ЧЕМ МЫ ВОЕВАЛИ В ЧЕЧНЕ

Стрелковое оружие в Чечне
Владимир Ольгин
Журнал «Солдат удачи» №8 / 1997 г.

 

Автоматы и пулеметы

 

Сразу оговорюсь: спор о достоинствах и недостатках 5,45-мм АК(С)-74 и 7,62-мм АКМ(С) – бесконечен. Идеального оружия нет и не может быть, спорить можно только об оптимальном оружии для выполнения каждой конкретной задачи. Основные доводы защитников 7,62-мм АКМ: устойчивая пуля, дающая мало рикошетов, с большей, чем у 5,45-мм, пробиваемостью и большая номенклатура боеприпасов. Кстати, к АКМ есть еще зажигательная пуля – с красным носиком, – которая на поверку оказалась фактически мгновенного действия «зажигательной». Мне, офицеру спецназа МО РФ, участвовавшему в боевых действиях в Чечне зимой–весной 1995 года, их применить не пришлось. Однако мой приятель О. Д. из 324-й мсп, личным оружием имевший трофейный АКМ, применив их как-то по автомобилю, остался очень доволен.

АК-74 не хватает только одного – патрона с устойчивой пулей с закаленным сердечником. И такой патрон есть – это патрон 7Н10 Барнаульского завода. Но их нет в войсках, по крайней мере, их у нас не было в Чечне. Еще нужен прилив для оптики на каждом автомате (уже реализовано на АК-74М), особенно это нужно подразделениям СпН. Но я их встречал только в подразделениях ВВ.

Еще защитникам АКМ советую заглядывать в «умные книжки», например в Наставление по стрелковому делу. Сравнение таблиц «Характеристика рассеивания» и «Количество патронов, необходимое для поражения одиночной цели» у АК-74 и АКМ покажет несравненное преимущество первого.

В опровержение вашей статьи в «Солдате удачи» (1997. № 2). У нас основными были АКС-74. Его складной приклад, по-моему, близок к идеалу – прочен, надежен, удобен. У АКМС же приклад в сложенном состоянии болтается (мне это, например, не нравится).

Надежность АКС-74, на мой взгляд, не уступает АКМ. Пример: наш БТР налетел на мину (как потом выяснилось – ТМ-62), выставленную, кстати, нашими доблестными гвардейцами-десантниками (которые, сменив позицию, не потрудились поставить в известность стоящие рядом части). Всех ехавших на броне разбросало в разные стороны. Упавший (с порядочной высоты) рядом со мной на асфальт мой АКС-74 с ГП-25 отделался лишь вмятинкой на крышке ствольной коробки. А когда я после этого опробовал его на тренировке, оказалось, что пристрелка ни у АКС, ни у ГП не нарушена!

Автомат не предназначен для ведения длительной непрерывной стрельбы – для этого есть пулемет ПК(М) со сменным стволом с гораздо более толстыми стенками. Из автомата на дальности больше 25 метров нужно, считаю, вести исключительно одиночный и прицельный огонь.

 

 

Возможно, для пехоты (особенно в городе) скорость перезарядки имеет большое значение, но когда «выстрел – брак в работе разведчика», а передвигаешься пешком и много… Использование для АКМ 75-патронного барабанного магазина от РПК вообще, по-моему, дурость (это же какую «дуру» таскать надо).

РПК-74 (так же, как и РПК) – это не пулемет! Мы их не взяли с собой на войну и ни разу об этом не пожалели. Как «оружие» поддержки они себя не оправдывают, так как не могут создать большую плотность огня. Ни поставить нормальный заградительный огонь, ни «задавить» противника огнем они не в состоянии. Для этого необходимо ленточное питание и сменный ствол.

Из РПК-74 хорошо стрелять с упора одиночным огнем, но тогда уж лучше таскать с собой такую же неудобную СВД – эффект будет гораздо выше. Никакая унификация оружия на уровне взвода, идущая во вред эффективности стрельбы, оправданием служить не может (по крайней мере в «спецназе»).

ПКМ мы имели по одному в группе. Для выполнения «разведывательных» задач этого достаточно (для самозащиты), для «ударных» же задач количество ПКМ нужно увеличить в 2 – 3 раза (до трех ПК на группу из 16 – 18 человек). К такому соотношению, кстати, приближался наш противник: «боевые» тройки и четверки, в составе которых 1 пулеметчик с ПК.

Для ПКМ мы использовали «универсальную» ленту: попеременно патроны с пулей со стальным сердечником и бронебойно-зажигательной. Это позволяло, не меняя ленту, вести огонь и по живой силе, и по технике (прежде всего по автомобилям). Трассирующие пули не использовали вообще. Пулеметчик имел за спиной РД-54 (рюкзак десантника) с 600 – 800 патронами в лентах. Запасные стволы мы не использовали, посчитав, что будет достаточно и 400 выстрелов непрерывной очереди (по ТТХ).

Имевшиеся станки к пулеметам – и Степанова, и Саможенкова – применения не нашли: все их (станков) достоинства могут быть реализованы только в пехоте.

 

 

Гранатометы и огнеметы

 

Свои РГД мы оставили на «зимних квартирах» (и правильно сделали). Взяли по одному РПГ-16 на роту. Гранатомет очень хороший (большая прицельная дальность, высокая точность), но моя рота, к примеру, его ни разу не использовала, другие, по-моему, тоже. Борьба с бронецелями не является нашей основной задачей, а противопехотные выстрелы к РПГ-7 я видел только в газете «Красная звезда». Тот же РПГ-16 можно использовать в спецоперациях – на больших дальностях.

После эксплуатации РПГ-18 в боевой обстановке выяснилось, что, когда группа передвигается через плотный кустарник или посадки, они могут самостоятельно раскрываться и раздвигаться, угрожая взвестись. Мне пришлось срочно договариваться с пехотой (привет 324 мсп), и О. Д. достал мне ящик РПГ-26, подобных недостатков не имеющих.

Хорошо, что противник не обладал большим количеством бронетехники, особенно современной – с активной броней. О новых «одноразовых» РПГ-27 с тандемной БЧ я слышал только в училище, а тандемные выстрелы к РПГ-7 (ПГ-7ВР) увидел уже после войны по телевизору у… (!) своего недавнего противника.

 

 

РПО-А – очень эффективное оружие, обладающее к тому же неплохим деморализующим действием. За это ему прощается даже большой вес. Оптический прицел увеличил бы прицельную дальность стрельбы, но они имелись, видимо, только в огнеметных подразделениях. Пехота не терялась: РПО использовались в огромных количествах. У нас они также постоянно имелись и применялись. Одно из успешных применений было в районе Чечен-Аула, когда мой разведотряд находился в боевом охранении, обеспечивая наступление пехоты.

Огневая точка противника была подавлена со второго выстрела (РПГ или снятое с БМП орудие «Гром»). Кстати, я тогда пожалел, что не взял с собой ЛПР-1 в «ручном» варианте (без треноги и буссоли): точное определение дальности имеет важнейшее значение для поражения цели с первого выстрела.

Я сделал заявку, чтобы мне достали РПО-З (зажигательный вариант). Во многих ситуациях он был бы очень кстати. Однако наш заместитель командира по вооружению, «поставив на уши» все склады, выяснил, что во всей группировке РПО-3 в количестве нескольких штук имеются только в «каком-то мсп». А вместо них он привез РПО «Рысь» с большим количеством выстрелов.

«Рысь» на поверку оказалась изрядным дерьмом. Имея прицельную дальность всего 270 метров, ее выстрел, снаряженный вроде как напалмом, годился лишь для того, чтобы поджечь очень большой стог сухого сена, и то с вероятностью 50 процентов.

 

 

Специальные системы

 

Если бы нас не отправили на войну, то о системе специального оружия «Вал»/«Винторез» я до сих пор судил бы по статьям в журналах (в том числе в «Солдате удачи»). Но нет худа без добра: под конец «кампании» мы уже имели по два ВСС на группу. АСы я в Чечне видел только у различных «крутых» подразделений МВД – явно не у тех, кому оно больше всех нужно.

Пусть парни из «соседнего силового министерства» не обижаются, но ни подразделения внутренних войск, ни какие-либо СОБРы на этой войне в первых рядах в атаку ходили не слишком часто и по уши в грязи (буквально) в тактической глубине обороны противника не ползали. Боеприпасы к ним первоначально были в дефиците, потом, правда, ситуация разрядилась. А СП-6 (бронебойные) появились вообще «под занавес».

Хочу сказать следующее. Система оружия АС/ВСС близка к идеалу оружия для войск специального назначения. Его умелое использование позволяет творить чудеса. Так, например, во время одного из ближних огневых боев разведгруппа из нашей части (командир группы – И. Ч.) успела «завалить» 5 человек, включая головной дозор, пока противоборствующая сторона начала что-то понимать.

Наличие штатной дневной и ночной оптики, бронебойного патрона и эффективного интегрированного прибора бесшумной и беспламенной стрельбы позволяет решать большую часть задач, которые могут возникнуть перед подразделением «спецназа». Например, классическую задачу – «снятие часового» ВСС решает идеально (лучше, чем брошенный нож, арбалет или еще черт знает что).

Это оружие – не для срочнослужащего! Особенно при таком качестве призывного контингента, как сейчас. Следить за ним нужно значительно тщательнее, чем за любым пехотным оружием (АК, ПК, СВД). На ударно-спусковой механизм мне, воспитанному на автомате Калашникова, вообще смотреть без слез нельзя – такое все миниатюрное.

У нас была проблема с несколькими ВСС – что-то с ударно-спусковым механизмом. Возможно, заводской брак или «сырость», недоведенность первых серий оружия.

Есть отдельные недоработки: например, пластмассовое цевье на своем месте «сидит» неплотно, нет сумки для ночного прицела, 10-патронные магазины к ВСС, считаю, нужно заменить на 20-патронные (а для АС, возможно, пригодился бы и 30-патронный).

С получением ВСС я сразу сдал на склад все свои АКМС с ПБС, которые мы привезли с собой за неимением лучшего. В других подразделениях осталось некоторое количество АКМС «в шумном варианте».

 

 

СВД

 

У меня было по одной СВД с ночным прицелом в группе. В системе огня группы – необходимое оружие. Одно время у нас зародилось было «снайперское движение», но развития оно не получило (а зря!). Отмечу некоторые недостатки.

На мой взгляд (применительно для «спецназа»), неудобная – длинная. При действиях в лесу, кустарнике, бронетехнике – это заметно. Кратность дневной оптики (ПСО-1) маловата, ведь винтовка рассчитана на прицельную дальность 1300 метров и надежное поражение цели на 700 – 800 метров.

Крепление наглазника на ПСО-1 ниже всякой критики. Эта «мелочь» приносит очень много хлопот. Закрепить его изолентой или скотчем, конечно, несложно, но конструктору прицела я при случае «пару слов» сказал бы.

О СВД-У можно было только мечтать. Впрочем, я как-то раз ее даже подержал в руках. Кто мне ее дал подержать? Ну конечно же, парень из МВД.

В определенных условиях – когда необходима большая дальность эффективной стрельбы и надежное поражение живой силы – СВД целесообразно заменить все или почти все автоматы группы (предусмотрев для ближнего боя что-нибудь компактное и скорострельное из того, что имеется, например АПБ). Разумеется, данный вариант – не для пехоты. И, кстати, в Афганистане, по-моему, такое уже делали.

 

 

Подствольный гранатомет

 

Практически каждый автоматчик, для которого автомат – основное средство ведения боя, а не оружие самозащиты, как, например, для радиста, должен иметь и ГП-25. На всей прицельной дальности (400 метров) он позволяет первой же гранатой накрыть групповую цель (правда, по опыту, в точечную цель не попадешь и с 10 выстрелов, хотя этого, как правило, и не требуется).

По ТТХ выстрел ВОГ-25 взводится на расстоянии 10–30 метров от дульного среза. Как-то на окраине Грозного мы хотели из ГП взломать калитку в заборе из листового железа, чтобы пройти через двор. Огонь вели с противоположной стороны улицы, с расстояния 20–25 метров. Ничего не вышло:ВОГи не успевали взводиться, отскакивали от забора, и уже на земле у них срабатывали самоликвидаторы.

Из недостатков могу назвать два: крупный – наличие только противопехотного выстрела (в отличие от того же М203); мелкий – сумки для боекомплекта (не все) не рассчитаны на «прыгающие» ВОГ-25П.

У меня был ГП-25, но я от него очень быстро отказался, чтобы не отвлекаться от своей главной работы – руководства подразделением. Основное оружие командира (что в пехоте, что у нас) – радиостанция и бинокль, не считая мозгов конечно. А «наличие оружия вызывает соблазн его применения».

 

 

Ручные гранаты

 

С РГО/РГН мы впервые столкнулись в Чечне. Много слышали об их капризности, однако никаких эксцессов у нас не было. Считаю, отличные гранаты, особенно РГО (до 80% моего личного гранатного боекомплекта). Если опытный солдат способен успеть укрыться от упавшей рядом Ф-1 (РГД-5, РГ-42), то от РГО/РГН в такой ситуации уберечься практически невозможно – они сработают в момент удара о землю.

Однако на «пару ласковых» претендует и их конструктор, скорее, видимо, его помощник, разработавший укупорку: пластиковые коробки, в которых находятся запалы, может, и обеспечивают сохранность последних в течение 50 лет, но, пока их вскроешь, – проклянешь все на свете (специальной открывашки нет, а в бою, даже если она и есть, ее можно потерять).

Заслуживает внимания массовое применение противоборствующей стороной, особенно в Грозном, считающихся устаревшими противотанковых кумулятивных гранат РКГ-3. Хотя это вряд ли делалось целенаправленно – скорее всего они в больших количествах достались чеченцам на оставленных складах Советской Армии. Для городских условий – необходимая вещь, так как противотанковый гранатомет (и «одноразовый», и «многоразовый») применить не всегда есть возможность: с расстояния 10 метров из РПГ-18 в танк не выстрелишь, как и не выстрелишь из помещения маленького объема – и то и другое опасно для здоровья. А швырнуть РКГ-3(Е, ЕМ) из окна второго этажа на крышу проезжающего по улице танка очень даже здорово.

 

 

Пистолеты и холодное оружие

 

Новейшие пистолеты ПСС («Вул») мы с собой взять не смогли, так как для них не было боеприпасов (СП-4). Наверное, их скупило МВД для отстрела бродячих собак в московских подворотнях. Поэтому каждый «боевой» офицер (то есть «ходящий» на задания) имел ПБ – вполне, впрочем, нас удовлетворяющий и, главное, имеющий в условиях нашего нынешнего повального дефицита стратегический прямо-таки «плюс»: в нем используется самый обыкновенный патрон 9-мм ПМ. Еще у ПБ мне нравится огромная квадратная мушка – очень удобная для стрельбы.

Имели мы и АПБ. Целесообразно брать его как «второе оружие», так как альтернативы ему – полноценного пистолета-пулемета с глушителем (аналога МП-5СД «Хеклер Кох») – на вооружении нет. Очень эффективен для «тихой» стрельбы в упор; с расстояния 10 метров из 20-патронной очереди в грудную мишень с кругами я укладываю до 15 – 16 пуль – с рук от бедра. А это может пригодиться, например, при внезапной встрече с противником в лесу, в городе, ночью. Для него не помешал бы магазин на 30 патронов.

Наш личный состав специальных ножей (кроме штатных штык-ножей к оружию) в Чечне не имел, офицеры, впрочем, тоже. Многие офицеры имели свои личные боевые ножи, из-за которых, кстати, при возвращении домой возникли трения с новоявленной таможней на аэродроме в Моздоке (что-то я не заметил никакой таможни там же в Моздоке в январе 1995 года, когда недоукомпдектованные и необученные подразделения сразу же после выгрузки из самолетов бросали в Грозный). У меня, например, в Чечне был штык от АК-47, не лучший, конечно, вариант.

В других частях, подобных нашей, я специальные ножи видел, например, легендарный «нож разведчика образца 1943 года» (HP-43). Очень простой и, по-моему, довольно неплохой, Хотя мне более симпатичен НР-2: в отличие от HP у него более удачный клинок и он достаточно плотно и удобно крепится на поясном ремне. Крепление HP (HPC) на ноге или руке – это для тех, кто насмотрелся фильмов с участием Шварцнеггера: оно при более иди менее длительной носке очень неудобно, к тому же я, например, сторонник того, чтобы ноги были максимально свободны, а не нагружены всякой всячиной.

Нож в современной войне у любого боевика (боевик по своим моральным принципам, по духу) зачастую всего лишь символ, талисман, «третье» оружие – на самый последний случай. После возвращения домой я проштудировал определенную литературу (в том числе статьи по холодному оружию в вашем журнале) и, прибавив к полученным знаниям личный опыт, купил в Москве нож фирмы БАК.

 

 

Боеприпасы

 

В целом ситуацию с боеприпасами можно было охарактеризовать так: с нормальными, наиболее распространенными – без проблем, со специальными, узкоспециализированными – все значительно сложнее. Например, как я уже говорил, мы, как ни старались, не смогли раздобыть РПО-З; не смогли мы найти также «пристрелочно-зажигательные» боеприпасы к ПКМ; о противотанковых боеприпасах я уже говорил.

Что касается их качества – был только один, но достаточно крупный инцидент: для ПКТ получили как-то патроны с трассирующей пулей (Т-46) – «трассера» у нас шли только для вооружения БТР. При стрельбе (на тренировке) оказывается: пуля, выстрелив из гильзы, застревает в стволе. Видимо, после длительного хранения порох уже никуда не годился. Хорошо, что это обнаружилось не в бою. Вывод в принципе общеизвестен: для проверки всех новых партий боеприпасов нужно проводить их контрольный отстрел.

 

 

Общий взгляд

 

В заключение отмечу несколько интересных моментов, касающихся применения стрелкового оружия – по опыту боевых действий в Чечне. Так, за все время войны у нас не было ни одного случая применения по прямому назначению ни пистолета, ни тем более ножа (и даже потенциальных ситуаций для их применения). Я, безусловно, считаю, что боевой нож должен присутствовать в снаряжении разведчика, однако вышеуказанный факт заставляет задуматься, Видимо, со времен второй мировой войны приоритеты сместились, и имеющаяся на вооружении «куча» бесшумного оружия позволяет, например, выполнить многие (если не почти все) задачи более эффективно, чем брошенный, пусть и умелой рукой, нож.

Результативность наших действий была бы значительно выше, если бы мы располагали оружием, которое уже разработано (а зачастую и принято на вооружение), но отсутствует в войсках. Эффективность же даже имеющегося у нас оружия часто снижалась из-за отсутствия (дефицита) полной номенклатуры боеприпасов для него.

Части специального назначения в боевой (а следовательно, и в мирной) обстановке должны располагать возможностью использовать наиболее оптимальное для каждой конкретной задачи вооружение. С учетом особенностей региона, местности предстоящих боевых действий эти варианты вооружения должны быть предусмотрены штатами частей. А после прибытия в зону боевых действий и особенно после получения определенного боевого опыта – оперативно дополучать необходимое вооружение в нужных количествах. Например, если вероятны операции в лесных или урбанизированных зонах, а «новых» боеприпасов к АК(С)-74 (7Н10) нет, то кроме них иметь и достаточное количество АКМС. В горных районах нужно предусмотреть возможность вооружения значительной части личного состава СВД (СВД-С), в крайнем случае – снайперскими винтовками Мосина времен Великой Отечественной (вспомните душманские «БУРы» – старые английские винтовки Ли-Энфильда, о которых среди советского контингента в Афганистане ходили легенды).

За последние десятилетия многие взгляды на действия разведчика в тылу противника значительно изменились. Ценность человеческой жизни заметно увеличилась. Количество задач, которые разведгруппа вынуждена решать исключительно своими силами и средствами (оружием), уменьшилось и будет уменьшаться в дальнейшем. Теперь зачастую предпочтительнее обнаружить какой-либо объект и навести на него артиллерию или авиацию, после чего зафиксировать результат удара. Поэтому, хотя подбору и подготовке своего вооружения необходимо продолжать уделять очень большое внимание, в целом к его применению нужно подходить критически.

 


 

 

Ответный выстрел («Солдат учдачи» №1 / 1998 г.)

 

ВСЕ НЕ ТАК!

 

В нашем СОБРе ваш журнал пользуется большой популярностью, перечитывается от корки до корки не один раз. В №8 за 1997 год нас возмутила статья В. Ольгина «Чем мы воевали в Чечне».

Оставим на совести «парня из соседнего силового министерства» его высказывания по поводу «крутых» подразделений МВД, по его мнению, ничего путного в Чечне не сделавших. По убеждению бойцов СОБРа, хорошо подготовленные группы «спецов» МВД и ВВ были едва ли не единственными, кто мог справиться с боевиками, используя их же методы ведения боевых действий.

Хотелось бы заметить, «крутые», как он пишет, спецподразделения МВД и ВВ созданы для выполнения особых задач (с которыми они справляются) и бойцы этих подразделений не пытаются предстать «крутыми ребятами», могущими все, но зачастую выполняют задачи, им не свойственные.

Автору статьи, как офицеру спецназа, должно быть известно, что в задачи спецподразделений вообще и ВВ МВД в частности лобовые атаки не входят. Главным фактором при действиях спецподразделений являются скрытность, быстрота и внезапность.

Да будет известно г-ну Ольгину, в атаку нам приходилось ходить частенько из-за того, что мобильные группы МО со своими задачами справлялись далеко не всегда, так как их боевая, физическая и психологическая подготовка оставляла желать лучшего. Иногда из состава дивизии не могли создать одну боеспособную штурмовую группу. В первые дни боев в Грозном, обладая достаточно мощным техническим потенциалом, армия понесла большие потери отчасти из-за того, что у военных не было опыта и подготовки для ведения боя в городских условиях. И о каком боевом духе может идти речь, если вид военнослужащих МО вызывал чувство жалости и сострадания.

Выполняя свои задачи и попутно «поддерживая штаны» МО, нам приходилось пресекать торговлю оружием и боеприпасами военнослужащими МО, что не является большим секретом.

Как показывает штурм Грозного в марте и августе 1996 года боевиками всех мастей и подданств, основную нагрузку приняли на себя подразделения ВВ МВД. Ни один из обороняемых ими объектов не был сдан боевикам, несмотря на многократное численное превосходство противника над группировкой МВД. Она сражалась в полном окружении без пополнения боеприпасов и продовольствия и без огневой поддержки МО. По такому же сценарию развивались события в Гудермесе в декабре 1995 года.

Относительно атак и ползания в грязи можно привести пример событий в селе Первомайском. Там вопреки своей специализации СОБРы и «Витязь» ходили в лобовые атаки по чистому полю навстречу шквальному огню из всех видов оружия, но все-таки ворвались в село и закрепились в нем. Вопреки договоренности «федералы» не выдвинулись и не прикрыли их фланги, не поддержали. В результате возникла угроза захода боевиков в тыл спецподразделениям. Потом последовал непонятный приказ покинуть с таким трудом завоеванные рубежи, при отходе были понесены неоправданные потери. Именно тогда бойцы СОБРа, в большинстве своем раненные и обмороженные, пролежали по уши (буквально) в грязной воде, и не в тактической глубине обороны противника, а под его огнем. А в это время «три кольца» окружения МО безучастно наблюдали за этим.

Что касается спецоружия, то, по нашему мнению, такие типы оружия, как ВСС «Винторез», АС «Вал», ПСС «Вул», СВУ (ОЦ-3 и т. д.), больше подходят для спецподразделений МВД и ВВ, чем для МО. Даже их наличие не помогло ростовскому спецназу ВДВ избежать плена, когда они без боя сдались людям с вилами, топорами и двустволками, оправдывая это заботой о сохранении жизни личного состава, незнанием местности и отсутствием продовольствия. Пусть г-н Ольгин приведет хоть один достоверный факт сдачи в плен бойцов спецназа МВД и ВВ.

Не сочтите, г-н Ольгин, вышеизложенное сведением счетов и взаимными упреками, но мы никому не позволим ставить под сомнение мужество и боевое мастерство наших коллег по «братству краповых беретов», с которыми воевали бок о бок, и порочить память погибших товарищей!

В статье автор дает также оценку некоторым видам вооружения. Хотелось бы выразить свое несогласие по ряду его высказываний.

Насколько нам известно, отечественных противопехотных боеприпасов к РПГ-7 не существует (? – странное высказывание, ведь существует осколочный выстрел ОГ-7В, другое дело, что он, наверное, не поставлятся в войска – комментарий «Отваги»). Винтовка СВД, по крайней мере в спецподразделениях МВД, очень ценится, несмотря на свой почтенный возраст. Кратность ПСО-1 считаем нормальной, так как обеспечивается оптимальное сочетание увеличения и поля зрения. А если автору не нравится крепление наглазника, то пусть он его вообще снимет: при всем многообразии дневных прицелов наглазники имеют единичные модели.

О СВУ (СВД-У, как ее неправильно называет автор) и СВУ-А (ОЦ-3А, автоматический вариант) мечтать В. Ольгину не рекомендуем, так как при явных преимуществах схемы «буллпап» (компактность и т. д.) эти винтовки представляют собой сырые и недоведенные конструкции, качество исполнения которых заметно отличается от добротных СВД, особенно выпуска «застойных» времен. Одна из полученных нами СВУ-А стреляла автоматическим огнем на любых установках переводчика огня и даже в режиме «ПР».

Автор зря недооценивает противотанковые гранатометы. Даже при отсутствии бронированных целей это очень нужное оружие для ведения боя в населенных пунктах. Согласно НСД на РПГ он может быть использован для уничтожения живой силы противника, находящейся в легких укрытиях, а также в сооружениях и постройках, что, кстати, широко использовалось и нами, и боевиками на практике.

Мы считаем нецелесообразным вооружение каждого автоматчика ГП, так как гранатомет и боеприпасы утяжеляют оружие и снаряжение бойца. Хотя разрыв гранаты дает большое количество осколков, из-за малой массы их кинетическая энергия невелика. При нынешнем боеприпасе возможно ведение только беспокоющего огня.

В одном из боев в Чечне в амбразуру нашего поста влетел ВОГ-25 и, залетев под край матраса, лежащего на полу, взорвался. Из девяти человек, находившихся в комнате, не пострадал никто, кроме лежащего на матрасе (он «отсушил» бок). Хорошей альтернативой ГП могло бы стать специальное настволъное устройство, позволяющее отстреливать ручные гранаты на 100 м и дальше (аналогично американскому устройству с ручными гранатами М26А1 и МК2). На наш взгляд, ГП-25 отличное, надежное и компактное оружие, превосходящее распространенный М203 по начальной скорости гранаты, удобству заряжания, самовзводному УСМ и уступающее только по номенклатуре боеприпасов и количеству их в сумке. Неплохо было бы придумать устанавливаемое вместо пламегасителя устройство, позволяющее крепить ГП к АКС-74У, который, несмотря на некоторые недостатки, очень популярен в спецподразделениях МВД.

О взламывании калиток, ворот и дверей: мы могли бы порекомендовать «Учебник сержанта войсковой разведки». Делается это выстрелами РПГ и зарядами ВВ (а РПГ у В. Ольгина был). Автору не мешало бы заглянуть в «умную книгу» – НСД по ГП-25 (приказ от 19 мая 1980 г. №27), где согласно ТТХ «заканчивается взведение взрывателя после вылета из канала ствола на расстоянии от 10 до 40 м от дульного среза». Так что указанных им 20-25 м могло и не хватить. Хотя в нашей практике были выстрелы с расстояния 15-20 м в окна соседнего здания, и гранаты взрывались мгновенно.

Непонятно, чем не понравились В. Ольгину патроны Т-46, но они очень помогают при целеуказании, и именно трассирующими пулями была создана мертвая зона вокруг нашего укрытия: поджигая стоящие рядом постройки, мы вынуждали боевиков покидать удобные огневые позиции, а ночью пожары создавали освещение и позволяли обходиться без ПНВ и засекать передвижения боевиков.

 

Офицеры СОБР УОП при МВД Карачаево-Черкесской Республики

  


 

 

ОТЗЫВ НА ПУБЛИКАЦИЮ (из гостевой книги сайта «Отвага»)

Грачев А.Б., 2 июня 2005 г.

 

Прочитал статью Владимира Ольгина. Решил выступить в ее защиту, там написано только самое наболевшее. Пускай господа из МВД не обижаются, но почувствуют сколько стоит жизнь солдата в армии – этим текст статьи просто сквозит. Он просто сожалеет, то в МВД солдат и младший офицер – человек и относятся к нему по-человечески. И это касается даже не войны – во время войны все, как ни странно лучше, чем без нее в армии в смысле морали. Но тяжкий груз сформировавшейся системы всегда будет приводить к печальным спискам трупов в начале любой войны. Армейский цинизм и формализм сделали из Югославии современную Сербию, просто автор не хочет повторения подобного.

1. Если конкретнее, то например, из АК-74 можно и ребенка научить стрелять, из АК-47 — сложнее. Качество изготовления АКМ по сравнению с АКС-74 оставляло желать лучшего, как будто разные автоматы.

2. Трассеры для ПК просто необходимы, я не понимаю, как вообще пристрелку вечером вести без них на сколько-нибудь приличное расстояние.

3. Выкинуть все сапоги из армии, кроме кремлевских курсантов.

4. Автор не упомянул такую штуку: в спецподразделения шли СВД первой точки ствола, в армию – 2-й точки и 3-й, видимо какая-то заметная разница должна была быть.

5. Разведчасти обязательно должны иметь оборудование для маркировки, целеуказания, измерения дальности, навигации/привязки к местности, сейчас это все резко подешевело и стоит все вместе меньше одной винтовки Драгунова.


Поделиться в социальных сетях:
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Мой Мир


При использовании опубликованных здесь материалов с пометкой «предоставлено автором/редакцией» и «специально для "Отваги"», гиперссылка на сайт www.otvaga2004.ru обязательна!


Первый сайт «Отвага» был создан в 2002 году по адресу otvaga.narod.ru, затем через два года он был перенесен на otvaga2004.narod.ru и проработал в этом виде в течение 8 лет. Сейчас, спустя 10 лет с момента основания, сайт переехал с бесплатного хостинга на новый адрес otvaga2004.ru