Танк Т-34-3: «Змей Горыныч» из Тагила

НЕИЗВЕСТНЫЙ Т-34
© Алексей Хлопотов
Специально для сайта «Отвага»

Поражения Красной Армии летом 1941 года и стремительное продвижение немецких войск вглубь территории Советского Cоюза вынудило правительство СССР начать масштабную эвакуацию промышленности на Урал и в Сибирь. Получив приказ Правительства, 15.09.1941 года к эвакуации на Урал приступил основной производитель танков Т-34 – Харьковский паровозостроительный завод (завод №183).

10.10.1941 года на площадку Уральского вагоностроительного завода в Нижнем Тагиле прибыл первый эшелон эвакуированного из Харькова завода №183. В составе этого первого эшелона в Нижний Тагил прибыл коллектив бывшего танкового КБ ХПЗ.

С целью организации производства танков в Нижнем Тагиле 9 ноября 1941 года приказом директора завода Ю.Е.Максарева за №117 создается отдел 520 – новое конструкторское бюро по танкостроению. На это, понесшее во время эвакуации большие кадровые потери (при отсутствии их полноценной замены), и от того весьма малочисленное КБ свалилось сразу несколько задач:

1. Почти на пустом месте организовать производство такого технически сложного изделия, как танк Т-34.

2. Требовалось максимально приспособить конструкцию танка Т-34 к требованиям мобилизационного производства – радикально упростить его конструкцию и технологию.

3. Пользуясь тем, что танковое производство в Нижнем Тагиле разворачивалось с нуля, недавно назначенный главный конструктор А.А.Морозов надеялся сразу запустить в серию «свой» танк – Т-34М, спешной доработкой которого занималась конструкторская группа И.С.Бер – В.М.Дорошенко под непосредственным руководством А.А.Морозова. Формально это желание подкреплялось «Предложениями по развертыванию производства на 1942-1945 г.», разработанными ГАБТУ КА в самом начале войны. Согласно данному документу, завод №183 должен был вести проектирование, изготовление и испытания танка Т-34-Т (он же Т-34М, он же Т-60, он же А-43 в различных вариациях) из расчета начала его серийного выпуска с 01.01.1942 года.

 

Несмотря на проблемы с освоением танкового производства, эвакуированных на Урал и в Сибирь предприятий, к 1942 году производственные кооперативные связи между основными заводами были в основном налажены. Учитывая различные производственные возможности и специализацию, были налажены взаимные поставки станочного оборудования, деталей, узлов, комплектующих, заготовок и проч. Своя кооперация была создана не только у производственников, но и у конструкторских коллективов. Несмотря на специализацию (Ж.Я. Котин – тяжелые танки (и общее руководство всей конструкторской деятельностью наркомата), А.А.Морозов – средние, Н.А.Астров – легкие, Л.И. Горлицкий – САУ и Ф.Ф. Петров – танковое артиллерийское вооружение), танковые КБ совместно работали по одним и тем же техническим заданиям (далее ТЗ), полученным от ГАБТУ КА, ГАУ КА, НКТП и НКВ.

Первой и крупнейшей работой к которой приступили конструкторские коллективы с эвакуированных предприятий, стали опытные конструкторские работы (ОКР) по теме усиления танкового вооружения.

В целях повышения скорострельности и плотности артиллерийского огня при поддержке танков и пехоты в наступлении, предлагалось установить несколько орудий в танк без значительных конструктивных изменений базового шасси. Еще одним желанием ГАБТУ КА было по возможности компенсировать образовавшийся в результате колоссальных потерь первых месяцев войны количественный недостаток в танках. Предполагалось, что одна машина, вооруженная разнокалиберной артиллерийской батареей во вращающейся башне, сможет заменить тяжелый танк и несколько легких танков на поле боя. Выбор калибра артиллерийских систем обосновывался достаточным их количеством в резерве ГАУ КА (Главного артиллерийского управления) и отлаженным производством этих пушек и артиллерийских снарядов к ним на предприятиях страны.

Для развертывания работ над «многоорудийным» танком, главным конструктором НКТП Ж.Я. Котиным в ноябре 1941 года было инициировано постановление ГАБТУ КА, на основании которого по указанию наркома В.А.Малышева, были заданы работы по теме одновременно отделу №5 УЗТМ г. Свердловск, СКБ-2 ЧКЗ г.Челябинск и отделу №520 завода №183 г. Нижний Тагил.

Данная работа была крайне важна лично Ж.Я.Котину, ибо это был шанс хоть в какой-то мере «реабилитировать» танк КВ, явно уступающий «тридцатьчетверке» в условиях начавшейся большой войны. Подключение к этой ОКР других КБ наркомата, создавало видимость конкурса и коллективного движения в одном направлении.

Надо сказать, что А.А.Морозов изначально понимал всю несостоятельность идеи «многоорудийного» танка, выдуманную главным конструктором наркомата, чувствовал политическую подоплеку дела, и потому теоретически мог этой разработкой не заниматься, однако практически игнорировать указания наркома и ГАБТУ КА было невозможно. Выход виделся один: спешно, но максимально формально выдать проект заранее обреченный на отклонение. Таковым стал «Проект гусеничного танка Т-34-3». Для ускорения процесса, изменениям подвергались только башня, установка вооружения в ней и укладка боеприпасов. В связи с тем, что основные изменения заключались в установке вооружения, руководителем группы был назначен «вооруженец» А.А. Малоштанов. Проектированием новой башни под установку системы занялся М.А. Набутовский.

Ознакомившись с «уралмашевской» документацией из отдела №5 по артиллерийскому блоку У-13, А.А.Малоштанов, в целях форсирования работ, принял ее за основу. Однако, при сохранении установки в изначальном виде, в башне Т-34 просто не оставалось места для размещения рабочих мест экипажа. Заниматься глобальной переделкой корпуса машины с установкой вооружения в рубке по образцу КВ-7 (У-13) во всем КБ не было ни времени, ни сил, ни, главное, желания. А.А.Малоштанову ничего другого просто не оставалось, как перекомпоновать расположение орудий в блоке. 76-мм пушка Ф-34 в место центральной, по проекту отдела №5, оказалась крайней левой (но все же расположенной почти по центральной оси башни), а справа от нее разместились обе 45-мм пушки 2243-Т (20К). За основу конструкции литой башни М.А.Набутовский принял свою, ставшую впоследствии знаменитой, шестигранную «гайку». Данный выбор был обусловлен технологическими возможностями предприятия и состояния отрасли в целом. Вариант башни из сварного проката по целому комплексу причин был невозможен. Литой вариант башни «пирожком», не подходил по возможностям литейного производства на вновь созданном Уральском танковом заводе – формовочные машины УВЗ, как и на большинстве других предприятий задействованных в кооперации по Т-34, не позволяли производить формовку башни целиком. Этот факт был выявлен уже сразу по прибытию на «Уралвагонзавод» документации по танковому литью Т-34. Решение проблемы было найдено тагильским металлургом П.П. Маляровым, предложившим формовать башню в земляные формы по частям. Однако данное решение требовало изменения и самой конструкции башни. Вопреки утверждениям некоторых литературных источников о том, что башня под новую технологию была спроектирована М.А.Набутовским буквально в считанные дни, архивные документы говорят о том, что конструкторские работы в этом направлении велись как минимум в течение конца октября – начала декабря 1941 года, а первое серийное башенное литье по новой технологии появилось в декабре 1941 года. Тем не менее, новая башня-«гайка» удалась, устраивала практически всех производственников, и все дальнейшее проектирование башен для Т-34 велось на основе ее конструкции.

Применительно к трехпушечной «тридцатьчетверке», путем расширения лобовой части «гайки» удалось впихнуть пушечный «триплекс», имевший весьма немалый для среднего танка установочный габарит по ширине в 1184 мм. Были изменены углы наклона бортов башни: левый -15° от вертикали; правый – всего 5°; кормовой -20°; верхняя часть лобового листа -25°. Башня получила несколько несуразный ассиметричный вид, однако это позволило теоретически разместить в ней экипаж из трех (!) человек: заряжающего, стреляющего и командира башни. Для наблюдения командир получил да же командирскую башенку, расположившуюся в левой кормовой части крыши башни. Бронирование башни составляло 52 мм, но в передней части в секторе примерно 180° допускалось утолщение нижнего кольца башни на величину от 70 до 90 мм. При этом, тагильским конструкторам удалось впихнуть в машину боекомплект из 90 штук 76-мм выстрелов и 204 штуки – 45-мм! Из этого числа 14 – 76-мм и 44 – 45-мм выстрелов были размещены в башне. В корпусе, помимо боекомплекта для пушек, нашлось место и для 16-и пулеметных дисков к курсовому ДТ – воткнуть еще один пулемет в башню уже не удавалось. Столь плотная компоновка вооружения и боекомплекта привела к тому, что горизонтальный угол обстрела орудий составил всего 50° – башня просто не могла вращаться более чем на 25° вправо – влево без риска размазать по укладкам заряжающего.

В таком виде проект танка Т-34-3 был готов к концу декабря 1941 года, однако к производству опытных образцов на заводе №183 приступать не собирались, т.к. в металле уже существовал «котинский» КВ-7 (У-13) и право на «сольный дебют» А.А.Морозов с Ю.Е.Максаревым негласно отдали автору идеи.

Такое искусственное затягивание работ, впрочем, не очень беспокоило представителей заказчика в силу неясности и туманности изначальной идеи. Так 21 декабря 1941 года старший военпред ГБТУ КА на заводе №183 Д.Ф.Козырев в оперативной сводке докладывал: «В настоящее время КБ завода закончило разработку по заданию наркома Малышева следующие проекты: мощный огнеметный танк с емкостью огнесмеси 900 л, с установкой 45-мм пушки с боекомплектом из 150 выстрелов и 40 пулеметных дисков, огнемет предполагается ставить серийный; установка пушек Ф-34 с двумя 45-мм пушками. Цель первой разработки мне ясна. Назначение второй (Т-34-3) неясно. Эту работу я считаю нужно всемерно форсировать, особенно «мощный огнеметный танк на базе Т-34», но на сегодня нужных темпов нет». Как видно из доклада военпреда, его более заботит затягивание работ по огнеметному танку, разрабатываемому по тому же ТЗ что и КВ-8 в Челябинске.

Испытания КВ-7 и КВ-8 в первых числах января 1942 года, и вышедшее в их итоге Постановление ГКО №1110 от 06.01.1942г., одновременно поставили крест на дальнейших работах отдела №520 завода №183 по теме Т-34-3, но, в тоже время, должны были стимулировать и подхлестнуть работы УТЗ в направлении создания огнеметной машины Т-34-2, однако этого также не произошло. Виной тому была крайне тяжелая ситуация, сложившаяся на заводе в конце декабря 1941– январе 1942 года, с выпуском серийной продукции, ориентация работы КБ со стороны А.А.Морозова на проект Т-34М, а так же приоритетное продолжение работ по усилению конкретно артиллерийского вооружения танка.

 

Т-34-3 в моделях. Конверсионный набор для изготовления модели танка Т-34-3 разработан и производится по технологии «resin kit» известной челябинской фирмой «Model Point» (Модел Поинт). При разработке модели использовалась подлинная чертежно-конструкторская документация на танк Т-34-3 сохранившаяся в музее ОАО «НПК «Уралвагонзавод» и в личной коллекции А.Ю.Хлопотова (ныне передана на хранение в музей УВЗ (акт приемки-сдачи №968 от 01.12.2009г.).

Для реконструкции облика машины использовались чертежи:

– 34сб.9 «Трехпушечный танк Т-34-3.Общий вид»;

– 34.30.532 «Корпус башни»;

– 34.31.306 «Защита системы»;

– 34.31.307 «Маска».

Конверсионный набор (арт.RC320-1) состоит из 8 деталей отлитых из высококачественной белой полиуретановой смолы и 3-х деталей (стволы) точеных из латуни. Сборка не представляет каких-либо проблем и доступна даже начинающим моделистам. Инструкция интуитивно понятна. В качестве основы для конверсии можно выбрать любой набор танка Т-34-76, соответствующий облику «тридцатьчетверок» сходивших с конвейеров уральских заводов в начале 1942 года. В случае развертывания серийного выпуска – облик танка был бы именно таким. Однако для изготовления машины в соответствии с точным оригинальным обликом проекта, необходимо опираться на набор Т-34 выпуска 1941 года, с соответствующими доработками, для чего необходимо внимательно изучить чертеж. Из недостатков модели можно отметить один, впрочем, легко устранимый – поперек крыши башни, по линии ее изгиба, должен проходить стык двух броневых листов, который легко имитируется нанесением «расшивочной» линии. Ошибка вызвана отсутствием у разработчиков модели чертежа крыши башни, который хранится в фондах архива УКБТМ и недоступен для широкого круга исследователей. Кроме того, наличие такого стыка диктуется и логикой конструирования, на что также не было обращено внимания. Возможно в дальнейшем, Модел Поинт устранит эту ошибку.

 

Для заказа обращайтесь к эксклюзивному представителю «Model Point» – фирме «Magic Models»
e-mail: novmodel74@mail.ru

Контактное лицо – Андрей Новицкий.

Подробности на http://magicmodels.ru/

Страница «В Контакте»: http://vkontakte.ru/club12755860

 


Поделиться в социальных сетях:
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Мой Мир


При использовании опубликованных здесь материалов с пометкой «предоставлено автором/редакцией» и «специально для "Отваги"», гиперссылка на сайт www.otvaga2004.ru обязательна!


Первый сайт «Отвага» был создан в 2002 году по адресу otvaga.narod.ru, затем через два года он был перенесен на otvaga2004.narod.ru и проработал в этом виде в течение 8 лет. Сейчас, спустя 10 лет с момента основания, сайт переехал с бесплатного хостинга на новый адрес otvaga2004.ru