Сергей Маев: Главком Сухопутных войск должен наладить связь с военной промышленностью, а не делать непродуманные заявления

МАТЕРИАЛ ИНФОРМАГЕНТСТВА НАКАНУНЕ.RU - http://www.nakanune.ru/articles/15324
21.03.2011 г.

Недавние высказывания Главнокомандующего сухопутными войсками Александра Постникова о танке Т-90 взбудоражили экспертное сообщество. Практически везде начали звучать недоуменные голоса специалистов, которые с цифрами в руках доказывали, что последние четыре года Т-90 был самым продаваемым танком в мире. С этими доводами согласен и экс-глава Главного автобронетанкового управления Минобороны (в 1996-2004 годах) и Рособоронзаказа (2006-2009 годы), а ныне председатель ДОСААФ Сергей Маев. Он рассказал корреспонденту Накануне.RU, чем наша машина превосходит зарубежные образцы, и почему нельзя останавливать серийное производство Т-90.

 

Вопрос: Эксперты восприняли заявление главкома Сухопутных войск Александра Постникова с нескрываемым удивлением. Танк Т- 90 уже четыре года является лидером экспортных поставок и постоянно выигрывает в борьбе с западными конкурентами. Почему же вдруг главком так резко его раскритиковал?

 

Сергей Маев: Такие заявления, непродуманные и неверные, безусловно, не украшают столь высокое должностное лицо, каким является главком Сухопутных войск. Мне посчастливилось работать в то время, когда главкомом был Валентин Иванович Варенников, и я знаю, насколько тщательно и выверено он подходил к заявлениям для средств массовой информации. Также тщательно подходил он и к работе по оснащению Сухопутных войск образцами военной техники. В этом вопросе всегда надо оценивать историю, современное состояние и будущее. Я полагаю, что свое мнение Постников говорил в какой-то непонятной запальчивости, а, главное, цель этого высказывания не совсем ясна! Если он хотел обругать нашу технику, то этим сейчас занимается каждый. Но главком не просто должен ругать, он тут же должен предлагать решения проблемы. Ведь на нем лежит ответственность за оснащение Вооруженных сил.

Что же касается конкретных слов главкома о наших танках, то отмечу, что они всегда стоили дешевле. Это подтверждает мировая практика экспорта наших машин. Они и в недалеком прошлом, и сейчас стоят в 2-3 раза меньше западных аналогов. Поэтому слова Главкома о том, что за один Т-90 можно купить три «Леопарда», для меня совершенно непонятны. Я просто не знаю, откуда он это взял. Но я точно знаю, что за один «Леопард» можно купить два или три Т-90, притом последней модификации. И не потому, что эта техника хуже, а потому что у нас совершенно другие расчеты трудозатрат и калькуляции расходов. Кроме того, преимущество нашей машины заключается в том, что мы готовим ее для использования в конкретных боевых условиях. У нас многие излишества, которые, допустим, определяют удобство в эксплуатации, не всегда реализуются. Он говорит, что Т-90 – это 17-я модификация Т-72. Ну а разве это так плохо? Это хорошо! Значит, самый распространенный танк в мире Т-72 имеет такие потенциальные возможности по своей модернизации, что позволил создать в течение долгого времени вот эти 17 модификаций. И если уж об этом зашла речь, то в основе компоновки современной бронетанковой техники до настоящего времени используется Т-34! Ну, допустим, мы откажемся от своих танков и начнем закупать чужие. Но пройдет пять лет и они устареют так же, как сейчас устаревают наши модели. И что тогда? Снова выходить на рынок и закупать модернизированные образцы? А что же будет делать наша научно-техническая элита и наша промышленность?

Заявления Постникова не имеют под собой научно-технической основы и говорят о том, что главком не знает историю танкостроения, не понимает факторы, которые определяют развитие этой отрасли и фактически дискредитирует технику, которая составляет большую часть оружейного экспорта.

 

Вопрос: Насколько сильно эти заявления могут отразиться на конкурентоспособности Т-90?

 

Сергей Маев: Я не знаю, что теперь будут думать индусы, которые закупили целую дивизию этих танков. Они очень тщательно испытывали эту технику. Они здесь, простите за выражение, ковырялись два года, изучая каждую деталь этого танка. И я должен сказать, что индусы – специалисты очень высокого класса, которые не уступают ни немцам, ни американцам. Тем более, что к нам приезжали офицеры, которые вели в свое время боевые действия на наших танках. И сейчас, как мне кажется, на фоне таких заявлений, нас может обойти Украина, потому что они со своим танком Т-84, который, между нами говоря, является плохой версией Т-90, всегда наступали нам на пятки.

 

Вопрос: Могут ли эти заявления привести к отставке Постникова?

 

Сергей Маев: Судить об этом не стану. Даже если он так думает всерьез, то высказывать вслух этого не стоит! Есть же другие возможности выразить свою позицию, например, на заседании Военно-промышленной комиссии. Или на заседании правительства, в конце концов. Ну зачем о своих недостатках рассказывать своим противникам?

 

Вопрос: Должен ли Постников как-то дезавуировать свое заявление?

 

Сергей Маев: Не знаю. Это его личное дело. Я хочу сказать о другом. Главком должен обеспечивать обратную связь своего ведомства с промышленностью. Мировая практика говорит о том, что это норма. Когда во Франции разрабатывали «Леклерк», то в этом участвовал командир 2-й танковой дивизии. Затем этот человек осваивал танк, а потом, после увольнения из армии пошел работать на предприятие, выпускавшее эти танки. Точно так же дело обстоит и в Америке. Там командиры, которые занимают должности, аналогичные нашим замам главкома Сухопутных войск, по достижении определенного возраста уходят в промышленные концерны и занимаются налаживанием связей с армией, чтобы у командования было четкое понимание того, что происходит на промышленных предприятиях. Там есть взаимоувязка, которая должна быть и у нас. И главкому надо об этом побеспокоиться!

 

Вопрос: Если сравнивать наш Т-90 и тот же «Леопард» не по цене, а по другим характеристикам, они также будут в пользу нашей машины?

 

Сергей Маев: У нас всегда была выверенная схема работы: цикл создания нового танка составлял 15–20 лет, а затем шла промежуточная модернизация. Когда у немцев появился «Леопард-1», у нас появился Т-62. Там появился «Леопард-2», у нас заскрипели гусеницами Т-64, Т-72, и Т-80. Развитие танков семейства Т-72 шло параллельно с развитием танков на Западе и мы не отставали. Может быть, в каких-то отдельных позициях, например, в системе управления огнем или в системах ночного видения мы были не на высоте, зато в других опережали конкурентов. Мы первые создали активную защиту танка. А наша система динамической защиты «Реликт», созданная пять лет назад, вообще лучшая в мире, правда, сейчас разговоры о том, чтобы поставить ее на наши танки, почему-то поутихли, хотя зарубежные партнеры уже неоднократно обращались к нам, чтобы поставить ее на свои машины. У нас есть много чего, чем по праву можно гордиться и что перенимают у нас иностранные специалисты.

 

Вопрос: Правда ли, что многие образцы военной техники не были востребованы Министерством обороны и из-за этого не получили развития? Сейчас говорят о том, что если бы пять лет назад Минобороны озаботилось бы постройкой вертолетоносцев, то нам бы не пришлось покупать «Мистрали».

 

Сергей Маев: Это правда. Не знаю, как с вертолетоносцами, но вот, например, система активной защиты танков, которая появилась десять лет назад, но в силу невостребованности не развивалась. Теперь США и Израиль перехватили эту технологию, у них уже есть своя аналогичная система, и мы уже не можем похвастаться своим преимуществом. В этом году я побывал на выставке в Париже, где Германия представила свой «Леопард будущего». Это был не настоящий танк, просто макет, и когда мы стали с немецкими специалистами разбираться, из чего этот макет состоит и каковы его перспективы развития, то я, к собственному удивлению понял, что это все их «преимущества» мы уже давным-давно прошли. Начиная от кумулятивных решеток и кончая системой активной защиты, о которой я уже сказал. Немцы вначале заявляли, что ничего не переняли у нас, а когда стали смотреть этот танк по деталям, вплоть до автономного дизель агрегата, который питает танк при заглушенном двигателе, то они признали, что позаимствовали эти решения у нашей техники. При этом они сказали, что ничего зазорного в этом не видят, ибо при создании танков, все, так или иначе, копируют друг друга. Нам тоже есть сему поучиться. У немецких танков, традиционно была очень высокая износоустойчивость ствола. Их ресурс — до 700 выстрелов, наш — около 300. Вот эти технологии нам надо брать!

 

Вопрос: Почему Министерство обороны «зарубило» проект танка нового поколения Т-95?

 

Сергей Маев: Я вплотную участвовал в создании танка Т-95, и был руководителем этого проекта как начальник Главного автобронетанкового управления. Вот если бы этот танк Т-95 мы поставили рядом с «Леопардом будущего», то вся Европа бы ахнула, увидев, какие новые решения используются в этом танке. Это был бы фурор! Я уверяю, что то, что заложено у нас в Т-95, появится у немцев и американцев только через десять лет. Конечно же, это будут технологические решения в новом виде, и очень прискорбно, что идеология, заложенная нами в эту машину, «выстрелит» там, на Западе, а не у нас. Почему «зарубили»? Для меня самого это очень большой вопрос. Машина была уже на выходе. Надо было всего-навсего создать еще один образец, провести толковые государственные испытания, доработать машину, а мы уже знали, что конкретно надо дорабатывать и готовить к производству! Эта машина совершенно уверенно обеспечила бы нашим вооруженным силам преимущество в ближайшие 20 лет. А те ноу-хау, которые были в ней заложены, стали бы своеобразным паровозом, который бы тащил все военно-технические разработки для сухопутных войск еще лет 50! На Т-95 впервые были заложены новые технологические решения в компоновке машины! Конечно, эти технологии никуда не делись, но беда в том, что они пока никак не реализованы.

 

Вопрос: Сейчас «Уралвагонзавод» получил заказ на модернизацию танков Т-72, вместе с тем, заказов на новые изделия не поступало. Чем это может обернуться для отечественного танкостроения?

 

Сергей Маев: Сейчас у Минобороны такая позиция: производство танка Т-90 не проводить, а проводить модернизацию танка Т-72Б. У меня это решение никак не укладывается в голове. Я не понимаю его, ни вижу никакой логики. Если Т-90 — это самая последняя модернизация Т-72, то будьте любезны заниматься этим танком. Выпускайте его! Зачем тогда вытаскивать машину 30-летней давности, которая в действительности хуже, чем Т- 90, и пытаться хоть в какой-то мере приблизить ее к более современной технике. Я вообще полагаю, что если мы проведем модернизацию Т-72 и ничего там не улучшим, то показывать этот танк нашим зарубежным партнерам будет просто нельзя, иначе мы опозоримся! А остановка производства Т-90 грозит тем, что потом мы будем прикладывать титанические усилия для возврата специалистов на производство. Так уже было в 1996 году, когда я приехал на «Уралвагонзавод», только получив назначение на должность начальника Главного управления автобронетанковых войск. Я всегда помнил, что завод гудел круглосуточно, а тут в шесть часов вечера – тишина, как на кладбище. И когда мы получили контракт с Индией, нам стоило большого труда вновь уговорить людей вернуться к станкам. Они не хотели идти на завод, даже не смотря на высокую зарплату. Они уже привыкли жить за три тысячи, и когда им предложили работать за 20 тысяч, но по 12 часов в сутки, то согласились немногие. Такую ошибку второй раз повторять не стоит! Это не на пользу государству!


Поделиться в социальных сетях:
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Мой Мир


При использовании опубликованных здесь материалов с пометкой «предоставлено автором/редакцией» и «специально для "Отваги"», гиперссылка на сайт www.otvaga2004.ru обязательна!


Первый сайт «Отвага» был создан в 2002 году по адресу otvaga.narod.ru, затем через два года он был перенесен на otvaga2004.narod.ru и проработал в этом виде в течение 8 лет. Сейчас, спустя 10 лет с момента основания, сайт переехал с бесплатного хостинга на новый адрес otvaga2004.ru