Миф о боевом арбалете

Журнал «Оружие» №07-2002

Тема «боевого» арбалета уже давно не сходит со страниц прессы, мелькает на телевидении (вспомним хотя бы пассажи НТВ относительно вооружения «американского спецназа» в дни вхождения войск НАТО в югославский край Косово в 1999 году). Арбалет, красивое, пропорциональное, похожее на птицу оружие, конечно, привлекает внимание. А с фигурной деревянной или пластиковой армированной ложей маскировочной окраски, регулируемым или складным прикладом, добавлением оптического прицела, лазерного целеуказателя, держателя для стрел («болтов») превращается в весьма грозное на вид сооружение. Но насколько вообще справедливо относить сегодня арбалет к «боевому» оружию? Тема эта чрезвычайно важна, несмотря на ее кажущуюся несерьезность. Ориентировка на исторические мифы в законотворчестве, например, может дорого обойтись обществу. Судите сами.

Слов нет, у арбалета славное боевое прошлое. Лук, снабженный ложей и спусковым механизмом, позволял вести прицельный огонь на дальности, недоступные другим видам ручного холодного оружия. На протяжении веков это оружие демонстрировало свои возможности у различных народов – от Китая до Британских островов (действительно – «от тайги до британских морей»). Как ни менялось, в зависимости от времени и места, отношение к метательному оружию и его роль в системе вооружения, арбалет так или иначе находил себе нишу – в полевом или морском бою, в крепостях или горах.

Эффективность арбалетов в бою вызывала даже попытки запретить их – на втором Лютеранском соборе в 1139 г. папа Иннокентий II предал проклятию «смертоносное и богопротивное оружие». Что отнюдь не помешало применению арбалетов как в Крестовых походах на Востоке (где они использовались обеими сторонами), так и в самой Европе. Средние века невозможно представить без такого элемента, как боевые и охотничьи арбалеты. На Руси арбалеты, именовавшиеся «самострелами», появились в XII в. и опять же, как боевое оружие.

К моменту появления огнестрельного оружия арбалеты достигли достаточно высокой степени совершенства и продолжали свое развитие. Долгое время они сосуществовали с огнестрельным оружием просто потому, что последнее было еще малонадежно и не отличалось меткостью боя. Крупнейший военный теоретик Средневековья Николо Макиавелли в начале XVI в. все еще ставил арбалет рядом с огнестрельным оружием в системе вооружения войска. Казаки Ермака Тимофеевича в сибирском походе 1581-1585 гг. имели самострелы наряду с пищалями. Но именно в XVI в. мушкет почти полностью вытесняет арбалет как боевое оружие.

Заметим, что именно от арбалетов огнестрельное оружие получило ложу с прикладом, спусковой рычаг, прицельные приспособления. Дольше всего продержались в Европе охотничьи арбалеты – их применяли до конца XVII в. Любопытно, что в Англии в первой трети XVI в. арбалет запрещали к свободному хождению, но не из страха за жизнь подданных – так пытались защитить от браконьерства частные угодья. Сейчас опыт таких «запретов» вряд ли интересен.

XX век неожиданно возродил арбалет. Собственно, как спортивный снаряд он продолжал существовать где-то на заднем плане (в Швейцарии, скажем), но теперь им стали интересоваться активнее. Иногда о нем вспоминали и военные, но всякий раз – не от хорошей жизни. Скажем, на фронтах Первой Мировой войны появлялись импровизированные подобия арбалетов и катапульт для обстрела гранатами вражеских окопов на малых дальностях. И дело было не в каких-то особенных качествах пружинного оружия, а в простой нехватке минометов. Похожие «арбалеты», наряду с пружинными «катапультами» появлялись и у партизан во время Второй Мировой.

Оживление интереса к арбалету в годы Второй Мировой войны было связано с разведывательно-диверсионными действиями в тылу противника. Соответствующие подразделения и части переживали пору своей боевой юности, система их вооружения только формировалась, и тут уж экспериментировали со всем, что под рукой.

При недостатке эффективного огнестрельного «бесшумного» оружия надежные и сравнительно дешевые арбалеты не могли быть обойдены вниманием. Правда, оценив их большие размеры, британское Управление специальных операций и американское Управление стратегических служб решили уменьшить их за счет использования резинового шнура – ведь еще в 1920-е гг. изготавливались арбалеты и арбалеты-аркебузы (метающие не только стрелы-болты, но и шаровидные пули) с жесткой дугой и упругой тетивой из резинового шнура.

В каталог УСС вошли два «резиновых» арбалета. В цельнометаллическом «Литл Джо» пистолетного типа на жесткой вертикальной дуге на полиспастах ставились резиновые жгуты, соединенные короткой тетивой. Болт с листообразным наконечником получал начальную скорость 52 м/с, это давало прицельную дальность в 30 ярдов (27,3 м). У более мощного «Вильгельм Телль» резиновые жгуты крепились на раме по сторонам ложи. Он отличался также наличием складного приклада, передней скобы-цевья, спусковым механизмом с предохранителем (который и ныне считается необходимым для мощного арбалета), переменным прицелом. Масса металлического болта с острым наконечником – 22,7 г, начальная скорость – 55 м/с. «Вильгельм Тель» был удобнее и точнее «Литл Джо», но по «дульной энергии» сопоставим разве что со «стреляющей авторучкой» под 5,6-мм патрон из того же каталога УСС. «Биг Джо»-5 при той же схеме представлял собой действительно мощную конструкцию, якобы запасая усилие в 250 кг – для натяжения жгута здесь служило приспособление из зубчатой рейки и шестерни с рукояткой, заимствованное у средневековых арбалетов. Здесь также имелись складной приклад и передняя рукоятка удержания.

Об использовании арбалетов подумывал и германский Абвер-2. Казалось бы, для немцев возвращение к «боевым» арбалетам было естественно – стрельба из лука и арбалета в Германии национальный спорт, да и в возрождение спортивно-охотничьего арбалета до Второй Мировой заметный вклад внесли германские фирмы. Однако, когда летом 1942 г. при подготовке диверсантов для захвата нефтепромыслов в Майкопе и Грозном (операция «Шамиль») в качестве их возможного «бесшумного» вооружения испытали арбалеты, результаты разочаровали, и абверовцы предпочли винтовки с глушителями – благо в том же году в Германии была отработана целая серия глушителей к различным моделям огнестрельного оружия. Да и британское УСО, и американское УСС, хотя и включили «боевые арбалеты» в свои каталоги, на практике предпочитали огнестрельное оружие с глушителями.

Правда, американцы во Вьетнаме уже в конце 1960-х гг., видимо, вдохновившись опытом местных племен, подумывали о снабжении войск специального назначения мощными луками и арбалетами для операций в джунглях. Провели даже соответствующие испытания, разрабатывали снаряжение для ношения метательного оружия и стрел, но «бесшумное» огнестрельное оружие (включая образцы Второй Мировой войны и даже кустарно изготовленные) и тут оказалось предпочтительнее. Разве что через много лет кинематограф повеселили публику «луком Рэмбо».

Тем не менее, арбалеты по-прежнему упоминают как «возможную альтернативу огнестрельному оружию для решения специфических определенных задач». В некоторых странах они попали в арсеналы сил специальных операций и мелькают в репортажах об их «боевой учебе» (точнее – показательных выступлениях), хотя сообщения об «официальном принятии на вооружение» арбалетов весьма туманны. Бойцы подразделений специального назначения любят позировать с экзотическим оружием, а падкие на экзотику журналисты превратили арбалет в едва ли не самое эффективное оружие специальных операций.

Подобная «реклама», кстати, оказала арбалетам медвежью услугу. Слишком многие восприняли их не как спортивный снаряд или оружие азартных охотников, а как потенциальное средство «специальных акций» и даже «оружие террористов». На самом деле «киллер» и тем более «террорист» с мощным арбалетом под плащом или в дорожной сумке – скорее, картинка для пародийного боевика, нежели реальная опасность. Жизнь, впрочем, бывает забавнее, о чем свидетельствует эпизод японской уголовной хроники 1994 г.: в городе Осака «тяжеловооруженный бандит напал на инкассаторов», имея при себе… арбалет, топор, ружье, дымовую шашку и самодельную булаву. Под тяжестью своего арсенала и ящика с деньгами он рухнул на пол и был без особого труда скручен.

В российской же уголовной хронике на стыке веков предпочитали упоминать конфискованные арбалеты наравне с огнестрельным оружием, искренне подозревая их владельцев в намерении «продать свой арсенал какой-либо преступной группировке». Арбалет с усилием натяжения тетивы от 20 кг и выше (лук – от .14 кг) признается в России оружием, требует разрешения и регистрации. Представьте, какие ограничения, запреты и проблемы вас ожидают, если вы хотите приобрести такой лук, отремонтировать арбалет, поехать на соревнования (олимпийские!) за границу.

Необходимо заметить, что с равным успехом можно запретить «свободное хождение» мощных пружин – ведь и их «умельцы» использовали в свое время в «стрелометных трубках» (труба, в ней стальной болт и сжатая винтовая пружина, простейший спусковой рычаг).

Какие же «боевые» свойства арбалета заставляют одних с таким энтузиазмом принимать его за «оружие специального назначения», а у других вызывают такие опасения? Первое, что обычно упоминают, – «малошумность». В самом деле, при пуске стрелы (болта) отсутствует «хлопок», отсутствие соприкасающихся металлических деталей исключает лязг, болт с его заведомо дозвуковой скоростью полета не создает никакой баллистической волны. Уровень звука при выстреле меньше, чем из огнестрельного оружия, даже снабженного глушителем. Но с ростом мощности арбалета – то есть энергии, запасаемой в его дуге – растет и «шумность».

Боевые луки не зря на протяжении веков именовали «звонкими» – колебания резко распрямившейся тетивы порождают вполне слышимый звук. В арбалете же рывок тетивы еще резче, и демпфирующее действие блоков на концах дуги не может полностью устранить этот источник звука. Возможно, звук, порождаемый тетивой, не столь характерен, как «хлопок», даваемый огнестрельным оружием, но на малом расстоянии он вполне различим – как различим, скажем, выстрел из пневматической винтовки. Во всяком случае, современные образцы «бесшумного» огнестрельного оружия обеспечивают ту же скрытность стрельбы при значительно большей дальности прямого выстрела, большем поражающем действии «снаряда» и меньших размерах оружия и боекомплекта. К тому же бойцы используют это оружие, в отличие от арбалета, в качестве основного, да и прицельная стрельба из него удобнее. Так что необходимость в арбалете как «эрзаце» огнестрельного оружия с соответствующими свойствами, отпадает.

Дальность эффективной стрельбы арбалета зависит от материала, величины и конструкции дуги (лука), материала тетивы, типа и конструкции болта, прицела. В современных арбалетах используются дуги как из высокоупругих легированных стальных сплавов, так и из композитов (в основном – стеклопластиков). Металлические дуги для удобства и безопасности порой укрывают пластиковыми накладками. Композитные дуги долговечнее и безопасней – скажем, Международный Арбалетный союз установил предел натяжения металлической дуги спортивного арбалета в 43 кг, а неметаллической – 47 кг. В более мощных охотничьих арбалетах использование современных материалов позволило сделать дуги более «энергоемкими» и поднять дальность стрельбы до 200 м. Кроме двухплечных, ставятся и четырехплечные дуги.

Существенно улучшает свойства арбалета установка на концах дуг блоков, через которые перекидывается тетива – своего рода полиспаст, облегчающий натяжение при большой запасаемой энергии. По «дульной энергии» мощные арбалеты могут приблизиться разве что к малым пистолетам-пулеметам под патрон 9×19 «парабеллум» (у большинства охотничьих арбалетов энергия болта не превосходит 120 Дж), зато сравнительно тяжелый болт сохраняет убойное действие на большей дальности, а по кучности стрельбы такой арбалет превосходит большинство пистолетов-пулеметов. Но это – при точном определении расстояния. Малая скорость болта уменьшает и настильность траектории, а значит, – дальность прямого выстрела. Понижение траектории пропорционально квадрату времени полета, а скорость болта мала даже по сравнению с дозвуковой пулей.

Так, если даже принять среднюю скорость полета болта на те же 200 метров в 90 м/с (что само по себе для арбалета довольно много – у современных охотничьих арбалетов начальная скорость болта 60-90 м/с), то время полета составит 2,2 с, а понижение траектории – около 24 м. Это заставляет стрелять со сравнительно большими углами возвышения. А ведь 200 м – вполне нормальная прицельная дальность, скажем, для «бесшумного» карабина в комплексе с патроном с дозвуковой тяжелой пулей. Скажем, 9-мм российская винтовка снайперская специальная ВСС при прицельной дальности 400 м на дальности 200 м укладывает серию из 4-5 выстрелов в круг диаметром около 200 мм, и при этом поражает цель в бронежилете 2-3-го класса. Понятно, что дальность прямого выстрела по живой цели у арбалета оказывается крайне мала, и ошибка в определении дальности дает почти гарантированный промах. А длительность перезаряжания арбалета не даст шанса исправить ошибку. Это приятно щекочет нервы любителям охоты с арбалетом, но для «боевой» работы – весьма неудобно. Лазерный дальномер неоправданно усложнил и удорожил бы такое оружие.

Встречающаяся в рекламах «способность пробить даже бронежилет» нуждается в пояснении. Пробитие арбалетным болтом жесткого бронежилета с керамическими или металлическими элементами проблематично. Ссылки на средневековые арбалеты, «пробивавшие тяжелый рыцарский доспех» не слишком уместны – исследователи вооружения того времени подсчитали, что для этого требовались арбалеты с усилием натяжения 300-500 кг. Натянуть такой арбалет без ворота было невозможно. Современные же охотничьи арбалеты редко превосходят усилие натяжения 90 кг. Довольно мощный «Сафари-Магнум», например, способен специальным болтом на дальности 20 м пробить стальной лист толщиной 3 мм. Сравним – пуля патрона СП-4, выпущенная из пистолета ПСС, может пробить 5-мм стальной лист с 30 м при очень низком уровне звука (СП-4 работает по схеме с отсечкой пороховых газов) и несравненно меньших размерах самого оружия.

Устойчивые в полете болты, снабженные острыми наконечниками, опасны для ряда мягких бронежилетов – чрезвычайно острый наконечник не рвет, а раздвигает нити защитной ткани и может достичь тела через несколько слоев. Но и в этом случае болт, в отличие от пули, не дает «сотрясающего» эффекта и редко имеет высокое останавливающее действие (которое, как известно, не является синонимом «убойного»). Для «мгновенного» выведения противника из строя болт должен поразить жизненно важные органы, а их проекция составляет не более 15 % общей площади силуэта человека. «Бронебойные», «кумулятивные» или «термитные» наконечники болтов, как и «высокая меткость стрельбы до 200-250 м» – из разряда легенд (которые, как уже отмечалось, скорее, повредили репутации арбалета). Из любопытных вариантов болтов можно упомянуть утяжеленные с широким плоским лезвием – попытка как-то расширить возможности арбалета, придав болту качества метательного ножа.

Малая скорость болта и отсутствие тепловых нагрузок позволяют применять широкую номенклатуру наконечников – от острия с бритвенно заточенными краями до легкой кошки или подслушивающего устройства. Это делает арбалет «многоцелевым устройством» и здесь, как раз, можно найти ему нишу. Но уже не как «боевому оружию», а как специальному устройству. Арбалет может использоваться (и действительно используется) для преодоления препятствий – с его помощью можно протянуть тонкую, но прочную нить через реку или пропасть. Таким же образом забрасываются проволочные антенны на деревья или здания для увеличения дальности связи. С помощью арбалета можно установить подслушивающие устройства и разведывательно-сигнализационные приборы на объекте, проникновение к которому обычным порядком невозможно. Впрочем, для решения таких задач могут использоваться более компактные пневматические средства. Ведь и то, и другое средство придется таскать с собой дополнительно к основному оружию, и более компактная «пневматика» либо «бесшумная мортирка» тут окажутся удобнее весьма громоздкого в походе арбалета (английская SAS якобы приняла разборный вариант, но подготовка к его применению требует запаса времени). Российский закон «Об оружии» разумно упомянул допустимость использования арбалетов «для работ, связанных с иммобилизацией и инъекцированием объектов животного мира» – по сути, такие же «специальные» задачи.

Все изложенное вовсе не говорит о невозможности использовать арбалет в специальных операциях. На войне, как известно, применимо все – тем более, в специальных операциях. Речь идет не о «применимости», а о степени «полезности». Надо четко представлять себе, что ниша для применения арбалетов крайне узка и в основном не затрагивает боевых задач. Большая часть таких задач, которые способен был бы решить арбалет, уже решается другими средствами с той же или с большей эффективностью.

Расцвет, переживаемый мощными арбалетами в последние два десятилетия, связан вовсе не с войсками специального назначения и не со специальными операциями, а с возрождением интереса к спортивной охоте с холодным метательным оружием. Названия «Коммандо», даваемые коммерческим – охотничьим по своей сути арбалетам – не более чем расчет на любительскую страсть «поиграть в спецназ». Так что лучше оставить это элегантное и технически интересное оружие любительской охоте и спорту. И относиться к нему соответственно.

 

 

 

Вступайте в нашу группу
«Отвага 2004»

 

 

 

 



Поделиться в социальных сетях:
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Мой Мир


При использовании опубликованных здесь материалов с пометкой «предоставлено автором/редакцией» и «специально для "Отваги"», гиперссылка на сайт www.otvaga2004.ru обязательна!


Первый сайт «Отвага» был создан в 2002 году по адресу otvaga.narod.ru, затем через два года он был перенесен на otvaga2004.narod.ru и проработал в этом виде в течение 8 лет. Сейчас, спустя 10 лет с момента основания, сайт переехал с бесплатного хостинга на новый адрес otvaga2004.ru