Испытания, испытания

Анатолий Бахметов, Дмитрий Михайлов
Журнал «Танкомастер» №6, 2000

Испытания всегда являлись неотъемлемой частью разработки и принятия на вооружение любой техники, в том числе и бронетанковой. Современные бронированные машины (БМ) любой техники представляют собой сложнейшие системы вооружения, к которым с каждым годом предъявляются все более серьезные требования, необходимость которых вытекает из множества задач, решаемых БМ на поле боя.

Казалось бы, чего проще – военные задали требования по созданию новой БМ конструкторам, опираясь на предшествующий опыт, спроектировали, рабочие собрали – и все готово. На деле же все обстоит гораздо сложнее. И примеров тому великое множество. Практически ни одна БМ с ходу не являла собой то, что задумывалось. Особенно впечатляюще в этом ряду выглядит история создания БМП-3, которая сейчас успешно конкурирует с иностранными прототипами. После ее создания в металле – она не хотела ни стрелять, ни бегать. Был вложен огромный труд ученых, конструкторов, испытателей, чтобы эта машина стала боевой, в полном смысле этого слова. Недавно ушедший из жизни генеральный конструктор танка Т-90 Владимир Иванович Поткин говорил, что никогда бы он не создал такую надежную и неприхотливую машину, не имей за плечами огромный опыт испытаний и войсковой эксплуатации, которая имелась у танков семейства Т-72.

Практически всегда испытания проводятся с наибольшей интенсивностью для получения гарантированного результата и зачастую сопряжены с опасностью для испытателей, исходящей порой с самых различных сторон.

Во время Великой Отечественной войны в 1944 году в подмосковную Кубинку в НИИ БТ Полигон после проведения государственных испытаний тяжелого танка ИС-2 приехал маршал Советского Союза К.Ворошилов. Танк показали в движении, подробно рассказали о нем – и апофеозом всего должна была стать стрельба. Следует отметить, что в ходе многочисленных предшествовавших показу испытаний все шло довольно успешно, к тому же очень впечатляюще, ведь 122-мм пушка танка по тем временам располагала огромной огневой мощью и позволяла поражать все основные типы немецких танков на любых дистанциях боя. В дальнейшем на фронте танк снискал себе «огромное уважение» со стороны фашистов. Командование вермахта немецким танкистам запрещало вступать в открытые поединки с танками ИС-2, а действовать против них предписывалось только из засад и укрытий. В заключительной части государственных испытаний танка ИС-2 из него был произведен обстрел с расстояния 1500 м немецкого танка Pz.Kpfw.V «Пантера».

Эту огневую мощь решили продемонстрировать Ворошилову. И тут на самом высочайшем уровне произошел так называемый «генеральский эффект». Танк во время стрельбы с коротких остановок зацепил пушкой грунт и при выстреле ствол разорвало на лепестки. Как рассказывали очевидцы. Ворошилов, видя все это, развернулся и уехал, а экипаж показного танка остановился и ждал своей участи, а все мы помним, что это было за время. Механик-водитель танка Аполлон Юрьевич Федоров рассказывал, что все танкисты были в отчаянии и думали, что их посадят, а то и расстреляют. Подбежавшие к танку испытатели долго стучали в броню, спрашивая у экипажа, живы ли они. К счастью, все обошлось без каких-либо последствий.

Но бывают опасности другого рода, и встречаются они гораздо чаще, чем упомянутые случаи. Как уже было сказано, пробеговые испытания БМ, как и любые другие, совершаются на максимально возможной для данных условий скорости и постоянно встречаются самые непредвиденные обстоятельства, приводящие порой даже к гибели людей. Так во время испытаний БТР-80 на испытательную трассу неожиданно выехал трактор, и чтобы избежать столкновения, водитель БТР резко на косогоре отвернул в сторону, в результате БТР перевернулся, и погиб испытатель подполковник Дрозд Е.Н.

Подобный эпизод произошел во время государственных испытаний танка Т-80Б, с той лишь разницей, что все обошлось без жертв благодаря мастерству механика-водителя и прекрасной управляемости танка Т-80Б. На угол кукурузного поля с разных сторон одновременно двигались танк Т-80Б и автомобиль УАЗ-452. Друг друга мы увидели в считанных метрах. УАЗ почти сразу остановился, так как шел в подъем с небольшой скоростью, и первым повернул, а танк, мчавшийся под уклон, увидев выскочивший навстречу УАЗ, заложил такой крутой вираж, что нам на башне показалось, что мы можем перевернуться, настолько сильно он вспорол забегающей гусеницей землю кукурузного поля. В результате столкновение было предотвращено.

Что удивительно, в мгновенье пережив эту опасность, мы даже не остановились, было не до этого, но еще много лет в нашем воображении стоял пожилой седовласый водитель УАЗа, который безмолвно смотрел вслед убегающей от него махине весом в 42 тонны. Особенность этой ситуации еще и в том, что это происходило не на полигоне, где люди все-таки задумываются о грозящей опасности, а в обыкновенной сельской местности, где последний раз военную технику видели в годы войны.

Экипаж танка Т-80Б с отставанием почти в сутки догонял свою роту, так как на одном из предыдущих переходов у танка вышел из строя двигатель. Буквально через несколько часов после встречи с УАЗом экипаж танка поджидала новая опасность. Для увеличения связи со службами горюче-смазочных материалов мы поставили все четыре колена антенны и при преодолении железнодорожного переезда задели ею за высоковольтный контактный провод. Мгновенная вспышка – и из открытых люков башни танка повалил едкий дым, и это при том, что в танке находился полный боевой комплект – 45 снарядов. Мы даже не успели испугаться, как дым стал рассеиваться. Как оказалось, сгорел антенный ввод и обезопасил нас от более неприятных последствий. Хотелось бы, чтоб этот случай послужил уроком всем танкистам, вместе с тем сказать спасибо конструкторам, предусмотревшим даже и такой, казалось бы. нетипичный вопрос.

Нарушение мер безопасности иногда приводит к трагикомичным ситуациям. Так в разгар лета на одном из полигонов, не взирая на незатейливые таблички о запрете прохода и проезда, одна семья на своем «Запорожце» все же проехала на запретную территорию для сбора грибов и спрятала в укромном месте свой автомобиль от посторонних взглядов, прикрыв его ветками деревьев. Каково же было их состояние, когда, вернувшись с грибами, они обнаружили на искореженном всмятку автомобиле следы от мощной танковой гусеницы.

Бывает, что все решает случай. В раскаленной пустыне Средней Азии при пробеговых испытаниях танков Т-80У и Т-90 был определен маршрут полевой дороги, покрытий толстым слоем лессовой пыли. Через две недели пробегов ее стало гораздо больше, и механики-водители танков стали постепенно уходить в сторону от дороги, пытаясь хоть немного облегчить участь свою и машин. Эти отклонения от маршрута для экипажей танков Т-90 завершились более или менее благополучно. Невидимая среди выгоревшей от жары сухой травы яма быстро отбила у них охоту отходить от маршрута. А вот для одного из наводчиков танка Т-80У все обстояло гораздо сложнее. Танк «нашел» яму с практически отвесными краями и на большой скорости ударился в ее противоположный край. Вообще при ударах танка легче всего механику-водителю. Как правило, он остается невредимым, а вот на башне или в башне приходится труднее. Так получилось и на этот раз. Наводчик ударился об открытый люк, в результате три дня не приходил в сознание. В таких случаях при нахождении в башне или на ней необходимо вплотную прижаться к люку или окружающему оборудованию рабочего места и тем самым исключить травму. Это, конечно, случается очень редко, поскольку мощная подвеска современных отечественных танков позволяет экипажам гораздо комфортнее чувствовать себя, чем, скажем, при движении по тому же маршруту на любом грузовом автомобиле. Во всяком случае, пересев с танка на КАМАЗ, чувствуешь себя очень неуютно.

На этих же испытаниях с танком Т-80У случилось еще одно ЧП. Танк двигался на максимальной скорости и при обходе холма неожиданный мощный порыв ветра погнал пыль впереди танка, в мгновенье лишив экипаж видимости. Как на зло впереди, посреди пустыни, шло полотно перекрестной щебеночной дороги, приподнятое над местностью. Попасть на место пересечения двух дорог, где не было относительного возвышения, в отсутствие всякой видимости было сложно, и танк попал на своего рода трамплин.

Как рассказал нам потом испытатель Игорь Лагутин, находившийся в открытом люке командира танка, его выбросило, и удержаться он смог только руками за поручень люка. На другой день, осматривая следы танка, мы выяснили, что это был за полет. Место отталкивания танка было хорошо видно, а вот на дороге и на другой обочине следов приземления не было. Они начинались значительно дальше от обочины. Ошеломленные, мы мысленно представляли на реальной местности этот полет 47-тонной машины на скорости 70 км/ч, что для танка очень много.

В конце 1970-х и начале 1980-х годов в Советском Союзе разрабатывались и производились три близких по характеристикам основных боевых танка, разработанных разными конструкторскими бюро, Т-64, Т-72 и Т-80. Постоянно производилась модернизация базовых образцов, и государственные испытания вновь принимаемых на вооружение танков производились совместно, как правило, в составе испытательного батальона по 10 машин каждой марки. Испытания проводились в различных климатических и почвенных зонах страны в различное время года. На территории армейских полигонов производилась стрельба и другие испытания, а марши проводились от полигона до полигона по территории республик и областей, где проходили испытания. При проведении маршей летом командирам рот было тяжело удержать экипажи танков закрытыми в броне, тем более в подавляющем большинстве случаев из-за пыли с первого командирского танка видны 2-3 следом идущие машины. Контролирующие проведение маршей высокие начальники, как правило, находящиеся в местах пересечения маршрутов движения танков с шоссейными дорогами, постоянно делали замечания командирам рот по нарушению мер безопасности членами экипажей, тем более что все марши проходили на максимально возможной для этой местности скорости. На одном из таких испытаний командир роты танков Т-72А капитан В. Петенев принял мудрое и, наверное, единственно правильное решение. При встрече с группой контроля он давал по радио «закодированный» сигнал «Туча». Подчиненные пошли дальше своего командира. Так, первый, увидевший вертолет с руководством испытаний, обязан был давать в эфир другой, но более страшный сигнал «Гром». Интересно было наблюдать со стороны, как командиры танков и наводчики, находящиеся на броне, одновременно ныряли внутрь башен танков, и лишь на броне первого танка оставался сам командир и офицер-проводник, досконально знавший маршрут движения.

Половину всех маршей проводились в ночное время. Находясь в точках контроля, информацию о приближении танковых рот можно было узнать сначала по радио, находясь на той же частоте, что и у танкистов, по их радиообмену. Как правило, в эфире находится только командир роты, который время от времени сообщал в эфир о встречающихся ему на пути препятствиях: «Яма», «Крутой поворот налево» и т.д., и каждый механик-водитель, находясь в определенном удалении от командира, был в курсе всех ожидающих его препятствий. Конечно, в боевых условиях такой радиообмен вряд ли возможен, а на испытаниях командир каждой роты старался в наилучшем виде показать свои танки, ведь личный состав испытателей подбирался из тех военных округов, где были однотипные танки, да и в целях безопасности это тоже было важно.

По четкости связи можно было судить и об удалении танковой колонны. Приближение колонны можно было лишь уловить по характерному многоголосому гулу, а увидеть их можно было лишь в непосредственной близости, поскольку все они передвигались без малейшего огонька. Приборы ночного видения позволяли механикам-водителям вести машины с большими скоростями. Нас поражала обученность проводников, которые в таких условиях практически ни разу не позволяли танкистам сбиться с маршрута.

В ходе маршей у танкистов была еще одна хитрость. Чтобы не мешать друг другу и обеспечить максимальную скорость движения, танки в колонне растягивались на значительные расстояния (200–300 метров).

Естественно, руководители испытаний боролись с этим нарушением устава. Одним из любопытных проявлений этого на пункте контроля за прохождением танковых колонн было следующее. Танки на максимальной скорости перелетают через полотно шоссе, а рядом стоит генерал и злобно грозит каждому экипажу кулаком. У всех присутствовавших складывается впечатление, что генерал недоволен большой скоростью колонны. Смысл происходящего ясно понимали кроме генерала лишь механики-водители, у которых наверняка перехватывало дух от грозного вида генерала.

Спустя почти 20 лет не забывается очень теплое отношение к нам, испытателям, со стороны местных жителей во всех уголках бывшего СССР, особенно в Белоруссии и на Украине. Однажды, во время замены двигателя у танка Т-80Б прямо в поле, недалеко от украинского села (в Днепропетровской области) к нам подошли местные жители, предлагая отдохнуть, покушать, помыться в бане. Когда мы вежливо отказались, сославшись на то, что нельзя оставлять танк, они вызвались сами охранять его в наше отсутствие.

После этого ремонта нам пришлось догонять свою роту в течение двух дней, пройдя по украинским просторам 720 км без проводника и карты, ориентируясь лишь по следам гусениц ранее прошедших танков.

В одном месте нас вдруг стали одолевать сомнения – казалось, что мы уже здесь проезжали. Через несколько километров стало ясно, что наш танк ходит по кругу. Ничего не понимая, остановились в ближайшей деревне, чтобы спросить у жителей, в каком направлении накануне прошли танки? Вместе с ответом нас засыпали яблоками, арбузами, сметаной и вареньем. Проехав еще несколько километров, мы с большим трудом нашли едва видимый поворот со злополучного круга. Оказалось, что рота танков Т-72А тут тоже сбилась с маршрута и кружила здесь за несколько часов до нас, с той лишь разницей, что они искали продолжение маршрута, а мы их следы.

Однажды, на одном из полигонов Белорусского военного округа его командующий генерал-полковник Зайцев М.М. попросил провести сравнительную стрельбу из трех испытываемых танков – Т-80Б. Т-64Б и Т-72А (последний был более совершенным вариантом танка Т-72М, которым был вооружен весь округ генерала Зайцева). Танки для стрельбы командующий выбрал по бортовым номерам наугад, по одному из каждой роты (на испытаниях были три роты, оснащенные танками Т-80Б, Т-72А и Т-64Б соответственно): № 103, 205 и 307. Представители Нижнетагильского завода, разработавшего танк Т-72А, посмотрев в своих блокнотах результаты предыдущих стрельб, схватились за голову – наводчик этого танка, по сравнению с другими, отнюдь не был снайпером, да к тому же упражнение стрельб было необычным и довольно сложным: танки двигаются со скоростью 25–30 км/ч, а мишени – фронтально, со скоростью 25 км/ч на удалении 1800–2000 м. Результаты же оказались следующими: Т-64Б – два попадания из трех выстрелов, Т-80Б попал первым снарядом в мишень, а вторым перебил приводной трос, движущий мишень, и прекратил огонь. А наводчик Т-72А все три снаряда вонзил в мишень с завидной кучностью. Ликованию нижнетагильцев не было предела – «перестрелять» своих соперников, имея менее совершенную систему управления огнем, было для них делом очень приятным.

Небольшой казус произошел сразу же после стрельбы, во время награждения лучшего наводчика именными часами. Генерал Зайцев по ошибке вручил их наводчику танка Т-64, но затем поправился, передав награду адресату.

Однажды, в ходе пробеговых испытаний, на одном из танков Т-72А забарахлил двигатель, не развивая максимальных оборотов. Машина с трудом удерживалась в колонне, но, идя последними, танкисты шли на небольшую хитрость. Видя перед собой все изменения направления движения колонны, экипаж начал срезать виражи, сокращая таким образом длину пути. Одна попытка такого сокращения едва не закончилась для них трагически. Танк упал в глубокий овраг и лишь благодаря мягкому песчаному грунту все обошлось. Правда, чтобы вытащить из оврага этот танк, бронированной ремонтно-эвакуационной машине БРЭМ-1 пришлось изрядно потрудиться.

На этом же марше большой кусок металла попал в ведущее колесо одного из танков, в результате чего его заклинило, и танк слетел с дороги в канаву. Пришлось ждать ремонтную летучку, чтобы при помощи газовой сварки удалить застрявшее железо. Надо было видеть, как разгоряченный гонкой экипаж, освободив танк от пут, в мгновение ока оказался на местах, и танк, сорвавшись с места, понесся по гравийному шоссе вдогонку ушедшей колонне. Водитель ремонтной летучки на автомобиле ЗИЛ-131 попытался догнать танк, но бесполезно.

Несмотря на всевозможные предупреждения об опасности на полигоне, в подмосковной Кубинке все равно находятся любители острых ощущений, которые не прочь пособирать дары леса в запрещенной зоне. Наблюдателям с вышки не всегда удается в кустарнике и низинах обнаружить собирателей грибов и ягод. Зато при первых выстрелах нарушители обнаруживают себя моментально. С трудом поддается описанию их движение после этого в сторону леса. Привыкшие к таким «вылазкам» испытатели по возможности первый пристрелочный выстрел в ходе рабочего дня делают в хорошо видимый земляной вал, а уже потом начинается обычная работа.

В 1970–90-е годы, когда объем испытаний БТ техники был внушительным, на стрельбовой директриссе работало порой по нескольку бригад испытателей. В таких случаях принимались повышенные меры безопасности, четко распределялись обязанности должностных лиц – и как результат в течение десятилетий ни одного ЧП. Исключение лишь составляет случай, когда экипажу Т-80УД была поставлена задача на мишенном поле переместить с места на место одну из реальных целей (как правило, это списанные танки). Выполнив эту задачу, экипаж решил пособирать грибы. Так получилось, что на вышке про отправленный в сторону мишеней танк впопыхах забыли, а на фоне танков-мишеней разглядеть боевой танк трудно. На одном из участков началась пристрелка танка Т-72Б.

Удивлению танкистов-грибников не было предела, когда в каких-то 100 метрах от них разорвался снаряд. Механик-водитель бегом ринулся к машине, чтобы отогнать ее, а остальные понеслись в лес. Увидев среди целей дым от заводящегося танка и услышав в радиоэфире ненормативную лексику механика-водителя по поводу выстрела, сразу вспомнили про уехавший и не вернувшийся танк. К счастью, все завершилось благополучно, но руководителе стрельб все же пришлось извиниться перед горе-грибниками.

Иногда в ходе испытаний их участники проходят к довольно интересным открытиям для себя да и для других тоже. Один механик-водитель танка Т-72 поспорил с товарищами, что запустит двигатель танка при отсутствии аккумуляторных батарей АКБ и сжатого воздуха в воздушной системе запуска двигателя при условии, что он закроется один в танке, чтобы не выдать секрета.

Через 10 минут после этого двигатель действительно заработал. Все были поражены. Со временем он открыл свой секрет. Оказывается ранее на испытаниях его выручала смекалка: когда на одной из испытательных трасс заглох танк, в системе запуска двигателя не было воздуха, а АКБ были достаточно слабы, чтобы крутить электростартер. Перед механиком-водителем было два пути: идти 10 км в парк за помощью или попытаться что-либо придумать. Вот он и придумал. Снял баллон со сжатым воздухом из системы гидропневмочистки стекла прицела и подсоединил его к системе запуска двигателя.

Та же смекалка и наблюдательность иногда приводят к парадоксальным открытиям. Всем танкистам хорошо известно, что затопление аварийного танка марки Т-64, Т-72 и Т-80 для выхода экипажа под водой происходит посредством вынимания одного из приплесков у механика-водителя после надевания членами экипажа изолирующих противогазов. Это не совсем удобно. Да и не безопасно, так как остановить поступление воды в танк на глубине 5 м практически невозможно. Опытный испытатель Николай Иванович Иванов (в прошлом военный моряк) предложил производить затопление танка через открытый люк механика-водителя. Руководитель испытаний Вячеслав Николаевич Зобаранкин сначала высказал свои сомнения: мол, как можно поднять столб воды весом около 800 кг, когда даже на суше физически очень сильный водитель с огромным трудом поднимает люк с находящимся на нем 80-килограммовым человеком. Все-таки решили попробовать. Опустили танк под воду, дали команду на затопление и вскоре на поверхности водоема плавал механик-водитель танка, который доложил, что затопление, танка он произвел, как и требовали, путем открывания люка. Под воду пустили еще пару испытателей – итог тот же. Оказывается все дело в конструкции люка, который при закрывании не садится всем основанием на посадочную кромку, а сначала касается ее только одним крайним местом. При открывании же сначала образуется мощный рычаг, за счет которого и происходило частичное поднятие люка, куда устремлялась вода и снималась тяжесть столба воды под люком. В любой момент такое затопление можно приостановить.

Однажды, на государственных испытаниях комплекса активной защиты «Дрозд», установленной на танк Т-55, был произведен обстрел танка вертолетом Ми-24 с опытным экипажем, только что прибывшим из Афганистана. Летчикам была поставлена задача – обстрелять танк ПТУРами. Задача показалась летчикам очень легкой – в ясный день с небольшого расстояния расстрелять неподвижный танк – что может быть проще. Но с каждым новым пуском танк оставался невредим, с завидным постоянством сбивая управляемые снаряды на подлете. Увиденному особенно удивились летчики, по достоинству оценив противостоящую им систему защиты.

Следует отметить что танки особенно грозны тогда, когда ими управляют мастера своего дела. Как тут не вспомнить наводчика танка Т-80У, который на показе боевых возможностей машины одной из иностранных делегаций ухитрился за 52 секунды движения на скорости 25 км/ч расстрелять восемь реальных целей на широком фронте и на удалении от 1100 до 2200 метров (рекорд в соревнованиях танкистов стран НАТО принадлежит экипажу немецкого танка «Леопард-2», поразившему за 1 минуту 6 целей).

Или другой наводчик-оператор, который, выполняя стрельбу управляемой ракетой на 3 км, спрашивал руководителя стрельб, куда нужно попасть – в гусеницу, башню, край корпуса. И что любопытно – попадал всегда туда, куда указывали.

Все это еще раз подтверждает то, что без специалистов любая техника, даже самая совершенная, мертва. Именно танкисты-испытатели во многом определяют судьбу боевых машин, а испытания всегда были, есть и будут одним из самых важных этапов в создании первоклассных образцов бронетанковой техники.

-

-

-

Вступайте в нашу группу
«Отвага 2004»

-

-

-


Поделиться в социальных сетях:
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Мой Мир


При использовании опубликованных здесь материалов с пометкой «предоставлено автором/редакцией» и «специально для "Отваги"», гиперссылка на сайт www.otvaga2004.ru обязательна!


Первый сайт «Отвага» был создан в 2002 году по адресу otvaga.narod.ru, затем через два года он был перенесен на otvaga2004.narod.ru и проработал в этом виде в течение 8 лет. Сейчас, спустя 10 лет с момента основания, сайт переехал с бесплатного хостинга на новый адрес otvaga2004.ru