Самая массовая «самоходка» Великой Отечественной

Михаил Барятинский
Журнал «Моделист-конструктор» № 3'2012

Важной составляющей системы бронетанкового вооружения Красной Армии в годы Великой Отечественной войны была самоходная артиллерия. Как известно, в части Красной Армии поступали тяжелые (СУ-152, ИСУ-152 и ИСУ-122), средние (СУ-122, СУ-85 и СУ-100) и легкие (СУ-76 и СУ-76М) самоходки. Процесс создания последних был запущен 3 марта 1942 года после образования специального бюро самоходной артиллерии. Оно было создано на основе 2-го отдела НКТП (техотдел), начальник которого С.А. Гинзбург, начиная с сентября 1941 года, выдвигал предложения о разработке штурмовых и зенитных САУ на базе устаревших и легких танков. Судя по всему, к весне 1942 года ему удалось достучаться до руководства наркомата. Спецбюро поручили разработать единое шасси для САУ с использованием автомобильных агрегатов и узлов танка Т-60. На основе этого шасси предполагалось создать 76-мм самоходное орудие поддержки и 37-мм зенитную самоходную пушку. В мае – июне 1942 года опытные образцы штурмовой и зенитной САУ были изготовлены заводом № 37 НКТП и поступили на испытания. Обе машины имели одинаковое шасси, в котором использовались агрегаты танков Т-60 и Т-70. Испытания в целом прошли успешно, и в июне 1942 года ГКО отдал распоряжение о скорейшей доводке машин и изготовлении первой серийной партии для войсковых испытаний. Однако развернувшиеся вскоре масштабные бои на южном фланге советско-германского фронта потребовали от заводов Наркомтанкопрома наращивания выпуска танков, и работы по САУ свернули.

Вновь к разработке самоходно-артиллерийских установок, или, как их тогда называли, артсамоходов, вернулись осенью 1942 года. 19 октября ГКО принял решение о подготовке серийного производства штурмовых и зенитных артсамоходов с пушками калибра от 37 до 152 мм. Исполнителями по штурмовым САУ были определены завод № 38 им. Куйбышева (г. Киров) и ГАЗ. Сроки работ устанавливались жесткие – уже к 1 декабря 1942 года требовалось доложить в ГКО о результатах испытаний новых боевых машин.

В ноябре опытные экземпляры штурмовых САУ СУ-12 (завода № 38) и ГАЗ-71 Горьковского автозавода вышли на испытания. Компоновка машин в целом соответствовала предложенной спецбюро НКТП еще летом 1942 года – два параллельно расположенных спаренных двигателя в передней части машины и боевое отделение в корме. Однако имелись и некоторые нюансы. Так, на СУ-12 моторы стояли по бортам машины, а механик-водитель размещался между ними. На ГАЗ-71 оба двигателя сместили к правому борту, посадив водителя ближе к левому. Кроме того, горьковчане разместили ведущие колеса сзади, к ним через всю машину был протянут длинный карданный вал, что существенно снизило надежность трансмиссии. Результат такого решения не заставил себя ждать – 19 ноября 1942 года комиссия, проводившая испытания, отвергла образец автозавода и рекомендовала к принятию на вооружение СУ-12 завода № 38 с учетом устранения выявленных в ходе испытаний недостатков. Впрочем, дальнейшие события развивались по широко распространенному в годы войны печальному сценарию.

Самоходная установка СУ-76М

2 декабря 1942 года ГКО принял решение о развертывании серийного производства СУ-12 и уже к 1 января 1943 года первая партия из 25 машин СУ-76 (такое армейское обозначение получила САУ) была направлена в только что сформированный учебный центр самоходной артиллерии. Все бы ничего, но государственные испытания новой машины начались только 9 декабря 1942 года, то есть уже после начала серийного производства. Госкомиссия рекомендовала САУ к принятию на вооружение, но опять-таки после устранения недостатков, что уже мало кого интересовало. За недоработанность конструкции боевой машины, как это было не раз, своей кровью расплачивались самоходчики. Уже спустя 10 дней войсковой эксплуатации большинство СУ-76 вышли из строя из-за поломок коробок передач и главных валов. Попытка поправить положение за счет усиления валов ни к чему не привела. Более того, такие машины выходили из строя даже чаще. Стало очевидно, что трансмиссия СУ-76 имеет принципиальный конструктивный порок, которым была параллельная установка двух спаренных двигателей, работавших на общий вал. Такая схема трансмиссии приводила к возникновению на валах резонансных крутильных колебаний. Причем максимальное значение резонансной частоты приходилось на наиболее напряженный режим работы двигателей (движение на 2-й передаче по бездорожью), что и приводило к их быстрому выходу из строя. Ликвидация этого дефекта требовала времени, поэтому 21 марта 1943 года производство СУ-76 было приостановлено.

В ходе последовавшего «разбора полетов» комиссией под председательством И.М. Зальцмана главным виновником был обозначен начальник ОГК НКТП С.А. Гинзбург, которого отстранили от должности и отправили на фронт начальником ремонтной службы одного из танковых корпусов. Забегая вперед, скажем, что Сталин, узнав об этом, не одобрил такого решения и приказал отозвать талантливого конструктора с фронта, но было поздно – Гинзбург погиб.

Однако еще до отправки на фронт Гинзбург предложил решение, позволившее в значительной степени разрешить проблему. Между двигателями и коробками передач были установлены две упругие муфты, а между двумя главными передачами на общем валу – фрикционная проскальзывающая муфта. Благодаря такому решению удалось снизить аварийность боевых машин до приемлемого уровня. Такие самоходки, получившие заводской индекс СУ-12М, пошли в серию в мае 1943 года, когда возобновилось производство СУ-76.

Свое боевое крещение СУ-76 получили в феврале 1943 года в ходе боев в районе Смердыни (Волховский фронт). В этих боях принимали участие два самоходно-артиллерийских полка – 1433-й и 1434-й. Эти полки имели смешанный состав, на вооружении четырех батарей полка состояли СУ-76 (всего 17 единиц, включая машину командира полка), а двух – СУ-122 (8 единиц). Однако такая организация себя не оправдала, и, начиная с апреля 1943 года, самоходно-артиллерийские полки перешли на новую организацию. Теперь полки комплектовались однотипными боевыми машинами – в полку СУ-76 имелась 21 САУ и 225 человек личного состава.

Надо сказать, что СУ-76 не пользовались особой популярностью у солдат. Помимо постоянных поломок трансмиссии сказывались и другие недостатки компоновки и конструкции. Сидя между двумя моторами, механик-водитель угорал от жары даже зимой и глох от шума двух несинхронно работавших коробок передач, управлять которыми одной кулисой было довольно трудно. Трудно было и членам экипажа в закрытой броневой рубке, так как СУ-76 не имела вытяжной вентиляции боевого отделения. Этот недостаток особенно сильно проявился жарким летом 1943 года. Намучившиеся самоходчики в сердцах обозвали СУ-76 «душегубкой». Уже в первых числах июля НКТП рекомендовал непосредственно в войсках демонтировать крышу боевой рубки вплоть до фартука перископического прицела. Это нововведение было с радостью воспринято экипажами. Впрочем, век СУ-76 был отмерен, ей на смену шла более надежная и совершенная машина. Всего изготовили 560 СУ-76, которые встречались в войсках вплоть до середины 1944 года.

Что же касается более надежной машины, то она появилась в результате конкурса, объявленного руководством НКТП на создание легкой штурмовой САУ, вооруженной 76-мм дивизионной пушкой. В конкурсе приняли участие ГАЗ и завод № 38.

Горьковчане предложили проект САУ ГАЗ-74 на шасси легкого танка Т-70. Машина оснащалась одним двигателем ЗИС-80 или американским GMC. В качестве вооружения предполагалось использовать 76-мм пушку С-1, созданную на основе танкового орудия Ф-34.

На заводе № 38 решили использовать в качестве силовой установки двигательный агрегат ГАЗ-203 от танка Т-70, состоявший из двух моторов ГАЗ-202, соединенных последовательно. Ранее использование этого агрегата на САУ считалось неприемлемым из-за его большой длины. Теперь эту проблему попытались решить за счет более тщательной компоновки боевого отделения, изменением конструкции ряда узлов, в частности орудийной установки.

В отличие от СУ-12 на новой машине СУ-15 пушка ЗИС-3 устанавливалась без нижнего станка. На СУ-12 орудие использовалось с минимальными изменениями, не только с нижним станком, но и с обрезанными станинами (на машинах поздних выпусков они были заменены специальными распорками), упиравшимися в борта. На СУ-15 от полевой пушки использовались только качающаяся часть и верхний станок, который устанавливался на поперечной П-образной балке, приклепанной и приваренной к бортам боевого отделения. Боевая рубка по-прежнему оставалась закрытой.

Кроме СУ-15 завод № 38 предложил еще две машины СУ-38 и СУ-16. Обе они отличались применением штатной базы танка Т-70, а СУ-16, кроме того, боевым отделением, открытым сверху.

Испытания новых артсамоходов проводились на Гороховецком полигоне в июле 1943 года в разгар Курской битвы. Наибольшим успехом у военных пользовалась СУ-15, ее и рекомендовали к серийному производству после некоторых доработок. Требовалось облегчить машину, что и было сделано путем снятия крыши, что одновременно решило все проблемы с вентиляцией, а также облегчило посадку и высадку экипажа. В июле 1943 года СУ-15 под армейским обозначением СУ-76М была принята на вооружение Красной Армии.

По своей компоновке СУ-76М относилась к типу полузакрытых самоходных установок. Механик-водитель располагался в носовой части корпуса по его продольной оси в отделении управления, которое находилось за трансмиссионным отделением.

В кормовой части корпуса находилась неподвижная открытая сверху и частично сзади броневая рубка с боевым отделением. Корпус САУ и рубка сваривались или склепывались из катаных броневых листов толщиной 7-35 мм, устанавливавшихся под различными углами наклона. Бронировка противооткатных устройств пушки имела толщину 10 мм. Для посадки механика-водителя в верхнем лобовом листе корпуса имелся люк, закрывавшийся литой броневой крышкой с перископическим прибором наблюдения, заимствованной у танка Т-70М. В боевом отделении слева от пушки размещался наводчик орудия, справа – командир установки, заряжающий находился в левой задней части боевого отделения. Для посадки этих членов экипажа и загрузки боекомплекта предназначалась дверь в кормовом листе боевого отделения. От атмосферных осадков боевое отделение закрывалось брезентовым тентом.

В передней части боевого отделения была приварена поперечина коробчатой формы, в которой крепилась опора верхнего станка 76-мм пушки ЗИС-3 обр. 1942 г. Пушка имела клиновой вертикальный затвор и полуавтоматику копирного типа. Длина ствола пушки составляла 42 калибра. Углы наведения орудия составляли от -5° до +15° по вертикали и по 15° влево и вправо по горизонтали. Для стрельбы прямой наводкой и с закрытых позиций использовался штатный перископический прицел орудия (панорама Герца). Скорострельность пушки с исправлением наводки составляла 10 выстр./мин., при ведении беглого огня – до 20 выстр./мин. Максимальная дальность стрельбы составляла 12 100 м, дальность стрельбы прямой наводкой – 4000 м, дальность прямого выстрела – 600 м. Уравновешивание бронировки качающейся части пушки осуществлялось с помощью установки 110-кг противовеса, крепившегося к люльке снизу сзади.

Боекомплект пушки состоял из 60 унитарных выстрелов. Бронебойно-трассирующий снаряд массой 6,5 кг имел начальную скорость 680 м/с. На дистанциях 500 и 1000 м он пробивал по нормали броню толщиной 70 и 61 мм соответственно. Бронебойно-подкалиберный снаряд массой 3 кг и начальной скоростью 960 м/с на дистанциях 300 и 500 м пробивал 105– и 90-мм броню.

Вспомогательное вооружение СУ-76М состояло из 7,62-мм пулемета ДТ, который перевозился в боевом отделении. Для стрельбы из пулемета использовались закрываемые броневыми заслонками амбразуры в бортах рубки и в ее лобовом листе справа от пушки. Боекомплект пулемета состоял из 945 патронов (15 дисков). Кроме того, в боевом отделении укладывались два пистолета-пулемета ППШ и 426 патронов к ним (6 дисков), а также 10 ручных гранат Ф-1.

СУ-76М в экспозиции мемориального комплекса на территории Нижегородского Кремля

В средней части корпуса в моторном отделении ближе к правому борту был установлен силовой агрегат ГАЗ-203, состоявший из двух соединенных последовательно 6-цилиндровых карбюраторных двигателей ГАЗ-202, общей мощностью 140 л.с. Коленчатые валы двигателей были соединены муфтой с упругими втулками. Система зажигания, система смазки и система питания (кроме баков) для каждого двигателя были независимы. В системе воздухоочистки двигателей использовались два сдвоенных воздухоочистителя инерционно-масляного типа. Емкость двух топливных баков, размещавшихся в отделении управления, составляла 412 л.

Трансмиссия САУ состояла из двухдискового главного фрикциона сухого трения, четырехступенчатой коробки передач ЗИС-5, главной передачи, двух многодисковых бортовых фрикционов с плавающими ленточными тормозами и двух бортовых редукторов.

В ходовую часть машины применительно к одному борту входили шесть обрезиненных опорных катков, три поддерживающих катка, ведущее колесо переднего расположения со съемным зубчатым венцом и направляющее колесо, аналогичное по устройству опорному катку. Подвеска – индивидуальная торсионная. Мелкозвенчатая гусеница цевочного зацепления включала в себя 93 трака шириной 300 мм.

Боевая масса машины составляла 10,5 т. Максимальная скорость ограничивалась 30 км/ч вместо расчетной 41 км/ч, так как при большей скорости начиналось биение левой полуоси главной передачи. Запас хода по топливу составлял 320 км по шоссе и 190 км по грунтовой дороге.

Осенью 1943 года, после полного прекращения производства легких танков Т-70, к выпуску СУ-76М подключились ГАЗ и завод № 40 в подмосковных Мытищах. С 1 января 1944 года головным предприятием по СУ-76М стал Горьковский автозавод, а главным конструктором САУ был назначен Н.А. Астров. Под его руководством на ГАЗе уже с осени 1943-го велись работы по совершенствованию самоходки и приспособлению ее конструкции к условиям массового производства. Изменения вносились в конструкцию СУ-76М и в дальнейшем. Так, машины поздних выпусков получили высокий кормовой лист боевого отделения с двумя амбразурами и дверью большего размера, для крепления пулемета в кормовой части рубки появилась труба, приваренная к ее правому и левому бортам, стали использоваться амбразуры новой формы, более приспособленные для стрельбы из пулемета и т.д.

Серийное производство СУ-76М продолжалось до 1946 года. Всего было выпущено 13 732 самоходные установки этого типа, из них в годы Великой Отечественной войны -11 494 единицы.

Как и ее предшественница СУ-76, САУ СУ-76М поступала на вооружение легких самоходно-артиллерийских полков, которых в годы войны было сформировано несколько десятков. В начале 1944 года началось формирование самоходно-артиллерийских дивизионов. По штату в состав дивизиона входило 12 (позже 16) СУ-76М. Такие дивизионы включались в состав нескольких десятков стрелковых дивизий вместо отдельных истребительно-противотанковых дивизионов. С января 1944 года началось формирование и легких самоходно-артиллерийских бригад (СУ-76) РВГК. В такой бригаде насчитывалось 60 установок СУ-76М, пять танков Т-70 и три американских бронетранспортера «скаут» М3А1. Всего сформировали четыре таких бригады.

Говоря о боевом применении СУ-76М, следует подчеркнуть, что на начальном этапе эти САУ, как впрочем, и все остальные, использовались довольно безграмотно, преимущественно как танки. Большинство командиров танковых и общевойсковых соединений не имело никакого представления о тактике действий самоходной артиллерии и часто посылало эти полки буквально на убой. Неправильное применение, а также тот факт, что поначалу экипажи САУ комплектовались бывшими танкистами (сравнение между танком и легкобронированной САУ было явно не в пользу последней) вызвало негативное отношение к СУ-76, что нашло свое выражение в солдатском фольклоре.

Однако со временем отношение к этой машине изменилось.

Во-первых, изменилась тактика применения, во-вторых, экипажи, не имевшие танкового прошлого, совсем иначе смотрели на свои машины. Они не считали недостатком, например, отсутствие крыши. Наоборот, благодаря этому облегчалось наблюдение за местностью, имелась возможность нормально дышать (вентиляция, как известно, была большой проблемой на советских танках и закрытых САУ), можно было вести длительную интенсивную стрельбу без риска задохнуться. При этом, в отличие от полевой пушки ЗИС-3, расчет СУ-76М был закрыт с бортов и частично сзади от пуль и осколков. Кроме того, отсутствие крыши давало возможность экипажу, во всяком случае, той его части, которая находилась в боевом отделении, быстро покинуть машину в случае ее выхода из строя. Заложником в такой ситуации, увы, оставался механик-водитель. Лучше всех защищенный, он и погибал чаще других самоходчиков.

К достоинствам СУ-76М можно отнести неплохую маневренность и малошумность хода, надежность в эксплуатации (агрегат ГАЗ-203 уверенно отрабатывал 350 моточасов без серьезных поломок), а главное – широкую универсальность машины. Легкие самоходки привлекались к контрбатарейной борьбе, поддержке пехоты в обороне и наступлении, борьбе с танками и т.д. Со всеми этими задачами самоходки справлялись. Надежность и неплохие ходовые качества СУ-76М оказались особенно востребованы на завершающем этапе войны. Быстрые и верткие, ощетинившиеся трофейными пулеметами, СУ-76М часто включали в состав передовых отрядов при преследовании отступавшего противника.

Вместе с отношением изменился и фольклор, отразившийся и в прозвищах и в названиях боевых машин: «Ласточка», «Смелый», «Снежинка». СУ-76М стали называть «сухариком» и уже совсем высокоэстетично «коломбиной».

СУ-76М стали второй по массовости советской боевой бронированной машиной периода Великой Отечественной войны. Больше было выпущено только «тридцатьчетверок»!

Легкие самоходки состояли на вооружении Советской Армии до начала 1950-х годов. Последней же ареной их боевого применения стала Корея. Несколько десятков СУ-76М состояло на вооружении Корейской народной армии к началу войны. Имелись эти машины и в частях китайских народных добровольцев. Впрочем, применение этих машин в корейской войне не отличалось большим успехом. Низкий уровень подготовки личного состава, превосходство противника в танках, артиллерии и авиации привели к тому, что СУ-76М были быстро выбиты. Потери, правда, были восполнены за счет поставок из СССР, и к концу войны северокорейские войска располагали 127 самоходками этого типа.

Однако век этих боевых машин был давно отмерен, как и век дивизионной артиллерии 76-мм калибра.


Поделиться в социальных сетях:
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Мой Мир


При использовании опубликованных здесь материалов с пометкой «предоставлено автором/редакцией» и «специально для "Отваги"», гиперссылка на сайт www.otvaga2004.ru обязательна!


Первый сайт «Отвага» был создан в 2002 году по адресу otvaga.narod.ru, затем через два года он был перенесен на otvaga2004.narod.ru и проработал в этом виде в течение 8 лет. Сейчас, спустя 10 лет с момента основания, сайт переехал с бесплатного хостинга на новый адрес otvaga2004.ru