В небе Сирии – российские «Ночные охотники»

Экипажи боевых вертолётов ВКС России выполняют задачи в Сирии и днём и ночью
Александр Колотило, газета «Красная звезда», 2016 г.
Совместный проект с сайтом «Отвага»
Материал предоставлен автором

– Пуск слева!.. – крикнул командир ведомого вертолёта сначала в «экипаж», а потом в эфир.

– Сверху ракету увидеть сложнее, но её выдавало яркое пятно, похожее на электрическую дугу сварки, идущее по спирали в направлении нашего борта. Я тогда ещё был лётчиком-оператором Ми-24П, – рассказывает мне Командир звена Ми-28Н. – Но самое сложное, – это то, что по нам работал не один ПЗРК, а два. Командир ведущей пары, в экипаже которого летал я, резко выполнил манёвр по уходу от ракет. Всё решали секунды. И мы ушли, использовав тепловые ловушки и спрятавшись за складками местности. Это не было простым везением, это было следствием боевого мастерства экипажа. Ракета прошла у меня за спиной. Я видел её… Как говорят у нас в таких случаях, первая ракета «ушла на солнце». И на излёте произошла её самоликвидация. И вторая, сделав два витка, осталась ни с чем…

Тот день стал для моего собеседника вторым днём рождения. Я представлю его ещё раз: Командир звена Ми-28Н – того самого «Ночного охотника», о достоинствах и преимуществах которого так много говорят профессионалы.

Я встретился с ним и штурманом звена после их возвращения в Хмеймим. Офицеры месяц выполняли специальные задачи на одном из направлений, оказывая поддержку с воздуха сирийским вооружённым силам. И вот незадача – идём мы по городку и встречаем одного из старших начальников.

– Откуда прибыли? – смотрит он строго. – А, вертолётчики, тогда дело понятное. Только что прилетели? Ну молодцы, знаю я о вашей боевой работе…

Он посмотрел на штурмана, на его седеющие виски, кивнул головой и пошёл по своим делам.

Кстати, капитану недавно исполнилось здесь, в Сирии, сорок лет. Ему по срокам офицерской службы давно бы пора уже стать майором, но сегодня не всегда существует возможность для своевременного повышения в должности…

– И как развивались события потом, после пусков по вам двух ракет из ПЗРК? – напоминаю я Командиру.

– Это было 11 августа 2008 года во время проведения операции по принуждению Грузии к миру. Когда всё началось, 8 августа ночью мы перелетели в Беслан, а с рассветом 9 августа приступили к работе в направлении Цхинвала. Что сразу бросилось в глаза – никакой линии фронта, да и откуда она могла быть в ту ночь, когда на населённые пункты Южной Осетии напали по-бандитски, вероломно и подло. Мы видели сверху, как горели дома, метались между ними люди, беспорядочно мчались в разных направлениях машины, водители которых старались выйти из-под огня и всё-таки попадали под обстрел…


Благодаря бронекапсуле экипаж практически полностью защищён, даже стёкла выдерживают снаряд 30-мм пушки


 

Выдавливая грузинские войска из Южной Осетии, мы в те дни совершали по 3-4 боевых вылета в день. И вот тот случай с пусками ПЗРК. Нам была поставлена задача по разведке местности на наличие грузинских войск в районе населённого пункта Авневи. Ведущий пары обнаружил за лесопосадкой пыльный столб, выдающий движение техники. Мы решили подойти поближе и произвести разведку. И тут по нам начали работать из ПЗРК. Как я уже рассказывал, мы ушли от ракет. Доложили руководителю на площадке Джава, по его команде выполнили полёт к месту дислокации, приземлились, произвели короткую подготовку к очередному боевому вылету и вскоре вернулись. Вернулись уже не двумя, а тремя парами. А дальше всё понятно…

Командир звена «Ночных охотников» Ми-28Н – военный лётчик второго класса. Воинское звание – майор. Общий налёт – 1500 часов, из них на Ми-28Н – 550. На его счету около 200 боевых вылетов. Участник контртеррористической операции на Северном Кавказе и событий 8 августа 2008 года в Закавказье. Так что на территории САР его боевой опыт играет немаловажную роль. Летал на Ми-8Т, Ми-24 всех модификаций – «П», «В», «Р», «РХР», «ПН», а также на Ми-35М.

Командир и Штурман работают вместе уже пять лет. Думаю, излишне говорить о тех взаимоотношениях, которые давно сложились между ними. И не только между ними. Они дружат семьями. Собираются вместе по праздникам и редким выходным вместе с жёнами, детишками. Одним словом, как это и бывает в гарнизоне, где живут дружно и по-семейному.

Воинское звание у штурмана, как я уже говорил выше, – капитан. Он пошёл по стопам отца, начальника штаба авиационной эскадрильи. И это неудивительно. Когда с детства ты видишь аэродром и всю ту работу, которая кипит на нём и днём и ночью, ты уже иной жизни для себя не представляешь. После окончания высшего военного авиационного училища штурманов летал на Ту-134Ш, Су-24, Су-24М, Ан-12, Ан-72. Потом прошёл переподготовку и теперь работает на «Ночном охотнике» – Ми-28Н. Военный штурман третьего класса. Общий налёт – 750 часов. Боевых вылетов – около 100.

– Несведущие в боевой авиации и вообще в военном деле могут подумать, что коль наш вертолёт Ми-28Н называют «Ночным охотником», то мы вылетаем исключительно по ночам, – продолжает рассказ о боевой работе своего экипажа и звена Командир. – Выполняем мы задачи и днём и ночью. Всё происходит из положения дежурства на земле. Поступает команда с КП, ставится боевая задача, уточняются координаты целей, отрабатывается маршрут – штурман производит расчёт маршрута, топлива, необходимого – «потребного» – количества боеприпасов… После этого в назначенное время группой вертолётов, обычно это пара, производим взлёт и уходим в район работы. В случае необходимости на земле находится в готовности к вылету вторая пара. Что собой представляет наша боевая работа? – Это сопровождение транспортно-десантных воздушных судов и наземных колонн, ведение воздушной разведки объектов противника и инженерной разведки местности… Основное предназначение – поиск и уничтожение заранее заданных или обнаруженных в процессе поиска целей с использованием теплопеленгационной и телевизионной аппаратуры и очков ночного видения.

– Какие цели вы в основном уничтожаете?

– Крушить капитально оборудованные объекты – это не наша задача. На то и существует фронтовая авиация. А мы уничтожаем легкобронированные цели, в том числе «джихад-мобили». Вы знаете, что наибольшей популярностью у боевиков пользуется пикап Toyota Hilux. На этих машинах, кроме крупнокалиберных и зенитных пулемётов, оборудуются пусковые установки неуправляемых реактивных снарядов и порой даже артиллерийское вооружение – 107-мм реактивная система залпового огня или счетверённая пусковая установка 122-мм ракет. От наших попаданий эти «джихад-мобили» разрывает на куски. Уничтожаем также живую силу противника, укреплённые огневые точки…

– Какие особенности боевой работы в Сирии?

– Имея боевой опыт прошлых лет, мы особых трудностей не испытываем – тот же жаркий климат, та же гористая местность – всё это уже нам знакомо. Умело применяем боевое маневрирование при выполнении различных задач, когда находимся в зоне действия стрелкового вооружения, при случае сможем уйти и от ПЗРК… Я же только что рассказывал, как мы делали это в Закавказье… Благодаря бронекапсуле экипаж практически полностью защищён. Даже стёкла выдерживают снаряд 30-мм пушки… Так что наш вертолёт очень надёжен и обладает большим запасом живучести…

– Я видел у вас логарифмическую линейку, когда мы работали у вертолёта, – напоминаю Штурману. – Кто-то подумает: в наш век электроники и компьютерных технологий такой вот «анахронизм»…

– Это по-прежнему незаменимая вещь. Сами знаете, техника подводит, а с логарифмической линейкой всегда расчёты можно произвести быстро и надёжно. Бывает, не успел ещё подумать, а уже всё сделал…


Когда с детства ты видишь аэродром и всю ту работу, которая кипит на нём, ты уже иной жизни для себя не представляешь


 

– Я заметил ещё одну деталь: уходя на базу, вы из вертолёта взяли с собой, помимо снаряжения и оружия, ещё и другие предметы. Стоит ли всё это носить – туда-сюда?

– Стоит. Нас этому старшие товарищи научили. Да и по своему опыту знаю, – отвечает Командир, – всё может случиться. Бывало, например, на Северном Кавказе вертолёты подвергались огневому воздействию по ночам, на стоянках. Поэтому как в крылатой фразе Цицерона: «Всё своё ношу с собой…»

– Ваш вертолёт, Ми-28Н, отличается уникальным интегрированным комплексом бортового оборудования, который играет огромную роль при решении боевых задач…

– В плане навигационного комплекса, – рассказывает Штурман, – это очень современная машина. Скажу, что раньше я и не мечтал летать на такой. Навигационный комплекс позволяет выполнять полностью автоматизированный полёт на всех этапах – от взлёта до посадки. Прекрасные прицелы, тепловизионная станция, характеристики вооружения… При стрельбе из пушки на дальности три с половиной километра большая часть снарядов гарантированно попадает в цель, в тот же «джихад-мобиль», о которым мы уже говорили. Применяем и фугасные, и бронебойные снаряды. Управляемой ракетой, не входя в зону поражения ПЗРК, можем уничтожить цель километров с пяти. Главная задача штурмана – это воздушная навигация и боевое применение вооружения. Начиная с момента взлёта надо дать командиру генеральный курс и вести вертолёт по маршруту. При входе в район работы отыскать цель по явным или косвенным признакам, выполнить по ней прицеливание. При этом надо рассчитать условия безопасного отхода для исключения входа в зону поражения своими же осколками. По команде командира я выбираю соответствующее вооружение и произвожу пуск управляемой ракеты или стрельбу из подвижной пушечной установки. После применения вооружения необходимо выполнить отворот в безопасную сторону. А потом – и возвращение на аэродром посадки. Командир, например, ведёт огонь по курсу, так как он управляет машиной. А я могу по его команде довернуть пушку на необходимый угол, чтобы поразить цель…

Экипаж, о котором я рассказал сегодня, улетел уже на следующий день. И Командир, и Штурман, и их боевые товарищи продолжают образцово выполнять специальные задания на территории Сирии. А иначе и быть не может. Все они – люди высокого долга. Они редко рассказывают о своей боевой работе. И рассказывают только в редких случаях и далеко не всем. А вот мне рассказали. И эту боевую работу они выполняют на совесть.

 

 

-

-

-

Вступайте в нашу группу
«Отвага 2004»

-

-

-


Поделиться в социальных сетях:
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Мой Мир


При использовании опубликованных здесь материалов с пометкой «предоставлено автором/редакцией» и «специально для "Отваги"», гиперссылка на сайт www.otvaga2004.ru обязательна!


Первый сайт «Отвага» был создан в 2002 году по адресу otvaga.narod.ru, затем через два года он был перенесен на otvaga2004.narod.ru и проработал в этом виде в течение 8 лет. Сейчас, спустя 10 лет с момента основания, сайт переехал с бесплатного хостинга на новый адрес otvaga2004.ru