронежилетами, на дно кузова укладывались мешки с песком для защиты в случае подрыва на мине. В некоторых случаях применялись БТР-70.

Использование техники дало возможность пребывать разведгруппам в районе поиска более двух недель.

Для маскировки экипажи «Тойот» были переодеты в одежду моджахедов. Отряд, передвигаясь по пустыне в районе переправ, имитировал движение каравана. Впереди шли «Тойоты», за ними в 2–3 км грузовики.

Ставка делалась на необычность ситуации. Головной дозор моджахедов, ожидая встречи с армейской боевой техникой, должен был растеряться, увидев себе подобных.

Такая встреча произошла в районе кишлака Богат в январе 1987 года. Моя группа успешно использовала ее. Еще до наступления рассвета наши наблюдатели заметили в приборы ночного видения отблески фар автомобилей, движущихся в нашем направлении. С рассветом наблюдение было усилено и вскоре замечен шлейф пыли – признак двигающихся машин. Каравану оставалось пройти около 10 км до кишлачной зоны, где они могли укрыться от авиации.

Колонна из пяти автомобилей «Симург» спешила пройти оставшееся расстояние. Машины разведчиков двинулись на перехват. Встреча произошла на равнинном участке местности, на дне сухого озера. Какие-либо укрытия вблизи отсутствовали. Моджахеды заметили выходящую из песчаных барханов колонну и остановились.

Расстояние, разделявшее караван и разведгруппу, составляло около 1–1,5 км. Машины разведчиков продолжали движение, увеличивая скорость и меняя направление, показывая тем самым, что хотят избежать встречи. Этим маневром командир рассчитывал сократить дистанцию и прижать караван к гряде песчаных барханов, по которым движение затруднено, и к находящемуся там в засаде «Уралу».

Маневр удался почти полностью, расстояние сократилось до 700–800 м. Восходящее солнце светило в спину группе, ослепляя моджахедов. Наиболее трудным был момент остановки и открытия огня. Времени, необходимого для прицеливания было достаточно, чтобы противник заподозрил неладное. Огонь нашей группы был достаточно эффективным. Две машины замерли сразу, третья прошла метров 200 и загорелась. Последние две машины развернулись и начали уходить в обратном направлении.

Преследовать разведчики их не могли, так как сами стали мишенями. Со стороны моджахедов открыли огонь ДШК. несколько гранатометов, более десятка автоматов. Огневая дуэль оказалась скоротечной, возможности стрелкового оружия на таком расстоянии ограничены. А снайперские возможности 12,7-мм пулемета «Утес» позволили очень быстро уничтожить расчет ДШК моджахедов. Появление с фланга «Урала», ведущего огонь из КПВТ внесло панику в ряды моджахедов. Они начали отходить к ближайшим укрытиям, но до них было далеко. В плен никто сдаваться не захотел, остреливались до конца и были уничтожены.

Результат боя: уничтожено 26 моджахедов, три автомобиля, захвачено 2 ДШК, 3 РПГ, около 30 автоматов. Потери: РГ-612, трое раненых.

По экипировке душманов и грузу машин нами был сделан вывод, что это не грузовой караван, а скорее всего меняло место дислокации подразделение моджахедов. Проводники караванов ведут себя значительно осторожней, не допускают скученности, открытые участки пересекают поодиночке, тем самым не допуская попадания под огонь засады всего каравана.

В дальнейшем боевые действия с использованием трофейных машин успешно продолжались, вплоть до вывода батальона в Союз.


Поделиться в социальных сетях:
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Мой Мир


При использовании опубликованных здесь материалов с пометкой «предоставлено автором/редакцией» и «специально для "Отваги"», гиперссылка на сайт www.otvaga2004.ru обязательна!


Первый сайт «Отвага» был создан в 2002 году по адресу otvaga.narod.ru, затем через два года он был перенесен на otvaga2004.narod.ru и проработал в этом виде в течение 8 лет. Сейчас, спустя 10 лет с момента основания, сайт переехал с бесплатного хостинга на новый адрес otvaga2004.ru