ПРОБЛЕМА ВОЗНИКЛА – БУДЕТ ЛИ ОНА РЕШЕНА?

Вопросы развития снайперского дела в России
Александр Лови
Журнал «Солдат удачи» №9 /1998 г.

Опыт локальных войн и военных конфликтов последних десятилетий приводит к выводу о возросшей роли снайперов, особенно в боях за населенные пункты и в городе. Выявилась необходимость в их действиях в составе подразделений, отвечающих за поддержание общественного порядка, в частности спецподразделений для борьбы с террористами.

Убедительным подтверждением важности снайперского огня являются результаты исследований эффективности огня стрелкового оружия, проведенные в США. Так, в ходе второй мировой войны и войны в Корее на одного убитого расходовалось от 30 до 50 тысяч (!) патронов. Снайперы же для поражения цели, как правило, расходуют один патрон. Такой эффективностью и экономичностью огня не обладает ни один вид оружия. Кроме того, появление снайпера на каком-либо участке боевых действий быстро становится широко известно, вызывает у противника страх, угнетающе действует на его психику.

На сегодняшний день важность и необходимость применения снайперов как для армии, так и для внутренних войск государства несомненны. Что же требуется для развития и существования на должном уровне в нашей стране снайперского дела? Обобщим и дополним ответы на этот вопрос, высказанные ранее на страницах журнала авторами статей по снайпингу и его проблемам.

Первое условие – наличие в распоряжении снайперов комплекса вооружения – винтовок, боеприпасов, приборов стрельбы и наблюдения, обеспечивающих требуемую точность выстрела. Второе – четкая система подготовки, организационно оформленная штатным расписанием соответствующих частей и подразделений армии и внутренних войск. Третье – достаточное количество финансовых средств для нормального функционирования системы.

 

Какое снайперское вооружение можно считать хорошим?

 

Оценивая элементы оснащения снайперов, авторы статей высказывали противоречивые мнения, но все они сходились в том, что главное – винтовка точного боя. А вот что принимать за меру точности – мнения расходились.

СОВЕТСКАЯ ВИНТОВКА ДРАГУНОВА

«Я отстрелял снайперскую винтовку Драгунова на дистанцию 600 м (это та дистанция, на которую тренируются снайперы швейцарской армии, вооруженные штурмовыми винтовками с оптическим прицелом). Оригинальными советскими боевыми патронами со стальной гильзой и оболочечной пулей массой 9,72 г я смог получить поперечник рассеивания 10 выстрелов менее 40 см. Венгерские армейские патроны с латунной гильзой и оболочечной пулей такой же массы 9,72 г имели начальную скорость 860 м/с, что почти на 60 м/с больше, чем у советских патронов. Венгерскими патронами винтовка стреляет несколько точнее, поперечник рассеивания составляет около 35 см.

Нормы НАТО предписывают для снайперских винтовок максимальный поперечник рассеивания на дистанции 600 ярдов (548,6 м) серии в 10 выстрелов 15 дюймов* (38,1 см). Советская снайперская винтовка Драгунова уверенно перекрывает эти требования. Отдача, несмотря на относительно мощные патроны, умеренная. Винтовки Драгунова известны тем, что могут надежно функционировать в труднейших условиях без тщательного ухода».

Мартин Шобер**

 

* Приводимые данные устарели. В настоящее время требования повышены до 1 МОА.

** Schwelzer Waffen-Magazin. 1989. №9.

Отметим, что точность стрельбы зависит не только от винтовки, но и в очень большой степени от применяемых патронов. Поэтому, давая оценку точности боя, следует понимать, что она относится к комплексу оружие–патрон.

Чаще всего оценку точности боя снайперского оружия производят по поперечнику площади рассеивания пуль при стрельбе лучшими стрелками из устойчивых положений сериями по 4 – 5 выстрелов. Такая характеристика удобна и правомерна, так как рассеивание пуль в вертикальной плоскости практически круговое, то есть разброс по боковому направлению и по высоте одинокое.

В армиях стран НАТО, как пишет Дж. Хоффман в статье «Дальний выстрел» (Солдат удачи. 1998. №6), кучность снайперского оружия считается достаточной, если рассеивание пуль не превышает одной угловой минуты, обозначаемой МОА (по-английски minute of angle). В принятых у нас в стрелковом деле угловых величинах 1 МОА = 0,28 тысячной. На дальности 100 м рассеивание в 0,28 тысячной даст круг с поперечником в 2,8 см.

Такому требованию наша СВД не отвечает. Ее кучность признается нормальной, если при четырех выстрелах на 100 м поперечник рассеивания не превышает 8 см. Но следует ли считать СВД непригодной, как утверждает А. Горлинский в статье «Инструмент для полкового Паганини» (Солдат удачи. 1998. №7)?

Это оружие многие годы состоит на вооружении армии у нас и в ряде других стран. Не отвергая критерия кучности в 1 МОА для снайперского оружия, разберемся, почему СВД остается армейской снайперской винтовкой. Дело в том, что оценка оружия по кучности боя не всегда дает окончательный ответ о его пригодности. Помимо кучности должны учитываться многие характеристики, такие, как надежность действия механизмов в самых различных условиях, габариты и масса, простота и удобство эксплуатации, а также производственная стоимость образца.

С учетом этих и других требований конкретная кучность боя должна обеспечивать выполнение наиболее типичных задач для конкретного вида оружия. Так вот, практика применения СВД подтвердила, что ее возможности, как огневые, так и маневренные, в основном отвечают требованиям к армейской снайперской винтовке. Но задачи снайперам с СВД должны ставиться, соответствующие ее кучности боя.

Поперечник рассеивания пуль из СВД составляет на 100 м – 8 см, на 200 м – 16 см, на 300 м – 24 см и далее до 600 м растет по линейному закону. Отсюда следует, что из СВД можно поражать первым выстрелом (с надежностью, близкой к единице) цели типа «головная фигура» на дальностях до 300 м – поперечник рассеивания на эту дальность составляет 24 см, не превышая размеры цели (25×30 см). Цели типа «грудная фигура» (50×50 см) поражаются с такой же надежностью первым выстрелом на дальностях до 600 м (поперечник рассеивания не превышает 8×6=48 см).

Если «грудная фигура» имеет индивидуальную защиту – бронежилет и каску, то ее уязвимая площадь не превысит 20×20 см. Поражения с первого выстрела из СВД такой цели можно достичь на дальностях до 200 м (поперечник рассеивания 16 см). С учетом этого и следует определять задачи снайперу.

По характеристикам СВД значительно превышает остальные образцы оружия взвода, что и позволяет ей оставаться на вооружении. Однако не следует расширять назначение СВД так, как это сделал В. Рязанов в статье «Снайпинг по-русски» (Солдат удачи. 1998. №6): «СВД – это универсальная «снайперка», способная выполнить типовую задачу по уничтожению живой силы противника на дистанции до 800 м, при этом на дистанции до 500 м – с одного-двух выстрелов». СВД может обеспечивать поражение цели с первого выстрела только на те дальности и по таким целям, когда поперечник рассеивания не превышает размера цели.

СВД может успешно решать задачи поражения целей несколькими выстрелами на больших дальностях. Емкость магазина и самозарядность позволяют надежно поражать из этой винтовки большинство типичных целей на дальностях до 800 м в кратчайшее время с расходом 4–6 патронов. Это свойство винтовки также подтверждено практикой.

И конечно, не правомочно сравнивать СВД по кучности боя со спортивной целевой винтовкой МЦ-13, как это сделал А. Горлинский. Он пишет, что стрелку «не важна емкость магазина, масса и самозарядность оружия», и далее: «Любая винтовка МЦ-13 гораздо лучше, чем любая самая лучшая СВД». Но ведь автор статьи исходит из опыта стрелков-спортсменов, которым оружие массой до 8 кг к месту соревнований привозят. Патроны к спортивным винтовкам имеют свинцовый сердечник и мягкую оболочку, дают высокую кучность, но не отвечают требованиям к боевым патронам по поражающему действию.

Желание иметь в распоряжении армейских снайперов боевую винтовку с кучностью, близкой к спортивному оружию, понятно. Такая винтовка, неизбежно значительной массы – до 8 кг – со специальным боевым патроном, при обеспечении кучности в 1 МОА могла бы наряду с СВД состоять на вооружении для решения специальных задач. Если у нее поперечник рассеивания на 100 м составит 2,8 см, то поражение с первого выстрела даже мелких целей может достигаться на дальностях до 800 м. Заметим, что после 600 м рассеивание возрастает уже не по линейному закону, а увеличивается в 1,2–1,3 раза. На 800 м при рассеивании в 1 МОА поперечник разброса пуль не превысит величины (29,12 см = 2,8x8x1,3).

Понятно, что еще предпочтительнее иметь винтовку с рассеиванием в 1/2 МОА, как указывает Дж. Хоффман. На 100 м поперечник рассеивания пуль при такой кучности не превысит 1,4 см. Спортивные целевые винтовки с такой характеристикой известны. Если у подобной винтовки будет боевой патрон, сохраняющий кучность 1/2 МОА, то она могла бы войти в арсенал снайперов для решения особо важных задач.

Рассмотренные возможности оружия базировались на оценке вероятности попадания в цель. Будет ли она поражена при одном попадании – отдельный вопрос. Когда цель не имеет средств индивидуальной защиты, то ее поражение достигается, как правило, одним попаданием. Вероятность поражения в этом случае численно равна вероятности попадания в нее.

Если цель в бронежилете и каске, то одно попадание не всегда приведет к выводу ее из строя. Поражение будет достигнуто при попадании в незащищенную площадь, а иногда при нескольких попаданиях подряд в средства защиты. В последнем случае может сработать известный эффект накопления поражающего действия за счет нескольких попаданий. Это еще одна из причин, дающая основание иметь на вооружении самозарядные и автоматические снайперские винтовки.

В целом правы те авторы, которые признают необходимость наличия в арсенале снайперов различных видов оружия, боеприпасов, приборов стрельбы и наблюдения. Их использование должно соответствовать различным видам задач, возникающих в конкретных условиях.

В наших вооруженных силах в принципе существует несколько комплексов снайперского вооружения: для решения задач в условиях, требующих бесшумной и беспламенной стрельбы на короткие дальности – ВСС «Винторез» под 9-мм автоматный патрон (с кучностью на 100 м в 7,5 см); для решения задач главным образом в условиях полевых действий на дальностях до 800 м – СВД и ее модификации под винтовочный патрон 7,62×54 мм; для решения задач на больших дальностях (до 1000 м по обычным целям и до 1500 м по крупным целям) разработчиками из КБП предлагается винтовка В-94 под 12,7-мм патрон (с кучностью, как сообщалось, 5 см на 100 м).

Надо признать, что эти комплексы не обеспечивают решения задач по поражению важных малогабаритных целей на дальностях до 800 м. Для этого требуется снайперское оружие с рассеиванием пуль не более 1 МОА. Подобной винтовки и боеприпаса к ней в нашем арсенале нет. Может быть, с наименьшими затратами средств и времени этот пробел заполнит создание снайперского комплекса высокой точности на базе произвольной спортивной винтовки типа МЦ-13, как это предлагает А. Горлинский, но при условии разработки к ней боевого снайперского патрона. Произвольные спортивные винтовки, как известно, обеспечивают кучность на 100 м в 2 см, что в 4 раза лучше, чем у СВД. Понятно, что такое оружие с массой до 8 кг и мощным оптическим прицелом с увеличением до 12х должно использоваться только для решения специальных задач.

Мы много говорили о свойствах винтовки. А ведь главное в снайперском оружии – кучность боя – определяется в большой степени патроном. Известный стрелок, заслуженный мастер спорта СССР, неоднократный чемпион и рекордсмен мира по пулевой стрельбе Е. Хайдуров рассказывает, что в свое время спортсмены на соревнованиях по стрельбе из армейской трехлинейки достигали наивысших результатов, когда сами переснаряжали штатную гильзу патрона 7,62×54 мм лучшими порохом и пулей (стрельба иностранными патронами не допускалась). Поэтому и сейчас возможно улучшение кучности существующих винтовок за счет разработки к ним специальных патронов высокого качества.

Кроме того, приведенные характеристики кучности боя различного снайперского оружия предполагают ведение огня из устойчивых положений профессионально подготовленными снайперами. По этим характеристикам оценивалась вероятность попадания в цель. Более строго вероятность попадания определяется не только величиной так называемого технического рассеивания, зависящего от оружия и боеприпасов. Рассеивание увеличивается из-за ошибок стрелка в подготовке исходных данных для стрельбы (главным образом в определении дальности до цели и поправки на боковой ветер), а также из-за неизбежных неточностей в прицеливании. Эти ошибки могут быть сведены до минимума за счет выучки снайпера и обеспечения его высокоточными приборами наблюдения, определения исходных данных, прицеливания.

 

Важнейшее слагаемое успеха

 

ИДЕАЛЬНЫЙ СОЛДАТ?

Психологические и психофизиологические противопоказания к назначению на должность снайпера:

• хронические заболевания;

• состояния после перенесенных травм и острых заболеваний;

• принадлежность к «группе риска», пониженная психологическая устойчивость, склонность к психической дезадаптации;

• недостаточный уровень развития профессионально важных качеств;

• повышенная тревожность, беспокойство, страх;

• чрезмерная импульсивность, склонность к эффектному реагированию, невыдержанность;

• эмоционально-вегетативная неустойчивость (частые покраснения или побледнения лица, потливость, постоянное дрожание рук или век);

• раздражительность, обидчивость, склонность к отрицательным эмоционально-оценочным реакциям.

Как отмечал А. Горлинский, снайперская винтовка – это ювелирный инструмент, требующий тщательной настройки. Такой инструмент, кстати достаточно дорогой, должен доверяться только классному специалисту, он поддается настройке только любящего его хозяина. Полностью и эффективно снайпер может использовать его возможности, лишь пройдя серьезный и длительный курс специальной подготовки.

Высококлассным снайпером становится человек, в натуре которого заложены способности и любовь к стрельбе, дополненные знаниями, умениями и навыками, приобретаемыми в ходе освоения соответствующей программы обучения. Эти вопросы достаточно широко обсуждались на страницах журнала. Основной вывод авторов единодушен – для успешного применения снайперского оружия требуются стрелки-профессионалы. Для армии и внутренних войск нужна общая система их отбора, обучения и постоянной тренировки. Предложения по ее структуре приведены в статье «Воскреснет ли снайпинг» (Солдат удачи. 1997. №12).

В подготовке снайперов должны быть заложены основы тактики их действий в различных условиях в составе боевых групп, снайперских пар, одиночных снайперов; вопросы маскировки и прикрытия действий снайперов другими подразделениями, организации связи с ними. Система обучения должна включать также сбор и обобщение опыта боевого использования снайперов, разработку и корректировку программ их обучения по различным специальностям для армии и внутренних войск, издание учебных пособий, может быть, специального журнала. Все перечисленное вместе и в отдельности требует серьезного обсуждения.

 

Деньги, деньги…

 


КЛАССИКА СНАЙПИНГА

«Каждый стрелок должен правильно оценивать возможности своего оружия по кучности боя», – так писал в 1909 году основоположник стрелковой науки в России Н. М. Филатов (1862 – 1935). С 1919 года он возглавлял офицерские курсы «Выстрел», руководил разработкой и испытаниями многих видов стрелкового вооружения, написал известные труды по теории и практике стрелкового дела: «Основания стрельбы из ружей и пулеметов» (Ораниенбаум, 1909; Москва, 1926); «Краткие сведения об основаниях стрельбы из ружей и пулеметов» (Москва, 1928), – ставшие на многие годы учебниками по стрелковому делу в Красной Армии.

Третье условие, которое в конечном счете определяет решение проблемы снайпинга, – это необходимое материальное обеспечение вооружением и снаряжением высокого качества, достаточное финансирование системы отбора и подготовки снайперов, разработки полигонного оборудования и тренажеров для обучения, должной оплаты снайперского труда, создания методики воспитания и обучения стрелков высшего класса. Наверное, многие дельные и важные предложения по вопросам снайпинга, высказанные авторами статей журнала, из-за отсутствия третьего условия в наших вооруженных силах останутся лишь благими пожеланиями. Очень хотелось бы узнать мнение по поднятым вопросам лиц, ответственных за огневую подготовку в соответствующих управлениях Российской Армии и внутренних войск РФ. А может, они и не читают журнал, из-за отсутствия финансов на его приобретение?

 


Поделиться в социальных сетях:
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Мой Мир


При использовании опубликованных здесь материалов с пометкой «предоставлено автором/редакцией» и «специально для "Отваги"», гиперссылка на сайт www.otvaga2004.ru обязательна!


Первый сайт «Отвага» был создан в 2002 году по адресу otvaga.narod.ru, затем через два года он был перенесен на otvaga2004.narod.ru и проработал в этом виде в течение 8 лет. Сейчас, спустя 10 лет с момента основания, сайт переехал с бесплатного хостинга на новый адрес otvaga2004.ru