А ВСЕГО НАМ НУЖНЕЕ БРОНЯ

Танки Т-62 в Афганистане
Журнал «Солдат удачи» №9 [120] 2004 г.

В журнале «Солдат удачи» приводится большое количество материала, посвященного боевой работе снайперов, саперов, бойцов специальных подразделений. К сожалению, немного материалов о военных специальностях, связанных с управлением в бою бронетанковой техникой.

А ведь роль бронетанковой техники огромна и особенно в локальных войнах. Наличие в подразделениях достаточного количества современных, хорошо вооруженных бронированных машин, укомплектованных обученными и слаженными экипажами, позволяет успешно и с минимальными потерями решать боевые задачи практически любой сложности.

 

В июле — августе 1986 года подразделения 180-го и 181-го мотострелковых полков, отдельного разведывательного батальона 108-й мотострелковой дивизии при поддержке подразделений артиллерийского полка проводили «зачистку» ряда кишлаков так называемой «баграмской зеленки». С воздуха действия подразделений поддерживали штурмовики Су-25 и вертолеты огневой поддержки Ми-24, которые нанесли огневые удары перед входом наших частей в «зеленку», а в дальнейшем работали по вызовам подразделений.

Наша группа в составе горно-стрелковой роты (примерно 50 человек личного состава, 7 БТР-70), усиленная танком Т-62Д (под моим командованием) и расчетом 82-мм миномета, входила в «зеленку» в ротной колонне. Параллельно нашей колонне шли также разведывательная рота полка, усиленная танком, а также две другие горно-стрелковые роты (от нашего 181-го полка участвовал только горно-стрелковый батальон, разведрота, несколько танков, батарея Д-30, подразделения саперной роты).

За время проведения операции (около двух недель) душманы несколько раз пытались обстреливать наши подразделения из минометов, однако, к счастью, никакого ущерба нам это не нанесло.

В течение операции произошло одно боестолкновение — мы подошли к участку «зеленки», где зеленые насаждения стояли сплошной стеной. Перед этой стеной протекал ручей. В нашей колонне бронетехника была расставлена так, чтобы можно было отразить нападение со всех сторон. И все-таки основные усилия были сосредоточены в направлении «стены зелени».

Распаленные 40-градусной жарой, мы направились к ручью, чтобы немного охладиться. После этого возвратились к своим машинам, а разведвзвод горно-стрелкового батальона углубился в «зеленку». В это время со стороны «зеленки» по нам был открыт сильный огонь из стрелкового оружия, гранатометов и безоткатных орудий. Душманы пошли в атаку под крики муллы, разносимые мощными динамиками.

Но гораздо более мощный огонь танковых пушек и автоматических пушек БМП-2, а также крупнокалиберных пулеметов БТР-70 остановил эту атаку в считанные минуты. Так менее двух десятков боевых машин (из них 3 танка Т-62Д, 4 БМП-2Д, 1 БРМ-1, остальные — БТР-70) решили исход боя в нашу пользу При этом с нашей стороны был только один раненый из числа солдат разведвзвода.

Позже, прочесывая «зеленку» и кишлак на пути следования, мы обнаружили дзот, причем высота его над землей была по колено человеку. Он был настолько хорошо замаскирован, что обнаружили его лишь с расстояния 10…15 метров. Из дзота вел подземный ход, соединявшийся, по-видимому, с системой кяризов. В кишлаке также были обнаружены глубокие норы, т. е. душманы могли нанести серьезный урон нашей пехоте, если бы не было бронетехники. К тому же инженерное оборудование кишлака (наличие подземных убежищ, соединенных с системой кяризов, мощные глинобитные дувалы) позволяло без ущерба выдерживать мощные артиллерийские и авиационные удары. Однако после неудачной атаки на нашу группу душманы оставили кишлак без боя.

Это был один из многих эпизодов афганской войны. Рабочие лошадки Т-62Д, БМП-2Д, БТР-60, БТР-70 и БТР-80 достойно выполняли боевые задачи в тяжелейших условиях, сохранив тысячи, а может, и десятки тысяч солдатских жизней.

В условиях современного боя танк является мощным огневым средством и хорошим средством защиты, но у танка имеются и серьезные недостатки: это зоны, поражение которых возможно даже легким противотанковым оружием пехоты; наличие сотен литров дизельного топлива и масла, сотен килограммов боеприпасов.

Однако критическая оценка слабых мест и принятие соответствующих мер могут в значительной степени повысить живучесть танков и сохранить жизни экипажам.

Повышение живучести можно провести как на оборонных предприятиях, так и своими силами в войсках.

Если говорить об оборонных предприятиях, то тут возможны:

1. Разработка и оснащение танков легкосъемными модулями противоминной защиты днища.

2. Оснащение бронетанковой техники комплектами усиления защиты (кстати, комплекты эти давно уже разработаны нашими оборонными институтами). Я не говорю о системах активной защиты, которые уже несколько лет предлагаются на экспорт.

3. Усиление огневой мощи за счет установки блоков НУPC типа авиационных С-60 позволило бы мощным залпом подавить противника, к примеру, напавшего из засады, и тем самым выиграть время для перевода основного вооружения танка в боевое положение.

4. Наличие возможности ведения огня из зенитного пулемета как дистанционно (находясь внутри танка), так и используя ручные приводы.

5. При отсутствии на бронетехнике современных приборов ночного видения (я имею в виду современные приборы с дальностью не менее 1,5-2 километров) неплохо было бы иметь многозарядное пусковое устройство для осветительных ракет.

Во время службы в Афганистане на дорожной заставе возникали ситуации, когда необходимо было иметь «ночное зрение», но командирский прибор наблюдения ТКН-3 танка Т-62 имеет дальность видения всего 400 м, а ночной прицел — 800 м. Благо мы были на заставе с артиллеристами, у которых было два нештатных 120-мм миномета и к ним большое количество осветительных мин.

6. Создание на базе ремонтных подразделений общевойсковых частей и соединений мощных структур по сервисному обслуживанию бронетанковой техники. К примеру, в нашем батальоне был танк (под номером 841). Когда его перегоняли из Хайратона в Кабул — уронили в пропасть. При этом он перевернулся через башню. Танк достали, проверили, вроде все работало за исключением ВКУ, т. е. полностью отсутствовало энергообеспечение башни, а следовательно, не работала радиостанция, автоматизированные приводы вооружения танка, ночной прицел наводчика орудия и ночной канал командирского прибора. Самостоятельно эти неисправности мы устранить не смогли ввиду отсутствия квалифицированных специалистов по электрооборудованию. Так и ездил этот танк на операции без связи и боеготовым вооружением всего на 50%.

А теперь мероприятия, которые можно провести непосредственно силами экипажей и ремонтных средств подразделения.

1. Усилить защиту кормовой части башни, закрепив на некотором расстоянии звенья гусеничных лент. Для этого по периметру задней части башни необходимо приварить «полочки» из железного листа толщиной примерно 20 мм. Полочки усилить раскосами, направленными вниз. На эти полочки укладываются гребни траков и звенья гусеничных лент, железной проволокой (6-мм) привязываются к поручням, крюкам и прочим элементам на башне. Зазор между звеньями гусеничной ленты и башней может заполняться различным имуществом. На моем танке там всегда находился 60-литровый бак с питьевой водой. Что обеспечивало потребности экипажа в питьевой воде на длительное время.

Количество траков в звене составляло 8 штук. Оно определялось средним количеством траков, выводимых из строя взрывом стандартной противогусеничной мины.

Звено из 8 траков (для гусеницы РМШ танков Т-62 и Т-72) весит около 140 килограммов, и экипаж танка в состоянии его снять с башни и заменить поврежденные траки на гусенице без помощи каких-либо механизмов и приспособлений.

2. Демонтировать элементы усиления бронезащиты с бронетехники (контейнеры навесной динамической защиты, броневые модули и решетчатые экраны), отправляемой в капитальный ремонт, и монтировать их на ослабленные зоны объектов, остающихся в строю.

 

Ну и в заключение. В настоящее время работают НИИ, предприятия оборонной промышленности, разрабатываются концепции бронетехники будущего, предлагаются на продажу (даже в страны отнюдь нам не дружественные — лишь бы деньги платили) новейшие образцы бронетехники, а также совершенные системы защиты этой техники. В то же самое время наши солдаты в Чечне вынуждены использовать бронетехнику, возраст которой 30 — 40 лет (Т-62 и БМП-1), причем даже более современная техника (Т-72 и БМП-2) практически не прошла модернизацию с учетом особенностей ее применения.

В 1985 году в составе Ограниченного контингента советских войск в Афганистане практически невозможно было встретить танки Т-62 — все они были заменены на Т-62Д (модификация, созданная с учетом условий афганской войны), а также БМП-2 стандартного образца, а тем более БМП-1. Основу парка БМП составляли БМП-2Д, в воздушно-десантных и десантно-штурмовых соединениях и частях боевые машины десанта ввиду их слабой защищенности были заменены на БПМ-2Д и БТР. К сожалению, в Чечне этот афганский опыт, на мой взгляд, никто не учитывает.

 

Олег Коренченко, г. Урай, Каменская область.


Поделиться в социальных сетях:
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Мой Мир


При использовании опубликованных здесь материалов с пометкой «предоставлено автором/редакцией» и «специально для "Отваги"», гиперссылка на сайт www.otvaga2004.ru обязательна!


Первый сайт «Отвага» был создан в 2002 году по адресу otvaga.narod.ru, затем через два года он был перенесен на otvaga2004.narod.ru и проработал в этом виде в течение 8 лет. Сейчас, спустя 10 лет с момента основания, сайт переехал с бесплатного хостинга на новый адрес otvaga2004.ru