Как фирма «Камов» создавала китайский ударный вертолет

Михаил Лавров
Журнал «Техника и вооружение», апрель 2013
Материал предоставлен редакцией журнала

 

Лет пятнадцать назад в отделе общих видов ОАО «Камов», тогда еще вполне самостоятельного, хоть и небогатого предприятия, я увидел модель ударного вертолета, чем-то напоминавшего итальянскую «Мангусту» или южноафриканский «Руиволк». Несмотря на фирменный логотип, стиль был явно не «камовский». Тандемная кабина, схема с рулевым винтом, явно небольшие габариты. Из последовавших далее объяснений начальника отдела Сергея Носова стало ясно, что какое-то время назад конструкторский коллектив выполнил задание отечественных спецэкспортеров и спроектировал по китайскому заказу вот такую машину.

Позднее, в достаточно солидных источниках, повествовавших о прогрессе вертолетостроения в КНР, не раз попадалось упоминание о вертолете Z-10 («Чжи-10»). Версии строились разные. Авторство приписывалось «Augusta-Westland», «Eurocopter», национальному китайскому гению.

И вот в марте 2013 года, в ходе «русского часа» на вертолетной выставке в Лас-Вегасе Генеральный конструктор ОАО «Камов» С.В. Михеев неожиданно для многочисленных собравшихся специалистов и журналистов показал слайды с изображениями внешнего вида Z-10, подписью «Проект 941» и собственным автографом, датированным 1996 г. Новость немедленно облетела Земной шар. В Россию она пришла с запозданием, как обычно в форме перевода из английского журнала и кучей комментариев «знатоков» и «экспертов».

 

 

Итак, что же произошло в начале 1990-х годов? Многие до сих пор помнят экономическую ситуацию, сложившуюся в стране после начала гайдаровской «шоковой терапии». Особенно болезненно реформа ударила по оборонному комплексу. Тогда уже позабытый ныне Шумейко заявлял, что своего оружия нам и не надо. Все, что потребно для армии, можно, мол, купить на Западе за нефть и газ. Бюджетные поступления практически прекратились. Армия и флот перестали заказывать авиационную технику. Задержка по зарплате на предприятиях оборонки доходила до нескольких месяцев, высококлассные специалисты были вынуждены уходить в «челноки», чтобы прокормить себя и свои семьи. И именно работа по китайскому контракту в тот период обеспечила камовцам регулярную, подчеркиваю – регулярную, выплату зарплаты. В конечном итоге это позволило камовцам не просто пережить «смутное время», но и сохранить коллектив и продолжить работы по текущим темам.

Сегодня, в период радикального увеличения затрат на возрождение оборонно-промышленного комплекса, сложно представить, каких усилий стоило Генеральному конструктору С.В. Михееву, тогда одновременно продолжавшему быть и Генеральным директором фирмы, находить источники финансирования для сохранения и КБ, и опытного завода и, главное, коллектива. Вновь отвлекаясь от рассказа о китайском проекте, отмечу, что в те трудные годы камовцами было продолжено и успешно завершено проектирование вертолета радиолокационного дозора Ка-31, разработаны ударный Ка-52, легкий многоцелевой Ка-226, беспилотный Ка-37. Одновременно шла титаническая работа по устранению замечаний первого в мире одноместного ударного вертолета Ка-50, завершившаяся принятием в 1994 г. этой машины на вооружение. Многие идеи не нашли в тот момент своей реализации в Отечестве. Например, беспилотник Ка-37 с середины 1990-х гг. производят в Южной Корее (выделено ред. «Отваги»).

Следует отдать должное и представителям российских экспортеров, помогавших фирме искать заказы. Впрочем, они работали не за простой интерес. Но, так или иначе, а фирма «Камов» и КумАПП получили ряд контрактов на поставку Ка-32А, который в модификации Ка-32А11ВС был сертифицирован в Канаде, Ка-32А12 – в Швейцарии. Этими машинами пополнились и различные госструктуры Южной Кореи.

Однако этих договоров было недостаточно, чтобы обеспечить динамичное развитие конструкторского коллектива. Нужны были заказы на проектирование новой техники. Министерство обороны России, само находившееся на грани выживания, занималось только попытками сохранения боеготовности. Позднее началась контртеррористическая операция в Чечне, стремительно поглощавшая ресурсы и внимание.

В этот момент и возник китайский заказ. Когда-нибудь станут известны имена тех людей, которые смогли убедить китайскую авиастроительную корпорацию AVIC в целесообразности заказать разработку аванпроекта новой машины у русских. Но к 1994 г. идея достаточно быстро стала обрастать «мясом». Китайские товарищи подошли к процессу очень ответственно. Переговорный процесс длился недолго и завершился подписанием Договора о выполнении фирмой «Камов» аванпроекта по техническому заданию, которое предоставит Китайский вертолетный научно-исследовательский институт (CHRDI), как обозначалось в документе это подразделение AVIC.

Исходные данные для выполнения работ были получены камовцами 12 июня 1995 г. Это был достаточно увесистый том, выполненный на русском языке, со схемами, рисунками и таблицами. Китайцы желали получить ударный вертолет с тандемной компоновкой кабины, выполненный по схеме с рулевым винтом. В качестве силовой установки задавался некий газотурбинный двигатель, о котором были известны только мощность, расход топлива, масса и габаритный чертеж. В качестве основного вооружения предполагалась 23-мм пушка АМ-23, ПТУР «Тип 90-1», подвесные гондолы с 12,7-мм пулеметами и блоки НАР. Требования были достаточно подробные. В частности, определялись углы обзора пилота и оператора, наличие противооблединительной системы, конструктивной защиты экипажа, комплекса бортовой обороны, прицела с индикацией на лобовом стекле и т.д. Состав оборудования занимал несколько листов. Для части блоков давались габариты и веса. БРЭО следовало выполнить по открытой архитектуре в соответствии со стандартом MIL STD 1553В. Все эти пожелания, включая, например, обеспечение бронезащиты пилота, необходимо было выполнить.

Генеральный сформировал коллектив из наиболее опытных сотрудников, способных в короткое время, не прекращая работ по боевым машинам для российских Вооруженных Сил и другим важным государственным темам, качественно выполнить аванпроект.

Непосредственное руководство группой по разработке «Проекта 941» С.В. Михеев возложил на В. Дорина, тогда возглавлявшего Отдел Технических Проектов (подразделение КБ, занимавшееся разработкой новой техники). В состав рабочей группы вошли Э. Петросян – ведущий аэродинамик фирмы, В. Квоков, непосредственно рассчитывавший аэродинамические параметры вертолета, А. Пирогов, руководитель весовой бригады и отвечавший потому за веса и центровку машины, начальник отдела силовых установок В. Демьянов, выполнявший работы по силовой установке, В. Колмаков, занимавшийся трансмиссией. Увязку бортового комплекса оборудования проводила А. Макагон. Разработкой общей компоновки, силовой схемы, внешних обводов фюзеляжа и взаимной увязкой руководил С. Носов. Техническое оформление документации осуществляла Л. Васильева. По мере необходимости к работе привлекались и другие ведущие специалисты предприятия (по прочности, вооружению, системам вертолета и т.д). К сожалению, доброй половины участников того исторического проекта уже нет в живых.

В этой работе, так или иначе, был задействован едва ли не вся фирма «Камов», но основная нагрузка выпала на вышеназванную рабочую группу. Этим небольшим коллективом был выполнен колоссальный объем работы. Проект был разбит на несколько этапов, каждый из которых необходимо было выполнить в определенный срок и защитить перед Заказчиком, чтобы получить соответствующую долю от общего объема финансирования. А деньги нужны были непрерывно. Банки требовали грабительские проценты, средства из бюджета практически не поступали, в Кумертау не жаждали отчислять роялти за сданные корейцам Ка-32 фирме-разработчику, полагая, видимо, что «прихватизация» касается всех, а кто не успел, тот – опоздал. Надо сказать, что на защите каждого этапа китайцы формулировали многочисленные вопросы, которые достаточно оперативно переводились на русский язык.

Кстати, о переводе. Именно скорость перевода и его достаточно высокое качество (естественно не без ошибок, подчас смешных) показывает серьезное отношение Пекина к этому проекту. Авиационный перевод вообще штука хитрая и подвластная немногим. А тут нашли специалистов, которые даже знали, что русские любят склонять любые аббревиатуры. Например, в ТЗ так и стояло по-русски «вес ИЛСа», т.е. индикатора на лобовом стекле. Спустя 10 лет, лично участвуя в переговорах с представителями китайской авиапромышленности, я мучился вместе с тамошним переводчиком, подбирая термины хотя бы на английском… А тогда работу переводчиков можно оценить на пять баллов.

Наконец, 11 января 1996 г. Генеральный поставил заключительный автограф на чертеже общего вида проекта 941. Материалы, в том числе, например, компоновка, результаты продувки модели в аэродинамической трубе ЦАГИ были сброшюрованы и переданы через отечественных спецэкспортеров Заказчику. Защита финальной части аванпроекта состоялась в КНР. Работу приехал принимать лично генеральный директор CHDRI У Фа Лин, который, по мнению камовцев, был скорее авиационным генералом, чем техническим специалистом. На слушании порой возникали и смешные моменты. Например, камовских специалистов Александра Пирогова и Сергея Носова китайский переводчик довел почти до инфаркта, упорно объясняя, что китайские специалисты требуют показать, где «кепочка на пушке». Неимоверными усилиями удалось выяснить, что речь шла о дульном тормозе.

Потом была поездка на юг КНР, в район Фунь Чень, где и планировалось производить вертолеты. Были беседы с местными специалистами и с главным конструктором CHDRI, которому предстояло из аванпроекта сделать конструкторскую и технологическую документацию. Речь тогда шла и о постройке полномасштабного макета вертолета. По завершении совместных работ каждому ответственному работнику AVIC вручили по модели «Проекта 941». И все осталось у камовцев позади.

Как сказал С.В. Михеев в интервью иностранным журналистам в марте 2013 г., дальнейшие работы CHDRI вел самостоятельно, без участия фирмы «Камов». Но влияние аванпроекта, выполненного камовцами, оказалось просто огромным. Похоже, руководители AVIC последовали примеру И.В. Сталина, сказавшего А.Н. Туполеву по поводу возможных «улучшений» при копировании американского В-29: «Лучше не надо. Сделайте такой же в точности». По крайней мере, с точки зрения внешнего вида китайцы ни на шаг не отступили от дизайна С.В. Носова, одобренного Генеральным. Как утверждает сам Сергей Викторович, с точностью повторены даже те элементы внешнего облика, которые он сам теперь считает не вполне функционально оправданными. Но в результате этого кропотливого следования камовскому аванпроекту китайцы все же запустили в серию ударный вертолет, авторские права на который, по крайней мере, юридически принадлежат им.

Тема «941» могла иметь продолжение. Китайцы очень хотели получить технологию производства композитных лопастей, которую на «Камове» освоили еще в 1963 г. По крайней мере, в договор в качестве опциона такое пожелание CHDRI записали. Почувствовав вкус к переговорному процессу, в ходе которого Генеральному уже удалось увеличить объем финансирования аванпроекта уже чуть ли не в 10 раз, С.В. Михеев решил «раскрутить» партнеров на дополнительные инвестиции, которые можно было бы использовать для ведения ОКР в собственных интересах. Тогда по цене не договорились. В целом, проиграли обе стороны. Китайцы решили обратиться к французам, затратив еще миллионы и годы на получение и освоение этих технологий. Камовцы же, передав «ноу-хау» ничего не теряли, поскольку прогресс не стоял на месте и лопасти на Ка-50 делались уже по-другому…

Эта история лишь очередное подтверждение известного тезиса об отсутствии в России собственных пророков. По мнению топ-менеджеров нынешних вертикально-интегрированных холдингов, российские конструкторы не способны создать инновационные продукты. Наш удел, дескать, следовать заветам «Агусты-Вестланд» (кстати, самостоятельно разработавшей считанное число машин, и известной скорее агрессивной скупкой британских и польских активов, да раздачей взяток). Они, итальянцы, нас научат…

Честно говоря, можно только радоваться за Китай, где «в ЦК (КПК) не дураки сидят» и где точно знают, кто может действительно создать оригинальный проект. Остается надеяться, что российские конструкторы, которых менеджеры полагают лишними в «пищевой цепи поедания госбюджета», не останутся безработными, ну хотя бы за счет КНР или Индии.

Небольшой фотообзор вертолета «Чжи-10» (Z-10) НОАК

(по материалам общедоступных интернет-источников)


Поделиться в социальных сетях:
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Мой Мир


При использовании опубликованных здесь материалов с пометкой «предоставлено автором/редакцией» и «специально для "Отваги"», гиперссылка на сайт www.otvaga2004.ru обязательна!


Первый сайт «Отвага» был создан в 2002 году по адресу otvaga.narod.ru, затем через два года он был перенесен на otvaga2004.narod.ru и проработал в этом виде в течение 8 лет. Сейчас, спустя 10 лет с момента основания, сайт переехал с бесплатного хостинга на новый адрес otvaga2004.ru