Создана побеждать. История создания боевой машины пехоты БМП-2

Б. Н. Яковлев
Журнал «Техника молодежи», 2008 г.

Ровно 30 лет назад – в 1983 г. – на вооружение Советской армии была принята боевая машина пехоты нового поколения – БМП-2. Между тем работы по её созданию начались задолго до этого и проходили весьма непросто. Вспоминает главный конструктор специального конструкторского бюро Курганского машиностроительного завода в 1970-74 годах, Борис Николаевич Яковлев.

 

До 1970 года я работал главным конструктором на заводе имени Колющенко в Челябинске. Мою дальнейшую судьбу резко изменила случайная встреча с Ж.Я. Котиным – заместителем министра оборонной промышленности. Он предложил мне возглавить СКВ Курганского машиностроительного завода. Это случилось 9 ноября 1970 года. В то время на КМЗ в серийном производстве по документации Челябинского тракторного завода уже изготавливалась БМП-1. Однажды, находясь в очередной командировке в Москве, я был приглашен в НТК ГБТУ генералом В.П. Диким. Поехали мы туда с О.Ф. Ларченко, начальником 6-го главка МОП. Генерал рассказал, что военных уже не устраивают боевые качества БМП-1 и особенно эффективность её оружия. Нам показали опытный образец модернизированной в Чехословакии БМП-1. Эта машина была изготовлена с согласия военных обеих стран и с учётом опыта боевого применения БМП-1 в войне на Среднем Востоке и боёв с китайцами на Даманском. Штатная 73-мм реактивная пушка была малоэффективна против живой силы противника и его бронетехники, поэтому чехи заменили её 30-мм нарезной полуавтоматической с кассетным заряжанием. Машина мне не понравилась: размещение артиллериста в тесной башне создавало серьёзные трудности с заряжанием пушки.

После осмотра образца мы поехали на полигон в Кубинку, где военные провели стрельбы боевыми снарядами из обычной серийной БМП-1 по танку Т-55. С расстояния 800 м было произведено 50 выстрелов. 17 снарядов попали в цель, остальные, снесённые ветром, прошли мимо. После этого водитель танка Т-55 залез в машину, спокойно завел её и уехал. Эти испытания со всей очевидностью показали, что пушка, установленная на БМП-1, никуда не годится. Более того, машина не имела средств защиты от нападения с воздуха и сама не могла поражать воздушные цели.

Министерство оборонной промышленности совместно с военными решило провести модернизацию БМП-1. Эту работу поручили специальному конструкторскому бюро Курганмашзавода. Сроки, конечно, задали очень жёсткие. Скажем, на эскизную проработку всего три месяца.

Вернувшись из Москвы, я доложил руководству завода о новой задаче и сроках её выполнения. Вскоре в бюро закипела работа. Эскизное проектирование будущей БМП-2 возглавили заместитель главного конструктора В.И. Лузин и ведущий инженер Г.И. Авдеев. Компоновкой занимались А.С. Ильин, В.П. Конончук, Е.М. Насакина.

Первые проработки показали: задача перед нами стоит трудная, но выполнимая. Несмотря на то что у СКБ не было опыта работы с артиллерией – нарезной и реактивной, нашлись понимающие в этом люди, и эскизный проект БМП-2 начал вырисовываться. Три месяца пролетели как одна неделя, но мы уже могли доложить Министерству и заказчику, что на базе БМП-1 вполне можно создать машину с требуемыми характеристиками. Эскизный проект был рассмотрен на заводском техническом совете, одобрен, и я выехал с ним в Министерство оборонной промышленности и НТК ГБТУ.

Предложения СКБ КМЗ были приняты, и, учитывая, что это была модернизация БМП-1, решили выпускать рабочие чертежи, минуя создание технического проекта. Сроки установили сжатые: один год на разработку чертежей и изготовление опытных образцов для проведения заводских и межведомственных испытаний.

Понимая всю важность и ответственность возложенного на завод задания, руководство предприятия приняло решение об изготовлении деталей и узлов будущей машины в металле по мере выпуска рабочих чертежей. Процедура их согласования с техническими службами завода была упрощена и проводилась в ходе проектировочных работ непосредственно в стенах конструкторского отдела.

 

 

Не буду описывать всех трудностей, которые пришлось пройти коллективу, скажу только, что споткнулись мы на пушке и всём, что с ней связано. В тот период оборонной промышленностью нашей страны отработанной конструкции 30-мм пушки не производилось. По просьбе военных тульские оружейники согласились быстро создать её, используя для этого авиационную шестиствольную 30-мм пушку. В.П. Грязев, главный конструктор тульского КБП, отделил от неё один ствол и предложил устанавливать его в БМП. Но сделать это оказалось не так уж и просто.

В первую очередь мы вынуждены были решать вопросы по установке пушки в БМП и подвода к ней боепитания. Конструктивно справились с этой задачей довольно быстро. Изготовили в металле опытный образец башни и установили в неё орудие с механизмом подачи снарядов. Стали проводить стрельбы и тут застряли. Потребовались серьёзные переделки казенной части пушки и способа воспламенения порохового заряда боеприпаса (пришлось изменить его с электрического на ударный). Кроме того, в орудие ввели изменения, позволившие вести огонь с темпом 250 или 600 выстрелов в минуту с отсечкой по 8 выстрелов.
С опозданием на полгода два опытных образца БМП-2 были изготовлены и отправлены в Кубинку для показа министрам обороны и оборонной промышленности.

В этот период за срыв сроков по работам над БМП-2 меня несколько раз вызывали на коллегию Министерства, объявляли выговоры. На одной из таких коллегий я нажил себе сразу несколько кровных врагов, заявив, что тульская 30-мм пушка стреляет когда хочет и куда хочет. Что тут было! Я думал, меня вообще снимут и выгонят. Дело в том, что министр МОП и руководитель промышленного отдела ЦК КПСС были выходцами с тульских оборонных предприятий. Мое заявление их глубоко задело, и, конечно, это сказалось на моей дальнейшей судьбе.

Вскоре состоялся показ нашей БМП-2. Министр обороны А.А. Гречко, другие высокопоставленные военные и гражданские работники министерств ознакомились с конструкцией, выслушав мой доклад непосредственно у опытного образца. Затем были произведены стрельбы в двух режимах – с темпом 250 и 600 выстрелов в минуту. Стреляли мы ещё плохо, но надо отдать должное самоотверженности начальника КБ-1 Л.А. Литовки и начальника бюро испытаний В.М. Аксентьева. Для предотвращения возможных отказов они вели стрельбу, выключив вытяжные вентиляторы в башне для сохранения высокого напряжения в электросети машины. И в итоге угорели, надышавшись пороховыми газами. После стрельб потерявших сознание Литовку и Аксентьева, вытащив из башни, пришлось передать в руки врачей.

Результаты показа меня не удовлетворили. Наша конструкция подающего механизма снарядов и укладка их в боевом отделении оказались явно неудачными. Вернувшись домой, я решил командировать ведущего инженера Г.И. Авдеева к авиаторам, чтобы посмотреть, как они делают свои системы боепитания. В результате появилась новая конструкция боевого отделения. Предлагалось уложить 500 снарядов на полу БО радиально по окружности головками к центру и подавать их к пушке по направляющему элеватору с одновременным разворотом на 180°.

Рассмотрев эту конструкцию боевого отделения на техническом совете в СКБ, я принял решение о переделке боевого отделения. Опытные образцы машин для заводских испытаний находились в производстве, и надо было это решение согласовать с руководством завода и главка. Но меня все поняли правильно, и опытные образцы были построены уже с модифицированным БО.

Не успела успокоиться обстановка по вышеописанным событиям, как нагрянула другая беда. При рассмотрении нашего варианта БМП-2 на расширенном техническом совете главный конструктор СКБ ЧТЗ П.П. Исаков (они были главными в стране по этому виду машин) предложил свой проект модернизации БМП-1 – семикатковый вариант машины с нашим боевым отделением. Принятие этого варианта влекло за собой почти стопроцентную перестройку производства и потерю взаимозаменяемости.

Представитель 6-го главного управления МОП, делегация КМЗ и представитель заказчика от предложения Исакова отказались, и наше содружество с ЧТЗ закончилось. Каждый завод пошёл своим путём. В конечном итоге вариант ЧТЗ принят не был, и ходовым испытаниям подвергся только вариант СКБ Курганмашзавода.

Большая нагрузка выпала и на долю коллектива опытного 510-го цеха. Умелые руки рабочих цеха быстро и качественно воплощали в металл замыслы инженеров-конструкторов, чем сильно помогали быстрому совершенствованию конструкции. Весь коллектив конструкторского бюро и опытного цеха в период создания БМП-2 работал, не считаясь со временем и затратой сил, и я, вспоминая это время с благодарностью, низко кланяюсь всем, кто работал со мной в те годы.

С появлением БМП-2 завод стал головным по лёгкой бронетанковой технике и возглавил ряд предприятий, занимающихся выпуском такого вида машин.

Принятие БМП-2 на серийное производство задерживалось, но завод стал постепенно переходить с БМП-1 на БМП-2, несколько лет выпуская их параллельно.


Поделиться в социальных сетях:
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Мой Мир


При использовании опубликованных здесь материалов с пометкой «предоставлено автором/редакцией» и «специально для "Отваги"», гиперссылка на сайт www.otvaga2004.ru обязательна!


Первый сайт «Отвага» был создан в 2002 году по адресу otvaga.narod.ru, затем через два года он был перенесен на otvaga2004.narod.ru и проработал в этом виде в течение 8 лет. Сейчас, спустя 10 лет с момента основания, сайт переехал с бесплатного хостинга на новый адрес otvaga2004.ru