КАК ПОБЕДИТЬ ВО ВЬЕТНАМСКОЙ ВОЙНЕ?

Противопартизанская тактика в современной войне
Сергей Козлов
«Солдат удачи» №№7,8 / 1998 г.

 

От худого мира к доброй ссоре

 

На Северном Кавказе формально был объявлен мир. Москва, вполне естественно желая побыстрее выпутаться из конфликта и сохранить хорошую мину при плохой игре, вывела куда попало войска, выполнив обязательства перед Чечней. Но, как и ожидалось, противная сторона восприняла это как проявление слабости. Настоящий мир не наступил: просто открытый пожар перешел в фазу пожара на торфянике.

Не исключено, что на момент публикации данного материала война на Кавказе, и не только в Чечне, разгорится, к сожалению, с прежней силой. Готовы ли Вооруженные Силы России к новой кампании?

Еще в 1995 году я писал в «Солдате удачи» №4 о том, что войны так не начинают. Сейчас еще могу сказать, что их так и не ведут. Чеченские боевики победили в главном: будучи прижатыми в мае 1995 года спиной к горам, накануне полного поражения они сумели вывернуться и навязали российской армии совсем другую войну: партизанскую, террористическую. С этого момента чеченцы завладели инициативой. (вообще-то, чеченские боевики не вывернулись, их фактически отпустили — прим. «Отваги»)

Считаю совершенно бесплодной дискуссию, могла или не могла российская армия победить в такой войне. Мы имеем то, что имеем, и ту войну, какую вели. Но, начиная ее, Генеральный штаб мог хотя бы попытаться предсказать, какой она будет, и сопоставить потребности с ресурсами (в том числе с уровнем подготовленности высшего и среднего командного звена). Ничего уникального чеченцы российской армии не показали, никакого «ноу-хау» не открыли.

Опыт борьбы с партизанскими формированиями в России и СССР накоплен огромный: от кавказских войн и польских восстаний до борьбы с Махно, басмачеством, крестьянскими волнениями, с бандеровцами в Западной Украине, «лесными братьями» в Прибалтике и афганскими моджахедами. Наконец, наш же партизанский опыт периода гражданской и Великой Отечественной и инспирированных со Старой площади «национально-освободительных» войн чего-то да стоит.

Конечно, история никогда не копирует себя, и чеченская партизанщина отличается от походов Ковпака. Согласен и с тем, что свою роковую роль сыграл партийный идеологический надзор, исключавший всякую мысль о «повстанческом движении» в государстве рабочих и крестьян и о необходимости готовить к борьбе с ним нашу армию. В результате никто не занимался обобщением этого бесценного опыта, никто не пытался создать для армии и внутренних войск наставления по ведению контрпартизанских действий.

Уже давным-давно нет ЦК КПСС, больше пяти лет не существует СССР — и только в прошлом году появилась выпущенная Главным командованием внутренних войск МВД России и Институтом военной истории МО РФ книга «Армия и внутренние войска в противоповстанческой и противопартизанской борьбе: мировой опыт и современность». Факт ее издания переоценить невозможно. Однако нельзя не отметить, что, освещая проблему в целом, книга не дает конкретных рекомендаций людям, непосредственно воюющим с партизанами.

 

Забыто и старое, и новое

 

Вынужденным, но естественным в отсутствие систематизированного внутреннего опыта будет обращение к опыту зарубежному. С партизанами и террористами (понятия эти становятся тождественными, потому что террор, вплоть до самого кровавого, прочно вошел в арсенал повстанческих группировок) с 1945 года боролись десятки государств во множестве климатических зон — от песков Сахары до джунглей Амазонки и от Гималаев до Палестины. При всем различии идейных платформ инсургентов и стилей борьбы есть проверенные практикой стандартные подходы к ведению противоповстанческих действий, которые можно использовать как готовые правила — в том числе и в России.
     Главное — не рассчитывать на быструю и легкую победу. Борьба с партизанами — сложная задача, требующая продуманного, последовательного и методичного подхода. Вся работа государственной машины должна быть подчинена одной цели: победе. Партизан нельзя одолеть только политическими либо экономическими санкциями или уступками — однако нельзя добиться победы и только военным путем. Политические деятели и средства массовой информации, войска и население должны четко осознавать: для успеха антиповстанческой борьбы надо, как правило, ориентироваться на годы вялотекущего противостояния, победу в котором одержат политики, но при мощной и синхронизированной с политическими и экономическими программами силовой поддержке армии и полицейского аппарата. Если общество не готово на такой вариант, ему лучше сразу капитулировать.

 

 

У повстанцев есть две главные опоры: поддержка местного населения и помощь извне. Устранив эти источники силы партизан, можно говорить о победе над ними. Но если привлечение на сторону государства местного населения — задача хоть и не простая, но решаемая путем предоставления экономических льгот и посредством продуманной пропаганды, то вторая проблема — внешнеполитического свойства. Решается она гораздо сложнее, иногда вообще не решается.

Как мне представляется, новые наставления по борьбе с партизанами и повстанцами увидят в России свет не скоро, поэтому возьму на себя смелость напомнить опыт контрпартизанской борьбы американцев во Вьетнаме. Тот факт, что США проиграли эту войну, по сути ничего не меняет. Как я уже сказал, противопартизанская борьба — явление комплексное, и если внешне- и внутриполитические и экономические шаги в силу любых причин не согласуются с военными акциями, повстанцы оказываются непобедимыми. Многие противоповстанческие операции спецподразделений армии США и морской пехоты против вьетконговцев в военном отношении были безупречными — что не изменило конечной картины. Это стоит запомнить тем, кто полагает, что для полной победы в Чечне не хватило пары-тройки танковых полков.

 

Все средства хороши…

 

В соответствии с наставлениями американской армии цель противопартизанских операций заключается в уничтожении или пленении сил противника и проведении мероприятий по предотвращению возрождения движения сопротивления. Для достижения осуществляются наступательные операции для уничтожения партизанских сил; беспокоящие действия (устанавливается местонахождение партизан, затем на них постоянно оказывается давление для нанесения некоторого урона; полицейские акции, заключающиеся в контроле за гражданским населением, в охране объектов и военных коммуникаций; а также превентивные акции полицейского и карательного характера (облавы, досмотры, комендантский час); оказание помощи гражданским организациям в работе среди местного населения; выявление партизанских групп и групп сопротивления на ранней стадии возникновения для препятствования их расширения и усилению; объявление районов, где замечены партизаны, районами боевых действий со всеми вытекающими последствиями для местного населения и находящихся здесь воинских подразделений.

 

 

Для достижения успеха войска, действующие против партизан, должны в первую очередь располагать достоверными разведданными о их силах, настроении гражданского населения, отношении его к партизанам и правительственной армии, а также о местности, где планируются боевые действия.

Успех прямо связан с грамотной организацией разведки всеми имеющимися силами и средствами — от наземной и воздушной разведки до агентурной и специальной. Активно используются технические средства ведения разведки (установка специальных датчиков на рубежах). Американские специалисты контрпартизанской войны справедливо считают, что разведка, направленная против партизан, имеет ряд особенностей. Она тесно связана с контрразведкой, с полицейскими и карательными мероприятиями в районах, где действуют партизанские формирования, и может включать следующие мероприятия: выявление дислокации партизан, их боевого состава, характера действий и намерений; неожиданное проведение облав в целях захвата партизанских разведчиков; учет гражданского населения; составление списков партизан с адресами их семей и других родственников; ведение досье на интересующих лиц, составление списков местных жителей, подозреваемых в связи с партизанами либо настроенных негативно по отношению к режиму; контроль (в том числе с использованием технических средств) за подозрительными лицами, местами встреч и собраний, а также за передвижением местного населения; почтовая цензура; засылка к партизанам агентов и провокаторов, проведение диверсий и саботажа под видом партизан.

 

Не зная броду…

 

Осуществляя разведывательные мероприятия против партизан, американское командование делало упор на использование местной полиции и службы безопасности, вербовку из числа местного населения осведомителей и агентов, естественно, знающих язык, быт, культуру, нравы и обычаи, особенности данной территории. Командование противопартизанских сил должно реально оценивать слабые и сильные стороны партизан и свои возможности, ибо недооценка противника и пренебрежительное отношение к нему имеют пагубные последствия.

Надежная связь и четкое взаимодействие всех подразделений, участвующих в операции, особенно важны. Ну и, безусловно, необходим хорошо подготовленный к противопартизанской борьбе личный состав, знающий, как использовать предоставленные в его распоряжение ресурсы.

Главный фактор при планировании и проведении операций против партизан — внезапность. Вся подготовка операции должна держаться в глубокой тайне, предпринимаются специальные меры по введению противника в заблуждение. Тактические приемы не повторяются, чтобы противник не мог разгадывать планы наступающих. Для исключения общения населения с партизанами в ключевых районах местные жители могли изолироваться на период проведения контрпартизанских действий. Широко применялись самолеты и вертолеты для визуальной и фоторазведки районов предполагаемого нахождения партизан.

 

 

Именно разведка постоянно недооценивается командирами российских частей и подразделений разного уровня. С этим я сталкивался в Афганистане, это же на еще более абсурдном уровне повторилось в Чечне. Вспоминаю, как, планируя захват укрепрайона Васатичигнай в Афганистане, мы с начальником разведки отряда С.Кривенко собрали подробную информацию о районе. Источниками были и информаторы из числа местных жителей, и разведсводки агентурных групп. Заказали даже аэрофотосъемку и получили отличные снимки, дающие представление и об укреплениях, и об имевшейся ПВО, и о характере местности и, в частности, о возможном маршруте движения техники к району.

Командование 70-й ОМСБр, как положено большинству «красных командиров», полученные нами данные на конечном (как им казалось) этапе выдвижения к району проигнорировало. В результате колонна техники 15 километров до объекта атаки преодолевала 12 часов. Основные силы духов, естественно, ушли.

Что касается штурма Первомайского, атакующие группы, идя в бой, не имели элементарных карт с размеченными подходами и секторами. Хотя за трое суток поселок можно было отснять с «вертушек» вдоль и поперек, на аэрофотоснимках поставить задачи и отработать взаимодействие. Однако в Чечне разведка практически отсутствовала, обстановку изучать не пытались, а о наличии подготовленного личного состава и речи не шло.

 

Кто в доме хозяин?

 

Одной из основных ошибок в Афганистане, на мой взгляд, было несоблюдение принципа «очищай и закрепляйся», который успешно применяли американцы во Вьетнаме. Суть его в том, что после проведения контрпартизанской операции необходимо на освобожденной территории либо в населенном пункте оставить воинское подразделение, которое будет контролировать ситуацию в данном месте. Этот принцип более верен, чем тот, что мы применяли в Афганистане: создание крупных гарнизонов в центрах провинций и охрана коммуникаций блокпостами. В результате этого 40-я ОА контролировала в Афгане не более 10% территории, на остальной же хозяйничали духи.

 

 

Посмотрим, как поступали американцы. Бригаде, привлекавшейся для борьбы с партизанами, выделялся район ответственности. Командир бригады делил его на секторы, за которые несли ответственность батальоны, те в свою очередь делили секторы на подсекторы, за которые отвечали роты. Командиры всех степеней организовывали в своих зонах одну или несколько боевых баз, с которых осуществлялись контрпартизанские действия. На них находился резерв в боевой готовности. От роты — взвод, от батальона — не менее двух взводов, от бригады — до батальона.

Резерв был готов действовать в составе аэромобильных сил, если позволяла местность, его механизировали.

Районы периодически проверялись, а их размеры зависели от особенностей местности, численности партизан и имеющихся в наличии войск. Конечно, такой принцип распыляет силы, их требуется больше, чем в варианте концентрации крупными гарнизонами, но позволяет полнее контролировать ситуацию.

Одна из основных задач в контрпартизанской борьбе — оторвать партизан от населения, лишить их возможности пополнять свои материальные и людские ресурсы. Американцы делили зону контрпартизанских операций на красный, желтый и зеленый районы. Красный, или «А», — район под полным контролем партизанских сил. В нем размещаются штабы и базы партизан. Любой задержанный здесь рассматривается как потенциальный член партизанского движения. Правительственные войска в районе «А» находятся в постоянной боевой готовности. Желтый, или «В», — район открытых действий партизан, но контролируемый военной администрацией. Вооруженные военнослужащие по нему передвигаются только в составе групп. В нем вводятся комендантский час и другие меры контроля населения. Автомашины сопровождает охрана не менее одного человека. Зеленый, или «С», — район, находящийся под контролем военной администрации, но в котором отмечены действия групп сопротивления. Строгие меры по контролю населения не вводятся, ношение личного оружия военнослужащими необязательно, однако передвигаться им лучше по два-три человека. Машины могут следовать без охраны.

Подобное деление означает четкий регламент: где и что можно делать, а где нет. В частности, объявление какой-то местности красным районом автоматически развязывает руки войскам и ставит мирное население перед выбором: уйти в желтый или зеленый район либо разделить участь партизан, что не всех устраивает. Таким образом партизаны лишаются поддержки населения.

 

Ни дня покоя

 

Основу тактики подразделений регулярных войск, привлекаемых для борьбы с партизанами, составляют разведывательно-поисковые и поисково-карательные действия. Большинство операций (в отличие от российской армии) носит аэромобильный характер — когда маневр в зоне операции осуществляется при помощи вертолетов.

В зависимости от условий местности и обстановки для уничтожения партизан применялись маневры «Окружение», «Кольцо», «Молот и наковальня», «Двойной скачок», «Линия» и «Когти».

«Окружение» проводится обычными пехотными подразделениями и заключается в проче­сывании довольно обширного района местности с нескольких направлений с целью выну­дить силы партизан отступить в намеченную «зону смерти». Маневр «Кольцо» эффективнее, чем «Окружение», благодаря оперативности (1 — конечный объект атаки; 2 — «зона смерти»; 3 — объект атаки)

«Молот и наковальня» — это взаимодействие двух группировок войск, одна из которых за­нимает блокирующие позиции, а другая наступает на партизан. Маневр «Двойной скачок» подразумевает, что одна группировка высаживается на вертоле­тах вблизи позиции партизан с целью атаковать их и вынудить к отходу в определенном направлении (1 — ударная группировка «молот»; 2 — блокирующие позиции; 3 — сдерживающая группировка «наковальня»; 4 — естественный водный рубеж; 5 — объект атаки; 6 — части повстанцев; 7 — район посадки и высадки 1-й группы; 8 — район посадки и высадки 2-й группы)

Совершая маневр «Когти», подразделения морской пехоты делятся на две группы, каждая из которых высаживается в 100…150 м и более от воды на противоположных берегах, и ве­дут одновременное наступление друг другу навстречу. Маневр «Линия» применяется при действиях у водных рубежей ограниченными силами. Под­разделения высаживаются на обоих берегах реки или канала в непосредственной близости к руслу либо на некотором расстоянии от него (1 — посадочные площадки; 2 — блокирующие позиции; 3 — река / канал; 4 — промежуточный объект атаки; 5 — конечный объект атаки)

«Окружение» проводится обычными пехотными подразделениями и заключается в прочесывании довольно обширного района местности с нескольких направлений с целью вынудить силы партизан отступить в намеченную «зону смерти», где массированными ударами авиации и других огневых средств осуществляется их полный разгром. Для маневра в зависимости от сил партизан привлекали не менее четырех пехотных батальонов в полном составе. Главный недостаток маневра — низкая динамика и оперативность.

По сути, «Окружение» — это самый излюбленный тактический прием, который использовали наши пехотные командиры как в Афгане, так и в Чечне. Российское отличие в том, что в силу привлечения больших сил и средств при проведении строевых смотров готовности по два раза на день «до полного устранения недостатков» демаскируются намерения, и противник оказывается предупрежден минимум за пару суток до время «Ч». Он уходит, оставляя засады и минируя пути выдвижения к ним. Результат, как правило, плачевный: подорвавшаяся техника, убитые и раненые, захваченный трофей — сломанное охотничье ружье.

«Кольцо» проводится аэромобильными подразделениями, когда точно разведаны силы партизан и их местонахождение. Отличается от маневра «Окружение» тем, что здесь может привлекаться меньшее количество войск. Подразделения высаживаются из вертолетов на заранее выбранные площадки, и поэтому нет необходимости прочесывать обширный район. Маневр эффективнее, чем «Окружение», именно благодаря оперативности.

«Молот и наковальня» — это взаимодействие двух группировок войск, одна из которых занимает блокирующие позиции («наковальня»), другая же («молот») наступает на партизан с таким расчетом, чтобы вынудить их отходить в сторону группировки на блокирующих позициях. В ходе этого маневра бой может (а для удачного его исхода должен) перерасти в маневр «Окружение». «Молот и наковальня» требует значительных сил пехоты, аэромобильных войск и, возможно, других войсковых подразделений.

Маневр «Двойной скачок» подразумевает, что одна группировка высаживается на вертолетах вблизи позиции партизан с целью атаковать их и вынудить к отходу в определенном направлении, а другая — через 4—6 часов после первой на удалении до 20 км от нее на пути отхода партизан с задачей наступать им навстречу. Если партизаны не отходят, а принимают бой, вторая группировка высаживается в тылу партизан и атакует их.

Маневры «Когти» и «Линия» осуществляются в районе реки и, как правило, проводятся морскими пехотинцами.

Совершая маневр «Когти», подразделения морской пехоты делятся на две группы, каждая из которых высаживается в 100—150 м и более от воды на противоположных берегах, и ведут одновременное наступление друг другу навстречу, вынуждая партизан отходить к водному рубежу. Вертолеты следуют в район высадки развернутым строем с интервалом 100 м. Подразделения, высаженные с фланговых вертолетов, занимают блокирующие позиции.

Маневр «Линия» применяется при действиях у водных рубежей ограниченными силами. Подразделения высаживаются на обоих берегах реки или канала в непосредственной близости к руслу либо на некотором расстоянии от него. В первом случае наступление ведется вдоль реки, во втором — по сходящимся направлениям.

Завершать уничтожение партизан следует днем, занимая исходные позиции ночью и скрытно перекрывая в первую очередь возможные пути их отхода.

Широко применяли американцы во Вьетнаме так называемые беспокоящие действия, заключавшиеся в постоянном боевом воздействии на партизан путем: круглосуточных налетов штурмовой авиации и ударов артиллерии по вероятным районам нахождения партизан; устройства засад; непрерывного воздушного наблюдения; патрулирования местности вертолетами и передвижными патрулями; минирования местности и вероятных маршрутов передвижения партизан.

Если засада для наших военных — понятие знакомое, то о патрулировании надо рассказать подробнее. Патрулирование — наиболее распространенный способ деятельности регулярных войск в борьбе с партизанами. Осуществляется оно днем и ночью и делится на ближнее и дальнее. Ближнее патрулирование может проводиться круглосуточно вблизи крупных населенных пунктов, важных административно-политических центров, опорных и укрепленных пунктов на удалении 1…6 км от внешних оборонительных полос. Состав патрулей — от одного отделения до роты. Главная задача — своевременное обнаружение партизан, чтобы не дать им нанести организованный удар по объекту.

Дальнее патрулирование проводится на расстоянии 15…20 км от ППД силами от взвода до батальона. Патрульное подразделение доставляется в район вертолетами. В его задачу входит обнаружение партизан, определение характера их действий и уничтожение собственными силами с привлечением авиации и спецподразделений. Патрулирование ведется только в светлое время суток по проверенным дорогам, просекам, руслам рек. В ночное время подразделения занимают круговую оборону на возвышенности.

Опыт Вьетнама показал, что наиболее эффективно решали задачи патрулирования малые подразделения, в задачи которых входило лишь ведение разведки.

 

Диверсии и провокации

 

С 1969 года до окончания войны американцы широко использовали разведывательно-диверсионные подразделения из военнослужащих сухопутных войск и морской пехоты. Основными задачами этих групп были разведка, диверсии, нападения на объекты партизан, а также формирование отрядов самообороны из местного населения.

Подготовкой подразделений занимались рейнджеры и «зеленые береты».

Нечто подобное командование 40-й ОА пыталось осуществить в Афганистане. В 1981 году для обучения пехотных подразделений и подразделений ВДВ тактике спецопераций были направлены инструкторы из бригад спецназа. Однако опыт оказался неудачным. Рекомендации инструкторов не воспринимались всерьез.

Причиной тому было предвзятое отношение со стороны обучаемых и их командиров к спецназу. Один офицер ВДВ, мой хороший знакомый по Рязанскому училищу, интересовался, почему у нас есть результат, а у них нет. Я спросил его, как они ходят в засаду. Оказалось, выходят ротой со всем скарбом, лагерь разбивают прямо на месте десантирования. Удаление уходящих в засаду групп от лагеря — 1…2 км. Когда он узнал, что с места десантирования до места засады мы совершаем марш 15—20 км, то был искренне изумлен.

 

Спецназ США во Вьетнаме решал следующие задачи:

• ведение разведки против партизанских формирований, сил сопровождения и других нерегулярных сил противника;

• участие в активных действиях против партизан в тыловых районах и зонах коммуникаций;

• выявление и уничтожение лидеров партизанского движения;

• постановка радио, световых и других маяков для обозначения районов действий партизан;

• обучение личного состава регулярных войск способам противопартизанской войны;

• обучение личного состава для формирования подразделений специального назначения армий союзников и оказания помощи в их оснащении;

• проведение психологической войны в районах, контролируемых партизанами, а также уничтожение посевов, скота и местных жителей под видом действия партизан.

 

 

Тактика разведдиверсионных и групп специального назначения сводилась к следующему: 5…7, а иногда 12 человек скрытно выводились к месту действий. Партизаны, их базы и дневки выявлялись путем глубоких (до 40…50 км) рейдов, наблюдением с использованием средств телевидения, подслушиванием, использованием осведомителей и опросом (допросом) местных жителей. В отличие от советского спецназа в Афганистане РДГ и группам спецназначения США при выявлении партизанских баз запрещалось вступать в бой. Собранные сведения докладывались в штаб по радиостанции, командир группы давал рекомендации по наиболее эффективному уничтожению партизан. Ему на месте было виднее — нанести удар самолетами, вертолетами, артиллерией или высадить аэромобильный десант. Для целеуказания и корректирования БШУ и артиллерийских ударов группы создавали наблюдательные пункты — чаще всего в кронах деревьев на расстоянии до 1000 м от объекта.

 

УРОКИ ИСТОРИИ

О причинах поражения США во Вьетнаме даже в Америке нет единого мнения. Одни считают, что американская армия была предана и продана политиками и «левыми», сделавшими все, чтобы помешать ей победить. Другие полагают, что она с самого начала была обречена на поражение, так как вела бессмысленную и бесцельную войну, которую не следовало начинать. Как бы там ни было, некоторые неизвестные детали этой войны полезно вспомнить сегодня.

Американское вмешательство во вьетнамские дела началось не в 60-х и даже не в 40-х годах. В 1845 году в Дананге за нарушение каких-то местных законов был арестован католический миссионер-француз. С американского корабля в помощь французам высадились морские пехотинцы. Капитан корабля Джек Персивел, по прозвищу Бешеный, ворвался в город, убив три дюжины вьетнамцев и ранив много больше, захватил в заложники местных правителей и объявил, что обменяет их только на миссионера. Вьетнамцы ответили, что им все равно, что с ними произойдет, и от обмена отказались. Бешеный Джек ждал три дня, потом ему это надоело, он выпустил заложников и уплыл, предоставив французам выпутываться самостоятельно.

Во время второй мировой войны Вьетнам находился под управленцем прогерманского французского правительства Виши, поэтому вьетнамские партизаны стали союзниками США. Хо Ши Мин встретился с представителем ЦРУ майором Пэтти, после чего его движение Вьет Минь стало снабжаться американцами, взамен спасая американских летчиков, сбитых в японском тылу. Американские инструкторы прибыли в лагеря Вьет Минь. Когда в 1945 году была создана Демократическая Республика Вьетнам, американские самолеты участвовали в параде над Ханоем. Л первые строки вьетнамской Декларации о независимости удивительно повторяли американскую: «Все люди созданы Господом равными и наделены равными правами». В обращении к американиам Хо Ши Мин цитировал Атлантическую хартию и Хартию ООН.

Но политика США уже менялась. В Европе они решили поддерживать Ш. де Голля с его идеей возрождения Великой Франции, что означало борьбу за возврат колоний, в том числе Вьетнама. Президент Гарри Трумэн отказывался отвечать на телеграммы и звонки Хо Ши Мина. США начали снабжать боеприпасами французский экспедиционный корпус в Индокитае.

В 1950 году американская помощь Франции во Вьетнаме составила 10 млн долларов, а в 1954-м — уже 1 млрд долларов, что покрыло 80% стоимости войны. По иронии судьбы именно в этом году французы были разбиты в Дьен Бьен Фу.

Французов сменили американцы. Вначале, при президенте Дуайте Эйзенхауэре, это были 500 советников, главным образом обучавших южновьетнамскую армию численностью 250 тыс. человек. При Кеннеди число американских военспецов выросло до 15 тыс. Правительство Нго Дин Дьема погрязло в коррупции и переворотах, армия разлагалась, и американцам приходилось все чаше заменять ее подразделения, не желающие или не способные воевать с партизанами с севера, на своих солдат.

Это было плохо само по себе, но усугублялось еще и высокомерием вашингтонской администрации, никак не желавшей поверить, что горстка дикарей в состоянии долго противостоять огромной военной машине США. Американцы перепробовали все, что до них делали в военном отношении французы, — стратегические деревни, вьетнамизацию, умиротворение — но мир так и не наступал.

Общественное мнение в США было совершенно сбито с толку. Линдон Джонсон шел на президентские выборы 1964 года как «кандидат мира», заявляя, что он не намерен отправлять американских парней умирать вместо азиатов. Но, будучи избранным, повел себя совершенно иначе. Многие американцы посчитали, что их обманули.

Непосредственно война обошлась США в 170 млрд долларов (к этой сумме надо прибавить пенсии и пособия ветеранам и их семьям, стоимость страховок, лечения и прочего). Однако многое в том, как и на что тратились деньги, вызывало раздражение у американских солдат во Вьетнаме и у их сограждан в Америке. Корпорация «Мишлен» за каждое поврежденное каучуковое дерево на своих плантациях получала 600 долларов компенсации, тогда как вьетнамская семья за погибшего ребенка — впятеро меньше. Американцам и местной администрации, увлеченным военной стороной конфликта, не удалось добиться главного: привлечь на свою сторону население. В итоге они проиграли.

С.П.

 

НА КРЫЛЬЯХ «ФЕНИКСА»

 

Частью общего плана «умиротворения- была разработанная ЦРУ США программа «Феникс». Ее замысел состоял в компьютерном выявлении потенциальных сторонников Вьетконга на основе данных, полученных от пленных партизан, из агентурных разработок и из бесед с лояльными Сайгону вьетнамцами. Программа «Феникс» (по-вьетнамски «Фанг Хоа») была приведена в действие декретом премьер-министра Южного Вьетнама 20 декабря 1967 года. Но еще с 1965 года американские и южновьетнамские спецслужбы вели списки вьетконговских активистов, физическое устранение которых поручалось «зеленым беретам» и «тюленям». В «Фениксе» использовалась система персонального компьютерного учета, по которой каждый вьетнамец старше 15 лет был обязан зарегистрироваться в полиции и под страхом тюремного заключения постоянно иметь при себе идентификационную карточку с отпечатками пальцев, фотографией и основными биографическими данными. Компьютерный анализ поступающей информации позволял оперативно выявлять категории подозрительных лиц, их маршруты, возможные контакты и т.п.

В рамках программы в каждом из 235 районов Южного Вьетнама создали следственные центры, которым поручили заниматься этими делами. Вся система была внесудебной и не подчинялась обычным юридическим нормам.

Официальной датой завершения операции «Феникс» считается август 1972 года. К этому времени спецподразделения «Феникс» уничтожили по обвинению в подрывной деятельности и сотрудничестве с Вьетконгом 26 тыс. гражданских лиц, под стражей содержалось 33 тыс., еще примерно 18 тыс. были переданы вьетнамским властям для дальнейшего расследования и принятия мер.

В 1969 году ЦРУ формально вышло из программы, поскольку эксперты посчитали ее плохо организованной и малоэффективной. По мнению ЦРУ, к тому времени Север отказался от упора на партизанские акции и начал наводнять правительственные структуры Юга своими людьми — по некоторым оценкам, их было до 30 тыс. Это сделало правительство Тхиеу слишком неустойчивым и слабым. Так «Феникс» стал чисто вьетнамским.

После войны министр иностранных дел РЮВ Нгуен Ко Тхак отстаивал на слушаниях в Конгрессе США идею высокой эффективности программы, указывая, что, хотя случайные жертвы и невинно пострадавшие действительно имелись, все же в некоторых провинциях Юга 95% коммунистического подполья было обезврежено именно с помощью программы «Феникс». Его мнение косвенно подтвердили приводившиеся оценки северовьетнамской армии, по которым уцелевшие после так называемого «Новогоднего наступления» партизанские отряды были затем добиты программой «Феникс». По этим отзывам, в наступлениях 1972 и 1975 годов северовьетнамская армия уже не могла рассчитывать на партизан как на заметную силу.

С.П.

Война нервов

 

Спецназ США вел и психологическую войну. Но первую скрипку в ней играли группы психологической войны. Их операции, направленные на подрыв морального духа и воли повстанцев, были неотъемлемой частью военно-политических мероприятий американского командования.

В пособиях по психологической войне сформулирован постулат: «Чтобы пропаганда достигла сознания противника, она должна быть похожа на правду. Пропаганда должна быть пропитана правдоподобием, покрыта правдоподобием, должна звучать и выглядеть как можно правдоподобнее, но правдой ей быть вовсе не обязательно». В зависимости от источника пропаганда подразделялась на три класса. «Белая» — из правительственных и других официальных органов через открытые каналы. «Серая» — из «неофициальных источников». Ведется от имени независимых организаций, эмигрантских союзов, ассоциаций и фондов. «Черная» — шантаж, провокации, слухи и т.п., в том числе и якобы исходящие от повстанческих организаций. К «черной» пропаганде относится и вещание секретных радиостанций.

Основные направления психологической войны таковы: запугивание партизан военной мощью и техническим оснащением правительственных войск и ослабление их воли к дальнейшему сопротивлению; подрыв единства партизанского движения и его связи с населением; расшатывание авторитета партизанских лидеров и партий, возглавляющих движение сопротивления; политическая переориентация идеологически неустойчивых элементов среди партизан и местного населения, привлечение их к сотрудничеству с американцами.

В психологической войне выделялись три основных направления: радиопропаганда, печатная пропаганда, пропаганда действиями. Так как партизаны не слушали американские радиопередачи, их транслировали через мегафоны с вертолётов и самолетов, круживших над местами базирования на высоте, недосягаемой для ПВО. Через громкоговорители на полную громкость транслировали также рев диких животных, звуки бомбежки, плач детей, что должно было выводить окруженных из состояния психического равновесия. Передавались и обращения родственников повстанцев, призывы о сдаче и т.д.

Для печатной пропаганды использовались книги, листовки, журналы, газеты. Особый упор делался на листовки, которые содержали такие, например, обращения: «Ты оставил без защиты семью, печаль поселилась в сердцах твоих ближних и родных, они знают, что должны готовиться к скорби по поводу твоей смерти и к тому, что ты будешь позорно похоронен в могиле, за которой никто не будет ухаживать».

На листовках с пропагандистским материалом печатался пропуск для сдачи в плен или для возвращения к месту жительства.

Пропаганда действиями проводилась спецподразделениями, переодетыми в гражданское платье и действующими под видом партизан. Они уничтожали деревни в районе действия партизан, убивали местных жителей, мародерствовали, грабили. Потом радио и печать разоблачали «преступления партизан».

 

«Товарищи женщины Востока!..»

 

Мероприятия психологической войны связывались с программой «Умиротворение», которая проводилась по нескольким направлениям. Определялась степень надежности местных жителей в районах деятельности партизан и выявлялись неблагонадежные. Для привлечения на свою сторону малоимущих слоев населения проводились аграрно-экономические мероприятия. Создавались отряды самообороны. Местные жители переселялись в районы, удобные для контроля военной администрации.

Последняя мера позволяет создавать зоны неограниченных бомбардировок и массового применения отравляющих веществ, подрывать инфраструктуру партизанского движения, нарушать сложившиеся связи и отношения, что лишает партизан возможности пополнять ряды.

Как видим, психологическая война — это целый комплекс мероприятий, осуществляемых не только военными, но и государственными структурами, все действия которых направлены на достижение победы над партизанами. В Афганистане чем-то подобным пытались заниматься боевые агитационно-пропагандистские отряды (БАПО). Выглядело это примерно так. Отряд на двух БТР-70 и автомобиле, оборудованном громкоговорителями, прибывал в отдаленный населенный пункт. Жители собирались на деревенской площади, и начиналась раздача муки, галош и листовок. Последние шли нарасхват: жители брали их на растопку. После акта «доброй воли» наш советский пропагандист произносил речь, а какой-нибудь афганский комсомолец ее переводил. Речь начиналась примерно так: «Товарищи дехкане! В период развитого социализма, преимущества которого неоспоримы…» Что из этого мог понять человек, даже не догадывающийся о том, что такое социализм и какие его преимущества? Митинг, с которого уйти было нельзя, протекал в гробовой тишине непонимания и неприятия слушателей.

Духи делали просто, но гениально. Собрав через пару дней после приезда БАПО жителей того же кишлака, они включали магнитофон, где на кассету наговаривал понятные всем истины известный мулла. Речь была построена в форме вопросов и ответов. Спрашивал проповедник и сам тут же отвечал: «Кто такие шурави и почему мы их должны убивать? — Шурави — это неверные собаки, пришедшие на нашу землю, убивающие и грабящие нас, насилующие наших жен и дочерей, оскверняющие наши святыни…» И так далее. Просто и понятно, рассчитано именно на данную аудиторию.

Для выявления передвижений вьетконговцев американцы широко использовали средства технической разведки. Они устанавливали датчики по пристрелянным рубежам и накрывали «гуков» огнем артиллерии, активно использовали по приводным маякам армейскую, тактическую и даже стратегическую авиацию. Все это, как и тот факт, что у американцев еще в ходе ведения войны появились полевые уставы, описывающие приемы контрпартизанских действий, свидетельствует о том, что они подошли к решению проблемы основательно. Однако, как я говорил раньше, в противоповстанческой войне рассчитывать на полную победу только за счет армейских (даже блистательных) операций — наивно. Физическое овладение территорией, административными центрами и главными дорогами — завершение начальной и, если на то пошло, самой простой фазы антипартизанской войны.

Не могу не сказать несколько слов о контрразведывательных мероприятиях. Вопросом жизни и смерти для повстанцев является внедрение осведомителей и агентов влияния в государственные и армейские структуры, в общественные движения и СМИ. Американская и южновьетнамская контрразведки вели непрерывную борьбу с такими агентами, не упуская, естественно, случая ответить вьетконговцам тем же. Борьба эта была скрытой от глаз общественности, но не менее жестокой и кровавой.

 

Что мы можем

 

Применительно к ситуации на Северном Кавказе вьетнамский опыт может быть использован следующим образом.

Я не сомневаюсь, что на территории Дагестана, Ингушетии, Осетии, Краснодарского и Ставропольского краев и Ростовской области уже существует агентурная и разведывательно-диверсионная сеть Ичкерии. В первую очередь она, естественно, опирается на чеченцев, проживающих на этих территориях. Задача номер один — силами ФСБ, военной контрразведки и МВД при поддержке местного населения нейтрализовать ее. Не буду давать никаких рекомендаций: уверен, что специалисты из этих структур знают, как добиться цели, если получат соответствующие распоряжения.

Задействовав весь комплект фронтовой разведки Северо-Кавказского военного округа, привлекая в случае необходимости разведорганы других округов, а также службы разведки ФСБ, МВД, ФПС, надо загодя вскрывать группировки боевиков на территории Чечни, намечать маршруты выдвижения не по карте, а по результатам непосредственной разведки местности, как это делал генерал Рохлин, готовя к вводу в Чечню свой корпус. Следует постоянно вести аэро- и космическую фотосъемку территории Чечни для отслеживания любой подозрительной активности, строительства оборонительных сооружений и так далее. Как справедливо писал А.Ганс в статье «Война в толпе» (Солдат удачи. 1998. №1), «экономические источники чеченского общества находятся не в Чечне, а в России и СНГ». Они должны быть выявлены, взяты под контроль и в случае необходимости немедленно перекрыты. Если по политическим причинам Россия не может изменить со своей стороны статус административной границы с Чечней, есть достаточно способов ввести жесткий контрольно-пропускной режим по иным показаниям, например для создания санитарного карантина по причине вспышки на территории Чечни ящура или коровьего бешенства.

Из представителей чеченской оппозиции, вынужденных уйти в подполье и эмигрировать, а также из терских и иных казаков-добровольцев можно создать и подготовить к действиям в самой Чечне разведдиверсионные формирования, сильной стороной которых будет знание языка, обычаев и местности. Естественно, их деятельность должна контролироваться военными советниками из состава войск специального назначения.

 

 

Если дело дойдет до новой войны, ввод войск на территорию Чечни и захват основных центров нужно проводить во взаимодействии с высадкой вертолетных десантов, а если надо, то и с выброской воздушных. Участки маршрутов, удобные для засад, следует заранее брать под контроль при помощи вертолетных десантов, силами оппозиции, казаков и групп спецназа, предварительно заброшенных в данный район. Для борьбы с засадами целесообразно иметь мобильный резерв. На границе Чечни с Азербайджаном и Ингушетией перевалы, проходы и дороги должны сразу перекрыть десантники, которых затем сменят мотострелки, чтобы совместно с пограничниками контролировать доступ любых грузов на территорию Чечни.

Во всех занятых населенных пунктах нужно размещать войсковые подразделения, вводить комендантский час, провести перерегистрацию всего населения в органах военных комендатур и установить ограничения на передвижение без специальных пропусков. В случае активных действий боевиков из этих районов население должно быть отселено согласно американскому принципу деления на желтый, зеленый и красный районы. Всем лицам, готовым к сотрудничеству, необходимо оказывать щедрую поддержку. Гуманизм допустим только в отношении побежденного и сломленного врага.

Эти предложения продиктованы не враждебностью к чеченскому народу, а элементарной военной логикой, и именно в таком контексте их следует воспринимать. Я рассуждаю как профессионал, которому могла бы быть поручена разработка соответствующих акций. Как говорят те же американцы, nothing personal: ничего личного, только дело.

 


Поделиться в социальных сетях:
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Мой Мир


При использовании опубликованных здесь материалов с пометкой «предоставлено автором/редакцией» и «специально для "Отваги"», гиперссылка на сайт www.otvaga2004.ru обязательна!


Первый сайт «Отвага» был создан в 2002 году по адресу otvaga.narod.ru, затем через два года он был перенесен на otvaga2004.narod.ru и проработал в этом виде в течение 8 лет. Сейчас, спустя 10 лет с момента основания, сайт переехал с бесплатного хостинга на новый адрес otvaga2004.ru