«Танки от бутылок горят!»

Феликс Леонидов. Рисунки Михаила Шмитова
Журнал «Оружие» №4, 2000

В ходе Второй Мировой войны пехота воюющих сторон широко применяла зажигательные средства – для борьбы с танками и бронемашинами в ближнем бою, при штурме укрепленных огневых точек и сооружений, для создания огневых завес и т.п. Основная номенклатура этих средств относилась к ведению химвойск. Пехота же использовала зажигательные гранаты, шашки и – бутылки.

Бутылки с зажигательной смесью, при всей дешевизне и простоте изготовления, доказали свою эффективность еще в ходе гражданской войны в Испании. В 1939 г. их использовали японцы на Халхин-Голе и финны в Карелии, они же оказались основным противотанковым средством польской пехоты в сентябре 1939 г. «Зажигательные бутылки» широко применялись и советскими войсками – в начальный период Великой Отечественной войны, при острейшей нехватке других ПТ-средств. Впрочем, они использовались практически до конца войны.

Уже 7 июля 1941 г. Государственный Комитет Обороны принял специальное постановление «О противотанковых зажигательных гранатах (бутылках)», которым обязал Наркомат пищевой промышленности организовать с 10 июля 1941 г. снаряжение литровых стеклянных бутылок огнесместью по рецептуре НИИ-6 Наркомата боеприпасов. А начальнику Управления военно-химической защиты Красной Армии (позднее – Главное военно-химическое управление) предписывалось с 14 июля начать «снабжение войсковых частей ручными зажигательными гранатами».

В этих целях использовались в основном пивные и водочные бутылки, снаряжаемые горючими смесями №1 и №3. Компонентами этих составов служили авиационный бензин, керосин, лигроин, загущенные маслами или специальным порошком ОП-2, разработанным в 1939 г. под руководством А.П. Ионова. Время горения таких смесей (обычно имевших темно-бурый цвет) – 40-60 сек., развиваемая температура – 700–800°С. Смеси хорошо смачивали металлические поверхности и прилипали к ним, в чем были сродни напалму, появившемуся в США в 1942 году.

Эффективность «бутылок» определялась не только свойствами смеси, но и способом ее воспламенения. В простейшем варианте бутылка затыкались пробкой, а перед броском боец должен был заменить ее тряпичной затычкой, смоченной бензином, каковую затем поджечь.

Операция занимала немало времени, делая «бутылку» малоэффективной, да и опасной для самого бойца. В другом варианте запалом могли служить две спички, закрепленные на горлышке резинкой. Их боец поджигал теркой или коробком. В августе 1941 г. был принят более надежный химический запал А.Т.Кучина, М.А.Щеглова и П.С.Солодовника: к бутылке резинкой крепилась ампула с серной кислотой, бертолетовой солью и сахарной пудрой. Запал воспламенялся, как только ампула разбивалась вместе с бутылкой. Дабы повысить надежность воспламенения при попадании в цель – а это было главной проблемой – к бутылке крепили по окружности три-четыре ампулы. Тульский конструктор Г.Коробов разработал простой воспламеняющий механизм с холостым винтовочным патроном. Наиболее эффективными оказались бутылки, снаряжавшиеся самовоспламеняющимися жидкостями КС и БГС, представлявшими собой желто-зеленый раствор с содержанием фосфора и серы. Жидкости возгорались просто от соприкосновения с воздухом после разбивания бутылки. Время их горения достигало 2-3 мин, развиваемая температура – 800–1000°С. Именно эти жидкости получили широко известное прозвище «коктейль Молотова». Дабы предохранить жидкость от соприкосновения с воздухом до применения бутылки, в последнюю при снаряжении наливали сверху слой воды и керосина, а пробку дополнительно крепили изолентой или проволокой. В «зимнюю» рецептуру входила добавка, воспламеняющаяся и при температуре -40°С. На каждую бутылку наклеивали инструкцию по применению.

Жидкостью КС, кстати, снаряжались и авиационные жестяные ампулы АЖ-2, применявшиеся против танков советской штурмовой и бомбардировочной авиацией. Они выбрасывались из специальных кассет.

12 августа 1941 г. Нарком обороны утвердил «Инструкцию по применению зажигательных бутылок». Согласно ей, в полках и дивизиях начали формирование и подготовку групп истребителей танков с гранатами и зажигательными бутылками, причем именно последние составляли тогда большую долю ПТ-средств. А вскоре пользованию бутылками стали обучать весь личный состав.

В памятках по борьбе с танками рядом со стрелочками, указывавшими уязвимые места танков противника, кроме надписей «бей снарядом» или «бей гранатой», появилось не совсем обычное «бей бутылкой». Зажигательные бутылки следовало забрасывать на крышу моторного отделения, а это было возможно только при подходе танка почти вплотную или после прохода над окопом. Дальность броска устанавливалась до 30 м, но реально составляла 15, максимум – 20 м. Метание бутылок оказывалось успешным из окопов и щелей. На поражение танка опытные «истребители» расходовали в среднем 2-3 бутылки. Действия же ими вне укрытий приводили к большим потерям среди бойцов.

Бутылки хорошо сочетались с гранатами. Истребители танков практиковали такой прием: бросок ПТ-гранаты или связки гранат в ходовую часть танка, а после его остановки – бросок бутылки на корму. Таким способом, например, 4 июня 1944 г. рядовой 2-го полка 50-й стрелковой дивизии Р.С. Смишук в бою у горы Роглуй под Яссами уничтожил 6 немецких танков. Зажигательные бутылки предназначались также для поражения ДОТов и ДЗОТов, живой силы в укрытиях и самолетов на стоянках.

Бутылки быстро стали привычным средством партизан. Широко применялись они и в системе противотанковых и противопехотных заграждений. В оборонительных боях под Москвой использовали уже «огневые валы» и «поля». Огневые валы устраивали из различных горючих материалов и поджигали бутылками «КС». В минных полях зажигательные бутылки располагали в шахматном порядке в сочетании с ПТ минами. В середине войны распространилась практика создания «огнеминных фугасов» – вокруг ПТ мины по радиусу укладывалось около 20 бутылок, дававших при взрыве столб огня.

«Боевой счет» бутылок впечатляет. По официальным данным, за годы войны с их помощью было уничтожено в общей сложности 2429 танков, САУ и бронемашин, 1189 ДОТов и ДЗОТов, 2547 других укрепсооружений, 738 автомашин и 65 военных складов.

В начале войны в РККА появилась специальная винтовочная мортирка для метания зажигательных бутылок с помощью деревянного пыжа и холостого патрона, с упором приклада в грунт. Бутылки для этого отбирались с более толстым и прочным стеклом. Прицельная дальность стрельбы бутылкой из такой мортирки составляла 80 м, максимальная – 180 м, скорострельность при расчете 2 человека – 6–8 выстр./мин. Во время боев под Москвой стрелковому отделению стремились придавать по две таких мортирки, взводу – 6-8.

Однако точность «мортирной стрельбы» оказалась низкой, бутылки часто разбивались в момент выстрела, так что этот способ не нашел широкого применения. Сами же мортирки в дальнейшем приспосабливали для метания термитных шашек замедленного действия типа ТЗШ или дымовых шашек – при обстреле ДОТов или ДЗОТов. А во время боев в Сталинграде на заводе «Баррикады» изготавливались «бутылкометы» конструкции рабочего И.П. Иночкина.

Менее известны применявшиеся советскими бойцами так называемые термитные шары. Это действительно были небольшие шары, отформованные из термита (окись железа с алюминием), массой 300 г, с простым терочным запалом. Время их горения достигало 1 мин, температура – 2000-3000°С. Не имеющий оболочки шар для ношения в кармане или сумке просто обертывался бумагой; возгорался он практически мгновенно. Понятно, что особой популярностью такое средство, в отличие от бутылок КС, не пользовалось.

А как обстояло дело в других армиях? В США имелась зажигательная граната ANМ-14 с металлическим цилиндрическим корпусом и стандартным дистанционным запалом-воспламенителем М200-А1. Тем не менее, американцы использовали и «стеклянную гранату» М3 с дистанционным запалом (с предохранительной чекой с кольцом), крепящимся к бутылке металлическим ободком. Правда, противотанковое применение этих гранат не предусматривалось – они предназначались для поджога строений, деревянных мостов, самолетов на земле и т.п.

Так или иначе, «бьющиеся гранаты» применяло большинство армий. Бутылки с фосфорсодержащей смесью использовали англичане. А польская Армия Крайова во время Варшавского «восстания» в 1944 г. применяла «бутылкометы» в виде рессорных катапульт и станковых арбалетов.

И даже в наше время зажигательные бутылки остаются широко распространенной импровизацией не только «партизан», но и излишне буйных «демонстрантов».

 

         

Поделиться в социальных сетях:
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Мой Мир


При использовании опубликованных здесь материалов с пометкой «предоставлено автором/редакцией» и «специально для "Отваги"», гиперссылка на сайт www.otvaga2004.ru обязательна!


Первый сайт «Отвага» был создан в 2002 году по адресу otvaga.narod.ru, затем через два года он был перенесен на otvaga2004.narod.ru и проработал в этом виде в течение 8 лет. Сейчас, спустя 10 лет с момента основания, сайт переехал с бесплатного хостинга на новый адрес otvaga2004.ru