Боевое применение тяжелых танков КВ. Часть 2

М.Коломиец
«История танка КВ». Альманах «Фронтовая иллюстрация»

<<< См. первую часть

 

 

Боевое применение танков КВ выпуска мая 1940 – ноября 1941 гг.

 

Первые танки KB поступили на вооружение в 20-ю тяжелую танковую бригаду. К июлю 1940 года в её составе числилось 10 KB (№№ У-0, У-2, У-3, У-11, У-12, У-13, У-14, У-15, У-16, У-17). Машины постепенно осваивались танкистами, некоторые из которых имели опыт боевых действий на этих танках, приобретенный в ходе советско-финляндской войны. Логика подсказывает, что на базе этой бригады необходимо было развернуть подготовку экипажей для новых тяжелых танков. Тем более, что бригада дислоцировалась в Ленинградском военном округе, рядом находился Кировский завод, инженеры которого могли оказать квалифицированную помощь в изучении конструкции нового танка. Кстати, такой способ подготовки предлагал начальник Автобронетанкового управления РККА Д.Павлов, который 25 апреля предложил «формировать в танковых бригадах Т-28 роты-батальоны танков KB по мере их поступления с завода».

Однако по непонятным причинам от такого разумного решения отказались. В августе 1940 года все KB из состава 20-й тяжелой танковой бригады были переправлены в г. Львов и включены в состав новосформированной 8-й танковой дивизии 4-го мехкорпуса. В это же время в состав 2-й танковой дивизии 3-го механизированного корпуса, расположенного в районе Вильно, отгружаются 13 новых KB (из них 10 KB-2 с установками МТ-1). Кроме того, несколько танков направляются в учебные заведения – Военную академию механизации и моторизации (г. Москва), Ленинградские курсы усовершенствования комсостава танковых войск и Саратовское танкотехническое училище. Последнее в спешном порядке было перепрофилировано и с августа 1940 года стало заниматься подготовкой офицерских кадров для машин КВ.

Всего по состоянию на 1 декабря 1940 года в Красной Армии имелось 130 танков КВ. Распределялись они следующим образом:

 

Военный округ

КВ-1

КВ-2

ПрибОВО

МВО

ЛВО

КОВО

ЗапОВО

ПриВО

Всего

32

1

2

36

32

3

106

19

4

1

24

 

К июню 1941 года картина изменилась. По состоянию на 1 июня количество KB по округам выглядело следующим образом:

 

Военный округ

КВ-1

КВ-2

ЛВО

ПрибОВО

ЗапОВО

КОВО

ОдВО

МВО

ОрВО

ПриВО

ХВО

Всего*

4

59

75

189

10

3

8

18

4

370

2

19

22

89

1

1

134

* Кроме того, с 1 по 21 июня 1941 года с Кировского завода было отправлено в Киевский и Западный Особые военные округа 40 КВ-1 и КВ-2, а один КВ-1 поступил на Ленинградские курсы комсостава

 

Из этого количества в эксплуатации находилось 75 штук КВ-1 и 9 КВ-2 (из них 2 и 1 соответственно требовали среднего ремонта). Подготовка экипажей на новые тяжелые танки часто велась (если вообще велась) на любых типах танков. Например, 3 декабря 1940 года директивой начальника Генерального Штаба Красной Армии № 5/4/370 предписывалось «для обучения личного состава и сбережения материальной части боевых машин отпустить, исключительно как учебные, на каждый батальон тяжелых танков по 10 танкеток Т-27». Остается загадкой как на Т-27 можно было научиться вождению и обслуживанию КВ-1 или КВ-2. Как говориться, комментариев здесь не требуется.

Таким образом, учитывая, какое небольшое количество танков KB находилось в эксплуатации, к июню 1941 года количество подготовленных экипажей на эти машины не превышало 150.

К началу войны танки KB имелись в составе 2-й танковой дивизии 3-го механизированного корпуса Прибалтийского Особого военного округа (78 KB) 4, 7-й танковых дивизиях 6-го механизированного (63 и 51 KB соответственно), 29, 33-й танковых дивизиях 11-го механизированного (2 и 1 KB соответственно) корпусах Западного Особого военного округа 4-м механизированном (101 KB), 8-м механизированном (71 KB), 15-м механизированном (64 KB), 22-м механизированном (31 KB) и 19-м механизированном (5 KB) корпусах Киевского Особого военного округа, 2-м механизированном (10 KB) корпусе Одесского военного округа, а также в Саратовском танкотехническом училище (19 KB), Орловской танковой школе (8 KB), Ленинградских курсах усовершенствования комсостава танковых войск (6 KB), в Московской академии моторизации и механизации им. Сталина (4 KB) и Харьковском военном округе.

В первых же июньских боях 1941 года появление танков KB для частей вермахта стало неприятным сюрпризом. Оказалось, что ни одна немецкая танковая и противотанковая пушка не может пробить их брони. Единственным эффективным средством, способным поразить KB был огонь 88-мм зенитных орудий Flak 35/36. Например, вот как описывает столкновение с танками KB из состава 2-й танковой дивизии командир 41-го танкового корпуса немцев генерал Рейнхарт (речь идет о боях 23-24 июня в районе Россиняй – прим. автора):

«Около сотни наших танков, треть из которых составляли Pz.IV, приготовились к контратаке. Часть из них находилась прямо перед противником, но большинство размещалось на флангах. Неожиданно с трех сторон они были зажаты стальными монстрами, пытаться уничтожить которые было пустым делом. Напротив, вскоре часть наших танков была выведена из строя… Гигантские русские танки подходили все ближе и ближе. Один из них приблизился к берегу заболоченного пруда, у которого стоял наш танк. Без колебаний черный монстр столкнул его в пруд. То же самое случилось с немецкой 15-см пушкой, которая не сумела быстро увернуться. её командир, когда увидел приближающиеся тяжелые танки противника, открыл по ним огонь. Однако это не причинило им даже минимального ущерба. Один из гигантов стремительно бросился на пушку, которая находилась в 100 метрах от него. Вдруг один из выпущенных снарядов поразил танк. Он остановился, словно пораженный молнией. «Он готов», – подумали артиллеристы с облегчением. «Да, он готов», – сказал себе командир орудия. Но вскоре их чувства сменились воплем: «Он ещё движется!» Без всякого сомнения, танк двигался, его гусеницы скрипели, он приближался к пушке, отбросил её как игрушку и, вдавив в землю, продолжал свой путь».

Рассказ генерала Рейнхарта дополняют воспоминания одного из офицеров 1-й танковой дивизии:

«КВ-1 и КВ-2 оказались в 800 метрах от нас. Наша рота открыла огонь – безрезультатно. Мы продвигались все ближе и ближе к противнику, который продолжал идти вперёд. Несколько минут нас разделяло всего 50-100 м. Каждый открыл огонь, но безуспешно: русские продолжали свой путь, все наши снаряды отскакивали от них. Мы оказались в угрожающей ситуации: атакующие русские опрокинули нашу артиллерию и вклинились в наш боевой порядок. Лишь подтянув зенитные орудия и стреляя с коротких дистанций, удалось остановить натиск вражеской брони. Затем наша контратака оттеснила русских и установила линию обороны у Василискис. Борьба завершилась».

По воспоминаниям Д.Осадчего, командира роты танков КВ-1 во 2-й танковой дивизии, «23-24 июня, ещё до вступления в бой, многие танки KB, особенно КВ-2, вышли из строя в ходе маршей. Особенно большие проблемы были с коробкой передач и воздушными фильтрами. Июнь был жаркий, на дорогах Прибалтики пыли было огромное количество и фильтры приходилось менять через час-полтора работы двигателя. Перед вступлением в бой танки моей роты сумели их заменить, а в соседних нет. В результате, к середине дня большинство машин в этих ротах поломалось».

Печальна судьба KB из состава 6-го механизированного корпуса Западного Особого военного округа. Практически не сумев сделать по противнику ни одного выстрела, эти KB из-за отсутствия горючего были либо подорваны своими экипажами, либо просто брошены.

Более активно действовали танки KB на Юго-Западном фронте. Но и здесь основные потери этих машин были не от огня противника, а из-за неграмотной эксплуатации, отсутствия запасных частей и технических неисправностей. Ну и естественно, нельзя вырывать действия танков KB из общего состояния, в котором находились танковые войска Красной Армии к июню 1941 года. Приведем несколько документов, характеризующих действия танков KB в боях лета 1941 года на Юго-Западном фронте.

Из доклада о боевых действиях 8-го механизированного корпуса с 22 по 26 июня 1941 года (к началу войны в составе корпуса имелось 71 KB, 49 Т-35,100 Т-34, 277 ВТ, 344 Т-26, 17 Т-27 – прим. автора):

«Водительский состав боевых машин KB и Т-34 в своем большинстве имел стаж практического вождения от 3 до 5 часов. За весь период существования корпуса боевая материальная часть и личный состав полностью на тактические учения не выводились и не были практически проверены как по вопросам маршевой подготовки, так и по действиям в основных видах боя. Тактическая сколоченность проводилась не выше масштаба роты, батальона и частично полка».

Из доклада командира 43-й танковой дивизии 19-го механизированного корпуса о боях с 22 июня по 10 августа 1941 года (к началу войны дивизия имела 5 KB, 2 Т-34, 230 Т-26 – прим. автора):

«В 14 часов наши танки перешли в наступление (речь идёт о бое 26 июня – прим. автора)…

Преследуя пехоту противника, наши танки были встречены огнем танков противника из засад с места, но (засада) была атакована вырвавшимися вперед танками КВ и Т-34, а вслед за ними и танками Т-26… Танки KB и Т-34, не имея в достаточном количестве бронебойных снарядов, вели огонь осколочными снарядами и своей массой давили и уничтожали танки противника и противотанковые орудия, переходя от одного рубежа к другому».

Из доклада командира 41-й танковой дивизии 22-го механизированного корпуса от 25 июля 1941 года о боевых действиях дивизии (к началу войны в дивизии имелось 312 танков Т-26 и 31 КВ-2 – прим. автора):

«31 [танк] KB с морскими башнями, вооруженные 152-мм пушками (речь идёт о танках КВ-2 – прим. автора), не имел ни одного снаряда…

Водительский состав танков KB, ещё не был подготовлен, так как танки получены за 7-8 дней до начала войны. 15 танков KB, прибывшие перед началом войны, [оказались] с большими неисправностями (бортовые фрикционы, воздухоочистители). Один танк KB в боях имеет пять пробоин от ротного противотанкового ружья, глубина пробоин 50-52 мм…

Материальная часть дивизии… в период с 26.6 по 7.7.41 г. прошла 900-1000 км, не имея запасных частей и переходящих моторов, что в основном и вывело её из строя… Во время марша вышло из строя 23 КВ. Отсутствие тракторов усугубляло проблему восстановления неисправных машин. Разность скоростей движения (KB – 3-4 км/ч, Т-26 – 12-15 км/ч) и несоответствие района действий для тяжелых танков (р.Стоход) подорвали их работу, так как во всех районах севернее и северо-восточнее Ковеля нет ни одного моста, способного выдержать 60 тонн, а отыскание обходов и бродов увеличило не менее как 30-40 % их общий пройденный путь».

Из доклада командира 32-й танковой дивизии 4-го механизированного корпуса боевых действиях с 22 июня по 14 июля 1941 года (к началу войны дивизия имела 49 KB, 173 Т-34, 31 БТ-7, 70 Т-26, 38 Т-27 – прим. автора):

«Отсутствовали ремонтные и эвакуационные средства для танков КВ. Наличие тракторов «Ворошиловец» не обеспечило эвакуацию, тракторы для буксировки KB выходили из строя от перегрузки. Очень часто проходила буксировка танка танком, и через 10-15 км буксирующий танк тоже выходил из строя (отказывало сцепление, не включались скорости, портились бортовые фрикционы). Танки KB (из этого опыта) можно буксировать трактором «Ворошиловец» только по дорогам. На пашне, на торфянике или болотистой местности танк KB можно буксировать только двумя тракторами…

Большие потери боевой материальной части (особенно танков KB) объясняются главным образом тем, что скоростные марши совершались без всяких технических осмотров и профилактических ремонтов до 75-100 км в сутки. Кроме того, водительский состав не имел достаточного опыта и навыков по эксплуатации машин на марше…

Броня наших танков 37-мм пушками немцев не пробивается; были случаи, когда танк KB имел до 100 попаданий, но броня не была пробита».

Из доклада командира 10-й танковой дивизии 15-го механизированного корпуса о боевых действиях соединения с 22 июня по 1 августа 1941 года (к началу войны дивизия имела 63 KB, 37 Т-34, 44 Т-28, 147 БТ-7, 19 Т-26, 8 ХТ-26 – прим. автора):

«По своему техническому состоянию танки KB и Т-34, все без исключения, были новыми машинами и к моменту боевых действий проработали до 10 часов (прошли в основном обкатку), и лишь незначительная часть этих машин имела работы до 30 моточасов (машины учебно-боевого парка)…

В основном танки KB и Т-34 имеют высокие боевые качества: крепкую броню и хорошее оружие. На поле боя танки KB приводили в смятение танки противника и во всех случаях его танки отступали.

Бойцы и командиры дивизии о наших танках говорят, как об очень надежных машинах. Наряду с этими качествами машины имеют следующие дефекты:

По танку KB:

а) При попадании снаряда и крупнокалиберных пуль происходит заклинивание башни в погоне и заклинивание бронированных колпаков.

б) Двигатель-дизель имеет малый запас мощности, вследствие чего мотор перегружается и перегревается.

в) Главные и бортовые фрикционы выходят из строя…

Эвакуация боевых машин с поля боя проводилась исключительно танками в очень тяжелой обстановке под прикрытием боеспособных машин. Боеспособный танк KB, буксируя аварийный танк и не имея запаса мощности, нередко сам выходил из строя».

Судьбу танков KB этой дивизии можно узнать из сохранившейся «Ведомости потерь боевой материальной части с 22 июня по 1 августа 1941 года»:

«• Разбито на поле боя – 11;

• Не вернулось с экипажами с поля боя после атаки – 11;

• Осталось с экипажами в окружении противника из-за технической неисправности или отсутствия горюче-смазочных материалов – 2;

• Уничтожено на сборных пунктах аварийных машин в связи с невозможностью эвакуировать при отходе – 7;

• Оставлено при отходе части по техническим неисправностям и невозможности восстановить и эвакуировать – 22;

• Застряло на препятствиях с невозможностью извлечь и эвакуировать – 3;

• Всего – 56».

Обобщенные выводы по использованию танков (в том числе и KB) содержались в докладе начальника автобронетанкового управления Юго-Западного фронта начальнику ГАБТУ КА от 3 июля 1941 года. Там, в частности, сказано следующее:

«Отсутствие средств эвакуации, запасных частей для KB и Т-34, наличие заводских дефектов, неосвоенность эксплуатации, недостаточная обученность личного состава, слабая разведка противника в противотанковом отношении, систематические бомбардировки на марше, в районах сосредоточения и в наступлении, при большой маневренности 800-900 км без прикрытия нашей авиацией, отсутствие взаимодействия с артиллерией, на почти танконедоступной лесисто-болотистой местности, упорное сопротивление со стороны преобладающего противника и отсутствие бронебойных снарядов для KB и Т-34 – привело механизированные корпуса к огромным потерям и к небоеспособности с оставшейся в наличии материальной частью…

Командиров и механиков-водителей тяжелых танков в целях лучшей подготовки желательно готовить на заводах промышленности.

Отмечаю хорошую работу 4, 8 и 15-го механизированных корпусов, где имелись случаи, когда один танк KB выводил из строя до 10-14 танков противника».

Сведения о причинах выхода из строя KB на Юго-Западном фронте можно узнать из «Ведомости на потери боевой материальной части мехкорпусов Юго-Западного фронта с 22 июня по 1 августа 1941 года»:

«• Отправлено в ремонт на заводы промышленности – 2 (4-й мехкорпус);

• Оставлено на месте расквартирования частей – 10 (2 в 4-м мехкорпусе, 6 в 8-м мехкорпусе, 2 в 19-м мехкорпусе);

• Отстало в пути и пропало без вести – 24 (8 в 4-м мехкорпусе, 10 в 8-м мехкорпусе, 5 в 15-м мехкорпусе, 1 в 19-м мехкорпусе);

• Передано в другие части – 1 (4-й мехкорпус);

• Безвозвратные потери – 177 (73 в 4-м мех-корпусе, 28 в 8-м мехкорпусе, 52 в 15-м мехкорпусе, 2 в 19-м мехкорпусе, 22 в 22-м мехкорпусе).

• Всего по состоянию на 1 августа в частях Юго-Западного фронта имелось 7 боеспособных KB – 1 в 22-м мехкорпусе и 6 в 8-м мехкорпусе.»

Таким образом, видно, что несмотря на мощную броню, вооружение и героизм отдельных экипажей, танки KB не сыграли в летних боях 1941 года никакой существенной роли. Основная часть этих машин вышла из строя по техническим причинам, из-за неграмотной эксплуатации, отсутствия запасных частей, средств эвакуации и ремонта. Кроме того, немцы, выяснив что бороться обычными противотанковыми средствами в KB невозможно, с успехом использовали против этих танков 88-мм зенитные орудия Flak 36. Тем более, полное господство в воздухе позволяло использовать для борьбы с танками все дивизионы ПВО.

Большие потери в тяжелых танках вынудили командование Красной Армии принять ряд жестких мер по улучшению их использования. Например, 29 июля 1941 года начальник управления автобронетанковых войск Северо-Западного фронта полковник Полубояров своим приказом требовал от командиров танковых частей «предоставить подробное донесение и материалы расследования по каждому танку: где, при каких обстоятельствах и в каком состоянии оставлены на территории противника Т-34 и KB…

К полному уничтожению не могущих быть эвакуированными танков KB прибегать лишь в случае, когда использованы все средства для их эвакуации».

Аналогичное распоряжение было отдано командующим Резервным фронтом генералом армии Г.Жуковым в приказе № 005 от 21 августа 1941 года: «Командирам танковых соединений и частей резко повысить ответственность командиров танковых частей и подразделений за каждый потерянный танк, тем более не допускать оставления их в руках противника; не вводить в бой танки KB и Т-34 с плохо подготовленными экипажами, организуя доподготовку последних при каждой возможности».

Однако, даже такие меры не помогали. Примером тому могут послужить боевые действия 7-го механизированного корпуса Западного фронта в районе Полоцка в июле 1941 года. Перед войной корпус располагался в Московском военном округе. В первые дни войны части корпуса перебрасываются на Западный фронт. 30 июня в состав корпуса поступают 44 новых танка KB (из них 18 КВ-2), прибывших прямо с завода. После разгрузки, при следовании со станции к месту дислокации (всего 5 км) «из-за неопытности механиков-водителей на 7 танках сразу же были сожжены главные фрикционы». Для ремонта танков, в срочном порядке из Ленинграда самолетом была направлена бригада рабочих с запасными частями.

7 июля части корпуса перешли в наступление. В результате последующих боев, к 26 июля все KB (кроме одного КВ-2) были потеряны, причем 7 из них застряли в болоте, а 3 были подорваны экипажами из-за поломок.

Для улучшения подготовки экипажей танков KB в конце июля 1941 года на Кировском заводе создается танковый учебный центр. Занятия проходили непосредственно в цехах с привлечением обучаемых к работам по сборке танков. Руководителем центра был назначен старший военпред А.Шпитанов, его заместителем – военпред Н.Карлашев. Уже 6 августа из учебной команды была сформирована первая танковая рота из 10 машин, переданная в 86-й отдельный танковый батальон.

Здесь следует отметить, что в июле-сентябре 1941 года наибольшее количество танков KB имелось на Ленинградском фронте. Дело в том, что фронт получал тогда почти все KB, выпускаемые Кировским заводом. Однако положение под Ленинградом оставалось довольно тяжелым. Например, 9 сентября командование фронта получило телеграмму Сталина: «Куда девались танки KB? Где вы их расставили и почему нет никакого улучшения на фронте, несмотря на такое обилие танков KB у вас? Ни один фронт не имеет и половинной доли того количества KB, какое имеется у вас на фронте».

Действительно, ни один фронт не мог позволить себе в то время иметь отдельные батальоны танков KB, в то время как под Ленинградом было их несколько, не считая KB в составе других танковых частей. Например, 11 сентября в состав 42-й армии прибыл батальон майора Житнева, имея 29 танков КБ и 51-й танковый батальон (16 KB, 1 Т-34, 12 БТ, 9 Т-26). Довольно много KB было и в составе 1-й танковой дивизии, действовавшей под Красногвардейском. Именно здесь совершила свой подвиг рота старшего лейтенанта Зиновия Колобанова, подбившая за один день 42 немецких танка. В журнале военных действий дивизии об этих боях сказано следующее: «19 августа 1941 года в районе Б.Борница рота Колобанова уничтожила 42 танка, из них экипаж старшего лейтенанта Колобанова – 22, экипаж лейтенанта Сергеева – 8, экипаж лейтенанта Евдокименко – 4, экипаж лейтенанта Ласточкина – 4…

Колобанов подпустил к себе немецкую танковую колонну на 150 – 200 м, а лейтенант Евдокименко расстрелял её с расстояния 100 м. (подробнее об этом подвиге см. «Герой не ставший героем»)

Там же механик-водитель Иевлев протаранил два средних танка противника, а водитель Сидиков в районе Черницы протаранил средний танк».

Однако героические действия танкистов не смогли спасти положения – в конце сентября 1941 года Ленинград оказался в блокадном кольце. Боевые действия приняли здесь позиционный характер.

На других участках советско-германского фронта действия KB были ещё менее активными, так как количество потерянных в боях танков росло быстрее, чем поступление их с заводов промышленности – Кировский завод был в блокаде, в выпуск KB в Челябинске ещё только разворачивался.

Тем не менее, в немецких документах осени 1941 года встречаются донесения об эффективных атаках КВ.

Так, 2 ноября командующий 4-й полевой армией фельдмаршал Клюге доложил в штаб группы армий «Центр» о столкновении, частей 34-й пехотной дивизии с тяжелыми советскими танками, произошедшем 13 октября. В донесении отмечалось, что по этим танкам было выпущено большое количество бронебойных снарядов, а также снарядов калибра 105-мм, однако, бронированные машины «…уничтожив 3 лёгкие полевые гаубицы, 7 средних и одну лёгкую противотанковые пушки… отошли назад… Несмотря на многочисленные попадания бронебойных снарядов, в том числе и в башню, вражеские танки недостаточно быстро выводятся из строя и не пробиваются насквозь… В случае атаки большого количества таких танков мы могли бы потерпеть локальное поражение…»

Однако, к концу 1941 года большая часть КВ-1 (с пушками Ф-32 и Л-11) и почти все КВ-2 (за исключением нескольких машин) были потеряны. На смену им пришли танки Челябинского завода с пушками ЗИС-5 (см. далее).

Правда, отдельные KB ранних выпусков (до ноября 1941 года), судя по фотографиям, встречались на фронте до лета 1942 года. Под Ленинградом эти машины воевали аж до весны 1944 года.

Немного об использовании трофейных танков КВ. Судя по имеющимся данным, в частях вермахта их было не очень много и вряд ли превышало 50 единиц. Судя по фотографиям, на некоторых из них, для улучшения обзорности, устанавливали командирские башенки от немецких танков Pz. Ill и Pz.IV.

Один КВ-1 (с дополнительным бронированием) осенью 1941 года был захвачен финнами в районе Петрозаводска. Весной 1942 года этот танк вошел в состав финской армии и использовался в её составе до конца 1954 года!

 




 

См. продолжение >>>


Поделиться в социальных сетях:
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Мой Мир


При использовании опубликованных здесь материалов с пометкой «предоставлено автором/редакцией» и «специально для "Отваги"», гиперссылка на сайт www.otvaga2004.ru обязательна!


Первый сайт «Отвага» был создан в 2002 году по адресу otvaga.narod.ru, затем через два года он был перенесен на otvaga2004.narod.ru и проработал в этом виде в течение 8 лет. Сейчас, спустя 10 лет с момента основания, сайт переехал с бесплатного хостинга на новый адрес otvaga2004.ru