Сирия: солдаты засекреченной войны

Игорь Бысенков
Журнал «Братишка» №11, 2003

 

В сентябре 1982 года за несколько массированных налетов израильская авиация уничтожила 19 зенитных ракетных дивизионов ПВО Сирии, расположенных в долине Бекаа. Самолеты Израиля стали практически беспрепятственно летать над сирийской столицей. Те налеты до сих пор изучают в академиях ВВС и ПВО многих стран мира, в том числе и у нас, как образец ведения боевых действий.

Вскоре в Москву прилетел президент Сирии Хафез Асад. Результатом его визита стало закрытое постановление ЦК КПСС «Об оказании помощи дружественному сирийскому народу». Тогда же решили срочно сформировать и отправить в Сирию два зенитных ракетных полка. По официальной версии части числились в Московском округе ПВО и должны были участвовать в учениях «Кавказ-2».

 

В СИРИЮ – СТРОИТЕЛЕМ ЭЛЕКТРОСТАНЦИЙ

 

Прошло только два года, как Олег Габрусев окончил военное училище. Известиям о назначении в новую часть очень обрадовался. Ему, как и многим молодым офицерам тех лет, не терпелось испытать себя в настоящем деле. А тут, похоже, все к тому и шло. Ведь просто так части формировать не станут. К тому же «кадровики» настоятельно советовали не распространяться о новом назначении даже ближайшим родственникам. Понятно, что придется повоевать. Только вот где? Но и здесь ответ нашелся. В то время только и разговоров было, что о боевых действиях в Афганистане. «Значит, и нас туда», – решил Олег.

Вскоре стало ясно, что полки будут иметь совершенно необычную структуру. Основу их боевой мощи составляли два дивизиона новейших в то время зенитных ракетных комплексов С-200. С этим все понятно. Удивляло другое. Зачем были нужны дивизион подвижного ракетного комплекса малой дальности «Оса-АК», батарея зенитных артиллерийских установок, взвод переносных зенитных комплексов «Стрела-2М» и, в довершение ко всему, рота охраны? Неужели в Афганистане ждали такие активные действия авиации противника?

Слаживание расчетов комплексов проводили на государственном полигоне в районе озера Балхаш. Боевые пуски ракет выполняли практически ежедневно. Казалось, что их выделяли для этих целей в неограниченных количествах. Чего уж тут размышлять о необычной организации новых частей. По всему видно, что скоро на войну.

Однако только в порту города Николаева Олег Габрусев начал догадываться, куда все-таки им предстоит отправиться. Все знали, что каждого из них проверяли в Комитете государственной безопасности. В Николаеве выяснилось, что необходимо заменить двух офицеров, один из которых был отличный специалист по ракетному вооружению. Его тогда командир полка попытался отстоять, мол, без него будет очень трудно. Но сотрудники КГБ были неумолимы. Причина заключалась в том, что в роду этих офицеров были еврейские корни. Тогда-то и стало ясно, с кем придется воевать.

Перед погрузкой на пароход всем выдали гражданскую одежду. Даже шляпы с галстуками. По легенде пассажиры парохода считались инженерами и строителями электростанций, которых направили помогать дружественному сирийскому народу. За ними следовали еще семь теплоходов, на которых везли лучшие по тем временам образцы советской «народнохозяйственной техники». Однако повышенную секретность соблюдало только советское правительство. В Сирии о прибытии русских постоянно твердили по радио, по телевидению, писали в газетах. Жители страны встречали наших военных с цветами, как освободителей.

 

«ДАЙТЕ ДО НИХ ДОБРАТЬСЯ!»

 

Позиции дивизионов представляли собой круглые площадки в пустыне, огороженные двумя рядами колючей проволоки. Между ними были установлены минные поля, а с внешней стороны сигнальные мины. Подлетное время с территории Израиля до одного полка составляло около семи минут, до второго – не более двух. Однако в течение нескольких месяцев в сторону Сирии оттуда не взлетело ни одного самолета.

Комплексы С-200 тогда впервые вывезли за границу Советского Союза. Их боевые возможности никто не знал. Израильской разведке требовалась информация. Сначала ее пытались добыть с помощью беспилотных самолетов-разведчиков. За месяц ракетами комплекса «Оса-АК» сбили четыре из них.

«Двухсотку» в ближних боях не использовали, чтобы не раскрывать ее возможности. Ведь эти ракеты могли уничтожать воздушные цели, которые находились даже над территорией Израиля.

Зная боевые возможности комплексов, наши ракетчики были практически уверены в собственной неуязвимости, пусть даже на открытых позициях. Однако их предупреждали, что серьезную опасность представляют диверсионные группы противника.

Габрусев дежурил офицером разведки. Как гром среди ясного неба: «В таком-то направлении высаживается вражеский десант». «К бою!» – скомандовал Олег. Все, кто был на позиции, бросились готовиться к отражению нападения. Мысль была одна: как бы дороже отдать свою жизнь. Все знали, что техника заминирована. В крайнем случае, все здесь взлетит на воздух.

Всех тогда подбодрил лихой капитан Олег Бестаев, командир роты охраны. Он пролетел рядом с позицией верхом на бронетранспортере и весело прокричал: «Ничего, дайте только до них добраться!» В его роте служили такие же сорвиголовы, которые имели богатый афганский опыт службы в составе подразделений специального назначения. Однако воевать в тот день не пришлось. Оказалось, что это проводят учения сирийские коммандос. После того случая их командование стало предупреждать наших о подобных тренировках.

Вскоре Олега Габрусева назначили исполнять обязанности начальника разведки полка. Шло его очередное дежурство на командном пункте части. Оператор сообщил, что на индикаторе появилась отметка от новой цели. Она «вынырнула» между побережьями Италии и Греции, следовала со скоростью почти 2000 километров в час на высоте около 20 тысяч метров. Поэтому светящаяся точка на экране периодически пропадала, и оператор несколько раз принимал ее за новую цель.

По всей видимости, это был американский самолет-разведчик SR-71. Летчик уверенно вел его к территории Сирии. Не доходя до зоны поражения наших комплексов, он начал отворачивать вправо. Габрусев знал, что открывать огонь при такой дальности бесполезно, тем более по самолету с такой скоростью. Он бы просто убежал от ракеты. Но и попугать его стоило, так как SR-71 буквально нашпигован новейшей аппаратурой для ведения разведки. Олег приказал сделать электронный пуск, который полностью имитирует пуск ракеты. В кабине пилота в этот момент срабатывает система голосового оповещения, что по самолету выпущена ракета.

Летчик не стал испытывать судьбу. Резко увеличил скорость почти до трех тысяч километров в час и ушел в сторону южной Италии. Однако радоваться было рано. Обычно после визитов подобных гостей следуют ракетно-бомбовые удары боевой авиации.

 

ПОБЕДУ УТВЕРЖДАЛИ В МОСКВЕ

 

«…Десять… Пятнадцать… Двадцать…» – считали офицеры боевого расчета отметки от воздушных целей, которые появлялись на экране индикатора в кабине КП полка. Появлялись они над Средиземным морем. Все знали, что в этом районе находится авианосец «Америка» ВМС США. Значит, эти светящиеся точки – пары боевых самолетов, взлетевшие с его палубы.

Самолеты выстроились в боевой порядок и направились к побережью Сирии.

«Вот и началось!» – мелькнула мысль у старшего лейтенанта Олега Габрусева.

Шел сентябрь 1983 года. Это был первый массированный налет на Сирию после прибытия сюда советских полков. Участвовали в нем более двадцати палубных штурмовиков А-6 «Интрудер» американского производства.

У причалов в порту Латакия разгружали множество кораблей. Здесь же находились несколько пусковых установок комплекса «Оса-АК». Два штурмовика с ревом «завалились» на крыло и стали второй раз выполнять боевой разворот. По правилам нанесения ударов с воздуха после завершения этого маневра самолеты атакуют наземные цели. В этот момент им навстречу устремилась пара снопов пламени. Взрывы практически слились в один. Самолеты мгновенно превратились в огненные шары и камнем рухнули в акваторию порта. В воздухе остались только две белые точки парашютов. На них спускались пилоты, которые успели катапультироваться. К месту их возможного приводнения уже отправились катера сирийской береговой охраны.

Первая потеря не охладила пыл летчиков. Они упрямо двигались в глубь страны. Но вскоре наши ракетчики сбили вторую ведущую пару. После этого боевой порядок штурмовиков окончательно был нарушен. Массированный удар оказался сорван. Летчики беспорядочно сбросили в пустыню свои бомбы и вернулись на авианосец.

Наших же ракетчиков ждал другой сюрприз. Сирийские моряки еще не успели «выловить» сбитых летчиков, как к ракетным установкам, расположенным в порту, подлетел автомобиль. Из него вышли двое мужчин в строгих костюмах и, показав «корочки» сотрудников КГБ, попросили всех выйти из кабин. Двери закрыли и опечатали. Прошло больше часа. Подъехала еще одна машина. Ее пассажир в сопровождении сотрудников открыл кабины, вытащил наружу средства объективного контроля, упаковал их в мешки, опечатал и куда-то увез. Как потом узнали, их отправили в Москву, чтобы проверить законность боевых действий расчетов.

Знай об этом противник, повторный вылет его авиации стал бы более результативным. Ведь порт несколько часов оставался без прикрытия, а машины комплексов стояли на причалах, как обычные мишени.

Ракетчиков пугала неизвестность, ведь они не знали, какой приговор их действиям вынесли в Москве. Не сегодня, так завтра каждый из них мог оказаться «на ковре» у прокурора. Даже сирийские ордена, которыми многих из них, в том числе и Олега Габрусева, наградили через день после первого боя, были не в радость.

По прошествии нескольких дней в полк привезли двух летчиков, чьи самолеты сбили в порту. Один из них был полковник, американец. Он держался очень спокойно и уверенно. Порой даже создавалось впечатление, что не он, а наши ребята находятся в плену. Летчик признался, что уже двадцать лет летает в этом небе. При этом знал: если его когда-нибудь собьют, то это будут русские.

На следующий день из Москвы пришла утешительная новость. Действия расчетов признали правильными.

В Сирии наши ракетчики пробыли почти два года. За это время они сбили 14 самолетов противника.

 

ЭПИЛОГ

 

В середине 1984 года было принято решение о выводе наших военнослужащих из Сирии. Осенью они начали обучать сирийских коллег работе на технике, которая оставалась на вооружении сирийской армии. К концу года война практически завершилась, и наши ракетчики вернулись в Союз.

 


Поделиться в социальных сетях:
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Мой Мир


При использовании опубликованных здесь материалов с пометкой «предоставлено автором/редакцией» и «специально для "Отваги"», гиперссылка на сайт www.otvaga2004.ru обязательна!


Первый сайт «Отвага» был создан в 2002 году по адресу otvaga.narod.ru, затем через два года он был перенесен на otvaga2004.narod.ru и проработал в этом виде в течение 8 лет. Сейчас, спустя 10 лет с момента основания, сайт переехал с бесплатного хостинга на новый адрес otvaga2004.ru