Охота на «Бисмарк» (май 1941 г.). Часть 2

Д.Ю.Литинский
Альманах «Тайфун» №№10,11,12 / 2000 г.

<<< См. первую часть

 

 

Снова неопределенность

 

Потеряв «Bismarck» до наступления рассвета 25 мая, англичане оказались в весьма сложном положении. Предположений о намерениях противника было несколько, и для того, чтобы проверить каждое из них, требовалось направить корабли. Но главное – время, его нельзя было тратить понапрасну.

В 6.30, когда окончательно рассвело и видимость стала хорошей, «Norfolk» направился вслед за «Suffolk», который, ведя поиск к W, шел 25-узловым ходом курсом 230°. «Prince of Wales» пошел на S, на соединение с адмиралом Дж.Тови, считая, что «King George V» и «Repulse» находились в точке 54° N, 34°55′ W. Фактически же они были значительно дальше к S-W.

В соответствии с полученными ночью инструкциями Адмиралтейства контр-адмирал Э.Кертис на КРЛ «Galatea» в 5.58 изменил курс, направившись в точку, где последний раз видели «Bismarck», а на «Victorious» к 7.30 подготовили к взлету самолеты для воздушной разведки в направлении на East.

Однако приказ главнокомандующего Флотом метрополии заставил откорректировать план: кораблям 2-й крейсерской эскадры и «Victorious» было приказано вести поиск к N-W от точки последнего контакта с противником.

Истребители «Fulmar» уже летали ночью (последняя машина совершила посадку в 4.00), к тому же два из них не возвратились на АВ.

Пилоты-истребители не имели смены, поэтому, получив в 7.16 приказ командующего 2-й крейсерской эскадрой, капитан 1 ранга Г.Бовел был вынужден принять решение направить на разведку самолеты «Swordfish», экипажи которых можно было заменить.

В 8.12 семь машин одна за другой оторвались от полетной палубы и начали поиск в секторе 280-40° на расстояние100 миль. Сам «Victorious», как и сопровождавшие его КРЛ «Galatea», «Aurora», «Hermion» и «Kenya», также вели наблюдение в этом секторе.

Так ничего и не обнаружив за время почти 4-часового полета, в 11.07 самолеты возвратились на свой АВ, причем не досчитавшись одной машины, которая совершила вынужденную посадку на воду. К счастью, неудачливый «Swordfish» приводился рядом с дрейфовавшим спасательным плотом, в котором не оказалось людей, но обнаружились аварийные запасы провизии и воды. Экипаж самолета провел на плоту 9 суток, прежде чем был поднят на борт проходившего мимо судна.

В 10.30 следовавший на S-W «King George V» получил из Адмиралтейства радиограмму с серией радиопеленгов, которые, как сообщалось в шифровке, возможно, давали положение германского ЛК – перехваченные сигналы идентифицировали с теми, которые исходили от «Bismarck» сразу после торпедной атаки* самолетов с «Victorious».

 


* – Передача длинной радиограммы с борта ЛК была зафиксирована английскими кораблями в 2.58 25 мая.


 

Только еще более продолжительная радиограмма, передача которой началась с борта «Bismarck» в 8.52 и продолжалась более получаса (адмирал Лютьенс был уверен, что слежение за ним не прерывалось, поэтому и решил подробно доложить своему командованию об обстановке), позволила пеленгованием приблизительно определить его место.

Проложив их на карте, походный штаб адмирала Дж.Тови получил координаты, значительно отличавшиеся от тех, которые получались исходя из предположения, что «Bismarck» идет в Северное море.

Описав вокруг точки 57° N, 33° W окружность, радиус которой соответствовал тому расстоянию, которое мог пройти «Bismarck» с момента пеленгования, получили район его равновероятного, нахождения. Для того, чтобы перехватить противника, главнокомандующий, оповестив все корабли, повернул на курс 55°, делая 27 узлов по направлению к «Фареро-Исландской дыре».

«King George V» шел один – еще в 9.06 командир «Repulse» капитан 1 ранга У.Тэннант получил разрешение идти в Ньюфаундленд для бункеровки. КРЛ «Galatea», «Aurora» и «Kenya» с получением информации адмирала Дж.Тови немедленно развернулись на курс 85°.

В 10.23 из Лондона в адрес главнокомандующего Флотом метрополии, командующего «Force H» и командующего 1-й крейсерской эскадрой, наконец, было направлено более отчетливое указание: исходить из предположения, что «Bismarck» следует в Брест.

На «Renown», находившийся в точке 41°30′ N, 17°10′ W, это сообщению было отрепетовано в 11.00, а через 8 мин. «Rodney» получил нескольк8 иное указание: действовать исходя из предположения, что «Bismarck» идет в Бискайский залив. Сомнения не оставляли верховное командование британского флота.

Адмиралтейство, пользуясь односторонней радиосвязью, на этой стадии операции делало все возможное, чтобы обеспечить корабли максимально точными данными в минимально возможный срок. От этого зависело сохранение режима радиомолчания.

В 14.28 очередной радиограммой Адмиралтейство отменило свое указание, данное ранее капитан 1 ранга Долримпл-Гамильтону, и на этот раз предписало «Rodney» действовать из условия, что германский ЛК направляется обратно в Норвегию через пролив между Исландией и Ирландией.*

 


* – В 13.20 с противником удалось установить устойчивый РЛ-контаткт, это дало его координаты, правда, с точностью до 50 миль – 55°15′ N, 32° W.

В 14.19 из Лондона ушла шифровка главнокомандующему, которую он получил в 15.30. Но даже это не стало основанием для однозначного приказа – сомнения все же оставались. Только в 19.24 из Лондона адмиралу Тови была отправлена очередная шифровка, в которой говорилось, что Адмиралтейство считает целью движения немецкого ЛК западное побережье Франции.


 

Еще 2 часа спустя, в 16.21, Лондон получил вопрос адмирала Дж. Тови, который все еще 25-узловым ходом шел к East, курсом 80°: «Вы считаете, что враг идет к Фарерам?»

С наступлением вечера версия движения «Bismarck» в Бискай окрепла, и 18.15 Адмиралтейство отменило отправленную в 14.28 директиву и констатировало: «пункт назначения» противника – французский порт.

Когда в 18.10 адмирал Дж. Тови приказал капитан 1 ранга Паттерсону повернуть на S-E, он все еще не располагал точной информацией о противнике.

В 21.10 «Victorious», находившийся в точке с координатами 57°59′ N, 32°40′ W, поднял в воздух 6 «Swordfish», которые произвели поиск в секторе 80-180° в радиусе 100 миль от АВ. Самолеты вернулись уже на следующие сутки, в 0.05.

Гидросамолеты авиации Берегового командования совершили несколько разведывательных полетов по возможному маршруту движения германского ЛК в Брест, но также ничего не обнаружили.

К тому времени недостаток топлива стал самой серьезной проблемой для британских кораблей. «Repulse» уже ушел в Ньюфаундленд, «Prince of Wales» следовал в Исландию; «Victorious» и «Suffolk» уменьшили ход и шли на экономических режимах. КРЛ «Hermion», у которого осталось менее 40% топлива, пришлось направить в Хваль-фиорд, остальные крейсеры для экономии вынуждены были ограничить ход 20-ю узлами. В цистернах флагманского корабля главнокомандующего Флотом метрополии оставалось около 60% запаса нефти.

Около полуночи адмирал Дж. Тови приказал всем командирам экономить топливо, а это означало уже директивное снижение скорости.

К утру 26 мая недостаток топлива на английских кораблях приобрел решающее значение – они находились в море уже четверо суток. В Адмиралтействе уже рождались экзотические проекты, вроде челночных рейсов летающих лодок PBY «Catalina», снабженных емкостями с топливом…

Проблема топлива более всего влияла на корабельное охранение. В эскорте ЭМ весьма нуждался АВ «Victorious», но еще больше рисковал ЛК «Rodney».

Внимание Адмиралтейства привлекли корабли 4-й флотилии ЭМ, которые эскортировали конвой WS8B. Около 2.00 26 мая командовавший флотилией капитан 1 ранга Филип Вайан (Philip L.Vian), державший флаг на «Cossack», получил приказ оставить охранявшийся караван транспортов с войсками и направится к N-O, на соединение с «Rodney». ЭМ «Zulu», «Sikh», «Cossack», «Maori» и «Piorun» предстояло сыграть весьма важную роль в следующей фазе операции.

«Force H» – ЛКР «Renown», AB «Ark Royal» и КРЛ «Sheffield» – также следовали без эскорта, который был отпущен обратно в Гибралтар еще в 9.00 25 мая.

Получив двумя часами позже радиограмму Адмиралтейства о том, что «Bismarck» идет в Брест, вице-адмирал Дж.Сомервилл приказал подготовиться к подъему самолетов-разведчиков. «Force Н» находилось на широте Бреста, а последняя информация о находившихся там немецких ЛК «Scharnhorst» и «Gneisenau» относилась к 23 мая.*

 


* – Адмиралтейство располагало данными воздушной разведки Бреста на 19.30 25 мая, которые сообщали, что оба корабля все еще находятся там. Соответствующая радиограмма в Гибралтар, предназначенная для передачи на «Renown», ушла из Лондона в 21.08. Когда в 22.26 ее получили в Гибралтаре, «Renown» уже полчаса назад перешел на другую волну и не мог принять ее. Радиосеанс на другой волне состоялся только в 0.34.


 

Погода с прошлого вечера ухудшилась, ветер был более чем крепок, эскадренную скорость пришлось уменьшить до 17 узлов. АВ шел через штормовой норд-вест, высота волн достигала15 м. Поднятые из ангара самолеты на руках тащили сквозь потоки воды к стартовым позициям. В 7.16 с «Ark Royal» взлетели истребители боевого воздушного патруля, а в 8.35 – 10 «Swordfish», начавших поиск. Они совершили посадку в 9.30, ничего не обнаружив.

 

Генеральный курс противника определен

 

В 10.30 вылетевший из Лох-Эри в Ирландии гидросамолет PBY «Catalina» Z209, пилотируемый Деннисом Бриггсом (Dennis A.Briggs), обнаружил нефтяной след, оставляемый немецким ЛК из-за повреждений, полученных в результате попаданий двух снарядов с «Prince of Wales» 24 мая. Вскоре 2-й пилот, американец Леонард Смит (Leonard В.Smith), увидел в пяти милях и сам «Bismarck», идущий курсом 150°. «Catalina» попала под огонь зенитных орудий ЛК и получила повреждения. В результате в 10.45 контакт был утерян. Но теперь был точно известен его генеральный курс – «Bismarck» шел в Брест.

В 10.43 это донесение получил флагманский корабль главнокомандующего Флотом метрополии, a «Renown» – пятью минутами раньше.

Спустя около двух часов, в 11.15, два «Swordfish» с «Ark Royal» подтвердили информацию, обнаружив «Bismarck» в25 миляхк East от предыдущего его зафиксированного положения. Правда, один из пилотов доложил об обнаружении КР, а не ЛК.

Итак, адмирал Г.Лютьенс находился примерно в690 миляхот цели. Если бы «Bismarck» сохранял 21-узловой ход, то он мог бы достичь Бреста в 21.30 27 мая.

Адмирал Дж.Тови на «King George V», которого отделяло от германского флагмана130 миль, имел реальный шанс догнать неуловимый ЛК. Но дело заключалось на только в расстоянии и скорости – положение противников с каждым часом менялось, причем не в пользу англичан.

«Bismarck» приближался к своему побережью и поэтому с минимальным риском мог вырабатывать остававшееся в его цистернах топливо. Он также мог рассчитывать на воздушную поддержку. Англичане же шли к вражескому берегу, будучи вынужденными всемерно экономить необходимое для возвращения топливо, подвергаясь возрастающему риску стать объектами атак немецкой авиации и ПЛ.

Из «major combattants» ближе других к «Bismarck» находился «Renown», однако после потери «Hood» бросать его в бой до подхода «Rodney» и «King George V» никто не хотел – на всякий случай запрещение вступать в бой в одиночку радировали вице-адмиралу Дж.Сомервиллу еще в 10.52 (он получил его в 11.45).

Сомервилл не мог его проигнорировать, поэтому, заняв позицию в50 миляхот «Bismarck», в течение всего дня посылал на разведку самолеты. Трижды (с 12.30 до 15.53; с 16.24 до 18.50 и с 19.00 до 21.30) воздушные разведчики с «Ark Royal» устанавливали и поддерживали визуальный контакт с целью. Все это время АВ находился в готовности к немедленному нанесению торпедно-бомбового удара.

Самолеты авиации Берегового командования также продолжали разведывательные полеты. В 12.20 «Catalina» M420 обнаружила ЭМ 4-й флотилии.

Получив в 10.54 сообщение с борта Z209 о контакте с германским ЛК, капитан 1 ранга Ф.Вайан, спешивший на соединение с кораблями адмирала Дж.Тови, решил резко изменить курс к S-E, бросившись на перехват.

 

Атака «Ark Royal»

 

В 13.15 вице-адмирал Дж.Сомервилл семафором приказал командиру КРЛ «Sheffeild» капитан 1 ранга Ларкому отделиться от «Force H» и подойти ближе к противнику.

Этот сигнал не был продублирован для «Ark Royal», что привело к весьма серьезным последствиям. Через полчаса флагман радировал в Адмиралтейство об этом своем приказании, радио приняли и на «Ark Royal», но не спешили расшифровывать, т.к. донесение исходило от адмирала Сомервилла и не предназначалось для АВ.

Так или иначе, но летчики патрулировавших в воздухе самолетов не подозревали, что «Sheffield» покинул ордер «Force H». В их сообщениях об обнаруженных кораблях появилась путаница – ЛК или КР? Напомним, что англичане еще не знали о бегстве «Prinz Eugen», и любой обнаруженный в районе движения противника КР вполне «законно» идентифицировали как вражеский.

Тем не менее, авиационные торпеды на подготовленных к вылету торпедоносцах «Swordfish» установили на глубину хода 30 футов, что, по мнению англичан, соответствовало, точнее, превышало* осадку «Bismarck» – если торпеды Mk.XII имели неконтактные магнитные взрыватели, то они должны были взрываться, проходя под килем цели.

 


* – Это обстоятельство требует отдельного внимательного рассмотрения.

Дело в том, что немцы по всем каналам запускали дезинформацию об истинной осадке «Bismarck». И если первоначально заниженное значение осадки ЛК лишь «оправдывало» заниженное официальное водоизмещение корабля, то для специалистов по оружию эта величина, «узаконенная» в секретных боевых наставлениях, определяла установку режимов торпед перед атакой ЛК.

Становится понятным, насколько серьезной стала разница между истинной и «узаконенной» осадкой – может быть, даже в доли метра. Ведь повреждения от неконтактного взрыва торпеды под килем ЛК могли быть неизмеримо большими, нежели от контактного взрыва в районе скулы. Именно такая ситуация сложилась, когда был торпедирован АВ «Ark Royal» – фактически, он погиб от неконтактного взрыва одной немецкой торпеды.


 

В 14.50 капитан 1 ранга Лобен Маунд дал команду на взлет ударной группы. С полетной палубы «Ark Royal» один за другим поднялись 15 «Swordfish» и взяли курс на S. Один самолет из-за обнаружившейся уже после взлета неисправности сразу же был вынужден вернуться.

Так как погода и высота облачности не позволяли рассчитывать на своевременное визуальное обнаружение цели, все надежды возлагались на самолетные радиолокаторы. Они то и сыграли с летчиками злую шутку.

Обнаружив на индикаторах отметку крупной цели, которая располагалась примерно в20 миляхот ожидаемого положения германского ЛК, эскадрилья по команде без колебаний вышла в атаку, находясь в полной уверенности, что перед ней «Bismarck». Лишь после сброса торпед, что произошло в 15.50, пилоты с немалым удивлением обнаружили, что отработали… по КРЛ «Sheffield»!

Дело заключалось в том, что на инструктаже перед вылетом летчикам сообщили, что между продолжавшими преследование «Bismarck» KP «Norfolk» и «Suffolk» и самим ЛК других кораблей нет. Поэтому они с ходу атаковали случайно оказавшийся «в неположенном» месте «Sheffield», который спасло лишь своевременное и весьма энергичное маневрирование.

Можно только удивляться мастерству и выдержке капитана 1 ранга Чарльза Ларкома, который, не забыв приказать своим артиллеристам не открывать огонь по самолетам, сумел спасти корабль, на который сбросили 11 (!) торпед. Правда, три из их взорвались при падении в воду, но три другие – вблизи кормы КРЛ. От остальных «Sheffield», сразу же увеличивший ход до полного, умудрился увернуться.

Разочарованным и разозленным летчикам пришлось возвратиться на АВ, чтобы подвесить торпеды и пополнить запас горючего, что они и сделали в 17.20. Возвращаясь, самолеты заметили в 20 милях к W от «Forte Н» приближающиеся ЭМ 4-й флотилии.

Примерно полчаса спустя «Sheffield» обнаружил «Bismarck» в точке 48°30′ N, 17°20′ W и, сообщив вице-адмиралу Дж. Сомервиллу свое место, занял позицию в 10 милях по корме противника.

Взлетевшая с «Ark Royal» пара «Swordfish» подтвердила, что целью на этот раз действительно является «Bismarck».

Ввиду неудачи с взрывателями «Duplex», торпеды, вновь подвешенные к самолетам, оснастили обычными контактными взрывателями, а глубину хода установили в 22 фута (6,7 м). К взлету подготовили 15 машин: четыре – 818-й эскадрильи, столько же – 810-й и семь – 820-й эскадрильи.

Командование ударной группой было возложено на капитана 2 ранга Т.П.Куда (T.P.Could).

Над морем свистел почти ураганный 6-балльный норд-вест, шел дождь. Высота облачности была около 600 м. Временами 15-метровые волны вздымались выше полетной палубы, АВ испытывал сильную килевую качку. Палубной команде пришлось действовать очень быстро, иначе возникал сильный риск, что самолеты просто свалятся за борт.

В 19.10 капитан 2 ранга Т.Куд доложил о готовности группы к взлету. Один за другим 15 «Swordfish», рискуя вонзиться в волну, когда нос АВ опускался вниз, и получая хороший «пинок» снизу, когда корабль всходил на гребень волны, выполнили взлет. В воздухе самолеты разделились на два отряда, по три звена в каждом.

Согласно переданной с «Sheffield» ориентировке, цель находилась по пеленгу 167° от «Ark Royal» на дистанции 38 миль. Ударная группа получила приказ лететь к крейсеру, который будет наводить ее на «Bismarck».

Из-за сильного ветра полет занял более получаса. «Sheffield» обнаружили в 19.55, но самолеты тут же его потеряли. Вновь контакт с ним удалось установить только в 20.35 – с КРЛ на самолеты подали визуальный сигнал: противник находится по пеленгу 110°, дальность –12 миль.

Ударная группа, построившись звеньями в линию, подходила к цели с кормы. Встретив на пути небольшое скопление облаков, самолеты перешли в набор высоты, разделившись на группы.

В 20.47 1-е звено (три машины) пошли на снижение, рассчитывая выйти из облаков и уточнить курс. Когда показания самолетных альтиметров прошли отметку 2000 футов, командир группы забеспокоился – облачность уже должна была кончиться. Однако плотное облако окружало машины и на высоте 1,5 тыс. футов (450 м), и лишь на 300-метровой отметке торпедоносцы «вывалились» из плотной серой пелены, и летчики увидели «Bismarck» в четырех милях впереди по курсу.

С 1-м звеном оказался один «Swordfish» из 3-го. Убедившись, что дистанция еще слишком велика, коммандер Т.Куд приказал своему звену вновь набрать высоту и войти в облака. В 20.53 четыре торпедоносца начали пикирование на цель, под очень интенсивным заградительным огнем сбросив свои торпеды и успев заметить, что одна из них достигла цели и взорвалась.

2-е звено, в котором осталось два самолета, в облаках потеряло контакт со звеном №1. Забравшись на высоту 9000 футов (2750 м), пилоты сориентировались по данным РЛС и вышли в атаку на ЛК с правого борта, сбросив две торпеды, которые пошли в среднюю часть корпуса «Bismarck».

Одна торпеда, возможно, поразила цель.

Третий самолет 2-го звена, «потерявшийся» в облаках, вернулся к КРЛ «Sheffield», снова получил целеуказание и атаковал цель самостоятельно. Он зашел на «Bismarck» с носа и лег на боевой курс с его левого борта, направив торпеду в среднюю часть ЛК. Несмотря на сильный огонь, летчик выдержал машину на боевом курсе, и торпеда поразила левый борт цели.

4-е звено вслед за 3-м вошло в облачность с набором высоты, но на 2000 м началось обледенение. Войдя в пике, на высоте 600 м самолеты 4-го звена обнаружили в облаках «окно», где к ним присоединился второй «Swordfish» из 3-го звена. Через мгновение пилоты увидели «Bismarck», который с правого борта атаковало 2-е звено.

Четыре самолета обошли ЛК с кормы и начали пикировать на него сквозь небольшое низкое облако, одновременно со 2-м звеном атакуя с противоположного борта. Сброшенные ими торпеды не попали в цель, а вот сами самолеты попали под самый жестокий обстрел – машина, имевшая номер 4С, получила более ста пробоин, оба члена экипажа были ранены.

Две машины 5-го звена также «потерялись» в облачности. Поднявшись на высоту более 2100 м, самолеты начали покрываться льдом. Машина 4К спустилась до 300 м, обнаружив цель прямо под собой, затем под огнем зенитной артиллерии вновь поднялась, успев заметить торпедное попадание в правый борт ЛК. Затем, удалившись на пять миль, этот «Swordfish» занял позицию для атаки носовой части «Bismarck» с правого борта и, летя над самыми гребнями волн, сбросил торпеду с дистанции около 1800 м, но безуспешно.

Второй «Swordfish» 5-го звена потерял своего ведущего во время пикирования сквозь облако, «вывалившись» оттуда прямо над баком ЛК, попал под сосредоточенный огонь и после двух безуспешных попыток атаковать был вынужден избавиться от торпеды…

Один из двух самолетов звена №6 атаковал «Bismarck» с правого борта и сбросил свою торпеду с дистанции 1800 м, прицелившись в среднюю часть корпуса. Торпеда не взорвалась. Вторая машина потеряла цель, но, слетав за целеуказанием к «Sheffield», возвратилась и на бреющем полете с траверзного направления попыталась атаковать правый борт цели. Интенсивный и точный огонь заставил пилота свернуть с боевого курса…

Атака завершилась в 21.25. Самолеты атаковали «Bismarck» 13-ю торпедами (две были сброшены неприцельно), в цель попали три торпеды: первая повредила тоннель левого гребного вала, взрыв второй заклинил рули в положении 12° на левый борт. «Bismarck» потерял способность управляться и начал описывать циркуляцию.* Третья торпеда взорвалась в районе кормовой надстройки. Это был успех!

 


* – Самолеты-разведчики, летавшие парами в течение всего дня 26 мая (всего 8 «Sworfish», последняя пара совершила посадку в 23.25), наблюдали, что «Bismarck» описал две полные циркуляции.


 

 

«Bismarck» огрызается

 

«Sheffield» все еще «висел на хвосте» немецкого ЛК, когда в 21.40 «Bismarck», повернув влево, открыл огонь и сделал 6 весьма точных залпов главным калибром. Попаданий не было, но близким разрывом убило троих и тяжело ранило двоих матросов. КРЛ отвернул, заметив на отходе приближающийся с W ЭМ «Cossack» и другие корабли 4-й флотилии. «Sheffield» передал им приблизительные координаты «Bismarck», а сам отошел на приличное расстояние и начал следовать параллельным с ним курсом.

 

* * *

 

«King George V», на котором к полудню 26 мая осталось 32% топлива, делая 25 узлов, шел на S-E. Когда в 18.26 к нему присоединился «Rodney», до противника оставалось еще около 90 миль.

Капитан 1 ранга Долримпл-Гамильтон сообщил адмиралу Дж.Тови, что из-за недостатка топлива он с 17.05 уменьшил ход до 22 узлов и будет вынужден повернуть обратно не позднее 8.00 следующего дня. Главнокомандующий Флотом метрополии и так понимал, что если до 24.00 торпедоносцы с «Ark Royal» не вынудят «Вismarck» сбавить ход, он сам повернет назад.

В 21.42 британские ЛК повернули «все вдруг» на S – в надежде, что в лучах заката увидят противника.

В 22.28 было получено сообщение вице-адмирала Дж.Сомервилла: «Bismarck» получил торпедные попадания.

 

* * *

 

На германском ЛК затопило румпельный отсек. Спустившийся в отсек водолаз обследовал баллер поврежденного руля и выяснил, что отремонтировать его в походных условиях невозможно.

Команда «Bismarck», переполненная ликованием после потопления «Hood», лишь начиная с 25 мая осознала, какие силы брошены для уничтожения ЛК.

Полдня было потеряно из-за нереалистичных докладов немецких самолетов. Капитан 1 ранга Линдеманн взял курс на Брест по приказу адмирала Карлса, который пообещал встретить ЛК мощными силами авиации и подводных лодок. В нефтяных цистернах «Bismarck» почти не осталось топлива, огромные усилия предпринимались экипажем для того, чтобы исправить повреждения, полученные от взрыва торпеды.

В 22.42 «Bismarck» обнаружил британские ЭМ и открыл по ним огонь.

В 22.50 Линдеманн получил радиограмму, подписанную Гитлером: «Все наши мысли с нашими победившими товарищами». В 1.40 было получено сообщение, что на помощь вылетели бомбардировщики, к району приближаются ПЛ (одна из лодок, израсходовав торпеды, днем 26 мая оказалась в весьма удобном положении для атаки «Ark Royal»).

Когда ЭМ капитана 1 ранга Ф.Вайана обнаружили цель, ЛКР «Renown» и АВ «Ark Royal» находились к NW от противника. Хотя третья за день атака уже была невозможна, 12 торпедоносцев были подготовлены к вылету на рассвете. «Force Н» изменило курс к N, затем к W, а в 1.15 повернуло на S.

Вскоре вице-адмирал Дж.Сомервилл получил указание главнокомандующего: находиться в 20 милях к югу от «Bismarck» в ожидании подхода линейных сил.

 

* * *

 

Всю ночь соединение двигалось параллельным противнику курсом, наблюдая стрельбу осветительными снарядами во время торпедных атак ЭМ 4-й флотилии.

Они всю ночь окружали «Bismarck», при каждом удобном случае атакуя его торпедами.*

 


* – В 1.21 четырехторпедный залп произвел «Zulu» (капитан 2 ранга Harry R. Grahem), в 1.28 – «Sikh» (капитан 2 ранга Grahem H.Stokes), в 1.37 две торпеды выпустил «Maori» (капитан 2 ранга Harold T Armstrong), еще через три минуты трехторпедный залп произвел «Cossack». В 3.35 флагманский ЭМ повторил атаку, выстрелив одной торпедой. Последняя попытка состоялась в 6.56, ее сделал «Maori».


 

Израсходовав 16 торпед, 4-я флотилия не добилась существенного результата. При этом несший польский флаг «Piorun» (коммандер Е.Плавский) и «Maori» подверглись обстрелу, но ЭМ все же зафиксировали одно торпедное попадание в носовую часть ЛК – точнее, наблюдали пожар в этом районе.

«Bismarck» временно потерял ход, но вскоре дал 8 узлов.

В 5.09, еще в полной темноте, с «King George V» стартовал «Walrus». Из-за сильного ветра и дождя самолет не нашел противника.

Дюжина «Swordfish» находилась в ожидании сигнала на взлет, но из-за отсутствия видимости после рассвета атака была отменена.

В 8.10 на N показался «Maori», с которого «ратьером» сообщили, что противник находится в 12 милях от ЭМ. «Renown», которого от «Bismarck» отделяли 17 миль, повернул к S-W.

 

* * *

 

Утро 27 мая «Bismarck» встретил в окружении британских ЭМ, которые следили буквально за каждым его шагом.

Адмирал Лютьенс приказал подготовить к вылету самолет «Arado-196» – летчик должен был взять вахтенный журнал ЛК, заснятый во время боя с «Hood» фильм, другие секретные документы. Катапультирование закончилось неудачей – самолет свалился в воду. Поиск утонувших документов получила приказ произвести U-556, а затем U-74.

Дувший в рассветные часы Норд-Вест очистил горизонт, установилась хорошая видимость. Доклады, которые адмирал Дж.Тови получал в течение ночи, свидетельствовали о том, что, несмотря на снижение скорости и повреждение рулей, «Bismarck» сохранил эффективность своей артиллерии.

Главнокомандующий, считая, что бой на наветренных курсах будет наименее выгодным, решил подойти к противнику с W-N-W пеленгов и, если «Bismarck» будет продолжать идти на N, начать бой на контркурсе с дистанции около 15 тыс. ярдов (13650 м). Дальнейшие действия – по обстановке.

Между 6 и 7 часами утра была получена серия сообщений с «Maori», в которых он давал радиопеленги на «Bismarck». Это позволило штабу адмирала Дж. Тови сделать прокладку относительного курса противника и выяснить, что немецкий ЛК шел курсом 330° со скоростью 10 узлов.

В 7.08 «Rodney» получил приказ держать дистанцию не менее 6 каб. и разрешение вести бой, маневрируя самостоятельно. Через полчаса «Rodney» занял по отношению к флагманскому кораблю позицию по пеленгу 10°.

В 7.53 «Rodney» получил сообщение с KPT «Norfolk» о том, что «Bismarck», идущий 7-узловым ходом на N-W, находится в 9 милях.

Спустя 37 мин. на дистанции 24 км был установлен визуальный контакт.

В 8.43, после того, как направление сближения было дважды подправлено изменениями курса, цель находилась по пеленгу 118° на дистанции 25 тыс. ярдов (22750 м).

Английские ЛК, которые разделяло 8 каб., шли курсом 110°.

 

Бой

 

В 8.47 капитан 1 ранга Ф.Долримпл-Гамильтон приказал открыть огонь по вражескому ЛК, через минуту «Rodney» поддержал «King George V».

Первый снаряд «Rodney» поднял, разорвавшись, 45-метровый столб воды. Следующие залпы производились бронебойными снарядами, дававшими при падении в воду значительно меньший всплеск.

Немецкий корабль, обнаруживший противника в 8.40, ответил не сразу, открыв огонь через 10 мин., но 3-м своим залпом накрыл «Rodney». Тот искусно маневрировал, на 2-м залпе добившись падения своих снарядов с 18-метровым недолетом. На 3-м залпе, в 8.54, было достигнуто попадание.

Дым от сгоревшего кордита мешал визуальному наблюдению и управлению огнем, но помогала артиллерийская РЛС.

Противники уже сблизились настолько, что «Bismarck» заработал своим вспомогательным калибром. В 8.58 это сделал и «Rodney». В 9.02 с «Rodney» наблюдали попадание 16-дюймового снаряда в носовую часть палубы немецкого ЛК, в районе 1-й башни главного калибра, а примерно через 10 мин. на немецком ЛК был выведен из строя носовой КДП.

«Bismarck» повернул на S и сосредоточил свой огонь по флагманскому кораблю адмирала Дж.Тови, который отделяло от него 14,5 км.

В 9.05 в бой вступила универсальная артиллерия «King George V», но из-за сильного порохового дыма, мешавшего управлению огнем главного калибра, уже через 2-3 мин. был отдан приказ прекратить огонь.

В течение пяти минут, между 9.05 и 9.15, флагманский корабль англичан держал боевую дистанцию около 11 км.

Двигаясь вместе с противником на S, «Rodney» с 10 км выстрелил шестью торпедами, a «Norfolk» произвел 4-торпедный залп с еще большей дистанции – около 14,5 км. В 9.16 пеленг на «Bismarck» начал быстро смещаться в корму, и «Rodney» повернул на 16 румбов, чтобы обойти его с носа.

«King George V» сделал то же самое минутой позже, и оба английских ЛК, находясь на дистанции 7.800 и 10.900 м соответственно, возобновили огонь с правого борта.

«Bismarck» перенес огонь на «Rodney» – несколько снарядов упали вблизи, едва не разрушив лацпорт торпедного аппарата правого борта. Однако в тот момент стреляла лишь 3-я башня главного калибра германского ЛК, остальные уже молчали. В районе миделя был виден пожар, «Bismarck» заметно накренился на левый борт.

Продолжая идти на N, «Rodney» очутился в весьма выгодной позиции не только для артиллерийского боя, но и для торпедного залпа. Не преминув этим воспользоваться, он выстрелил двумя торпедами с дистанции около 6.800 м, однако обе они прошли мимо.

Позиция «King George V», который продвинулся дальше с подветренной стороны, была менее выгодой – управлению огнем мешал дым. Но куда более серьезным явились злополучные неполадки в механизмах 14-дюймовых башенных установках главного калибра – три из четырех башен выходили из строя на различное время (1-я – на полчаса, 4-я – на 7 мин., 2-я не действовала около 1 мин.).

В результате в течение 23 мин. флагманский корабль мог использовать лишь 60% своей огневой мощи, а в течение 7 мин. – только 20%.

В 9.25 «King George V» отвернул на курс 150° и уменьшил ход, чтобы не отойти слишком далеко от цели. В 10.05 он вновь приблизился и с дистанции около 2700 м сделал еще несколько залпов.

Тем временем «Rodney» маневрировал на артиллерийском зигзаге, ведя огонь главным и вспомогательным калибрами примерно с 3600 м. Он выпустил еще 4 торпеды, попадание одной из них было зафиксировано.

Развязка наступила в 10.15. Итак, спустя полчаса после начала боя сосредоточенный огонь двух английских ЛК, к которым присоединился KPT «Norfolk» (в 8.45; он стрелял примерно с 20 км, без определения дистанции до цели) И «Dorsetshire» (в 9.04; из-за большой дальности он был вынужден с 9.13 до 9.20 прекратить огонь), вывел из строя все орудия германского ЛК.

Обе его мачты были сбиты, он горел, и в небо поднимался столб дыма, были видны прыгавшие за борт люди – капитан 1 ранга Паттерсон впоследствии отмечал, что если бы ему доложили об этом, то он приказал бы прекратить огонь.

 

* * *

 

В 9.15, когда на «Ark Royal» услышали артиллерийскую канонаду, капитан 1 ранга Л.Маунд отдал приказ поднять в воздух ударную группу, которая находилась в полной готовности к взлету начиная с предрассветных сумерек.

Когда самолеты вышли на цель, «Bismarck» уже был обречен, и атака не понадобилась. Все самолеты возвратились на АВ и в 11.15 совершили посадку. В этот момент пролетавший мимо немецкий бомбардировщик Не-111 сбросил вблизи корабля две бомбы, но они нее причинили вреда ни садившимся самолетам, ни самому авианосцу.

 

Агония

 

К 10.15 все орудия на «Bicmarck» замолчали, но приказ о затоплении ЛК был отдан еще за четверть часа до этого момента. Необходимыми действиями руководили старший помощник командира ЛК фрегатен-капитан Г.Оелс (H.Oels) и корветен-капитан Е.Ярейс (E.Jahreis).

Убедившись в том, что противник уже никогда не вернется в свою базу и приказав прекратить огонь, адмирал Дж.Тови, над которым продолжал висеть дамоклов меч нехватки топлива для возвращения, развернул свои ЛК на курс 27°.

Подошедший на дистанцию около 3000 м KPT «Dorsetshire» в 10.25 выпустил по «Bismarck» две торпеды, одна из которых взорвалась под ходовым мостиком, затем, приблизившись еще на 1000 м, – еще одну, уже с левого борта.

В 10.36 на германском Л К последовал взрыв кормовых погребов, корма погрузилась в воду и в 10.40 «Bismarck», перевернувшись вверх килем, отправился на дно.

«Dorsetshire» приблизился к месту гибели, над которым кружились самолеты с «Ark Royal». Передав на один из них просьбу вести поиск подводного противника, КРТ, жестоко раскачиваясь на волне, начал принимать на борт выживших немецких моряков. После того, как были подняты около 80 человек, в двух милях с наветренного траверза был замечен подозрительный выброс дыма.

Корабли Его Величества «Dorsetshire» и «Maori» успели подобрать из воды 110 человек, и лишь появление перископа U-74 заставило их прекратить спасение…

 

 

 

 


 

 

ПРИЛОЖЕНИЕ 

 

 

Английская корабельная радиолокация накануне войны

 

Роботы над созданием РЛС в интересах ПВО велись в Великобритании с февраля 1935 г., когда в Орфорднессе была сформирована специальная исследовательская группа под руководством Р. Уотсона-Уаттса. В июле лабораторию этой группы посетила делегация офицеров расположенной в Портсмуте Школы связи Royal Navy, а в октябре начались совместные работы над созданием корабельных станций.

Тактико-технические требования предусматривали выполнение следующих условий: предупреждение о приближении самолетов на расстоянии 60 миль, точное определение их положения – за 10 миль; корабль необходимо было обнаружить на дистанции 10 миль, а точно определить координаты цели – за 5 миль.

Исследования велись в разных диапазонах частот электромагнитного излучения, но наибольшие усилия по созданию станции обнаружения самолетов были сосредоточены на частоте 75 МГц.

В конце 1936 г. был закончен первый образец РЛС, обозначенный шифром «Type 79X», который установили на борту приписанного к Школе связи ТЩ «Sultburn» (типа «Hunt») для испытаний.

В декабре прошла первая серия испытаний, в ходе которых стоявший на якоре корабль обнаруживал летящие на высоте 1500 м самолеты на дистанции 17 миль. Следующая серия испытаний, отложенная до июля1937 г., производилась с использованием вращаемой вручную антенны. Однако результаты оказались разочаровывающими – была зафиксирована дальность обнаружения, не превышающая8 миль.

В марте 1938 г. принимается решение исследовать рабочую частоту 43 МГц (что соответствует длине волны 7,5 м), одновременно пересматривается вся программа и расставляются приоритеты: на 1-м месте – РЛС «Туре 79», от которой ожидают дальности обнаружения самолетов (на высоте 1500 м) 50 миль; на 2-м – РЛС, предназначенная для наведения на надводную цель корабельных артиллерийских орудий, которая должна обеспечить точность определения пеленга 1° на дистанции 20000 ярдов(18000 м); на 3-м месте – станция управления огнем зенитной артиллерии, эффективно работающая на дистанции 5 миль.

В мае 1938 г. удалось закончить РЛС «Type 79Y» с рабочей частотой 43 МГц, после чего Адмиралтейство распорядилось об установке двух комплектов этой аппаратуры на боевых кораблях Royal Navy. В октябре станция была смонтирована на КРЛ «Sheffield», а в январе 1939 г. – на ЛК «Rodney».

Пиковая мощность излучения передатчика достигала величины 15-20 кВт, станция была способна обнаруживать воздушные цели (ВЦ), летящие на высоте 3000 м, на дистанции 53 мили, а на высоте 1500 м дальность обнаружения составляла 30 миль. Станция имела раздельные антенны излучателя и приемника, представлявшие собой два параллельных диполя с отражателями. Геометрические размеры антенн, устанавливавшихся на стеньгах мачт одна под другой, составляли 3,3 на 4,35 м.

Совершенствование РЛС пошло по пути увеличения мощности импульса излучения, которое на модели «Type 79Z» достигло 70 кВт. Точность определения пеленга не превышала 5°. В сентябре 1939 г. РЛС «Type 79Z» установили на крейсере ПВО «Curlew», промышленность получила заказ на изготовление еще 30 комплектов.

Создание артиллерийской РЛС с 1937 г. шло по пути использования рабочей частоты 1300 МГц, но с марта 1937 г. перешли на 600 МГц. Испытания проходили на ЭМ «Sardonyx» в 1939 г.

С началом Второй мировой войны новый 1-й морской лорд У.Черчилль, которому продемонстрировали артиллерийскую РЛС на береговой батарее, уделил обеспечению такой аппаратурой кораблей большое внимание. Первым шагом стало приобретение у армии РЛС управления зенитным огнем GL1, которую в конце 1939 г. под обозначением «Type 280X» установили для испытаний на крейсере ПВО «Carlisle».

Армейская станция являлась «дополнением» к оптической системе и обеспечивала лишь раннее предупреждение и выдачу грубого пеленга. Она работала в диапазоне 54-84 МГц. Флот усовершенствовал станцию, испытания прошли на Мальте в начале 1940 г. Хотя Адмиралтейство закупило еще три комплекта такой аппаратуры (их установили на вспомогательные корабли ПВО «Alynbank», «Springbank» и «Ariguani»), она не была принята на вооружение. Royal Navy пошел по пути «гибридизации».

Объединение радиодальномера «Туре 280» и станции обнаружения ВЦ «Туре 79» позволило создать станцию управления артиллерийским огнем, которой присвоили обозначение «Туре 279». Дальнейшие усилия сосредоточились на разработке универсальной станции, осенью 1939 г. выпустили соответствующие ТТТ.

Усовершенствованная модель «Туре 281», отличавшаяся увеличенной до 22000 ярдов(19800 м) дальностью обнаружения, была разработана к концу 1940 г. Точность определения составляла 25 ярдов(22,5 м).

Установленная в сентябре 1940 г. на КРЛ «Dido» артиллерийская РЛС «Туре 281» имела рабочий диапазон 86-94 МГц, мощность импульса достигла 350 кВт. Испытания показали хорошие результаты: воздушные цели обнаруживались на дистанции 60-110 миль, надводные – до 12 миль. Хотя эффективность обнаружения низколетящих целей была выше, чем у аппаратуры «Туре 279», все же она оказалась неудовлетворительной.

В январе 1941 г. второй комплект этой аппаратуры установили на ЛК «Prince of Wales». В феврале началось серийное производство, было выпущено 59 комплектов.

В станции «Туре 284» мощность излучаемого импульса довели до 150 кВт, дальность обнаружения увеличилась до 30000 ярдов (27000 м). Разрешающая способность по дальности равнялась 164 ярдам(147,6 м), угловая точность – 5′. Первый комплект серийной аппаратуры был установлен на ЛК «King George V».

Данная РЛС оказалась наиболее удачной, однако ее дальность все же была меньшей, нежели предельная дальность стрельбы главного калибра английских линкоров. Хотя на четырех из «capital ships», принимавших участие в «охоте» на «Bismarck», имелась станция «Туре 284», она не проявила себя ничем особенным.

Артиллерийские РЛС «Туре 282» и «Туре 285», созданные в 1940-1941 гг., не отличалось надежностью и требовали серьезной доработки.

В Германии работы над корабельной РЛС начались в 1933 г, уже в 1937 г. прошли морские испытания корабельной артиллерийской РЛС «Seetakt» (FuMo-39), работавшей на частоте 375 МГц и имевшей дальность обнаружения около 10 миль(мощность импульса – 7 кВт). Однако после этого работы замедлились, и к началу войны стрельбовые РЛС FuMo-22 имели лишь два немецких боевых корабля (в т.ч. «Admiral Graf Spee»).

РЛС воздушного наблюдения «Freya» работала на частоте 125 МГц. Корабельных станций у немцев к началу войны не было.

Американские специалисты разрабатывали РЛС обнаружения ВЦ с 1934 г. В1937 г. прошли морские испытания на ЭМ «Leary», в декабре 1938 г. РЛС XAF установили на ЛК «New York». Станция работала на частоте 200 МГц, мощность импульса составляла 15 кВт. Дальность обнаружения не превышала таковую у английской «Туре 79», но за счет значительно более узкой диаграммы направленности (около 14° вместо 75°) угловая точность достигала 3° при более высоком разрешении. Американцы с самого начала использовали совмещенную антенну, что являлось большим шагом вперед.


Поделиться в социальных сетях:
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Мой Мир


При использовании опубликованных здесь материалов с пометкой «предоставлено автором/редакцией» и «специально для "Отваги"», гиперссылка на сайт www.otvaga2004.ru обязательна!


Первый сайт «Отвага» был создан в 2002 году по адресу otvaga.narod.ru, затем через два года он был перенесен на otvaga2004.narod.ru и проработал в этом виде в течение 8 лет. Сейчас, спустя 10 лет с момента основания, сайт переехал с бесплатного хостинга на новый адрес otvaga2004.ru