«Черная акула» на тропе войны или Подлинная история Боевой ударной группы

Подготовил Юрий Зарецкий
Журнал «Солдат удачи» №2, 2006

 

В конце 2000 года российские газеты и журналы запестрели заголовками: «Черные акулы» в Чечне». По центральным каналам телевидения промелькнули кадры, на которых пара Ка-50 отправлялась на боевое задание. Однако после этих сообщений наступила информационная пауза, которой мгновенно воспользовались «специалисты», готовые свое личное мнение выдать за объективное. Командование армейской авиации о работе Ка-50 на Северном Кавказе предпочитало многозначительно отмалчиваться или давать обтекаемые ответы. Тут же по страницам различных изданий пошла гулять байка о том, что якобы «миссия Ка-50 в Чечне окончилась провалом». А еженедельник «НВО» констатировал: «…На информацию об операциях Ка-50 в Чечне, похоже, наложено табу. …Ка-50 тоже повоевал в Чечне, но информация об этом остается закрытой».

Теперь на основе документов мы расскажем историю участия в боевых действиях на Северном Кавказе Боевой ударной группы, состоявшей из вертолетов Ка-50 и Ка-29. По известным соображениям не будут упомянуты некоторые специфические детали боевых вылетов, а также имена непосредственных участников описываемых событий. При подготовке материала обнаружились весьма интересные «детали»…

 

БОЕВАЯ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНАЯ ГРУППА

 

Идея создания специальной группы вертолетов возникла сразу же после окончания Государственных испытаний Ка-50. «Черная акула» – первый и единственный в мире одноместный ударный вертолет с высокой степенью автоматизации пилотирования и применения авиационных средств поражения. Представители Министерства обороны и ОАО «Камов» разработали концепцию решения современных задач, возникающих в локальных конфликтах, с помощью боевых вертолетных групп быстрого реагирования, оснащенных высокоточным оружием, системой закрытой связи и управления на поле боя и объединенных в единый контур управления, разведки, целеуказания. После завершения испытании такой группы должна была быть сформирована система управления групповыми действиями боевых вертолетов как в воздухе, так и с командного пункта ВВС и Сухопутных войск на основе непрерывного аппаратурного обмена информацией в реальном масштабе времени в ходе проведения воздушно-наземных операций.

Усилиями должностных лиц армейской авиации и ВНТК им. Н.И. Камова (как тогда называлось ОАО «Камов») был подготовлен проект документа, и 25 апреля 1995 года первый заместитель министра обороны Российской Федерации А. Кокошин поставил подпись под решением о создании Боевой экспериментальной группы (БЭГ). В нее должны были войти четыре боевых вертолета Ка-50 и четыре Ка-29, переоборудованные в разведчики-целеуказатели.

Одним из главных «моторов» реализации упомянутого решения стал начальник Центра боевой подготовки и переучивания летного состава (ЦБП и ПЛС) армейской авиации генерал-майор Б. Воробьев – Герой России, настоящий ас, по-своему влюбленный в «Черную акулу» и мечтавший о полнокровных полках, вооруженных Ка-50. На начальном этапе его энергии, также как и авторитета генерального конструктора фирмы «Камов» С. Михеева, хватило на то, чтобы достаточно быстро сдвинуть вопрос с мертвой точки. В том же 1995 году были изданы директивные документы, согласно которым из состава ВВС выделялось четыре Ка-50 и два Ка-29. В дальнейшем планировалась поставка для доработки еще двух Ка-29 из состава авиации ВМФ. В случае успешной реализации решения первого замминистра обороны армейская авиация могла бы получить полноценное звено в составе четырех ударных вертолетов Ка-50 и средств внешнего целеуказания Ка-29ВПНЦУ.

В скором времени на ОАО «Камов» начались работы на двух вертолетах Ка-50 из установочной серии. С учетом ограниченных средств, которыми располагала фирма, вместе с военными было принято решение об уровне минимально достаточной доработки вертолетов. Несколько позднее на опытный завод из ЦБП и ПЛС поступило еще два Ка-50, тоже из установочной серии.

Одновременно с этим велось дооборудование вертолета Ка-29, который дополнительно оснастили 30-мм пушечной установкой 2А42. С целью повышения точности навигации, целеуказания и обеспечения закрытой связи с другими родами войск на него установили комплекс средств автоматизации и связи (КСАС). Позднее на второй Ка-29 установили КСАС и аналогичный применяемому на Ка-50 прицельный пилотажно-навигационный комплекс (ПрПНК) «Рубикон», необходимый для использования «двадцать девятого» в качестве воздушного пункта наведения и целеуказания. С целью повышения живучести оба вертолета оснастили средствами отстрела тепловых ловушек и экранно-выхлопным устройством (ЭВУ).

Переоборудование первых Ка-50 шло за счет собственных средств фирмы «Камов», хотя ее руководство не без основания надеялось на последующую денежную компенсацию. Но финансировать работы еще на двух «Черных акулах» предприятие было уже не в состоянии, они так и остались в заводском цехе. Министерству обороны было уже не до того. Российская армия попала в жернова первой чеченской войны, или, как тогда официально говорили, в «мероприятия по восстановлению конституционного порядка на территории Чеченской Республики и борьбе с незаконными вооруженными формированиями». Война затягивалась, поглощая резервы, ресурсы, быстро истощала и без того не слишком богатый военный бюджет. Операцию, которую министр обороны обещал провести одним парашютно-десантным полком, пришлось проводить полноценной общевойсковой армией. Военному ведомству становилось все менее интересно создание какой-то БЭГ для отработки ее тактики в то время, когда не хватало летчиков, способных выполнять боевые задачи и эффективно применять современное управляемое оружие.

Два доработанных Ка-50 и оба Ка-29 вернулись в ЦБП и ПЛС в г. Торжок. С 25 сентября по 21 октября 1997 г. на полигоне провели летно-тактические учения с участием вертолетов боевой группы, подтвердившие эффективность проведенных доработок.

 

ОТ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЙ К УДАРНОЙ

 

После завершения первой чеченской кампании усилия Минобороны сосредоточились на устранении выявленных недостатков в вооружении и подготовке Сухопутных войск. До армейской авиации руки вновь не дошли. Потом грянул августовский дефолт.

Ситуацию усугубила катастрофа Ка-50 в Торжке: 17 июня 1998 года армейская авиация понесла тяжелую утрату – погиб начальник ЦБП и ПЛС генерал-майор Б. Воробьев. Эта катастрофа в ходе полета по расширению боевых возможностей Ка-50 за пределами установленных ограничений не только унесла жизнь одного из лучших российских вертолетчиков, прославленного командира и горячего поклонника всего нового, но и крайне негативно отразилась на судьбе «Черной акулы». В общем, как объективно «не везло» самому вертолету Ка-50, так «не везло» и боевой группе.

В этих условиях решение заместителя министра обороны – начальника вооружения Вооруженных Сил Российской Федерации от 29 ноября 1999 года о формировании Боевой ударной группы (БУГ) в составе двух Ка-50 и одного Ка-29 для применения в зонах локальных конфликтов стало спасением для идеи испытаний машины в бою.

ЦБП и ПЛС на тот момент имел только один доработанный Ка-50. Второй машиной БУГ решено было сделать пятый опытный вертолет Ка-50, находящийся в ОАО «Камов». Это была та самая машина, которая в свое время стала «главным героем» знаменитого фильма «Черная акула», давшего название и самому вертолету. Забегая вперед, надо сказать, что впереди ее еще ждали полеты в Турции в ходе тендера по программе АТАК, а затем серия новых модернизаций, опробованных на учениях стран Организации Договора о коллективной безопасности «Рубеж-2004» в Киргизии.

Подготовка к участию в боевых действиях велась оперативно. Из состава сотрудников ОКБ и Летно-испытательного комплекса фирмы сформировали группу технического и методического обеспечения. По заданию армейской авиации стали дорабатывать машины группы. На них установили дополнительное оборудование и бронирование: боковые бронированные стекла и дополнительную броневую защиту пола кабины. В состав оборудования добавили информационно-вычислительную систему отображения цифровой картографической информации КАБРИС, сопряженную с приемником системы спутниковой навигации. Она позволяла летчику без особых затруднений решать навигационные задачи при выполнении перелетов и при выходе на цель. КАБРИС обеспечивает работу с точностью до нескольких десятков метров. Кроме того, Ка-50 оснастили цифровой видеокамерой и видеомагнитофоном для регистрации видимых летчиком через лобовое стекло закабинного пространства и местности, а также информации, отображаемой на индикаторе лобового стекла (ИЛС), фоно-целевой обстановки, показываемой летчику через прицельный комплекс.

С декабря 1999 года по июль 2000 года на базе ЦБП и ПЛС в условиях дефицита горюче-смазочных материалов и боеприпасов в течение 28 летных смен на вертолетах Ка-50 и Ка-29ВПНЦУ было выполнено свыше 150 полетов (в том числе 125 из них – на Ка-50) с общим налетом более 100 часов. Летчики, планировавшиеся к участию в БУГ, отработали на полигоне применение всех видов оружия: 30-мм пушек 2А42, неуправляемых ракет С-8, ПТУР «Вихрь». Проверили на различных режимах полета работоспособность вновь установленного оборудования, а также порядок взаимодействия систем КАБРИС и ПрПНК в целях повышения точности вывода вертолетов на цель.

Из-за установленного ограничения по выделению боеприпасов экипажи смогли эффективно подготовиться только к поражению целей в автоматизированном режиме (с автозахватом). В итоге командование армейской авиации констатировало, что «летный состав БУГ подготовлен к ведению боевых действий одиночно днем в простых метеоусловиях, к групповым полетам в составе пары, маршрутным полетам и перелетам днем в сложных метеоусловиях. Отработана методика применения внешнего целеуказания (ВЦУ) в группе из Ка-29, двух Ка-50 и наземного автоматизированного рабочего места (АРМ КСАС). Экипаж вертолета Ка-29 подготовлен к наведению ударных групп вертолетов по наземным целям с использованием ВЦУ, а летчики вертолетов Ка-50 – к применению средств поражения по наземным целям с предварительным наведением по ВЦУ от Ка-29».

Однако на определенном этапе руководство армейской авиации едва не пошло на попятную. Сложно сказать, чем была вызвана идея одного высокопоставленного генерала «всех наградить, но в Чечню не посылать». Но задуманное наконец свершилось! На основании директивы начальника Генерального штаба ВС РФ от 24 ноября 2000 года и программы применения БУГ в составе Объединенной группировки войск (сил) в Северо-Кавказском регионе в декабре 2000 года БУГ начала перебазирование на Северный Кавказ. Бортовые номера машин перед вылетом закрасили.

 

В ПУЧИНЕ ВОЙНЫ

 

В сопровождении Ми-8 перелет группы, состоящей из двух Ка-50 и одного Ка-29, из Торжка на аэродром Грозный (Северный) с промежуточными посадками на аэродромах армейской авиации был выполнен с 3 по 26 декабря 2000 года. Перебазирование своим ходом прошло без каких либо особенностей, если ни считать плохой погоды на маршруте.

Личный состав группы состоял из восьми летчиков и штурманов, 26 специалистов инженерно-технической службы из ЦБП и ПЛС, двух представителей Управления армейской авиации и девяти представителей ОАО «Камов» и серийного завода.

В крайних числах декабря прибывшие в Чечню летчики группы выполнили ознакомительные полеты с районом боевых действий на вертолетах Ми-24. Первые вылеты на разведку объектов противника на вертолетах Ка-50 состоялись в первый день нового 2001 года, а с 6 января летчики БУГ начали выполнять полеты с применением средств поражения по наземным целям. Боевую работу вели летчики армейской авиации.

Группой Центра боевого управления Объединенной группировки войск на Северном Кавказе для БУГ планировались цели с заранее известными координатами. Как правило, они представляли собой лагеря, места стоянок и сосредоточения боевиков, склады боеприпасов, блиндажи, укрытия, окопы и т.п. Большинство целей, выявленных средствами разведки, находилось в труднодоступной горной местности, на склонах, в ущельях и на вершинах гор с превышением над уровнем моря около 1.500 метров, что требовало задействовать все возможности вертолета по маневренности.

Вылеты на боевое применение первое время выполнялись в двух вариантах: парой Ка-50 и Ми-24 или же парой Ка-50 с участием вертолета-целеуказателя Ка-29ВПНЦУ. На завершающем этапе командировки пара вертолетов Ка-50 выполняла задачи способом «свободной охоты». Полеты проводились отнюдь не в полигонных условиях – внизу в горах был реальный противник. Риск нарваться на огонь пулеметов или на ракету ПЗРК не был абстрактным. Это, к сожалению, доказали последующие события, когда был сбит транспортный Ми-26. По мнению многих вертолетчиков, именно этот факт послужил поводом для ликвидации армейской авиации как составной части Сухопутных войск.

Комментарий редакции журнала. Здесь стоит отметить, что размещение БУГ на аэродроме Грозный (Северный) вызвало среди вертолетчиков недоумение. Многие из них считали Ханкалу более защищенным местом. Сразу скажем, что базировавшиеся на Северном вертолетчики МВО и специалисты группы смогли обеспечить надежную охрану новейших машин. Не подвели и многие другие, кто обеспечивал охрану аэродрома на дальних подступах. А «ханкалинские» вертолетчики лишились возможности ознакомиться с новой машиной вживую и в какой-то мере изучить ее не по чужим комментариям. Кстати, наиболее интересной деталью в материалах, посвященных «провалу миссии» Ка-50 в Чечне, «независимых» специалистов является то, что они рассказывали о базировании «Черных акул» именно в Ханкале. Чего же стоят тогда все их «комментарии», если они вообще не владели информацией!

Не располагала к благодушию и погода. Январь на Кавказе – не лучшее время для полетов. Частые туманы – обычное явление. Облачность неожиданно закрывает горные хребты и перевалы. Все это накладывает определенный отпечаток на выполнение боевых вылетов. Хотя и хорошая погода еще не повод для самоуспокоенности. Неравномерное освещение солнцем склонов ущелья приводит к возникновению сильных восходящих и нисходящих потоков воздуха. От летчиков Ми-8 и Ми-24 это природное явление требует порой ювелирной техники пилотирования и необходимого запаса высоты полета. В противном случае вертолет может быть «размазан» о скалы. В этих условиях вертолеты соосной схемы показали свою высокую эффективность. После первого же вылета командир группы, покидая кабину, восхищенно сказал: «В горах надо летать только на этой машине». В горных районах Чечни «Черные акулы» подтвердили свои преимущества по высокой маневренности и скороподъемности.

Для выполнения одной из боевых задач маршрут полета командование армейской авиации ОГВ(с) «случайно» проложило по ущелью, которое постепенно сужалось, а на удалении нескольких километров от цели заканчивалось высокогорным тупиком. Экипажи «камовских» машин не придали этому абсолютно никакого значения. Однако когда их напарники на Ми-24 сообщили в эфир, что полет становится небезопасным, все стало на свои места. «Крокодилы» не могут в высокогорье зависнуть, после чего развернуться в какую-либо сторону. Изменить курс полета они могут только на вираже. Вот только радиус виража, а точнее разворота, имеет несколько сот метров. Еще немного пролететь в это «бутылочное» ущелье – и «двадцатьчетверкам» не хватит места для разворота. Набрать безопасную высоту и перевалить через горный хребет Ми-24 не хватает мощности. Своеобразная природная ловушка готова захлопнуться. Экипажи «двадцатьчетверок» приняли решение возвращаться на базу.

…Как ни ожидал командир «Черной акулы» горного тупика, но для уклонения от вертикального препятствия (скалы) пришлось превысить все расчетные характеристики вертикальной скорости. Зафиксированная приборами скороподъемность достигла 30 м/с! Дальнейшее выполнение боевого задания прошло буднично. Цель была уничтожена.

В заключение стоит упомянуть еще об одной особенности аэродинамики Ка-50. При заходе на посадку и на взлете вертолеты соосной схемы при сильном боковом ветре или превышении максимального взлетного веса не попадают в самопроизвольное вращение.

Комментарий редакции журнала. Как рассказывалось выше, вертолеты Ка-50 были дооборудованы перед убытием в Чечню. Их вес был увеличен, а любой летчик, обладающий минимальными знаниями аэродинамики одновинтовой схемы вертолета, знает, что увеличение взлетного веса даже на несколько килограммов приводит к ограничению пилотажных возможностей «вертушки» в высокогорной местности. По всей видимости, загнав группу в «бутылку», кто-то из командования армейской авиации знал особенности соосной схемы вертолета и хотел предоставить Ка-50 возможность полностью продемонстрировать свои преимущества.

Однако проблемы не обошли группу. В начале января в одном из вылетов Ка-50 наносил удар неуправляемыми ракетами с предельно малой высоты по цели, выявленной вертолетом Ка-29. Выполнив задание, командир «Черной акулы» почувствовал изменение в вибрации вертолета и принял решение выполнить посадку на аэродроме Ханкала. После посадки и осмотра машины было обнаружено повреждение законцовки лопасти. Инженерно-техническим составом поврежденный участок был отрезан, и вертолет перелетел на аэродром базирования. Затем три недели ушло на ожидание запасного комплекта лопастей из Торжка.

Комментарий редакции журнала. Военные установили своеобразный мировой «рекорд» по оперативности обеспечения БУГ…

До 29 января БУГ выполняла задания в сокращенном составе: Ка-29 и Ка-50. После ремонта второй «Черной акулы» группа продолжила выполнение задач в полном составе. Через две недели от военных последовала очередная «вводная». Командование армейской авиации посчитало эксперимент затянувшимся. Несмотря на имевшуюся договоренность о трехмесячном пребывании в зоне боевых действий, группу попросили вернуться домой. Основным доводом стало выполнение установленного лимита боевых вылетов.

До 14 февраля вертолетами группы и сопровождавшими их Ми-24 был произведен 121 вылет общей продолжительностью более 110 ч. (при плане в 113 вертолетовылетов). На долю вертолетов БУГ пришлось 76 вылетов (налет – более 63 ч.). Ка-50 в Чечне выполнили 49 вылетов, а вертолет-целеуказатель Ка-29 – 27 вылетов. Налет летчиков БУГ на Ка-50 составил от 6 до 10 ч.; кроме того, от 1 до 15 ч. каждый из них налетал на вертолете Ми-24.

…Возвращение Боевой ударной группы из Чечни было почти что триумфальным. Командира группы представили к званию Героя России. Правда, награда «искала героя» три с половиной года и была вручена ему только в конце позапрошлого года. Инженерно-технический состав повысили в воинских званиях и наградили боевыми медалями, а летному составу вручили орден Мужества. Получили награды и гражданские специалисты.

 

В ГРАФЕ ИТОГОВ

 

В ходе боевых действий чаще всего применялись неуправляемые ракеты С-8. Оба Ка-50 выполнили более 100 стрельб НАР, в ходе которых израсходовали 929 ракет (на счету Ка-29 – 29 стрельб, израсходовано 184 ракеты С-8). В боевых вылетах использовались и 30-мм пушки 2А42. В 62 стрельбах суммарный расход составил почти 1.600 снарядов.

Исходя из погодных условий и сложного рельефа местности стрельбы проводились с дальности до 3 км как в автоматизированном режиме (наведение оружия с помощью телеавтомата), так и в оперативных режимах. Последние применялись в условиях ограниченной видимости и на коротких дистанциях. Стрельба при этом корректировалась по разрывам снарядов. По оценке пилотов, точность попадания неуправляемыми ракетами в ручном режиме оказалась ненамного хуже результатов стрельбы с использованием ПрПНК. По показаниям систем объективного контроля (видеокамер в кабинах Ка-50) и данным наземной разведки все намеченные цели были уничтожены.

Целей, достойных мощной кумулятивной боевой части ракеты «Вихрь», в зоне ответственности группы оказалось немного, из-за этого ПТУР применяли одиночно и всего три раза. При этом пуск управляемых ракет выполнялся без замера дальности, которая составляла порядка 3-5 км. Несмотря на сложные условия применения ПрПНК, объекты атак были уничтожены точным попаданием ракет. По заявлению экипажей на равнине они устойчиво обнаруживали условные цели и были готовы поразить их управляемыми ракетами на дальности 8 км, а «навскидку» – 10 км.

Одним из главных итогов «командировки на войну» стало подтверждение концепции применения автоматизированных прицельных пилотажно-навигационных комплексов вертолетов, которые снимали с пилота значительную нагрузку. Комплекс «Рубикон» позволял в одном заходе с перенацеливанием применять весь спектр бортового оружия. Опыт боевых действий БУГ в небе Чечни показал быструю адаптацию летчиков к особенностям поведения машины соосной схемы, несмотря на относительно небольшой налет на Ка-50.

В условиях боевого применения хорошо зарекомендовала себя система КАБРИС На цифровой карте местности пилот видел и отметку от своего вертолета, и положение других машин, и намеченные цели.

Комментарий редакции журнала. Именно эту деталь выделяет летный состав в частных беседах. При выполнении боевых заданий у экипажей немало времени порой уходит на радиообмен для выяснения местоположения соседа. Здесь же достаточно взгляда на монитор и многие вопросы исчезают сами собой.

Неоднократно публиковались материалы, в которых участники боев в Чечне особый упор в своих рассказах делали на то, что боевики прослушивали эфир для оперативного противодействия нашим войскам. Армейская авиация по сей день использует системы связи без элементов кодирования. КАБРИС позволяет в полете в закодированном формате без ведения радиообмена получать экипажам координаты цели. Так называемое скрытное управление и выполнение полета в режиме радиомолчания в современных боевых действиях имеет важное значение. За рубежом, несмотря на всю рекламную шумиху о высокоточном оружии, подобные системы существуют только в художественных фильмах. На сегодняшний день нет данных о том, что разработки в этой области привели к реальным результатам.

Стоит упомянуть мнение командира группы: при незначительной доработке Ка-50 по информации КАБРИС строевой летчик средней квалификации способен совершать посадку в сложных метеоусловиях вне видимости земли.

Несмотря на то, что ограниченное время операции и погодные условия не позволили опробовать все возможные и теоретически обоснованные режимы боевого применения Ка-50 (в том числе знаменитую «воронку»), летчики ЦБП и ПЛС остались очень довольны огневыми и маневренными характеристиками «Черной акулы» в реальных боевых условиях.

Другим важным итогом стало подтверждение надежности новой техники при ее регулярном и интенсивном применении. Причем в ходе командировки группа камовцев оказывала лишь методическую помощь строевому летно-техническому составу, опровергая утверждение о необходимости какой-либо специфической или многолетней подготовки инженеров и техников для работы с Ка-50. Следует отметить, что техники БУГ в ЦБП и ПЛС в основном обслуживали Ми-24 и какой-либо специальной подготовки по эксплуатации камовских машин не имели.

Комментарий редакции журнала. Не подтверждается и «версия» о многочисленных «серьезных поломках» на Ка-50. За период командировки, помимо выхода из строя лопасти, которая позволила выполнить возвращение на аэродром базирования, не произошло ни одного отказа, ставившего под угрозу безопасность выполнения полетного задания.

Совместное базирование Ка-50 с вертолетами армейской авиации в боевых условиях подтвердило то, что оснащение новой техникой не приводит к проблемам в техническом обслуживании вертолетов. Камовские машины базировались совместно с Ми-24 и Ми-8, используя те же штатные аэродромные средства. Демонстрация возможности автономного базирования вертолетов без штатных аэродромных средств оказалась нереализованной в связи с ограниченным финансированием при подготовке БУГ.

Не обошлось и без замечаний, требовавших доработки на серийных вертолетах. По оценкам летчиков, следовало внести некоторые изменения в размещение и отображение информации на индикаторах в кабине «Черной акулы». Прежде всего дооборудовать вертолет тепловизионными обзорно-прицельными системами, которые позволили бы совершать полеты ночью, а также изменить алгоритм применения тепловых ловушек и дооснастить вертолет полноценным бортовым комплексом обороны. Большинство этих требований было выполнено на вертолетах группы сразу после возвращения.

Комментарий редакции журнала. Корпорация «Фазотрон-НИИР» разработала уникальный радар «Арбалет», который установлен на Ка-52. Он позволяет выполнять полеты ночью и применять все вооружение вертолета. Новый радар, намного превышая возможности тепловизионных обзорно-прицельных систем, не вызывает особой радости у командования армейской авиации. Однако летом 2006 года на правительственном уровне было принято решение о продолжении испытаний «Арбалета».

Основные претензии были к Ка-29ВПНЦУ. Индикатор КАБРИС в его кабине был установлен перед штурманом, и летчику приходилось на него «заглядывать», отвлекаясь от пилотирования. Кроме того, машина оказалась более тяжелой и соответственно менее маневренной и скоростной, чем Ка-50. В определенном смысле это сковывало действия группы, но в то же время свою основную задачу (разведка и целеуказание) Ка-29 выполнял успешно. Одновременно с этим он оказывал поддержку ударным вертолетам огнем неуправляемых ракет.

Проблемы с личным снаряжением экипажей можно в некоторой степени отнести к анекдотичным. В полет летчики уходили в бронежилетах, вооруженные пистолетом-пулеметом «Каштан». Штатного места для крепления «Каштана» в кабине Ка-50 не предусмотрено, так же как и не приспособлен под него жилет НАЗ. Личное оружие очень понравилось летному составу из-за удобства применения и кучности стрельбы. Несмотря на то, что пистолет-пулемет не поступил на вооружение армейской авиации, летный состав высказал пожелание «зарезервировать» на вертолете место именно для него.

На моральное состояние летчиков, вылетавших на боевое применение, оказывало влияние мощное бронирование Ка-50. Пилоты, по их оценке, чувствовали себя намного увереннее, чем в кабинах других вертолетов. Ощущение безопасности усиливалось осознанием возможности в экстренном случае спастись посредством катапультирования. К счастью, необходимости воспользоваться средствами спасения во время чеченской командировки не возникло.

По мнению летчиков, комфортность пилотирования снижал бронежилет.

Комментарий редакции журнала. По всей видимости, летный состав, убедившись в сильной броневой защите вертолета, считал «броник» лишней обузой. У экипажей Ми-24 аналогичные бронежилеты каких-либо нареканий не вызывали. Более того, летчики «крокодилов» использовали любой «лишний» бронежилет для усиления броневой защиты кабин.

В целом результаты применения БУГ в составе двух Ка-50 и одного Ка-29 в условиях реальной боевой обстановки были признаны положительными.

 

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…

 

По результатам применения БУГ 20 июня 2001 года командованием ВВС и армейской авиации России был утвержден перечень мероприятий по устранению выявленных замечаний. А незадолго до этого, 1 июня, методическим советом Управления армейской авиации Сухопутных войск даны рекомендации о расширении состава БУГ до трех Ка-50 и одного Ка-29, по устранению выявленных замечаний, а также доработке еще одного Ка-50 под требования БУГ. По такому же образцу было рекомендовано доработать и самый «свежий» Ка-50, поставка которого с завода г. Арсеньева планировалась на 2001 год. Ка-29 рекомендовали оснастить круглосуточной обзорно-прицельной системой «Самшит» и светотехническим оборудованием кабины, адаптированным для использования экипажем очков ночного видения.

Основным требованием военных, испытавших Ка-50 в бою, было совершенствование алгоритмов управления машиной, создание тренажеров для отработки пилотирования и применения бортового оружия. Насущной необходимостью, по мнению летного состава, стали ускорение работ по вертолету Ка-52 как машины управления боевой группой (вместо менее подходящего для этого Ка-29ВПНЦУ) и разработка наземных средств целеуказания. Часть этих требований была удовлетворена в процессе доработки серийных Ка-50. Был изготовлен тренажер Ка-50.

И все же полная реализация пожеланий вертолетчиков оказалась в то время невозможной. После заводских испытаний тренажера Ка-50 заместитель главкома ВВС по вооружению приостановил финансирование и закрыл тему. Минобороны не смогло обеспечить финансирование работ по БУГ ни в 2001-м, ни в 2002 годах. Работы по переоборудованию Ка-29 в ночной вариант начались в 2002 году, но Министерство обороны выделило только 15 процентов необходимых средств, что не позволило довести эти работы до конца. В результате решение о расширении состава БУГ не было выполнено. Руководство Военно-воздушных сил под влиянием различных причин явно теряло интерес к «Черной акуле». Само существование БУГ становилось фактором, мешающим реализации идеи о «едином ударном вертолете нового поколения», который пообещали создать МВЗ им. Миля и завод «Роствертол». Итог был закономерным: поступило распоряжение, предписывающее группу расформировать, а финансирование работ по этой теме прекратить.

Насколько оправданным оказалось это решение? Приведем выдержку из соответствующего раздела отчета ЦБП и ПЛС о действиях БУГ на Северном Кавказе:

«1. Вертолеты Ка-50 и Ка-29 способны в соответствии с утвержденной программой выполнять задачи по поиску и уничтожению заданных целей в условиях горно-равнинной местности днем в простых метеоусловиях при нижней границе облачности 250 м и видимости 2,5 км. Но по своему оборудованию и условиям пилотирования вертолеты способны выполнять задачи и в сложных метеоусловиях.

2. Все поставленные перед БУГ боевые задачи выполнялись без срывов и в установленные сроки.

3. Оборудование вертолетов Ка-50 и Ка-29 (система спутниковой навигации КАБРИС, ПрПНК «Рубикон», системы ВЦУ, СУО) позволяет с достаточной точностью и эффективностью применять вооружение вертолетов для решения боевых задач, связанных с поиском и уничтожением заданных целей с известными координатами.

4. Маневренные характеристики вертолетов Ка-50 и Ка-29 позволяют эффективно выполнять боевые задачи в условиях ограниченного воздушного пространства (сложный рельеф высокогорья, узкие ущелья, русла рек). Высокая энерговооруженность как особенность соосной схемы вертолетов психологически значительно разгружает летчика при пилотировании.

5. Техника пилотирования вертолета днем в ПМУ значительно проще, чем на вертолетах одновинтовой схемы…»

Потребовались еще три года, несколько летных происшествий с вертолетами в горах и усилия самых разных людей, чтобы Министерство обороны России пришло к выводу: для применения в сложных географических условиях в борьбе с малоразмерными целями требуется именно соосная машина, оснащенная дорогостоящими, но эффективными средствами разведки, целеуказания и поражения. В начале 2005 года министр обороны России С. Иванов принял решение о возобновлении серийного производства Ка-50 и об ускорении работ по Ка-52. Очень хочется надеяться, что Российская армия все же получит столь необходимые ей боевые вертолеты нового поколения. Пусть их будет немного, но они реально повысят эффективность возможных боевых операций в «горячих точках».

Подготовил

Юрий Зарецкий

 


Поделиться в социальных сетях:
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Мой Мир


При использовании опубликованных здесь материалов с пометкой «предоставлено автором/редакцией» и «специально для "Отваги"», гиперссылка на сайт www.otvaga2004.ru обязательна!


Первый сайт «Отвага» был создан в 2002 году по адресу otvaga.narod.ru, затем через два года он был перенесен на otvaga2004.narod.ru и проработал в этом виде в течение 8 лет. Сейчас, спустя 10 лет с момента основания, сайт переехал с бесплатного хостинга на новый адрес otvaga2004.ru