Американцы бомбили… мухами

Воспоминания авиационного техника, воевавшего в Корее в 1950-53 гг.
Виталий Моисеев
Газета «Столица С» за 9.12.1994 г.
Материал предоставлен автором

Владимир Сергеевич Капитанский родился в Орловской области в 1929 году. Затем жил в Тульской области. С начала войны вернулся на Орловщину. До 1943 года, попав под оккупацию, был юным разведчиком местной подпольной организации. Будучи призванным в Советскую Армию, попал служить в ВВС. Затем был на корейской войне. Демобилизовавшись, попал в Мордовию. Работал на ламповом заводе в Саранске. Учился в МГУ — Мордовском государственном университете им. Н.П.Огарёва. Работал на стройке. Сейчас на пенсии.

 

Владимир Сергеевич Капитанский о войне знает не понаслышке. Войны два раза врывались в его жизнь. Первый раз в сорок первом, когда он был совсем еще ребенком. Их поезд бомбили самолеты. 12-летний мальчишка слышал вой летящих с неба авиационных бомб. Видел взрывы, тела убитых, слышал стоны истекающих кровью раненых. На другой станции снова атака немецких пикировщиков. Этот день мог стать последним в его жизни, но ему повезло: пуля, выпущенная из самолетного пулемета, прошла вскользь, едва задев.

До 1943 года Капитанский находился на территории, занятой оккупантами. Несмотря на свой юный возраст, он был связан с подпольщиками. По их поручению он ходил на железнодорожные станции, глядел на грузы, перевозимые поездами. Разведывал, где у фашистов находились склады. Немцы не обращали на него поначалу внимания. Но после ударов нашей авиации по железнодорожным объектам отношение к детям, шляющимся у станции, стало у них иным. Но ему повезло во второй раз – его не повесили.

Второй раз война напомнила о себе в 1950 году. На Корейском полуострове развернулись широкомасштабные боевые действия между кимирсеновской Северной Кореей, Китаем, которых поддерживал Советский Союз, и проамериканским южнокорейским режимом, за который встала Организация Объединенных Наций во главе с США. В это время Владимир Сергеевич служил на Северном Кавказе, был механиком новейшего по тем временам советского истребителя МиГ-15. Ему предложили поехать в командировку. Само предложение было построено так, что не подразумевало отказа. Да он и не думал отказываться, тогда слова «служение Родине» еще не превратились в штамп. Ехали в обычном пассажирском поезде, одетые в штатское. Привезли в Забайкалье, в Читу. Здесь они пробыли месяц. Учились китайскому языку. Капитанский до сих пор его помнит. Кроме языка, рассказывали об обычаях и традициях китайцев и корейцев…

 

Из досье «Столицы С»

Война на Корейском полуострове началась в нюне 1950 года. Войска Ким Ир Сена вторглись в Южную Корею. В войну вмешались Соединенные Штаты, благодаря которым южнокорейцы были спасены от поражения. В ноябре Китай бросил против американцев свои войска. В это же время Сталин направил в северо-восточные провинции Китая наши авиационные дивизии. На помощь Корее готовилась отправка и пяти дивизий сухопутных войск. В этой войне США использовали 1 миллион человек, 1,6 тысяч самолетов и 200 боевых кораблей. Боевые потери американцев: 54 тысячи убитыми и 103 тысячи раненых. Погибших было даже больше, чем во вьетнамской войне. Корейская война чуть не стала ядерной. В США на полном серьезе разрабатывались планы атомной бомбардировки Северной Кореи.

 

После окончания подготовки их часть перебросили в Китай. Часто меняли места дислокации. Были в Пекине, поразившем своей красотой. Побывали в закрытом городе, где размещается императорский архитектурный комплекс. Китайцы внешне не соответствовали сложившемуся у нас стереотипу людей низкорослых, щуплых. На деле они выглядели иначе. Манчжуры, например, были людьми высокими и широкоплечими. Затем часть перебросили в Нанкин. В пограничном Аньдуне, стоящем на берегу реки Ялуцзен, их соединение прикрывало гидроэлектростанцию и железнодорожный мост. Наши самолеты летали с опознавательными знаками китайских ВВС, а военнослужащие были одеты в китайскую военную форму и размещались в казармах их армии. Дело в том, что наши военные выдавали себя за русских, проживающих в Китае. Тогда таких было более 600 тысяч.

Распорядок дня был сжат, как пружина. Часто приходилось отдыхать по два часа в сутки. Правда, кормили хорошо. Регулярно выдавали по 100 граммов спирта. Было даже пиво. Можно было заказывать какие-нибудь блюда. Эти заказы выполнялись.

За время нахождения на корейской войне Капитанскому пришлось готовить самолеты нескольким пилотам — они регулярно менялись. Владимир Сергеевич фамилии некоторых уже не помнит. Но навсегда схватила память фамилию пилота, погибшего при выполнении задания, – Кислицин. Американские истребители часто подкрадывались к нашим аэродромам на низкой высоте. Когда наши шли на посадку или взлетали, янки открывали по ним огонь. Кислицина сбили над аэродромом. Он заживо сгорел в самолете.

Полеты проходили в любое время суток. Наши самолеты находились в воздухе 24 часа в сутки – постоянно приходилось вылетать на перехваты американских «летающих крепостей» и «Сейбров». Иногда МиГи возвращались на базу изрешеченные пулеметными очередями. Приходилось расстыковывать крылья, части фюзеляжа. Пока самолет ремонтировали, летчик получал новый истребитель и снова отправлялся в бой. Правда, авиаторы предпочитали летать только на «своих» самолетах. У каждого МиГа были свои индивидуальные особенности – «характер».

 

Из досье «Столицы С»

В корейской войне на стороне Северной Кореи, кроме поршневой авиации, действовали самолеты МиГ-15 и МиГ-15бис. У американцев были истребители F-80 «Шутинг Стар», F-84 «Тандэрджет», F-94 «Старфайр». Но самыми распространенными были истребители F-86 «Сейбр». Наш и американский самолет были приблизительно равноценными машинами. Правда, у «Сейбра» было преимущество в электронике – радиодальномер. У летчика к тому же был противоперегрузочный костюм, чего у наших не было.

 

Однако не все решается только техникой. Многое зависит от человека. Капитанский говорит, что за полтора года войны их полк из 50 самолетов, с которыми они прибыли, потерял 48 машин. Но летчики полка сбили американских самолетов в два раза больше. Владимир Сергеевич отмечает, что война мобилизует возможности человека. Очень часто бывает, что люди вроде бы посредственные, в экстремальных условиях раскрывают свои скрытые возможности. Один из летчиков, прибыв на войну лейтенантом, уехал подполковником. Сбил 11 самолетов, хотя до этого в Союзе ничем не выделялся. Американцы часто бомбили аэродромы советской авиации. Перед этим обычно высаживались диверсанты и разведчики, им помогала агентура, завербованная в среде китайцев. Они указывали на цели для бомбовых ударов. Владимир Сергеевич говорит, что им практически не приходилось жить в казармах. Все время в укрытиях у самолетов, на глубине 5 метров.

Эффективность американских ударов по аэродромам была невысока так как американские стратегические бомбардировщики В-29 бомбили с больших высот, использовали радиолокационные прицелы. Экипажи не могли видеть, попали ли бомбы в цель, из-за страха нарваться на огонь зенитных орудий. К тому же наша авиация не оставляла безнаказанными такие полеты. Несмотря на мощное вооружение, «летающие крепости» эффективно сбивались нашими МиГами. Иногда после атак МиГ-15 В-29 просто разваливался в воздухе. Американцы очень успешно действовали против гражданских объектов. Кроме бомб весом в 1 тонну, они активно использовали напалм – горючую густую жидкость, температура горения которой составляла тысячу градусов. По данным печати, в одном только Пхеньяне сгорело 70 тысяч домов из 73 тысяч. Всего янки сбросили 200 тысяч напалмовых бомб, а это 100 тысяч тонн напалма.

Кроме того, американцы использовали биологическое оружие. Как вспоминает Капитанский, с В-29 сбрасывали контейнеры с огромными зелеными мухами. Сотни тысяч выпущенных тварей разносили различные инфекционные заболевания.

Наши летчики и техники многое сделали для подготовки авиации Северной Кореи и Китая. Со временем она вполне освоилась в небе, а поначалу доходило до курьезов. Китайские летчики теряли в небе сознание. Причина в том, что их недокармливали. Их начальники легкомысленно относились к своим пилотам, считали, что те в воздухе занимаются ерундой. Наши вмешались, и китайцев стали лучше кормить.

Их часть перебрасывали непосредственно в Корею. Передислоцировались очень часто и даже не знали, где находятся – в Корее или в Китае. С места на место перелетали техники на транспортных самолетах или ехали на грузовиках. И здесь доставалось от американцев – те бомбили автомобильные колонны, беспокоили и американские диверсанты. В этой войне понятие фронта и тыла было относительным.

С подписанием договора о перемирии наши войска вернулись домой. Около 40 лет прошло со времени окончания корейской войны, но солдаты, бывшие там, до сих пор не могут о ней забыть. Долгое время их угнетало еще и то, что все было покрыто мраком секретности. И только в середине 1990-х «корейцам» разрешили говорить.


Поделиться в социальных сетях:
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Мой Мир


При использовании опубликованных здесь материалов с пометкой «предоставлено автором/редакцией» и «специально для "Отваги"», гиперссылка на сайт www.otvaga2004.ru обязательна!


Первый сайт «Отвага» был создан в 2002 году по адресу otvaga.narod.ru, затем через два года он был перенесен на otvaga2004.narod.ru и проработал в этом виде в течение 8 лет. Сейчас, спустя 10 лет с момента основания, сайт переехал с бесплатного хостинга на новый адрес otvaga2004.ru