ЭВОЛЮЦИЯ ЗАРУБЕЖНЫХ АВИАЦИОННЫХ СРЕДСТВ РЭБ И ИХ ПРИМЕНЕНИЕ В ВООРУЖЕННЫХ КОНФЛИКТАХ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XX в.

Полковник В. Афинов
«Зарубежное военное обозрение» №3 / 1998 г.

 

Традиционно боевые качества вооруженных сил государства оцениваются по их маневренным и ударным возможностям. Однако с незапамятных времен «система координат» любой войны наряду с маневром и ударом всегда имела еще одну составляющую – информационную. И если до второй мировой войны по влиянию на результат сражений она была несопоставимо мала по сравнению с первыми двумя, то с середины XX века удельный вес этого «третьего измерения» боевых действий начинает увеличиваться пропорционально темпам мирового научно-технического прогресса, что, как полагают специалисты, привело к революции в военном деле.

Наиболее глубоко информатизация вооруженной борьбы проявляется, с одной стороны, в интеллектуальном и материальном совершенствовании разведки, управления войсками и средствами поражения, а с другой – в формировании и бурном развитии радиоэлектронной борьбы (РЭБ), являющейся диалектическим антиподом процесса управления.

Основная задача РЭБ – противодействие использованию противником электромагнитных излучений для связи, навигации, разведки и других видов телекоммуникации при одновременном сохранении таких возможностей для себя. Другими словами, РЭБ – это борьба воюющих сторон за достижение превосходства в эфире.

Первоначально основные формы и методы РЭБ для защиты авиации, включая прикрытие самолетов дипольными отражателями (ДО), постановку активных помех, предупреждение экипажа об облучении, поиск и уничтожение наземных РЛС с воздуха, были отработаны еще в годы второй мировой войны.

В послевоенный период главным стимулом развития РЭБ стало распространение управляемого оружия высокой точности, а исходной точкой этого процесса явилась война в Корее (1950–1953), точнее, вторая ее половина, когда северокорейская сторона впервые применила против американских бомбардировщиков В-29 «Суперфортресс» РЛС управления огнем зенитной артиллерии (ЗА) советского производства. Часть этих станций работала на более высоких частотах по сравнению с теми, которые использовались Германией, Великобританией и США во Второй Мировой войне.

Заключительная фаза боевых действий в Корее сопровождалась увеличением количества средств ЗА и калибра орудий, а также появлением у КНДР радиолокационных постов наведения по каналам радиосвязи истребителей-перехватчиков МиГ-15. В ответ ВВС США, переоборудовав устаревшие бомбардировщики, в июне 1952 года создали эскадрилью самолетов-постановщиков активных радиопомех TB-25J «Митчелл», предназначенных для прикрытия бомбардировочной авиации, а ВМС в сентябре 1952-го – эскадрилью самолетов авиации морской пехоты AD-20/30/4W, обеспечивающих обнаружение и определение координат РЛС зенитной артиллерии.

Часть самолетов ВВС и ВМС (из расчета по одному на группу) оснащалась приемной аппаратурой, сигнализирующей о радиолокационном обнаружении противником группы, в составе которой такой самолет следовал. Предусматривалась также защита от истребителей-перехватчиков посредством ввода в боевые порядки бомбардировщиков ночного истребителя морской пехоты F-3D, оборудованного бортовой РЛС для предупреждения о воздушной атаке с задней полусферы. Для уничтожения наземных радиолокационных постов в Северной Корее формировались ударные группы легких бомбардировщиков В-26 «Инвэйдер», в состав каждой из которых входила пара самолетов с аппаратурой поиска.

Характерно, что в корейской войне США использовали демонтированные в 1945 году и настроенные на новые частоты бортовые средства РЭБ 8-й и 20-й воздушных армий, разработанные для преодоления ПВО соответственно Германии и Японии. В их распоряжении имелось шесть – восемь типов самолетных передатчиков основных радиолокационных диапазонов: комбинированных шумовых заградительных (с предварительной фиксированной настройкой) и прицельных (с ручной настройкой во время полета) активных помех. При прорыве северокорейской ПВО широко применялась постановка пассивных помех. Для этого часть бомбардировщиков ударной группировки оборудовались автоматическими устройствами выброса дипольных отражателей А-1 (несколько на одном самолете) и вместо бомб загружались пачками металлизированных лент (максимальная загрузка 1400–1800 пачек, скорость выброса 200 пачек в минуту). Для собственной защиты самолет загружался 142 – 284 пачками, которые сбрасывались со скоростью 15 пачек в минуту. Выброс дипольных отражателей начинался за 2 – 3 мин до входа в зону зенитного огня.

За три года войны в Корее войска, действующие под флагом ООН, потеряли около 1300 самолетов. В официальном заключении о результатах боевых действий подчеркивалось, что без проведения мероприятий по РЭБ потери были бы втрое больше. Следствием войны стали: во-первых, реализация странами НАТО программ создания эффективных средств защиты стратегической бомбардировочной авиации нового поколения – реактивной и, во-вторых, организация Соединенными Штатами глобальной радиоэлектронной разведки стран социалистического содружества, и прежде всего СССР.

При решении первой задачи в США и Великобритании главное внимание было сосредоточено на создании бортовых комплексов РЭБ индивидуальной защиты бомбардировщика, работающих в диапазонах частот 30 МГц – 10 ГГц. Эти комплексы, управляемые офицером РЭБ, входящим в состав экипажа, обеспечивали совместное использование активных и пассивных помех. Комплект аппаратуры объединял средства обнаружения угрозы нападения, передатчики помех РЛС (у англичан также и УКВ радиостанции) и устройства постановки пассивных помех. Характерно, что в тот момент центральной проблемой считалась защита бомбардировщика от истребителей, поскольку в ходе Второй Мировой войны потери самолетов союзников от истребительной авиации Германии достигли 80 проц. Поэтому наряду с пассивным приемником обнаружения радиолокационных средств ПВО противника комплект включал активную бортовую РЛС защиты хвоста, предназначенную для обнаружения перехватчиков, идущих на сближение сзади.

Первый комплект индивидуальной защиты для реактивного бомбардировщика В-47 ВВС США создали в 1953 году одновременно с Великобританией (для бомбардировщиков «Вулкан» и «Виктор»). Передатчики помех имели автоматическую перестройку частоты и мощность излучения до 150 Вт. Последующие комплекты РЭБ для американской бомбардировочной авиации постоянно совершенствовались в связи с усложняющейся радиоэлектронной обстановкой в зоне ПВО вероятного противника. Так, комплект индивидуальной защиты бомбардировщика B-S2 «Стратофортресс», принятого на вооружение в 1956 году, прошел шесть этапов модернизации с переходом от ламповой к микроэлектронной технологии. Наиболее значимой является его третья модернизация (1961), в результате которой в комплекте индивидуальной защиты бомбардировщика впервые в истории РЭБ появились отстреливаемые пиропатроны инфракрасных ловушек против УР класса «воздух–воздух» с ИК головками самонаведения.

Важной вехой в области развития средств РЭБ следует считать создание комплекта индивидуальной защиты для бомбардировщика В-58 «Хастлер», принятого на вооружение в 1960 году. В нем впервые применен передатчик AN/ALQ-16, предназначенный для создания ответных имитирующих помех срыва радиолокационного авто сопровождения воздушной цели посредством увода строба дальности станции управления огнем ЗА.

Расчеты, проведенные американскими специалистами, показали, что выживаемость бомбардировщика в условиях преодоления зенитного комплекса, эквивалентного «Найк-Геркулес», зависит от объема установленного на нем оборудования РЭБ, а также позволили сделать вывод о том, что существует оптимальное соотношение массы аппаратуры помех и его бомбовой нагрузки (находится в диапазоне 0,2 – 0,5), при котором достигается успешное выполнение задания.

После окончания корейской войны началось резкое расширение разведки средств ПВО стран социалистического содружества, их дислокации и тактики боевого использования в интересах совершенствования РЭБ всех видов вооруженных сил США, особенно в связи с усложнением принципов радиоэлектронного подавления (РЭП) – определенный сигнал помехи под определенный режим работы определенной РЛС. Эта задача выполнялась двумя способами: посредством перехвата излучений с маршрутов полета вдоль государственных границ и имитацией прорыва в охраняемое воздушное пространство потенциального противника. Разведчики наземного, морского и космического базирования записывали характеристики и засекали местоположение постов раннего предупреждения, целеуказания и наведения истребителей-перехватчиков в полосе «прорыва». При этом самолеты-нарушители продолжали действовать до первого залпа ЗА, что в некоторых случаях позволяло оценить его точность. С конца 50-х годов в ВВС США начали поступать сверхвысотные малозаметные самолеты-разведчики U-2, которые вскрывали систему ПВО Советского Союза, пересекая все его пространство с юга на север. С 1949 по 1969 год советской стороной и ее союзниками были задержаны (произвели вынужденную посадку) или сбиты более 20 разведывательных самолетов, в том числе 1 мая 1960 года в районе г. Свердловск был сбит U-2.

Глобальная радиоэлектронная разведка, осуществляемая под руководством Агентства национальной безопасности (АНБ) США, не ограничивалась лишь определением тактико-технических характеристик вскрытых объектов. По полученным данным воссоздавался образец разведанной РЛС для ее исследования и организации тренировки летного состава.

Во многом благодаря радиоэлектронной разведке Соединенные Штаты смогли успешно вести в 1965–1972 годах воздушную войну в Юго-Восточной Азии (ЮВА). Северному Вьетнаму не помогло даже развертывание принципиально новой системы ПВО, основу которой впервые составили зенитные ракетные комплексы С-75 (натовское обозначение SA-2). Еще до начала войны США удалось завершить разработку и испытание бортовой радиоэлектронной системы QRC-253-3, предназначенной для разведки и определения местоположения ЗРК С-75. В дальнейшем это позволило самолетам F-100F «Супер Сэйбр» осуществлять огневое поражение наземных РЛС противника (операция «Уайлд Уизл»). Как сообщалось в западной печати, основой для разработки системы QRC-253-3 послужил анализ двух перехватов радиолокационных излучений С-75, зарегистрированных приборами самолетов U-2 в центральной части СССР (1960) и на Кубе (1962).

Вьетнамская война потребовала резкого увеличения темпов совершенствования радиоэлектронной борьбы, в результате чего вооруженные силы США получили мощный арсенал средств и методов ведения РЭБ, на создание которого в иных условиях, вероятно, потребовалось бы не менее 20 лет. Этот процесс начинался при следующих условиях: бомбардировщики В-52 были полностью оснащены комплектами РЭБ индивидуальной защиты; имелись самолеты радиоэлектронной разведки ТВД; только ВМС США располагали самолетами — постановщиками помех групповой защиты (EF-10B), так как командование ВВС считало, что они недостаточно эффективны для прикрытия действий ударных групп; отсутствовали бортовые средства самозащиты тактической и палубной авиации.

Проблему преодоления северовьетнамской ПВО американская сторона пыталась решить посредством скрытного подхода истребителей-бомбардировщиков и штурмовиков F-100, F-105, F-4 и А-4 к целям на малых высотах с «подскоком» для бомбометания и последующим маневром уклонения от зенитной управляемой ракеты. Для поиска маршрутов обхода ЗРК во главе каждой ударной группы (всего более 30 машин) следовал самолет радиоэлектронной разведки RB-66C. В целом эта тактика не принесла желаемого результата. Во-первых, неэффективно расходовалась боевая нагрузка, а во-вторых, потери авиации были все равно недопустимо высоки – на малых высотах от ЗА, на «подскоке» от ЗУР, пуск которых из-за погодных условий не всегда удавалось визуально обнаружить. В итоге к концу 1965 года за три-четыре месяца США потеряли около 160 самолетов.

Первой реакцией на крупные потери авиации от ЗРК стало широкое использование самолетов РЭБ групповой защиты. Например, в тактическую авиацию ВВС по программе «Ривет рэйсер» было срочно поставлено более 60 самолетов ЕВ-66В и ЕВ-66С (на каждом находилось 5 т оборудования РЭП). Самолеты ЕВ-66С вначале применялись для сопровождения ударных групп, располагаясь в составе их боевых порядков. Однако недостаточная скорость этих самолетов сдерживала движение всей группы, поэтому их стали использовать для прикрытия действий тактической авиации помехами из безопасных районов барражирования.

В ВМС в дополнение к двухцелевому самолету EF-10B «Скайнайт» (радиоэлектронная разведка и РЭП) был принят на вооружение постановщик помех групповой защиты ЕКА-3В «Скайуорриор», который осуществлял их прикрытие только из безопасных районов. На всех самолетах групповой защиты ВВС и ВМС в ЮВА основу оборудования радиоэлектронного подавления составляли передатчики шумовых помех, а на ЕКА-ЗВ, кроме того, станция шумовых помех УКВ радиосвязи и каналам управления истребителями-перехватчиками. В военно-воздушных силах совмещение на одном самолете РЭП РЛС и радиосвязи никогда не допускалось.

Важным рубежом в эволюции РЭБ, достигнутым во вьетнамской войне, является решение проблемы индивидуальной защиты одно– и двухместных боевых самолетов. Выход был найден в оснащении их подвесной контейнерной аппаратурой РЭБ (внутри фюзеляжа находилась лишь ее часть). Снаружи, в частности, размещался обнаружительный приемник, первый вариант которого представлял собой широкополосное четырехканальное (по направлению) приемное устройство прямого усиления со световой и звуковой сигнализацией, а также указанием квадранта, откуда исходит угроза.

При облучении самолета РЛС ЗРК в кабине летчика загоралась лампочка, а в наушниках появлялся тон, соответствующий частоте повторения импульсов станции. Повышение тона свидетельствовало о состоявшемся захвате воздушной цели и переходе РЛС на режим работы с большей частотой повторения импульсов. Из-за низкой чувствительности кристаллического приемника предупреждение осуществлялось примерно за 4 с до встречи ЗУР с целью, что давало возможность летчику выполнить маневр уклонения. В результате установки обнаружительных приемников живучесть истребителей-бомбардировщиков увеличилась в 2 – 3 раза. Однако в том случае, когда осуществлялся залповый пуск ЗУР двумя батареями, этот приемник оказывался неэффективен, поскольку в заключительной фазе маневра самолет поражался второй ракетой, пущенной с задержкой.

Статистический анализ американских экспертов показал, что без использования средств РЭБ для поражения одного истребителя-бомбардировщика требовался пуск одной-двух ЗУР. В случае применения пассивных помех и прикрытия активными помехами с борта самолетов групповой защиты из безопасных зон барражирования число ЗУР на поражение увеличивалось до 15, а при дополнительной установке на истребителе-бомбардировщике обнаружительного приемника – до 30. Добавление контейнерной станции помех индивидуальной защиты увеличивало количество ЗУР до 64.

Первые контейнерные станции радиоэлектронного подавления трех типов были созданы в 1966 году для коллективной защиты самолетов F-105 и F-4. Первый и второй типы предназначались для постановки шумовых, узкополосных и скользящих помех соответственно в 10– и 3-см диапазонах волн, а третий – для шумовых заградительных в 10-см диапазоне. Контейнерные станции устанавливались на четверке истребителей-бомбардировщиков, боевой порядок которых должен был обеспечивать максимальную плотность помех в полосе прорываемой зоны ПВО.

С начала 70-х годов американские F-4 стали оснащаться контейнерными станциями AN/ALQ-101. Они использовались только для индивидуальной защиты, перекрывая участки частот в диапазоне 2-20 ГГц и создавая в передней и задней полусферах самолета прицельные и заградительные шумовые помехи. Управление помехами осуществлялось как вручную, так и автоматически с помощью обнаружительного приемника, второе поколение которого имело значительно более высокую чувствительность и, следовательно, дальность предупреждения.

Большое влияние на ход воздушных операций оказали самолеты поиска и поражения наземных РЛС. За время войны сменились три поколения этих самолетов. Представитель последнего, высокоманевренный самолет F-105G «Уайлд Уизл-3», имел на борту приемную систему обнаружения и наведения на цель AN/APR-25 или -26, работающую в 10-, 5-и 3-см диапазонах волн и позволяющую определять как азимут, так и угол места источника излучения.

С «Уайлд Уизл» связано развитие еще одного направления РЭБ – противорадиолокационных управляемых ракет с пассивной моноимпульсной головкой самонаведения (ГСН) по радиолокационному лучу цели. К разработке такой ракеты на базе УР «Спарроу» класса «воздух–воздух» в США приступили в 1958 году. Новая ракета, получившая название «Шрайк» (длина 3 м, диаметр 203 мм), была впервые применена в 1966 году.

Самолеты «Уайлд Уизл-3» вооружались УР «Шрайк», бомбами, НУР и действовали в качестве ведущих с одним-двумя истребителями-бомбардировщиками либо перед налетом по данным предварительной радиоэлектронной разведки, либо сопровождая ударные группы с опережением в несколько минут.

Объективный показатель РЭБ – живучесть авиации – изменялся в ходе войны в ЮВА в зависимости от эффективности действий – в области РЭБ, предпринимаемых противоборствующими сторонами. Заметные успехи Северного Вьетнама в 1968–1969 годах привели к тому, что потери американской авиации достигали до 90 самолетов в месяц. Эффективными были действия по защите своей системы ПВО: применение неожиданных для американской стороны тактических приемов, повышение помехоустойчивости ЗРК. Наиболее действенными являлись: использование имитаторов РЛС, вызывающих на себя огонь УР «Шрайк» и дезинформирующих американскую радиоэлектронную разведку; слежение за группами «Уайлд Уизл» и выключение РЛС после обнаружения пуска УР; перенос по мере усиления радиоэлектронного подавления ЗРК акцента на ЗА, поражавшую истребители-бомбардировщики на малых высотах; пропуск следующей строго по графику авиации через позиции ЗРК с последующим ударом по ней в расчетной точке на маршруте возвращения. Кроме того, в РЛС комплекса примерно на 1 ГГц повышался частотный диапазон, применялись пассивное коническое сканирование (только при приеме), автоматическая перестройка несущей частоты, реагирующая на обнаружение маскирующей помехи.

После 1970 года преимущество США в области РЭБ резко возросло и стало подавляющим в заключительных воздушных операциях, проводимых авиацией сил общего назначения («Лайнбеккер-1», май – октябрь 1972-го) и стратегической авиацией ВВС США («Лайнбеккер-2», декабрь 1972-го). В боевых действиях использовались все формы РЭБ, включая индивидуальную, коллективную и групповую защиту, огневое поражение наземных РЛС, создание маскирующих налет коридоров пассивных помех, а также дальнее радиолокационное обнаружение атакующих истребителей-перехватчиков и управление отражением их атаки. Прикрытие активными помехами групповой защиты и дальнее радиолокационное обнаружение и управление производились из безопасных зон барражирования. В операции «Лайнбеккер-2» впервые были применены самолеты радиоэлектронной борьбы ВМС ЕА-6В «Проулер» (до семи одновременно на маршрутах патрулирования в безопасных зонах, выполнили 720 самолето-вылетов за операцию), решавшие задачу подавления РЛС целеуказания ЗРК С-75. «Проулер», оснащенный контейнерной станцией помех AN/ALQ-99 массой 450 кг (до четырех контейнеров на самолет), прошел пять модернизаций, оставшись к 2000 году единственным американским постановщиком помех групповой защиты самолетам как палубной, так и тактической авиации.

В ходе войны в ЮВА был найден оптимальный вариант защиты ударных самолетов с помощью устройств выброса дипольных отражателей, которые поступили на вооружение морской авиации еще в довоенный период. Конструктивное решение устройства оказалось настолько удачным, что в ближайшем будущем внесения в него каких-либо существенных изменений не предвидится. Суть его заключается в том, что из подвесных контейнерных магазинов производится автоматический отстрел (с электроподжигом) комплекта пиропатронов, снаряженных упаковками ДО, которые перекрывают диапазон частот 2-20 ГГц, а также тепловых ловушек. Подобный автомат AN/ALE-40, предназначенный для тактических истребителей ВВС США, был принят на вооружение только в 1977 году. До этого их упаковки рассеивались в спутной струе самолета.

В целом воздушные операции, проведенные в ходе вьетнамской войны, показали, что постановка пассивных помех – это эффективная мера защиты истребителей-бомбардировщиков и штурмовиков, причем она имеет большее значение для тактической и палубной авиации, чем для стратегической.

В самом конце войны США поставили в ЮВА ряд средств РЭБ, выполненных на базе новейших технологий. Они оказались достаточно эффективными и до сих пор служат основой для создания техники РЭБ последующих поколений. К таким средствам технологического прорыва относятся цифровой обнаружительный приемник и двухрежимная контейнерная станция активных помех, образующие комплект индивидуальной защиты истребителей-бомбардировщиков.

Пришедший на смену аналоговому обнаружительный приемник AN/ALR-46 с мини-ЭВМ обеспечивал мгновенный перехват и анализ сразу нескольких облучающих самолет сигналов посредством сравнения их параметров с параметрами РЛС известных типов, записанными в памяти ЭВМ. Результаты анализа тут же отображались в символической форме на экране круговой развертки с указанием назначения и частотного диапазона обнаруженных РЛС, примерного направления их расположения и дальности (по мощности принятого сигнала) относительно самолета, а также режимов их работы (мигающая буквенно-цифровая группа означала переход ЗРК на автосопровождение).

Контейнерная станция AN/ALQ-119 с усилителем мощности на двухрежимной лампе бегущей волны импульсного и непрерывного излучения способна создавать не только непрерывные шумовые помехи, в том числе автоматически настраиваемые прицельные, но и импульсные ответные для увода строба дальности и срыва сопровождения по угловым координатам. Вид помех рассчитан на конкретные цели, ожидаемые в районе боевых действий, причем программирование станции могло осуществляться в полевых условиях.

Война в ЮВА сделала Соединенные Штаты лидером в области РЭБ и способствовала созданию в этой стране мощной промышленной базы по разработке средств ведения радиоэлектронной борьбы, включая технологию «стелт», на долгую перспективу. После окончания войны началось проектирование таких систем, как самолет РЭП EF-111А «Рэйвен», единственный постановщик помех групповой защиты, способный сопровождать боевые порядки высокоскоростных истребителей-бомбардировщиков; ЕС-130Н «Компас Колл», предназначенный для дезорганизации системы управления истребителями-перехватчиками противника; высокоскоростная малозаметная противорадиолокационная УР HARM с универсальной ГСН.

В тот же период были разработаны принципиально новые технологии, применяемые при создании аппаратуры РЭБ. К ним относятся: программируемое управление ресурсами радиоэлектронного подавления постановщиков помех групповой и индивидуальной защиты (одновременное автоматическое подавление нескольких выбираемых по приоритетности целей); высокоточное (разностно-временное/разностно-доплеровское) определение местоположения РЛС, постановщиков помех и радиостанций; малогабаритные передатчики помех одноразового использования, которые отстреливаются с помощью пиропатронов с борта ударных самолетов или доставляются артиллерийскими средствами в район цели.

Катализатором дальнейшего развития РЭБ в 1970–80-х годах стали региональные вооруженные конфликты на Ближнем Востоке. В 1967 году Израиль после интенсивной радиоэлектронной разведки спланировал операцию по радиоэлектронному подавлению 23 радиолокационных постов системы управления ПВО в зоне Суэцкого канала. В результате удалось в течение 2 ч уничтожить 300 из 320 самолетов египетских ВВС, находившихся на аэродромах. Поэтому арабские государства предприняли ряд мер по усилению национальной ПВО, в частности, вслед за С-75 на Ближнем Востоке началось развертывание ЗРК С-125 (SA-3) и более новых комплексов наряду с ЗА и истребительной авиацией, что привело к интенсивному поиску средств и методов борьбы с ними в Израиле и США, использовавших этот регион для испытаний новых разработок в боевых условиях.

Израильская авиация получила американские обнаружительные приемники, устройства выброса источников пассивных помех и станции активных (преимущественно ответных) помех срыва автосопровождения РЛС. Имея более сложный принцип построения, они в то же время по массе и габаритам стали значительно меньше, чем передатчики шумовых помех, что позволяло устанавливать их внутри фюзеляжа самолетов. США передали Израилю партию ракет «Шрайк», а также несколько самолетов РЭБ RB-47 для ведения разведки вдоль Суэцкого канала и постановки активных помех из безопасных зон барражирования.

Большие трудности, с которыми столкнулись американцы и израильтяне при проведении воздушных операций на Ближнем Востоке, еще раз подтвердили, что успех в радиоэлектронной борьбе достигается в случае использования новых, неизвестных противнику средств. Так, например, арабская сторона применила мобильные ЗРК «Квадрат» (SA-6), ЗСУ-23-4 «Шилка» и переносные зенитные ракетные комплексы (ПЗРК) «Стрела-2» (SA-7).

Преимущество ЗРК «Квадрат» заключалось в том, что его РЛС наведения и подсветки цели работает в режиме непрерывного излучения, которое не воспринималось существовавшими в то время приемниками обнаружения. РЛС ЗСУ «Шилка» функционировали на частоте около 16 ГГц, поэтому бортовые приемники, поставляемые в Израиль США и имевшие верхнюю граничную частоту 12 ГГц, не могли их засечь. Что касается ПЗРК «Стрела-2», то он, имея ИК ГСН, был неуязвим для израильских УР «Шрайк». В результате в первые же дни войны израильские ВВС потеряли 92 самолета.

Попытки израильских летчиков применить против ЗУР «Квадрата» такой же противозенитный маневр, как против С-75 и С-125, не принесли желаемого результата, поскольку ЗУР этого ЗРК имела более высокие летно-технические характеристики. Переход на атаки с малых высот приводил к потерям от ЗСУ «Шилка». Единственным способом защиты оставалась постановка пассивных помех, расход которых был в несколько раз больше, чем в прежних воздушных операциях. Остро сказывалось отсутствие самолетов РЭБ групповой защиты. В этих условиях израильское командование временно практически отказалось от непосредственной воздушной поддержки сухопутных войск. До сих пор осталось загадкой, почему США, радиоэлектронная разведка которых вскрыла появление в СССР ЗРК «Квадрат» и ЗСУ-23-4 «Шилка», оказались не готовы к борьбе с ними.

После анализа накопленного опыта израильскими летчиками был отработан ряд тактических приемов, учитывающих слабые стороны ЗРК «Квадрат» и «Стрела-2»: низкую вероятность обнаружения целей на малых углах возвышения и небольшую скорость поворота антенны в вертикальной плоскости. Один из приемов атаки предполагал подлет самолета к ЗРК на сверхмалой высоте с отстрелом ДО (против «Квадрата») и ИК ловушек (против «Стрелы-2») с последующим резким набором высоты и пикированием на ракетный комплекс. Более эффективный тактический прием, основанный на ограниченных дальности и скорости сопровождения РЛС ЗРК, предполагал высотную атаку позиции комплекса «Квадрат» парой самолетов. Ведущий F-4 осуществлял насыщенную постановку пассивных помех, а следующий за ним А-4 пикировал на цель и наносил по ней бомбовый удар.

Чтобы эффективно решить проблему защиты от ЗРК «Квадрат» и ЗСУ «Шилка», в Соединенных Штатах был срочно разработан специально для использования на Ближневосточном ТВД контейнерный обнаружительный приемник. Позднее ВВС США создали и станцию активных помех AN/ALQ-162, предназначенную для подавления РЛС непрерывного излучения. Борьба с ПЗРК «Стрела-2», имеющей низкую скорость полета и малый поражающий эффект, ограничивалась использованием ИК ловушек и применением маневра уклонения с отворотом струи двигателя самолета от ГСН ракеты. Более серьезной американцы считали угрозу от малоизвестного зенитного комплекса с ИК ГСН «Стрела-1» (SA-9), ракеты которого при большей скорости и дальности полета имели более мощную боевую часть, а также от советских УР класса «воздух–воздух» с ИК ГСН, находившихся на вооружении истребителей ВВС СССР еще со времен войны в ЮВА.

Перечисленные угрозы и перспектива разработки в СССР высокоэффективных многоспектральных ИК ГСН, против которых бесполезны существовавшие ИК ловушки, поставили США и другие развитые западные страны перед необходимостью начать разработку средств оптико-электронного (ОЭ) подавления. По статистике американского министерства обороны, в период с 1975 по 1985 год около 80 проц. боевых потерь в мире, в том числе в результате террористических актов, авиация понесла от УР классов «воздух–воздух» и «земля–воздух» с ИК ГСН. Этим объясняется бурное развитие средств ОЭ подавления.

Так, в США с 1972 по 1975 год затраты на их разработку удвоились. К этому направлению РЭБ относятся: пиротехнические ИК ловушки, отстреливаемые из автоматов постановки пассивных помех со спектром излучения, близким к спектру излучения факела двигателя самолета; экраны выхлопа самолетных и вертолетных двигателей; бортовые станции модулированных ИК помех на основе излучения цезиевых ламп и сгорания авиационного топлива, а также электрического нагрева. К разработке первой в США самолетной контейнерной станции ОЭ подавления ИК ГСН AN/ALQ-123 специалисты ВМС приступили еще в 1968 году. Однако долгое время из-за недостаточной мощности ИК помех (до 2 кВт) подобными станциями надежно удавалось защищать только вертолеты и низкоскоростные винтовые самолеты. Для защиты самолетов боевой реактивной авиации, двигатели которых имеют высокотемпературный факел, требуемая мощность помехи должна быть не менее 4–5 кВт.

При ведении РЭБ, помимо ОЭ активных помех, начали использоваться бортовые обнаружительные чувствительные ИК приборы, предупреждающие летчика о приближении к самолету ракеты (по ее тепловому излучению), а также засечки по вспышкам наземных выстрелов (пусков) зенитных средств. Как сообщалось в западной прессе, последний вид приборов использовался в арабо-израильской войне 1973 года.

Весь период «холодной войны» характеризовался противостоянием американской авиации и советских комплексов ПВО нового поколения, несмотря на отсутствие прямой военной конфронтации между США и СССР. В этих целях на полигоне ВВС США в районе авиабазы Неллис (штат Флорида) проводились регулярные учения «Рэд флэг». На них в обстановке, близкой к реальной, наряду с подготовкой летного состава и сейчас осуществляются испытания новых образцов РЭБ. Значительных успехов в области создания собственной технологии РЭБ, во многом отличавшейся от американской, достигли Великобритания, Франция, Израиль и Италия – основные поставщики таких средств в страны «третьего мира». Примечательным является соотношение в мировом масштабе расходов в 80-х годах на материальную базу РЭБ: 68 проц. – на средства индивидуальной защиты носителей, 14 проц. – на оперативно-стратегическую радио- и радиотехническую разведку, 12 проц. – на техническую радиоэлектронную разведку и 6 проц. – на самонаводящиеся средства огневого поражения РЛС.

Уже с середины 1970-х годов ВВС США вместо применения комплекта разрозненных средств индивидуальной защиты перешли к созданию единых бортовых компьютеризированных систем, решающих одновременно задачи обнаружения и анализа угрозы, а также постановки помех параллельно нескольким целям без участия летчика с временным и пространственным управлением ресурсами подавления. Причем эти системы (AN/ALQ-165 – для тактической и палубной авиации и AN/ALQ-161 – для стратегической) размещаются внутри фюзеляжа, чтобы исключить ухудшение летных характеристик самолета. Однако до конца 1980-х годов предполагалось, что близкая к единице вероятность защиты истребителя-бомбардировщика может быть достигнута лишь при его взаимодействии с самолетами групповой защиты. О тенденции возрастания роли РЭБ в современных боевых действиях свидетельствуют военные конфликты 1980-х годов и война в зоне Персидского залива (1990–1991).

Военный конфликт в Ливане в июне 1982 года Израиль встретил подготовленным к ведению РЭБ почти на уровне Соединенных Штатов. На этот раз он имел собственные, отвечающие современным требованиям средства индивидуальной защиты (причем внутрифюзеляжного размещения), обеспечивающие постановку ответных имитирующих и шумовых помех, а также эскадрилью самолетов РЭБ «Боинг 707». Последние вели радиотехническую разведку с высокоточным определением местоположения наземных РЛС и, кроме того, осуществляли постановку им и средствам управления авиации противника активных помех.

Решающей стала операция по уничтожению сирийской группировки ПВО в долине Бекаа, в которой участвовало 90 самолетов ВВС Израиля. Операции предшествовали налеты на группировку ПВО израильских БЛА, вызвавшие активную реакцию РЛС ЗРК «Квадрат», С-75 и С-125. По сигналам этих РЛС патрулирующие самолеты «Боинг 707» мгновенно засекли их позиции, после чего по ним был нанесен удар противорадиолокационными ракетами, в том числе «Зеев» класса «земля–земля» израильского производства. В результате радиолокационные станции 19 из 20 ЗРК были поражены в течение 10 мин. Пусковые установки ЗУР были уничтожены второй волной налета истребителей-бомбардировщиков с помощью бомб и оружия с телевизионным наведением. Действия арабской авиации блокировались помехами с тех же самолетов «Боинг 707». Как отмечают западные эксперты, это была первая в мире разведывательно-ударная операция, проведенная в реальном масштабе времени, главным звеном которой оказались самолеты РЭБ «Боинг 707».

Большой интерес с точки зрения анализа эффективности американо-израильской тактики РЭБ представляют результаты двух воздушных операций по подавлению средств ПВО на Ближнем Востоке, проведенных в первой половине 1980-х годов. В декабре 1983 года действовала ударная авиационная группа ВМС США в составе 16 самолетов А-6Е и 12 А-7Е с авианосцев «Кеннеди» и «Индепенденс», сопровождаемая истребителями F-14, управляемая самолетом ДРЛО Е-2С и прикрываемая активными помехами из безопасной зоны самолетами ЕА-6В. А-6Е должны были уничтожать УР «Шрайк» РЛС ЗРК, а следующие за ними А-7Е – пусковые установки ЗУР. На маршруте полета в течение 15 мин ими было встречено около 70 позиций ЗРК и большое количество батарей ЗА. По группе было выпущено не менее 40 ЗУР. Причем сирийские ЗРК работали попеременно, из-за чего применение по ним УР «Шрайк» было затруднено и часть их осталась неизрасходованной. При неполном выполнении задачи группа потеряла два самолета, а один прибыл на авианосец поврежденным.

В другой операции, проводившейся в январе 1984 года против Ливана, аналогичную атаку двумя волнами без потерь провели ВВС Израиля. В первой участвовало 12 самолетов, причем только четыре ударных, а остальные – сопровождения и РЭБ. Последние, находясь в боевых порядках, осуществляли постановку активных и пассивных помех. Во второй волне участвовало 16 самолетов, из них два ударных, остальные – истребители сопровождения и самолеты – постановщики активных помех и коридоров прикрытия из ДО и ИК ловушек. В обеих атаках самолеты РЭБ групповой защиты обеспечили 100-процентную выживаемость группы в условиях плотного огня ЗРК противника.

Важность использования в боевых порядках ударных групп самолетов радиоэлектронного подавления еще раз подтвердила операция ВВС США 1986 года, в ходе которой 12 F-111, базирующихся в Великобритании, нанесли удар по Ливану. Эту авиагруппу сопровождали четыре постановщика помех EF-111А. Один из них, резервный, при подходе к району боевых действий остался в зоне ожидания. Разведывательное обеспечение группы и управление ею осуществляли самолеты 6-го флота. Операция прошла без потерь (гибель единственного самолета объясняется тем, что при возвращении с задания его экипаж не справился с условиями полета на малой высоте и F-111 упал в море).

Оценивая эволюцию РЭБ, западные аналитики отмечают, что она превратилась, по существу, в самостоятельный вид боевых действий и ее развитие приобрело ускоренные темпы. Роль радиоэлектронной борьбы непрерывно повышается, особенно при ведении воздушных и морских операций. К настоящему времени достигнут уровень, когда она может стать решающим фактором победы не только в отдельных сражениях, но и в вооруженных региональных конфликтах.


Поделиться в социальных сетях:
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Мой Мир


При использовании опубликованных здесь материалов с пометкой «предоставлено автором/редакцией» и «специально для "Отваги"», гиперссылка на сайт www.otvaga2004.ru обязательна!


Первый сайт «Отвага» был создан в 2002 году по адресу otvaga.narod.ru, затем через два года он был перенесен на otvaga2004.narod.ru и проработал в этом виде в течение 8 лет. Сейчас, спустя 10 лет с момента основания, сайт переехал с бесплатного хостинга на новый адрес otvaga2004.ru