ОТ «ПЕРШИНГА» ДО «ПАТТОНА». БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ ТАНКОВ М26, М46, М47

В.Мальгинов
Журнал «Бронеколлекция» № 5(20) / 2003 г.

 

Полномасштабное производство новых американских танков Т25 и Т26, прототипы которых были начаты разработкой еще в 1942 г., могло начаться фактически с весны 1944 года, если бы этот процесс не тормозился искусственно. Дело в том, что с начала Второй Мировой войны в американской армии, кроме бронетанковых, имелся отдельный род войск – самоходные истребители танков. По замыслу американских военных, бороться с танками должны были именно истребители – легко бронированные, но мощно вооруженные. Летом 1944 года такая машина – М36, вооруженная 90-мм пушкой, была поставлена в серийное производство. Однако высадка в Нормандии в июне 1944 года быстро подтвердила, что отсутствие в составе армии сильнобронированных танков – серьезный просчет командования. Нормандия – не Тунис, и хорошо замаскированные среди живых изгородей немецкие танки быстро расправлялись с «Шерманами». Истребители танков также не особенно ярко проявили себя в этой операции, выступив скорее в качестве оружия оборонительного, чем наступательного.

В итоге, Т26, классифицированный как тяжелый танк, стали готовить к массовому производству. Новая его модификация получила индекс Т26Е3. Пушку оснастили дульным тормозом, не столько для уменьшения отдачи, сколько для того, чтобы снизить ударную волну при выстреле, поднимавшую облако пыли, мешавшее прицеливанию. С башни убрали турель крупнокалиберного пулемета заряжающего, поставив обычный люк. Теперь пулемет крепился на стойке, как у «Шермана». Доработали и двигатель с трансмиссией.

Наибольшие трудности вызвала реализация требования увеличить возимый боекомплект к 90-мм орудию. На Т26Е1 применялась «мокрая» боеукладка, использовавшаяся и на некоторых модификациях М4. Ее особенностью было размещение выстрелов в контейнерах с водой, что, по мысли разработчиков, уменьшало вероятность пожара – при повреждении контейнера вода заливала выстрел. Однако применение такой укладки, вкупе с подвесным поликом башни, уменьшало боекомплект до 42 выстрелов. Рассматривались разные варианты решения этой проблемы, в том числе и ликвидация места помощника водителя, но в конце концов, учитывая большую толщину брони на Т26, от мокрой боеукладки отказались, сняли и подвесной полик. Это позволило увеличить боекомплект до 70 выстрелов.

Выпуск Т26Е3 начался на заводе «Фишер танк арсенал» в ноябре 1944 г. За этот месяц изготовили 10 машин, а к концу февраля 1945 года – уже 232 танка. В марте к производству подключился Детройтский танковый арсенал. Танки фирмы «Фишер» комплектовались гусеницами из траков марки Т81, а фирмы «Крайслер» (Детройтский арсенал) – Т80Е1, как на «Шермане». Но в дальнейшем и «Фишер танк арсенал» перешел на выпуск танков с такими же траками. Несколько отличались машины разных арсеналов и формой лобовой части корпуса. В марте Т26Е3 приняли на вооружение как тяжелый танк М26 «Генерал Першинг» или просто «Першинг» (в честь генерала Джон Дж. Першинга, командующего американскими экспедиционными силами в Европе в Первую Мировую войну).

В процессе серийного производства танк незначительно модернизировался: немного увеличили размер люков водителя и помощника и усилили механизмы наводки орудия. Обе фирмы выпустили 2222 танка М26, причем большую часть – «Фишер». Серийное производство закончили в конце 1945 года.

Однако начало серийного производства Т26Е3 не означало, что он сразу стал поступать в войска. Предполагалось, что первые серийные танки пройдут нормальную испытательную программу на территории США, в ходе которой выявят их дефекты и подготовят руководство службы. Практически это исключало появление новых машин на Западноевропейском театре военных действий до конца войны.

Однако после Арденн, где американцы впервые столкнулись с большим количеством только что появившихся немецких танков Pz.VIB «Королевский тигр», против которого «Шерман» был абсолютно бессилен, возобладало мнение о необходимости испытания новых машин в условиях военных действий. Кроме того, учитывая, что против «Королевского тигра» орудие Т26Е3 было слабовато, в число «подопытных» танков включили и один Т26Е1, вооруженный мощной 90-мм пушкой Т15Е1.

В январе 1945 года 20 Т26Е3 и один Т26Е1 были доставлены в Антверпен. Использование их в бою являлось составной частью миссии «Зебра». Под этим названием скрывалась программа испытаний перспективных образцов вооружения в условиях военных действий.

По десять Т26 получили 3-я и 9-я бронетанковые дивизии 3-й американской армии. Т26Е1 попал в 3-ю бронетанковую дивизию. В этой же дивизии по взводу Т26 (5 машин) получили 32-й и 33-й танковые полки, а в 9-й – 14-й и 19-й батальоны. После поступления машин в части назначенные экипажи приступили к освоению новых танков и боевой подготовке, которая закончилась в феврале.

Затем танки перебросили на фронт. Ночью 26 февраля один из Т26 33-го танкового полка был обстрелян и поврежден «Тигром» в районе немецкого городка Элсдорф. Но уже на следующий день американские танкисты сумели подбить один «Тигр» и два Pz.IV, причем дальность, с которой Т26 вели стрельбу, была запредельной для «Шермана» (800 м – для «Тигра» и 1000 м – для Pz.IV).

Танкисты 9-й бронетанковой дивизии вступили в бой 1 марта. И ночью тех же суток один Т26повредило фугасным снарядом. Вообще, имея полное господство в воздухе, американцы, за редким исключением, старались ночных операций не проводить, и танкистов к ним не готовили. Единственная безвозвратная потеря Т26 имела место в марте 1945 года: танк 3-й бронетанковой дивизии был поражен затаившимся в засаде немецким 88-мм самоходным противотанковым орудием «Насхорн» с дистанции 300 м. В машине возник пожар, и она взорвалась, к счастью, экипажу удалось спастись. Остатки танка разобрали на запасные части.

6 марта в г.Кёльне удачей для Т26 закончился его поединок с немецкой «Пантерой», пораженной тремя выстрелами. 7 марта оперативная группа 9-й бронетанковой дивизии вышла на западный берег р.Рейн, около г.Ремагена. К своему удивлению, американцы обнаружили, что железнодорожный мост Людендорфа через Рейн не подорван и по нему в спешке отступают немецкие части.

К середине дня американцы приблизились к западному концу моста. К тому времени немцы смогли взорвать только въезд на него. Танки Т26, рассредоточившись, открыли огонь фугасными снарядами по противоположному берегу реки, и надо сказать, довольно успешно – близким разрывом снаряда контузило командира немецких саперов. Когда он через 15 минут пришел в себя и сумел получить приказ на взрыв моста, проводка к подрывным зарядам была перебита. Доброволец пробрался на мост и от руки поджег запальный шнур. Но здесь то ли сыграло свою роль хваленое немецкое качество, то ли саперы у Гитлера были уже не те, но взрыв лишь повредил железнодорожные пути на мосту. Американская пехота бросилась на восточный берег по нетронутым пешеходным проходам, попутно перерезая все встречавшиеся на мосту провода и кабели. Огонь Т26 заставил замолчать оборонявшие восточный конец моста пулеметы. Уже за первые сутки на другой берег было переброшено 8 тысяч солдат. Через пять дней по восстановленному настилу на другой берег перебрались и Т26.

В течение 9 дней немцы пытались уничтожить злосчастную переправу с помощью авиации и пусков ракет ФАУ-2 (по иронии судьбы обрушить мост Людендорфа смогли только американские саперы, приводившие его в порядок: 17 февраля он рухнул в Рейн, унеся с собой жизни 28 саперов).

Т26 зарекомендовали себя в первых боевых столкновениях очень хорошо, технические проблемы оказались также не слишком велики. Поэтому из Америки в конце марта прибыла еще одна партия новых танков. Они поступили в 12-ю армию и были распределены между 2-й (22 танка) и 5-й (18) бронетанковыми дивизиями. В дальнейшем 30 танков получила и 11-я бронетанковая дивизия 3-й армии генерала Паттона. Поставки Т26 в Европу продолжались, но побывать в активных боевых действиях они уже не успели.

Т26Е1 не столько участвовал в боях, сколько подвергался экранировке, из него пытались получить «Королевский тигр» по-американски. Вырезанной из немецких танков броней покрыли лоб башни и корпуса, а потом и вообще обварили башню. В результате эта машина участвовала в бою всего один раз, сумев 4 апреля подбить немецкий танк с расстояния почти в полтора километра. Помериться силами с «Королевским тигром» ему так и не довелось.

После окончания войны в Европе последним театром военных действий оставался Тихоокеанский. Первоначально использовать Т26Е3 там не планировалось, но высокие потери «Шерманов» при высадке на Окинаве заставили командование направить туда 12 Т26Е3, стандартизованных к тому времени как М26. Однако они прибыли на Окинаву только 21 июня, когда бои за остров уже закончились. Теперь эти машины должны были участвовать в высадке на Японские острова. «Першинги» получили 193-й и 711-й танковые батальоны. Однако капитуляция Японии привела к отмене операции. Поэтому М26 так и не принял участия в боевых действиях на Тихоокеанском театре.

 

* * *

 

Завершение Второй мировой войны привело к сокращению производства М26 и практически отменило выпуск М45 (инженерный танк, оснащенный короткоствольной 105-мм гаубицей). Из иностранных государств М26 для оснащения своих армий получили лишь Бельгия, Италия и Франция. В мае 1946 г. М26 был переведен из разряда тяжелых танков в средние, а в 1948 г. появился его модернизированный вариант Т40, оснащенный новым орудием с дульным тормозом и эжектором. В июле 1948 г. Т40 был стандартизирован как средний танк М46 «Генерал Паттон», или просто «Паттон». Одновременно с этим М26 был классифицирован как ограниченно стандартный средний танк.

Первоначальный заказ на выпуск М46 составлял в течение 1949 года 800 танков. Эта машина отличалась от опытного Т40 лишь кормовым листом, где имелись три круглых лючка доступа к трансмиссии. Танк оборудовался двигателем «Континенталь» AV-1790-5 мощностью 810 л.с. и трансмиссией «Аллисон» CD-850-3.

В 1950 году планировалось прекратить выпуск М46 и модернизировать 1215 танков М26 по типу М26Е2, (с новыми двигателем и трансмиссией) но с установкой пушки М3А1. Таким образом, предполагалось к 1951 году получить около 2 тысяч танков стандарта М46. Однако война в Корее привела к тому, что выпуск М46 продолжился, а программа модернизации М26 так никогда и не осуществилась. Лишь немногие М26 (под индексом М26А1), начиная с 1948 года, переоснащались пушкой МЗА1.

Надо сказать, что в этот период среди американских военачальников бытовало широко распространенное мнение, что с появлением атомной бомбы прежние танковые войска становятся не нужны, а будущее – за легкими высокомобильными боевыми машинами. Нацеленные на глобальный атомный конфликт, заокеанские генералы упускали из виду возможность вовлечения армии США в локальные конфликты.

25 июня 1950 года началась Корейская война. Части КНДР перешли 38-ю параллель и углубились на территорию Южной Кореи. Учитывая, что у южнокорейских и американских войск средних танков на вооружении вообще не было, наступление развивалось стремительно. Средних танков не было и в Японии, только 28 июня удалось найти на артиллерийском складе в Токио три М26, но с неисправной системой охлаждения. После ее восстановления в середине июля танки направили в Корею. Однако система охлаждения все равно не работала нормально, и при отступлении от Чинжу к Пусану эти танки пришлось бросить.

 

В это время американцы лихорадочно собирали все средние танки, которые можно было бы отправить в Корею.

Хотя ООН и квалифицировала войну как агрессию Северной Кореи и санкционировала отправку туда войск разных стран под своей эгидой, танки могла предоставить только армия США. К отправке в Корею были подготовлены 6-й танковый батальон, вооруженный М46, 70-й, вооруженный М26 и М4А3Е8, 73-й и 9-й танковые батальоны, вооруженные М26. Кроме этих машин, на вооружении частей имелось и небольшое количество М45. Для укомплектования материальной частью 70-й танковый батальон был вынужден даже привести в порядок М26, использовавшийся как памятник в Форт-Ноксе, где он проходил подготовку.

Получили «першинги» и танкисты из 1-й сводной бригады морской пехоты – соединения, сформированного на базе 5-го полка морской пехоты. Его танкисты сменили свои «Шерманы» со 105-мм гаубицами на М26, причем не пройдя достаточной подготовки, – наводчики до отправки в Корею сделали всего по два тренировочных выстрела. Тем не менее общий уровень подготовки танкистов в морской пехоте был таков, что именно они открыли счет северокорейским Т-34-85, уничтоженным американскими танками.

Ко времени прибытия средних танков в Корею в руках южнокорейских и американских войск находился только город-порт Пусан и небольшой плацдарм, прилегающий к нему. К этому моменту северокорейское наступление выдохлось. Небоевые потери танков превышали боевые, и до Пусана добрались далеко не все Т-34-85.

17 августа четыре Т-34-85 предприняли атаку с западной стороны периметра обороны Пусана, где и были встречены танкистами 1-й бригады морской пехоты. Качественное превосходство М26 тут же дало о себе знать – было подбито три корейских танка без потерь со стороны американцев. Теперь к превосходству в воздухе они добавили и превосходство на земле.

Танкобоязнь в рядах армий США и Южной Кореи сошла на нет, а северокорейские танкисты стали с опаской вступать в открытые танковые поединки. По иронии судьбы, получилось так, что 60-й батальон, вооруженный самыми современными на тот момент М46, в своей зоне обороны пусанского плацдарма так ни разу и не встретил ни один северокорейский танк и занимался только поддержкой своей пехоты.

16 сентября американские войска высадились в районе Инчхона. Причем, если бы Пусан до этого даже и пал, северокорейцы могли бы перебросить к Инчхону в лучшем случае 20 Т-34-85, если бы знали, где состоится высадка. Во время наступления на Сеул танкисты морской пехоты заявили, что уничтожили на своих М26 16 Т-34-85 без потерь со своей стороны. С этого момента и качественное и количественное превосходство в танках было на стороне американских войск. Войска Северной Кореи стремительно отступали. Казалось, война скоро закончится. Но тут в войну вступили китайские народные добровольцы, сосредоточение которых американцы не смогли своевременно обнаружить.

Стремительное наступление сменилось таким же стремительным бегством. Так, 6-й танковый батальон, полностью вооруженный М46, который во время наступления на Северную Корею уничтожил шесть Т-34-85 и несколько СУ-76, при отходе бросил почти все машины на железной дороге около Пхеньяна. Американцы заявляли об уничтожении их своей авиацией, но скорее всего танк М46, пополнивший коллекцию Музея бронетанковой техники в Кубинке, один из тех.

Нового отката к Пусану, правда, не произошло, и фронт удалось стабилизировать к югу от Сеула в начале 1951 года. К этому времени в американских войсках находилось 309 М26 и 200 М46, и хотя их общая численность уступала количеству «Шерманов» (679 единиц), они все же оставались главной ударной силой. В ходе нескольких контрнаступлений к лету 1951 года войска ООН вышли к 38-й параллели – линии раздела Кореи до войны, где и остановились. Северная Корея даже при поддержке китайских добровольцев не могла разгромить войска ООН (в основном американские), имевшие качественное превосходство. С другой стороны, и американцы понимали, что вступление в войну большого числа китайских добровольцев привело к тому, что начало новых наступательных операций требовало усиления группировки войск в Корее и в перспективе могло спровоцировать открытое вступление Китая в войну (а за ним, возможно, и СССР), что также вело к неконтролируемому разрастанию конфликта, не пользовавшегося особой популярностью в США.

В результате обе стороны стали строить укрепления и зарываться в землю, а война приобрела довольно странный для середины XX века позиционный характер. Танки стали использоваться как самоходная артиллерия для стрельбы с места, в том числе с вершин холмов. Тут же выяснилась старая болезнь М26 – малая удельная мощность, за что танк стали нещадно критиковать, забыв его заслуги при обороне Пусана и последовавшем за этим наступлении. Ведущая роль перешла к М46 и «Шерману», а М45 вообще вывели с фронта. Попытки китайских войск атаковать ночью выявили негативное отношение американских танкистов к боевым действиям в это время суток. Так как приборов ночного видения на вооружении армии США еще не было, танки М46 решили оснастить прожекторами диаметром 18 дюймов (45,7 см), возродив советские довоенные «фары боевого света». Прожекторы доказали свою эффективность, а случаи их поражения вражеским огнем были не так часты, поскольку они имели регулятор длительности работы. Установив нужную длительность, наводчик или командир мог включить освещение, а гасло оно автоматически.

Война зашла в тупик. Смерть Сталина открыла дорогу для переговоров, и в июле 1953 года было подписано перемирие.

Еще в марте 1951 г. фирма «Детройт танк арсенал» по заказу армии США создала опытный танк М46Е1, представляющий собой корпус М46 с новой башней от танка Т42, оснащенной 90-мм пушкой Т119. После доработок он получил индекс М47.

Производство М47 началось на «Детройт танк арсенал» в июне 1951 года. Перешедший после Второй Мировой войны под управление Департамента артиллерии летом 1952 года, он снова был передан корпорации «Крайслер». До ноября 1953 года здесь выпустили 5481 танк М47. В 1951 году к производству подключилась фирма «Америкэн Локомотив», она выпустила 3195 танков. Таким образом, суммарный выпуск М47 превысил общий выпуск М26М45 и М46и составил 8576 единиц. В апреле 1952 года танк стандартизовали как М47 «Генерал Паттон II», позднее название было заменено на «Паттон 47», но чаще танк называли просто «Паттон».

Конец Корейской войны стал и закатом карьеры М26М45 и М46. В частях М26 и М45 быстро заменили новыми М47 и М48. Повоевавшие машины передали на хранение и в Национальную гвардию, а потом их списали. Такая же судьба ждала и М46; правда, учитывая, что у нового М47, планировавшегося для передачи союзникам по НАТО, аналогичная силовая установка и трансмиссия, единичные экземпляры «Паттона I» предваряли поставки М47 и служили для подготовки экипажей.

Несмотря на то что количество выпущенных М47 суммарно превосходило количество выпущенных М26 и М46, его служба в американских войсках была непродолжительна, и в боевых действиях под звездно-полосатым флагом участия он не принимал. Хотя поступление М47 в части началось в 1952 году и он мог бы успеть попасть на войну в Корею, необходимости в этом не было. К тому же у американских стратегов родилась мысль о том, что Корейская война – это прелюдия к Третьей мировой, и ведется она с целью оттянуть максимальные силы США и их союзников с Европейского театра военных действий, где и будет нанесен главный удар. Это объясняло, с их точки зрения, почему Советский Союз не вступает своими войсками в Корейскую войну. Проведенный анализ Европейского ТВД оптимизма не внушал – положение было похоже на соотношение сил перед началом Корейской войны. Поэтому два полка М47 срочно отправили в Германию. Правда, начало серийного производства М48 в 1953 году привело к тому, что уже в 1955 г. М47 был классифицирован как «ограниченно стандартный танк». Однако, не сделав карьеры в американской армии, М47 начали поступать на вооружение сначала союзников по НАТО (танк был даже объявлен стандартным танком НАТО), а потом и других союзных государств.

В Германии и Италии, куда попало много М47, как у стран, проигравших Вторую мировую войну, своего танкостроения на тот момент вообще не было, и эти машины стали первыми современными послевоенными танками, поступившими на вооружение их армий. ПолучилаМ47 и французская армия. Конечно, французам с их традиционным национализмом принимать на вооружение американский танк было не очень приятно. Но что делать – самым современным отечественным танком у них на начало 1950-х годов являлся ARL-44, созданный на базе довоенного B1bis. В свое время большие сомнения вызывала вообще его необходимость. Конечно, АМХ-50 превосходил М47 по ряду параметров (если не по всем), но, несмотря на разработку нескольких вариантов, этот танк так и не попал на вооружение.

В составе французской армии М47 впервые «понюхал пороху» во время англо-французской интервенции в зону Суэцкого канала в 1956 году. В боевых столкновениях с египетскими танкистами он не участвовал, но поддерживал огнем французские парашютно-десантные войска. Как известно, боевые действия в Египте были прекращены под сильным нажимом США и СССР.

С появлением новых танков собственной или американской разработки наиболее развитые страны блока НАТО избавлялись от М47. Своеобразным арсеналом устаревшей НАТОвской техники в те времена стала Турция, куда и попало множество М47. В 1974 году эти танки использовались при оккупации северной части Кипра, где им довелось встретиться с состоящими на вооружении у греков-киприотов Т-34-85. Превосходя Т-34 и качественно и количественно, «Паттоны» быстро их уничтожили.

М47 состояли на вооружении армии Австрии, которая хотя и не являлась членом блока НАТО, получила эти машины от США в безвозмездную аренду и могла их использовать для своей обороны, но не имела права продавать.

На одном из таких танков в конце 1960-х годов проходил службу Арнольд Шварценеггер, знаменитый ныне американский киноактер. В Австрии он стал практически национальным героем. Поэтому, когда в ходе визита на свою историческую родину в конце 1990-х годов голливудский «терминатор» выразил желание найти свой танк для установки в музее, австрийское министерство обороны пошло ему навстречу.

К этому времени закопанные в землю танки М47 использовались на венгерской границе как огневые точки. В отличие от подобного советского опыта (танки все-таки являлись собственностью США), они сохранили двигатель и ходовую часть. Найдя машину, на которой служил Шварценеггер, австрийцы откопали ее, привели в порядок и, согласовав вопрос с американцами, отправили этот раритет в США. Теперь он экспонируется в работоспособном состоянии в музее города Коламбус, штат Огайо.

Не попав на Корейскую войну, М47 тем не менее поступили в армию Южной Кореи, где находились на вооружении в течение длительного времени. Эти машины принимали участие в многочисленных учениях как южнокорейской армии, так и в совместных с США маневрах. Когда же они окончательно устарели, корейцы достаточно своеобразно решили проблему их утилизации. Сняв с боевых машин все наиболее ценное, а также люки, танки затопили вдоль побережья, образовав искусственный риф. При этом их внутренние полости стали прибежищем для многочисленных морских обитателей.

Однако далеко не все М47 закончили свой путь мирным образом. В Азии многие «Паттоны» нашли свой конец на поле боя. В 1965 году между Индией и Пакистаном вспыхнула очередная война из-за спорных штатов Джамму и Кашмир. М47 состояли на вооружении 1-й и 6-й танковых дивизий армии Пакистана. 1-я танковая дивизия в районе Лахора пыталась контратаковать наступающие части армии Индии без поддержки пехоты, но понесла катастрофические потери. В индийской армии это место называли «Кладбище «Паттонов». Близ г.Сиялкот М47 с переменным успехом участвовали в сражениях с индийскими «центурионами». В более поздних боевых столкновениях между Индией и Пакистаном танки интенсивно не использовались.

Отметились М47 и на Ближнем Востоке. Армия Иордании, получившая от США 100 танковМ47, применяла их вместе с более новыми М48 во время «шестидневной войны». Эта война подтвердила две истины, которые, впрочем, пытаются постоянно оспаривать. Первая: никакой единой арабской нации не существует, а есть несколько народов, имеющих общее происхождение и язык, но разные государства и национальные интересы, и не способные действовать скоординированно. Эту истину Израиль подтвердил в очередной раз, разгромив своих противников, последовательно маневрируя силами. Вторая: кто владеет небом – владеет землей. На Западном берегу реки Иордан в районе Дженина иорданским М47 и М48 противостояли более слабые израильские «Шерманы» и АМХ-13. Причем индивидуальная подготовка иорданских танкистов не уступала подготовке израильтян. Более умелое стратегическое руководство танковыми войсками Израиля и господство в воздухе привели к тому, что практически все иорданские М47 были уничтожены.

Модернизированные в конце 1970-х годов иранские М47 принимали участие в войне с Ираком в 1980–1988 годах. Конечно, к тому времени М47 порядком устарели, но все же их потери в этой войне объясняются скорее общим падением боеспособности иранской армии после исламской революции, когда многие специалисты бежали из страны.

Воевали «Паттоны» и в Африке. Испания разворачивала свои М47 в пустыне Сахара в середине 1970-х, но об их действиях известно немного. Эфиопия пыталась применять М47 в борьбе с партизанами Эритреи в 1977 году. Но танк – не лучшее средство в противопартизанской борьбе, и почти все они были уничтожены. 25 М47, переданных Саудовской Аравией, имелись в Сомали. Несколько этих машин было подбито в 1993 году боевыми вертолетами американских ВВС.

В настоящее время танки М47 все еще продолжают оставаться на вооружении ряда стран. Это Португалия, Пакистан, Сомали, Иран. Некоторые армии используют вспомогательные машины, созданные на их базе, например, Южная Корея. Так что боевая служба этого танка продолжается.

 


 

ОПИСАНИЕ КОНСТРУКЦИИ

 

КОМПОНОВКА. М26, М45, М46 и М47 имели классическую компоновку с размещением двигателя и трансмиссии в кормовой части танка.

По длине корпус делился на четыре отделения: управления, боевое, моторное и трансмиссионное.

Отделение управления находилось в передней части корпуса, в нем располагались водитель и помощник водителя. Оба они имели аналогичные приборы и приводы управления и одинаковые возможности управлять танком. Кроме того, помощник водителя имел шаровую установку с пулеметом М1919А4.

Боевое отделение занимало среднюю часть машины. В нем размещались наводчик орудия, командир танка и заряжающий, а также боекомплект орудия и пулеметов. На крыше боевого отделения на шариковой опоре устанавливалась башня со смонтированным в ней вооружением, командирской башенкой, люком и приборами наблюдения.

За боевым отделением, за бронированной перегородкой располагалось моторное. В нем размещался двигатель (жидкостного охлаждения – у М26 и М45 и воздушного – у М46 и М47), приводы к вентиляторам, радиаторы (только у М26 и М45), топливные баки и аккумуляторные батареи.

Между моторным и трансмиссионным отделением имелась легкая перегородка, причем двигатель, перегородка и трансмиссия представляли собой единый блок и демонтировались вместе. Здесь размещалась коробка передач, главный дифференциал и бортовые редукторы.

КОРПУС танка представлял собой броневую коробку, сваренную из литых и катаных броневых деталей. Лобовая часть корпуса вместе с крышей вплоть до моторного отделения – цельная отливка из броневой стали. Лобовая часть танка была V-образной формы, нарушаемой в верхней части только выступом под пулеметную установку.

Верх лобовой части корпуса – постоянной толщины 101,2 мм (4 дюйма). В танках М26, М45 и М46 он имел наклон 46°, а также прилив под установку вентилятора, у М47 вентилятора не было, и угол наклона увеличился до 60°. Угол наклона нижней лобовой части – 53°. Толщина брони в верхней части – 90 мм, постепенно она утончалась к днищу до 76 мм (3 дюйма). Крыша лобовой отливки толщиной 22 мм.

У танков М26, М45 и М46 на крыше размещался прилив вентиляционной установки, отверстия под неподвижные перископы водителя и помощника, отверстия под люки, отверстие под шаровой погон башни с выступом по периметру для его защиты и два отверстия для лючков заливных горловин топливных баков. У М47 прилив на крыше отсутствовал, не было и отверстий под неподвижные перископы, но диаметр погона башни был больше и прилив под него выходил за габариты корпуса. В распоряжении водителя и помощника водителя имелись два отдельных люка, открывавшихся в сторону от центра корпуса и снабженных торсионным компенсатором. Каждый люк имел отверстие под установку вращающегося перископа.

Борта корпуса также представляли собой отливку, причем ее толщина на протяжении боевого отделения – 76 мм, а на протяжении моторного – 50,8 мм. У танков М26, М45 и М46 борта имели крепления под установку пяти кронштейнов для поддерживающих колес, а у М47 – трех. Днище танка сваривалось из двух листов катаной брони толщиной под боевым отделением 25,4 мм и под моторным –12,7 мм.

Днище и борта корпуса соединялись массивными кронштейнами крепления балансиров опорных катков, а между ними фиксировались бортовыми скосами толщиной 25,4 мм. В бортовых скосах между кронштейнами передних опорных катков и лобовой частью размещались аварийные люки водителя и помощника водителя.

Корпус М46 и М47 был большей длины и за кронштейнами шестой пары опорных катков имел меньшие по размеру крепления для кронштейнов отбойных катков звездочки. При модернизации М47 эти катки часто снимались вместе с торсионами, а отверстия для балансиров заваривались.

Крыша лобовой части, борта и днище соединялись друг с другом в середине танка броневой перегородкой, служащей для разделения боевого и моторного отделения и одновременно являющейся силовым элементом корпуса.

Кормовая деталь корпуса у М26 и М45 сваривалась из трех броневых отливок толщиной от 76 до 50,8 мм – двух бортовых и кормовой. Корма корпуса у М46 и М47 – цельнолитая, толщиной 76 мм. Кормовая деталь соединяла между собой сзади борта, днище и бортовые скосы корпуса и имела приливы под установку бортовых редукторов, а также отверстия для слива масла из трансмиссии. К ней также приваривалась площадка для крепления буксирного приспособления и двух буксирных рымов. У М26 и М45 задняя деталь корпуса выполнялась с отверстием для выхода выхлопных труб (сверху их закрывал литой массивный кожух). Кроме того, у этих танков на кормовую часть приваривался стопор пушки по-походному. У М46 и М47 выхлопные трубы выходили через крышу моторного отделения, там же крепился и стопор, поэтому отверстий под выхлопные трубы сзади не было, зато имелись крепления под телефонный аппарат.

Крыша моторного отделения состояла у М26 и М45 из прямоугольного люка над мотором, слева и справа от него находились по две откидывающиеся в стороны решетчатые панели, через которые осуществлялся забор воздуха в систему охлаждения мотора. Далее, ближе к корме, располагалась выпуклая литая деталь, от борта до борта, с лючком доступа к заливной горловине радиаторов. В самой корме корпуса ставились четыре откидывающиеся решетчатые панели (по две на борт). Через них выбрасывался отработанный воздух и осуществлялся доступ к трансмиссии.

У М46 и М47 в связи с установкой двигателя воздушного охлаждения практически весь верх корпуса представлял собой решетку, через которую осуществлялся забор или выброс воздуха.

На всех танках крыша над моторным и трансмиссионным отделением полностью разбиралась и снималась для демонтажа двигателя с трансмиссией.

БАШНИ М26, М45 и М46 выполнялись цельнолитыми и имели цилиндрическую форму с легкой конусностью и развитой кормовой нишей. Лобовая толщина башни составляла 101,2 мм, борта и корма башни были толщиной 76 мм (у М45 лоб, борт и корма башни – толщиной 127 мм). Крыша у всех трех танков – одинаковой толщины, 25,4 мм (1 дюйм). В лобовой части башни предусматривалось прямоугольное отверстие, служащее для крепления спаренной установки пушки и пулемета, а также их прицела. Спереди сверху установка защищалась крепящейся на винтах лобовой деталью, а спереди – массивным щитом толщиной у М26 и М46 – 114 мм, а у М45 – 203 мм.

С левой стороны башни у М26, М45 и М46 имелись крепления для запасных траков и приспособление для их демонтажа, а также лючок для выброса стреляных гильз. У М26 на левой стороне башни находились крепления для А-образной грузовой стрелы, которую экипаж мог установить и самостоятельно провести демонтаж блока «двигатель – трансмиссия». Однако в полевых условиях этим занимались ремонтные подразделения, и на М46 эти крепления часто срезались, а потом и вообще не ставились. На башнях М45 их не было совсем. На правой части башни размещалась сваренная из металлических листов корзина, предназначенная для брезента, но часто использовавшаяся для перевозки другого имущества. Справа могло крепиться второе приспособление для демонтажа гусениц. На задней стенке башни предусматривалось крепление для зенитной стрельбы с земли из пулемета «Браунинг» калибра 12,7 мм, а также крепление для перевозки станка для зенитного пулемета (реально никогда не возившегося), что позволяло его использовать вне танка.

На крыше башни имелись отверстие под люк заряжающего с пружинным компенсатором и отверстие для установки поворачивающегося перископа Мб, которым также пользовался заряжающий. На крыше также находились два антенных ввода и отверстие под перископический прицел наводчика.

В задней части башни монтировалась стойка для крепления крупнокалиберного пулемета и фиксатор его ствола (у М45 и М46 вторая стойка размещалась над перископическим прицелом наводчика). Ближе к правому борту устанавливалась круглая командирская башенка, имевшая шесть перископов по периметру. Кроме того, во вращающейся на 380° крышке люка командира мог быть установлен перископ Мб. Диаметр башенного погона у М26, М45 и М46 составлял 1753 мм.

Цельнолитая башня М47 была абсолютно оригинальной, так как разрабатывалась для другого танка. Диаметр погона под нее составлял 1854 мм, а сама башня имела обтекаемую форму с сильно заваленными бортами и приливами под стереоскопический дальномер, люк заряжающего и командирскую башенку. Хотя толщина брони не возросла по сравнению с башнями предыдущих танков, снарядостойкость увеличилась за счет большего наклона брони. Лобовой щит башни толщиной 114 мм стал меньше – сказалось отсутствие телескопического прицела.

Толщина лобовой части башни составляла 101,2 мм при угле наклона 40°. Борта – толщиной 63,5 мм при наклоне 30°. Корма башни имела толщину 76,2 мм, крыша – 25,4 мм. На бортах не крепилось никакого дополнительного имущества, а устанавливались поручни для облегчения посадки экипажа, затрудненной из-за большого наклона бортов. (В СССР первоначально считали, что эти поручни служат для танкового десанта, но в США для перевозки пехоты в основном применялись БТРы, а танковые десанты использовались в исключительных случаях.) Не было на башне М47 и лючка для выброса стреляных гильз, хотя на опытных образцах он присутствовал. Тут американцы, как в свое время и немцы на «Пантере», принесли удобство в жертву снарядостойкости. В кормовой части башни размещался легкий металлический ящик для имущества, по бокам которого находились крепления для двух канистр.

В передней части башни имелись приливы под выводы колпаков стереоскопического прицела-дальномера (при модернизации танка один из колпаков служил для вывода лазерного прицела). Для его демонтажа в крыше была предусмотрена большая съемная панель, в которой, в свою очередь, выполнялись отверстия для крепления перископического прицела наводчика и неподвижного перископа М13 заряжающего.

Командирская башенка М47 оборудовалась только пятью перископами – вместо переднего у командира ставился такой же перископический прицел, как и у наводчика. Люк командира вращался и перископом не оборудовался. Между командирской башенкой и люком заряжающего находилась стойка для зенитного пулемета. В кормовой части башни имелись два антенных ввода, а также крепление колпака башенного вентилятора.

Башни танков М26, М45, М46 и М47 могли поворачиваться вручную или с помощью гидромотора. При использовании гидропривода башня делала полный оборот у М26, М45 и М46 за 15 с, а у М47 – за 10 с.

ВООРУЖЕНИЕ. Танки М26, М46 и М47 были вооружены 90-мм пушкой, созданной на базе зенитной 90-мм пушки М1, и могли использовать одинаковые боеприпасы. Масса 90-мм выстрела в зависимости от типа снаряда колебалась от 14 до 20 кг, длина – от 900 до 950 мм. Начальная скорость у фугасных и бронебойных снарядов составляла около 820 м/с. Начальная скорость подкалиберных снарядов достигала 1200 м/с.

Танк М26 оснащался 90-мм пушкой М3 с дульным тормозом. Угол возвышения пушки – +20° и угол склонения -10°. Она могла вести огонь с помощью телескопического или перископического прицела. Скорострельность достигала 8 выстр./мин. Боекомплект состоял из 70 выстрелов.

На танках М26А1 и М46 устанавливалась пушка МЗА1, отличавшаяся наличием эжекционного устройства для продувки ствола после выстрела и однокамерным дульным тормозом. М46 снабдили новым телескопическим прицелом М83.

Главное вооружение М47 – пушка М36 в маск-установке М78. Она имела эжектор и оснащалась дульным тормозом, который в зависимости от времени выпуска танка мог быть однокамерным (как у пушки М3А1), цилиндрическим или Т-образным. Живучесть ствола – около 700 выстрелов. Использовались те же выстрелы, что и у пушек танков М26 и М46. Кроме того, в дальнейшем в Бельгии и Израиле для этого орудия разрабатывались и выпускались новые типы боеприпасов. Но главное новшество М47 состояло в системе управления огнем. У танка отсутствовал телескопический прицел, впервые (для американского танкостроения) боевая машина оснащалась стереоскопическим прицелом-дальномером М12, сопряженным с баллистическим вычислителем. Кроме того, наводчик имел перископический прицел М20. Такой же прицел был и у командира танка, что позволяло ему, используя свои приводы управления башней, осуществлять стрельбу из орудия. Перископический прицел М20 можно было использовать не только для стрельбы, но и для наблюдения, так как он обладал переменной кратностью – для стрельбы применялось шестикратное увеличение, а для наблюдения – однократное.

Первоначально боезапас пушки М47 составлял 71 выстрел, из которых 11 находились в нише башни. В дальнейшем, при модернизации танка, за счет ликвидации места помощника водителя, боезапас мог быть увеличен до 105 выстрелов.

На танке М45 была смонтирована 105-мм гаубица М4 в маск-установке М71. Эта установка обеспечивала углы вертикального наведения от +35° до — 10°. Для стрельбы служил телескопический прицел M76G. Максимальная дальнобойность гаубицы – 11 160 м. Скорострельность могла достигать 8 выстр./мин. Боезапас составлял 74 выстрела.

На всех танках М26, М45, М46 и М47 с пушкой (или гаубицей) спаривался 7,62-мм пулемет М1919А4 с ленточным питанием. При стрельбе из спаренного пулемета использовался пушечный прицел.

Помощник водителя в танках М26, М45, М46 и М47 имел шаровую установку со вторым пулеметом М1919А4. В шаровой установке не предусматривалось отверстий для прицельных приспособлений, а если бы они и были, помощник не мог ими воспользоваться, поскольку пулемет устанавливался очень низко. Поэтому стрельба велась с наблюдением через перископ помощника водителя, с использованием трассирующих пуль.

Количество перевозимых патронов калибра 7,62 мм на танках М26 и М45 составляло 2500 шт., на М46 – 2750 шт., на М47 – 4125 шт.

На крыше башен танков М26, М45, М46 и М47 стоял 12,7-мм пулемет М2НВ, предназначенный для стрельбы по наземным и воздушным целям. Он не имел турели и крепился на стойках, количество которых у разных танков было неодинаковым. У М26 одна стойка находилась в задней части крыши, из-за чего стрелять назад из люка могли командир и заряжающий, а вперед стрельба была возможна только с крыши моторного отделения. Второе крепление имелось на кормовой стенке башни, и если башня была развернута на борт, то можно было стрелять с земли при больших углах возвышения. У танков М45 и М46, кроме вышеперечисленных, появилось дополнительное крепление над перископическим прицелом наводчика, и командир танка получил возможность стрелять вперед по ходу танка, высунувшись из своего люка. У танка М47 имелось всего одно крепление – между командирской башенкой и люком заряжающего.

Боезапас пулемета М2НВ составлял для танков М26, М45 и М46 550 патронов калибра 12,7 мм. В реальности американские танкисты в Корее, активно используя этот пулемет для обстрела мест, где могли прятаться гранатометчики, ухитрялись загружать гораздо больше патронов. Поэтому штатный боезапас танка М47 составлял уже 1700 патронов калибра 12,7 мм.

ДВИГАТЕЛЬ И ТРАНСМИССИЯ. На М26 и М45 устанавливался бензиновый двигатель водяного охлаждения «Форд» GAF, V-образный, 8-цилиндровый. Мощность – 500 л.с. Двигатель был соединен в единый блок с трансмиссией, обеспечивавшей две передачи вперед и одну назад.

Емкость топливных баков танка составляла 675 л. Емкость маслосистемы 30 л, причем маслофильтр имел автоматическую очистку. Охлаждение двигателя обеспечивали два водяных радиатора. Емкость системы охлаждения 83 л. В систему охлаждения был включен предпусковой подогреватель. Двигатель устанавливался в моторном отделении по центру. Справа и слева от него размещались топливные баки. Отбор мощности от двигателя осуществлялся спереди и сзади. Сзади двигатель подсоединялся к трансмиссии. Спереди происходил отбор мощности для вентиляторов системы охлаждения. Каждый радиатор обдувался двумя вентиляторами (один над другим), приводимыми во вращение от карданных валов с помощью ременной передачи. Такой же передачей приводился в действие и электрогенератор, установленный справа от двигателя.

На танках М46 и М47 устанавливался бензиновый двигатель марки «Континенталь» AV-1790-5B, V-образный, 12-цилиндровый, воздушного охлаждения, развивавший мощность 810 л.с. при 2800 об/мин. Двигатель соединялся с трансмиссией CD-850 (разных модификаций на М46 и М47), которая также имела две скорости вперед и одну назад. Впервые примененная на серийном среднем танке передача типа «кросс-драйв» значительно упростила управление. Водитель управлял движением танка, поворотами и торможением с помощью одного рычага.

Охлаждение двигателя обеспечивали два вентилятора, размещенных на самом двигателе. Отбор воздуха для обдува трансмиссии и маслорадиатора осуществлял дополнительный вентилятор, установленный слева от мотора в перегородке, разделяющей моторное и трансмиссионное отделения.

Топливные баки также располагались по бортам двигателя и имели общую емкость 875 л.

ХОДОВАЯ ЧАСТЬ у танков М26, М45, М46 и М47 состояла из шести сдвоенных обрезиненных штампованных опорных катков диаметром 660 мм на борт. Подвеска танка индивидуальная торсионная. Направляющее колесо взаимозаменяемо с опорными катками. Передние опорные катки механически связаны с направляющим колесом для избежания спадания гусениц. Из-за этого ходовая часть имела несколько интересных особенностей. Балансиры передних опорных катков были направлены вперед, а пяти остальных – назад. Из-за применения торсионной подвески катки правого борта отставали от катков левого борта, правда, только последние пять. Передние опорные катки из-за механической связи с направляющими катками располагались соосно. Это достигалось разной длиной их балансиров. Гидравлические амортизаторы имели 1, 2, 5-й и 6-й катки. Для ограничения хода первый каток (связанный с ленивцем) оснащался пружинным буфером, а остальные – ограничителями хода с резиновыми буферами.

Танки М26, М45 и М46 имели по пять обрезиненных поддерживающих катков на борт, а М47 – по три.

У М46 и М47 возросло расстояние между последним опорным катком и ведущим колесом. Поэтому там добавляли дополнительный каток на балансире с торсионной подвеской, аналогичный поддерживающему. Его назначение – поддерживать постоянство натяжения гусеницы и защищать ведущее колесо. На машинах, долго бывших в эксплуатации, этот каток и его подвеску обычно снимали.

Ведущие колеса – заднего расположения, цевочного зацепления,с 13 зубьями. У ранних М26 (Т26ЕЗ) они были другой формы, чем у более поздних машин, и не взаимозаменяемые с ними из-за применения гусеницы с траками Т81.

Первоначально на танк М26 (Т26ЕЗ) устанавливались гусеницы Т81 с литыми траками, металлическими грунтозацепами и резинометаллическим шарниром шириной 61 см. Однако вскоре их заменили на штампованную гусеницу шириной 58,5 см, как на танке М4А3Е8 с подвеской HVSS. Эта гусеница также имела металлические грунтозацепы и резинометаллический шарнир. И в том и в другом случае гусеница состояла из 83 траков.

Из-за увеличения длины у М46 и М47 гусеница состояла из 86 траков. На М46 обычно ставилась гусеница, набранная из траков Т80Е1, как и на М26 и М45. Однако к началу войны в Корее некоторые танки М26 и М46 получили новую гусеницу Т84Е1 с резиновыми асфальтоходными подушками и резиновыми грунтозацепами. А на М47 эта гусеница стала стандартной, хотя на этих танках использовалась и новая гусеница с металлическим грунтозацепом Т80Е6. Обе они по конструкции были аналогичны Т80Е1.

ЭЛЕКТРООБОРУДОВАНИЕ выполнялось по однопроводной схеме. Напряжение 24 В. Все танки имели по четыре аккумулятора напряжением 12 В.

СРЕДСТВА СВЯЗИ. Рабочие места всех пяти членов экипажа танков М26, М45, М46 и М47 оборудовались индивидуальными переговорными устройствами. На корме танков М46 и М47 был закреплен телефонный аппарат для связи командира танка и пехоты. Если танк стоял на месте, он мог подключаться к полевой телефонной линии.

Связь между машинами осуществлялась с помощью приемопередающей радиостанции SCR-528, работавшей в диапазоне коротких и ультракоротких волн. Для работы в каждом диапазоне использовалась отдельная антенна, поэтому на танках их было установлено по две.

 

ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ АМЕРИКАНСКИХ СРЕДНИХ ТАНКОВ


Поделиться в социальных сетях:
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Мой Мир


При использовании опубликованных здесь материалов с пометкой «предоставлено автором/редакцией» и «специально для "Отваги"», гиперссылка на сайт www.otvaga2004.ru обязательна!


Первый сайт «Отвага» был создан в 2002 году по адресу otvaga.narod.ru, затем через два года он был перенесен на otvaga2004.narod.ru и проработал в этом виде в течение 8 лет. Сейчас, спустя 10 лет с момента основания, сайт переехал с бесплатного хостинга на новый адрес otvaga2004.ru