КОМАНДИР ТЯЖЕЛОГО САМОХОДНОГО…

БОЕВОЙ ПУТЬ 1536-го (378-го ГВАРДЕЙСКОГО КРАСНОЗНАМЕННОГО НОВГОРОДСКОГО) ТЯЖЕЛОГО САМОХОДНОГО АРТИЛЛЕРИЙСКОГО ПОЛКА
© Пудовкин Сергей Игоревич,
2012 г.

Пудовкин С. И., соискатель кафедры истории, выпускник исторического факультета 1984 г. Автор 60 публикаций и книг. Сфера научных интересов – история Нижнего Тагила и Тагильского края, Гражданская война на Урале, история самоходной артиллерии.

Данная статья представляет историю боевого пути одного из тяжелых самоходных артиллерийских полков (ТСАП) – 1536-го (позже – 378-го гвардейского) и его командира. Ее основой послужил журнал боевых действий полка, фотоархив, картографический материал, послужной список командира полка В. М. Терентьева, переданные автору статьи его сыном и хранящиеся в личном архиве.

 

Первая публикация статьи состоялась в журнале «Техника и вооружение» №8 / 2009 г. Специально для сайта «ОТВАГА» автором был предоставлен полный, без редакционных купюр, вариант текста.

 


 

  


В 1937-м, под предлогом ликвидации «заговора военных», в стране начались репрессии в отношении руководства вооруженных сил. Были арестованы и расстреляны председатель ОСОАВИАХИМа Центрального совета СССР Р. П. Эйдеман, первый секретарь Свердловского обкома партии И. Д. Кабаков. Родственник, Сергей Петрович Федосеев, работавший заместителем начальника областного НКВД, предупреждает об опасности. Вскоре был арестован брат жены, Константин, работавший первым секретарем Кировградского горкома партии. Василий Михайлович срочно увольняется с формулировкой «по болезни». Но грядут 1939-й, 1940-й годы, вся Европа в пожаре войны. Красной Армии нужны кадровые военные. Освобождают из тюрьмы Константина Пудовкина и отправляют в звании майора на Дальний Восток, где велика опасность японского вторжения. Туда же едет и майор Василий Терентьев, где командует батареей при разгроме японцев на Халхин-Голе. Из Монголии судьба забрасывает его на запад, под Одессу.Дядя Вася… Таким он запомнился в нашей семье. Родился в 1906 году в городе Троицке Челябинской области. Был кадровым военным, хотя в детстве мечтал быть священником, чуть позже учителем. По комсомольской путевке четыре года работал на сооружении знаменитого «Дома на набережной» в Москве. Свою военную биографию он начал 1929 году в артиллерийских частях погранвойск под городом Овруч на Украине. В 1932 году приехав в Нижний Тагил, в гости к брату Дмитрию, повстречал Антонину Пудовкину, после чего уже в Овруче они расписались. Вскоре Василия Михайловича, в звании капитана, назначают председателем Свердловского областного ОСОАВИАХИМа. Но прежде он успел поработать в Призидиуме Совета ОСОАВИАХИМа в городе Баку. Молодые обосновались в Свердловске, в небольшой квартирке на улице Чапаева. Этажом выше живет будущий Маршал Советского Союза Ф.И. Голиков. Работа была интересная и очень ответственная. Ведь ОСОАВИАХИМ был кузницей кадров для Красной Армии, поэтому по всей области открывались парашютные вышки, авиаклубы, стрелковые секции.

Война. С 7 июля 1941 года на Западном фронте в составе 19-й армии, героически сражалась 244-я стрелковая дивизия. В боях за города Белый, Ярцево, Духовщина 776-й артиллерийский полк, которым командовал Василий Михайлович Терентьев, понес большие потери. В начале октября 1941 года под Вязьмой полк принял последний бой, прикрывая отход наших войск. Василий Михайлович рассказывал, что впервые плакал навзрыд от горечи поражения, от его артиллерийского полка осталось лишь несколько человек. Выполняя приказ командира дивизии генерал-майора Щербакова, бойцы во главе с командиром добрались до Ржевского партизанского отряда. С января 1942 года В. М. Терентьев вновь командовал артиллерией в 149-й дивизии 61-й армии Западного фронта [1].

В феврале 1943 г. В. М. Терентьев окончил курсы самоходной артиллерии в городе Казани. Ненадолго заезжает в Тагил помочь сестре жены, у которой на фронте погиб муж Алексей, бывший бухгалтер строительного «Треста №88» и потомок знаменитых уральских заводчиков Демидовых. После гибели мужа на руках у Веры Петровны Назаровой осталось двое детей. Василий Михайлович помог переехать семье в Свердловск, устроиться работать на УЗТМ. Забегая вперед можно сказать, что оба племянника Василия Михайловича: Генриет Алексеевич и Вениамин Алексеевич Назаровы стали конструкторами, разработчиками послевоенных советских САУ в КБ завода «Уралтрансмаш». Однако основная цель пребывания Василия Михайловича на Урале была все же другой.

 

ТЯЖЕЛАЯ САУ

 

В 1942 г. на советско-германском фронте в массовом количестве стали появляться новые вражеские танки и штурмовые орудия, которые были хорошо вооружены и имели 75- или 88-миллиметровую пушку с высокой начальной скоростью и мощным зарядом. Артиллерийская мощь сочеталась у них с надежной броневой защитой. Уже в первых боях с ними советским танкам, в том числе и «тридцатьчетверкам», пришлось туго. Для их сопровождения и обеспечения командование стало выдвигать в боевые порядки пехоты и танковых частей 122-мм пушки и 152-мм пушки-гаубицы; они были способны пробить прочную лобовую броню «тигров», «пантер», «фердинандов» и «носорогов». Маршал Конев вспоминал: «С особым интересом я обычно наблюдал за действиями нашей 122-мм пушки. Она превосходно расстреливала немецкие танки, тем более что «тигры» и «фердинанды» не обладали высокой маневренностью». Опыт борьбы этих орудий против новых немецких танков подсказал необходимость создания новых мощных танков и самоходок типа СУ-100, ИС и ИСУ, соответственно вооруженных 100- и 122-мм пушками и 152-мм пушкой-гаубицей. Именно эти тяжелый танк и тяжелая самоходка стали впоследствии господствовать на поле боя. Они были грозой для всех немецких танков и самоходных орудий, том числе и для появившихся у немцев в 1944 году «Королевских тигров» [2].

15.04.1942 года состоялся пленум Артиллерийского комитета ГАУ КА, в работе которого также принимали участие представители командного состава РККА, НКТП и НКВ. В резолюции пленума говорилось о необходимости создания самоходно-артиллерийских установок поддержки пехотных подразделений, вооруженных 76-мм пушкой, 122-мм гаубицей, а также самоходных истребителей ДОТов, вооруженных 152-мм гаубицей-пушкой. По итогам резолюции были приняты решения ГКО, направленные на проведение конструкторских разработок по созданию САУ.

Несколько опережая официальные Постановления, в совместной работе, отдела СКБ УЗТМ в составе Л.И. Горлицкого, Н.В.Курина, Г.Н. Рыбина и К.Н. Ильина и КБ-3 ЗИК под руководством Ф.Ф.Петрова, была спроектирована новая самоходная артиллерийская установка У-18 оснащенная 152,4-мм гаубицей ЗИК-20 (МЛ-20-С) для установки в боевое отделение танка КВ-7(У-14).

Как и в У-14, в У-18 была использована рамочная конструкция крепления гаубицы в бронерубке. В марте 1942 года был закончен полноразмерный деревянный макет боевого отделения У-18, который использовался для проверки монтажа орудия и боеукладки.

Проект У-18 был одобрен НКТП и ГАБТУ КА с требованием передать всю конструкторскую документацию по У-18 (ЗИК-20) на ЧТЗ им. Сталина (ЧКЗ). По воспоминанию Л.И. Горлицкого: увидев удачную конструкцию САУ, при очередном посещении УЗТМ, Заместитель наркома танковой промышленности Ж.Я. Котин отобрал ее проект и серийное производство у подчиненного ему завода (УЗТМ) и СКБ.

После различных согласований и утверждений в ноябре 1942 года разработка тяжелой САУ на ЧКЗ была породолжена. Ведущим конструктором проекта на ЧКЗ был назначен Л.С. Троянов. Ему в помощь от завода «Уралмаш» были привлечены Г.Н. Рыбин, К.Н. Ильин и Ф.Ф.Петров. После рассмотрения трех проектов САУ: У-18 (ЗИК-20), проект Ж.Я.Котина, и проект Л.С.Троянова, за основу был взят проект Ж.Я.Котина (практически не измененный проект СКБ УЗТМ и КБ-3). Хочется отметить, что рамочное крепление пушки МЛ-20 в бронерубке САУ во всех трех проектах было разработки КБ-3. Постановлением ГКО № 2692 от 04.01.1943 года уже постфактум заводам ЧКЗ и №172 (Мотовилиха) предписывалось в течение 25 дней сконструировать и изготовить опытный образец САУ с гаубицей 152,4-мм МЛ-20 на шасси КВ-1С. 24 января 1943 года опытный образец самоходной артиллерийской установки был собран на ЧКЗ, получив заводское обозначение КВ-14. К 7 февраля были закончены испытания на заводском полигоне, а 14 февраля 1943 года, Постановлением ГКО КВ-14 (объект 236) был принят на вооружение, и запущен в серийное производство под войсковым индексом СУ-152. [3] До начала марта того же года была изготовлена первая партия установок в количестве 35 машин для формирования ТСАП. Впервые новые боевые машины были использованы в боях на Курской дуге. Серийное производство самоходных установок СУ-152 продолжалось до декабря 1943 г., когда был снят с производства танк КВ-1С. Всего бы выпущено 670 машин [4].

 

ФОРМИРОВАНИЕ 1536-Й ТСАП

 

На фото командный состав 1536-го ТСАП:

1. старший сержант Алканецкий

2. майор Степин – заместитель командира полка

3. лейтенант Серегин – парторг полка

4. лейтенант Попов

5. старший лейтенант Василий Мошин – заместитель командира полка по технической части

6. майор Моисеев – заместитель командира полка по политчасти

7. майорТерентьев – командир полка

8. майор Гальперин – начальник штаба полка

9. капитан Пашнев – помощник командира полка по снабжению

 

За успешно выполненную операцию по эвакуации американского танка «Генерал Грант» М3С с поля боя экипаж танка KB: лейтенант Парфенов и старшина Востриков был награжден медалями «За отвагу». Командир полка майор В.М.Тереньтьев поздравляет награжденных. д.Катовичи. Курская Дуга. Июнь.1943 г.

 

«Тоня, это мои люди которые находятся непосредственно в моем командирском КВ во всех боях. Вася. Август 1943 г. д.Зеленино.»

 

«Любимой жинке и детям. Глядите пока на карточку, а после войны будем в месте и в фото нужды не будет. 29.08.1943 г» – написал Василий Михайлович Терентьев на фотокарточке сделанной сразу после того как вместе со своим водителем Павлыком чудом избежали гибели под гусеницами немецких танков. При выезде на рекогносцировку, оторвавшись от основных сил полка, «Виллис» Терентьева лоб в лоб столкнулся на дороге с идущей в пыли навстречу колонной немецкой бронетехники. Водитель успел ловко отвернуть в поле, где машину скрыла высокая рожь.

 

 

 

«Тоня! Как тяжело расставаться с другом, завтра Петро уезжает, а сегодня мы с ним в последний раз у нашего самохода. Вася. Сентябрь 1943 г. д.Зеленино.» 1 сентября по приказу политотдела 11-й Гвардейской Армии зам.командира полка по политчасти майор П.Моисеев убыл в распоряжение политотдела Армии. Прощальное фото на память у артсамохода СУ-152 (КВ-14).

 

Комплектование тяжелого самоходного артиллерийского полка № 1536 резерва Главного Командования (далее 1536-й ТСАП) началось 1943 г. в Челябинске. Командиром этого полка и был назначен боевой офицер майор Василий Михайлович Терентьев [5]. Под его руководством полк медленно, но верно набирал боевую мощь. С 12 по 22 апреля было получено 12 самоходок СУ-152 и произведены боевые стрельбы[6]. Сложнее было с грузовым автотранспортом. В Челябинске получили четыре грузовика ГАЗ-АА с прицепами и один ЗИС-5 для транспортировки боеприпасов. 24 апреля по приказу командования полк выбыл из Челябинска. Дальнейшее пополнение происходило в пути. В Свердловске полк получил еще пять автомашин ГАЗ-АА и один ЗИС-5, а также личное оружие для командного состава и бинокли.

1 мая полк прибыл в Москву и разместился на станции Мытищи [7]. Здесь происходило дальнейшее сколачивание подразделений, изучение материальной части, пополнение боевой техникой. Так до 21 мая были получены командирский танк KB-1С, дозорно-разведовательная бронемашина БА-64, три автомашины «Виллис», два мотоцикла для взвода разведки, два американских гусеничных тягача НД-7 и один колесно-гусеничный тягач ЗИС-42 для взвода эвакуации, автомашины ГАЗ-АА и шесть ЗИС-5, один топливозаправщик «ПЗС» и одна мастерская на базе ЗИС-5. Всего полк имел к началу боевых действий 12 САУ, танк KB, бронемашину, 28 автомашин обеспечения и три тягача.

 

КУРСКАЯ ДУГА

 

26 мая полк прибыл в расположение 50-й армии и начал разгрузку на станции Пробуждение.

3 июня с инспекторской проверкой часть посетили командующий армией генерал-лейтенант И. В. Болдин и его заместитель по бронетехнике генерал-майор Мартынов. Им был представлен командный состав полка: командир майор Терентьев, начальник штаба майор Гальперин, замполит майор Моисеев, заместитель по технической части майор Дудченко. Была прочитана лекция «Бронетанковые силы и машины немецко-фашистской армии и отечественные, их тактико-технические данные».

8-9 июня все шесть батарей полка уже вели обстрел позиций противника. Успешно была выполнена и боевая задача эвакуация американского танка М3с «Генерал Грант» с поля боя. За эту операцию экипаж танка KB (лейтенант Парфенов и старшина Востриков) был награжден медалями «За отвагу» [8].

11 июля 1536-й ТСАП перешел в подчинение 11-й гвардейской армии (командир И. X. Баграмян) и сосредоточился в районе города Сухиничи. Ему была поставлена задача совместно с частями 11-й гвардейской стрелковой дивизии и 2-м гвардейским танковым полком прорвать оборону противника в районе деревень Радихово и Троснянка. 12 июля в 6 часов началась атака, в ходе которой самоходки держали боевой порядок «угол назад». На минных полях противника тогда подорвались самоходки лейтенантов Врачева и Белиловского и почти все танки гвардейского полка. При подходе к высоте 242,8 немцы сожгли самоходку старшего лейтенанта Ушакова. При атаке полк подвергался массированной бомбежке немецкой авиации (до 70 самолетов). В тот день полк уничтожил пять противотанковых орудий, пять дзотов, две машины, до 100 немцев и освободил 10 населенных пунктов. Потери составили одну САУ и девять человек [9]. В дальнейших боях успеху сопутствовал ужас немцев перед русскими «монстрами», которые, двигаясь непосредственно за боевыми порядками 29-й гвардейской танковой бригады, сумели уничтожить семь танков противника, включая «Тигр», и три противотанковые батареи. Немцы подбили один самоход, погибли лейтенант Исиани, младший сержант Назлиев, пять человек были ранены, пропал без вести лейтенант Усвят.

До 15 августа 1536-й ТСАП совместно с 1453-м ТСАП наступал, ведя ожесточенные бои с противником, отбивая у врага деревни и город Карачев. Советские части оттеснили противника на 3—5 км к западу. Но дальнейшее наступление враг сумел отразить, поскольку на рубеже деревни Покров имел заранее подготовленную оборону, проволочные и минные заграждения. В полку же осталось всего шесть СУ-152 и один KB; в приданной ему 159-й танковой бригаде находилось еще восемь танков Т-34 и рота мотопехоты. Но этими силами сбить немцев с позиций не удалось [10].

31 августа после перегруппировки полк совместно с частями 5-й гвардейской стрелковой дивизии пытался штурмом овладеть высотой Безымянная в районе деревни Речица, которая была хорошо укреплена, в том числе пятью танками Т-34, ранее там подбитыми и превращенными немцами в огневые точки. В 5 часов три самоходки открыли огонь, на который немцы ответили выстрелами 105-мм орудий. В ходе боя удалось уничтожить три танка, а немцы, выпустив более 100 снарядов, разбили одну самоходку.

К 28 сентября полк имел в строю исправными две СУ-152 и шесть транспортных машин, а также девять СУ, KB и 16 транспортных машин на рембазе в Орле. Одну СУ в виду непригодности сдали в 6-й учебно-тренировочный полк. Поэтому, согласно приказу командующего по бронетехнике 11-й гвардейской армии Скорнякова, полк сдал всю оставшуюся боевую часть 1453-му ТСАП и отбыл на переформирование.

На торжественном митинге 7 ноября заместитель командира 4-й танковой армии вручил полку боевое знамя. 16 ноября полк получил новые 12 СУ и один KB, шесть автомашин ЗИС, пополнение личного состава и новую зимнюю форму одежды. Уже 18 ноября полк произвел огневой удар по немецким позициям, но в основном занимался боевой подготовкой по 8 часов в день [11].

 

НОВГОРОД-ЛУЖСКАЯ ОПЕРАЦИЯ

 

31 декабря командование перебросило полк под Ленинград. 6 января 1944 г. он влился в состав 59-й армии Волховского фронта и сосредоточился у Шевелевской переправы через Волхов. До 13 января проводилась подготовка к наступлению и рекогносцировка, во время которой случайным вражеским снарядом был убит боевой офицер, воевавший в части с первого дня, командир третьей батареи старший лейтенант Черноус.

14 января в 9 утра после артподготовки началось наступление. В районе деревни Концы, мощнейшем узле обороны врага, совместно с 1536-м ТСАП действовали 1084-й СП, 32-й гвардейский танковый полк прорыва и 500-й отдельный танковый батальон. К 15 часам сопротивление фашистов было сломлено. За время боя полк уничтожил три батареи, два дзота и один блиндаж, 13 огневых точек, два шестиствольных миномета, три орудия и до 65 солдат противника. Танк KB вытащил из болота 10 застрявших танков Т-34 из 500-й ОТБ и 32-й ГТПП [12].

По приказу командующего 59-й армии И. Т. Коровникова, 17 января 1536-й ТСАП совместно с 29-й танковой бригадой и 65-й стрелковой дивизией вышел в глубокий рейд по тылам противника. «Боевые машины, преодолевая невероятные трудности, продвигались вперед, – вспоминали очевидцы. – Впервые танки совершали марш через густой лес, по непроходимым болотам, вызывая ужас и изумление у немцев. Трудно представить появление самоходных тяжелых машин, там, где раньше увязали лошади. Тяжелые самоходные установки шли впереди всех, прокладывая трассу сквозь непроходимую лесную чащу, оказывая помощь застрявшим в болоте танкам 29-й бригады. Экипажи самоходок отважно вели свои машины в окружении врагов. Пройдя к казармам южнее железнодорожного разъезда Нащи, самоходы встретили жесткую контратаку противника. Силами десантного батальона 29-й бригады, приданого самоходному полку, контратакующий враг был рассеян и частью уничтожен. Появление СУ-152 обратило немцев в паническое бегство и дезорганизовало оборону Новгорода»[13].

22 января личному составу полка был зачитан приказ Верховного главнокомандующего Сталина о присвоении 1536-му ТСАП звания Новгородского [14]. За все время боев (с 14 января по 8 февраля) полк потерял лейтенанта Врачева (командира 4-й батареи); 41 солдат были награждены медалями.

9 февраля совместно с частями 229-й СД и 245-го ТПП полк атаковал противника в районе деревень Медведь и Шелино. В результате непродуманной атаки полк потерял три САУ, погибли лейтенант Поваляев (командир 1-й батареи) и шесть человек из экипажей самоходок. Прорыв этого рубежа обороны противника был осуществлен лишь 19 февраля. За две недели у экипажей случались простуды; был почти в два раза перекрыт ресурс работы моторов. Поэтому с 23 февраля приказом командующего Ленинградским фронтом Говорова полк перешел в резерв. В нем оставалось тогда девять САУ и танк КВ. 11 марта полк передал всю материальную часть и отбыл в Наро-Фоминск к месту нового формирования.

 

ПЕРЕФОРМИРОВАНИЕ И НОВАЯ ТЕХНИКА

 

24 марта был получен приказ начальника учебного центра самоходной артиллерии о том, на основании директивы Генерального Штаба от марта 1944 г. 1536-й Новгородский ТСАП переименовывается в 378-й гвардейский Новгородский ТСАП и доукомплектовывается. На Московский авторемонтный завод № 3 были сданы восемь автомашин машин ЗИС-5, девять ГАЗ-АА, бронемашина, три мотоцикла и два «Виллиса». В часть были возвращены 40 человек из экипажей самоходок, оставленных в Новгороде. Начала прибывать новая техника: пять автомашин марки «Форд», эвакуационный тягач базе танка KB, 21 самоходка ИСУ-152. С восхищением приняли самоходчики новую боевую машину [15].

Самоходная установка ИСУ-152 была разработана КБ завода № 100 в Челябинске в июне – сентябре 1943 г. под руководством Ж. Я. Котина. Ведущим конструктором машины был Г. Н. Москвин. При разработке установка имела заводе обозначение «Объект 241». Опытный образец шины был изготовлен в октябре 1943 г. В октябре – ноябре установка прошла заводские и полигонные испытания и 6 ноября 1943 г. Постановлением ГКО была принята на вооружение. В декабре того же года на ЧКЗ началось серий производство этой самоходной установки, которое продолжалось до 1946 г. Всего с 1943 по май 1945 г. было выпущено 1885 ИСУ-152 и 1435 аналогичных им ИСУ-122, которые широко применялись на фронтах Великой Отечественной войны на ее завершающем этапе.

Простота конструкции и эксплуатации способствовали быстрому освоению машины экипажами. Самоходная установка ИСУ-152 была разработана на базе тяжелого танка ИС-1 (ИС-2) относилась к типу полностью закрытых бронированных самоходных установок с передним расположением броневой рубки, в которой находил боевое отделение, совмещенное с отделением управления. Моторно-трансмиссионное отделение размещалось в кормовой части корпуса. САУ отличалась от своего предшественника (установки СУ-152) усиленным бронированием и более надежными агрегатами и узлами ходовой части, трансмиссии и силовой установки. Экипаж машины состоял пяти или четырех человек и размещался в броне: рубке в следующем порядке: командир – впереди справа от орудия, за ним – замковый, механик-водитель – впереди слева от орудия, за ним – наводчик, сзади наводчика – заряжающий. Если экипаж состоял из четырех человек, то обязанности заряжающего выполнял замковый. Для посадки и выхода экипажа из машины в крыше броневой рубки имелись три двухстворчатых люка: два (круглых, поворотных) – в передней и один (прямоугольный) – в кормовой части. В верхней створке каждого люка устанавливался перископический прибор наблюдения МК-4. У механика-водителя в лобовом листе рубки имелся смотровой лючок с броневой пробкой, в которую был встроен смотровой прибор с триплексом и броневой заслонкой. В днище корпуса за сиденьем механика-водителя располагался люк запасного выхода, закрывавшийся броневой крышкой. Экипаж вооружался двумя автоматами ППШ, 25 гранатами Ф-1, часть машин имела зенитный пулемет ДШК [16].

Гвардии полковник В. М. Терентьев, офицерский, сержантский и рядовой состав в количестве 85 человек получали самоходки в Челябинске. Там же были укомплектованы четыре батареи. Роты автоматчиков и технического обеспечения, саперный взвод и взвод управления, хозвзвод и пункт медицинской помощи формировались в Наро-Фоминске. 8 июня комплектование было завершено, проведены стрельбы, на торжественном митинге полку было вручено гвардейское знамя.

 

СВИРСКО-ПЕТРОЗАВОДСКАЯ ОПЕРАЦИЯ

 

 

«Тоня, этот снимок сделан на фоне дома в котором я сейчас нахожусь. 19.08.1944 г» На американском мотоцикле В.М. Терентьев, его помощник по хозчасти гв.капитан Константин Смирнов и гв.лейтенант административной службы Калачева И.Г.

 

Отправившись 10 июня со станции Нара, 14 июня полк разгрузился на станции Оять Ленинградской области и вошел в состав 7-й армии Карельского фронта под командованием генерала А. Н. Крутикова и в оперативное подчинение 29-й Отдельной Краснознаменной танковой бригады (29-я ОКТБ). 21 июня полк сосредоточился в 2 км от Лодейного Поля на берегу реки Свирь и подавлял огневые точки финнов. За день было уничтожено орудие, минометная батарея, 16 пулеметных точек, два блиндажа и 60 м проволочных заграждений. В бою был подбит бронетранспортер полка, погиб водитель старший сержант Прилепский [17].

К 24 июню полк переправился через Свирь и начал преследовать отступающего противника. Опытные финские солдаты пытались повторить ситуацию 1939-1940 гг., минируя дороги, взрывая мосты и устраивая противотанковые засады, чтобы сбить темп наступления Красной Армии. До 28 июня самоходчики продолжали преследование противника в районе озера Кюлю-Ярви. В тот день из засады были подбиты две ИСУ, погибли младший лейтенант Болдырев, лейтенант Осинцев, а пошедшие в обход две машины затонули в болоте. Отвратительные дороги, бесчисленные гати через речки и болота задерживали движение вперед. Перегруппировавшись, финны попытались остановить войска на подступах к станции Лоймола. Сильные засады били по самоходчикам прямой наводкой из леса. В результате 7 июля была уничтожена одна САУ. 8 июля близь озера Кяяри-Ярви финны из засад сожгли пять танков Т-34 29-й ОКТБ и ИСУ. Уничтожение САУ несмотря на трагизм можно отнести к курьезным превратностям войны: лобовая броня ИСУ-152 №31 гв.ст.лейтенанта Рыбакова была пробита 37мм подкалиберным снарядом финнов. Выскочивший из самоходки экипаж был расстрелян. На фугасе подорвался спешивший на помощь им самоход гвардии капитана Морозова. В этом бою погибли командир батальона 29-й ОКТБ капитан Романов, командир батареи полка старший лейтенант Рыбаков и весь экипаж самоходки с десантом автоматчиков. Всего было убито 9 чел. и 14 ранено. Потери финнов составили одно орудие и 20 солдат [18].

К утру советские части немного продвинулись вперед, но наткнулись на хорошо укрепленный рубеж обороны в 8 км от станции Лаймола. Финны, пройдя через лес, сумели окружить наши части. Получился своеобразный «слоеный пирог». Экипажи самоходок заняли круговую оборону вокруг своих машин. Финский автоматчик, забравшись на дерево около машины лейтенанта Лопухова, забросил гранату в САУ, ранив весь экипаж. Но даже раненые самоходчики продолжали бой. В самый критический момент подошел взвод автоматчиков лейтенанта Солоницина – спас машину и экипаж. К утру вокруг самоходки обнаружили 40 убитых финских автоматчиков. В этот день полк уничтожил четыре миномета, четыре дзота, противотанковое орудие, шесть пулеметных точек и подавил огонь двух батарей.

До 3 августа вместе с 29-й ОКТБ и 310-й СД полк вел бой за овладение станцией Лаймола. Восемь танков Т-70, пять ИСУ-152 с автоматчиками 1084-го СП несколько раз ходили в атаку, но безрезультатно. Финская авиация бомбила наступающие порядки. На этом рубеже фронт стабилизировался, и финны готовились к капитуляции, которая произошла 5 сентября. Между тем полк был направлен на переформирование: после 150-километрового марша требовалась замена орудий и регулировка двигателей [19]. В течение двух месяцев полк находился в резерве.

 

 

ПЕТСАМО-КИРКИНЕССКАЯ ОПЕРАЦИЯ

 

 

Карта района боевых действий полка в период Петсамо-Киркинесской операции. Район вершин Большой и Малый Кварикквайвишь. Болота, озера и скалы – ни дорог, ни тропинок. Как можно представить, что здесь пойдут в атаку полки тяжелых САУ?

 

 

Схема решения командира 378 ГвТСАП на прорыв обороны противника в районе г. Малый Кварикквайвишь. Октябрь 1944 г.

 

 

«Дорогим деткам Гарику и Светочке от папы и мамы из далекого Заполярья. г. Мурманск 24.12.1944 г.» Василий Михайлович Терентьев с супругой Антониной Петровной и личным водителем на фоне ИСУ-152.

 

В Петсамо-Киркенесской операции полк особенно отличился. Маршал К. А. Мерецков, как он сам вспоминает, сумел убедить И. В. Сталина дать ему тяжелые танки KB и ИСУ-152. Для проведения операции были выделены командованием 2 тяжелых танковых и 3 тяжелых самоходных полка (338-й, 339-й и 378-й Гв.ТСАПы). Казалось, местность не способствует применению тяжелых машин. Крутые горы, заболоченная тундра, но именно тяжелая броня, крупный калибр орудий позволяли разрушать мощные железобетонные доты врага, перемалывать огнем и гусеницами фанатичное сопротивление гитлеровских егерей. 25 сентября полк прибыл на станцию Мурманск, где 2 октября выдвинулся на огневые рубежи. Началась рекогносцировка местности в районе горы Большой и Малый Кварикквайвишь [20].

Разведка открыла, что горы и мост через реку Титовка обороняет 137-й горно-егерский полк фашистов (из 20-й горной армии генерала Л. Рендулича), укрывшийся на хорошо оборудованных позициях. На 7 октября была назначена атака, к которой были подготовлены 13 из 16 машин. В 9 утра самоходки пошли в бой. Продвижение было тяжелым, через 300-400 м рвались гусеницы. Танкисты и самоходчики смогли поддержать пехотинцев из 10-й горно-стрелковой дивизии. Отходя к деревне Луостари, горные егеря непрерывно атаковали, введя в бой шестиствольные минометы. 14 октября на самых подступах к Петсамо немцы сумели окружить части 7-й ОГТБ, но шедшие сзади «КВ» из 73-го тяжелого танкового полка и САУ 378-го ГТСАП помогли отбить атаку врага и освободили город Нясукка. 15 октября был освобожден древний русский город Печенга. 19 октября части 99-го СК вышли к границе с Норвегией [21].

Немецкие войска ни в коем случае не хотели сдавать Северную Норвегию, где находились незамерзающие порты, большие запасы никелевой и железной руды. Из Киркинеса шла имперская дорога на Нейден и далее на Нарвик. Немцы подняли в бой штурмовики Ю-87, но бомбежки не могли остановить советских танкистов. Весь день 21 октября они медленно продвигались вперед, подавляя огневые точки врага, и захватив пять складов с боеприпасами [22]. 25 октября гвардейцы, наконец, вышли на подступы к Киркинесу. В строю оставалось всего восемь ИСУ. Под защитой авиации, артиллерии, минометов и танков гвардейцы 10-й дивизии переходили от рубежа к рубежу. Используя складки местности, густые лесные заросли, стрелковые подразделения смело проникали во фланги и в тыл противника, устраивали засады, наводя панику внезапными ударами. Весь день 24 октября в жестоких уличных схватках очищались квартал за кварталом, а к вечеру над разрушенным Киркинесом был поднят национальный норвежский флаг [23]. 1 ноября наступательная Петсамо-Киркинесская операция была завершена [24]. Однако торжества были омрачены трагическим происшествием. 30 октября, отмечая славную победу гв.ст.лейтенант Бузанов, гв.мл.лейтенант Матвеев, гв.старшина Корнеев, автоматчики Ананьев и Опанасенко отравились спиртовыми суррогатами. Этот и другой досадный инцидент повлияли на дальнейшую карьеру его командира. Не секрет, что в победном 1944 году многие наши командиры с удовольствием пересели на трофейные «хорьхи» и «мерседесы». Мощные, комфортабельные, прекрасно оборудованные для командно-штабной работы, они сразу пришлись по вкусу всем. Но беда в том, что немцы сразу распознавали, что едут на их машинах высокие командиры, и развернули охоту на них. Первый заместитель Наркома обороны СССР маршал Г.К.Жуков с подачи Верховного Главнокомандующего отдал приказ сдать[25]… Но ох как не хотелось отдавать такого красивого «коня» – приказ нарушил, оставил. Выручил Василия Михайловича член Военного Совета Карельского фронта генерал-полковник Терентий Фомич Штыков. Отстояли звание полковника, получил в ноябре, а также и крест от короля Норвегии Хакона VII, но вместо звания Героя Советского Союза – лишь медаль «За оборону Советского Заполярья». Которую, впрочем, ценил больше других.

Полк готовился к переформированию и новым боям. В нем числилось 17 САУ и тягач, но все они требовали капитального ремонта. 7 января полк отбыл со станции Кола и вскоре прибыл на станцию Загорск. Здесь из 256-й ОТБР была получена 21 самоходка. 23 февраля 1945 г. в день 27-й годовщины РККА личному составу были вручены медали «За оборону Советского Заполярья». Москва дважды салютовала доблестным освободителям Советского Заполярья и Северной Норвегии.

 

ЗЕМЛАНДСКАЯ ОПЕРАЦИЯ

 

Красная Армия вышла к хорошо укрепленным границам Восточной Пруссии. Здесь даже любое помещичье или крестьянское имение представляли собой мини-крепости с полутораметровыми кирпичными стенами. Поэтому в состав саперно-штурмовых бригад были включены тяжелые артсамоходные полки. 9 марта 1945 г. первый эшелон полка прибыл к месту назначения на станцию Кламнхоф, что в 35 км юго-западнее Кенигсберга. По приказу командования Земландской группы войск полк вошел в состав 39-го корпуса и сосредоточился в лесу на фольварке Клайн-Мишен. До 4 апреля полк занимался устранением мелких дефектов в машинах, переводом их на летнее топливо, заменой масла и антифриза. Проводились тактические учения с боевой стрельбой, где прорабатывались вопросы взаимодействия самоходных установок со штурмовыми группами по блокированию и уничтожению дотов. Саперы заготавливали штурмовые мосты и закрепляли их на машины. Проводилась обстоятельная боевая и политическая подготовка; личный состав слушал концерт артистов. Но не обошлось и без неприятности: в ходе подготовки к боевым действиям красноармеец Нестеренко утерял автомат ППС и боясь ответственности за утерю оружия из полка дезертировал[26].

5 апреля 1945 г. полк выдвинулся на боевые позиции в район фольварка Меедникен-Алькенен-Бухзинен. В 10 часов гвардейские минометы открыли огонь по позициям фашистов. В 11.30 пехота при поддержке ИСУ пошла в атаку. Были захвачены первая и вторая траншеи. Противник начал сдаваться в плен. Со второй половины дня противник при помощи танков перешел в контратаку. На вражеских фугасах подорвались три машины, одна была подбита, две повреждены огнем, несколько человек ранены. К вечеру в строю находилось 18 ИСУ. С утра 7 апреля полк вел ожесточенную борьбу за господский двор Ляндкайм. Экипажи самоходок вступили в неравный бой: машина старшего лейтенанта Чернявского с расстояния в 20 м вдребезги разнесла вражеский «Тигр», но ее сжег другой танк. Всего было потеряно четыре машины. Выбив советские части из Ляндкайма, противник пытался развить свой успех, окружив господский двор Раблякен и сосредоточив до 30 танков и батальон пехоты. Огнем самоходки из батареи гвардии капитана Морозова были сожжены шесть танков и уничтожено до 50 солдат противника. За 6 и 7 апреля всего полк уничтожил 10 танков, одну БТР, девять орудий, 17 пулеметов и до 200 солдат, потеряв пять ИСУ подбитыми (т. е. подлежащих восстановлению) и три сожженными. В боях погиб лейтенант Муравский, было ранено четыре офицера и 10 сержантов [27].

8 апреля при поддержке танков 28-й ТБ и подразделений 192-й СД самоходчики выбили немцев из Ляндкайма. Атака была дружной и стремительной, но дальше успех развить не удалось. Немцем удалось сжечь пять танков, продвигавшихся на Метчеттен. Батарея ИСУ старшего лейтенанта Костюченко, двинувшаяся в обход, нарвалась на засаду. Замаскированный «тигр» сжег три самоходки и одну подбил. Правда, другая батарея уничтожила два «тигра», 15 огневых точек и до 150 солдат и офицеров противника. К 9 апреля полк потерял семь ИСУ сгоревшими и пять подбитыми; в строю оставалось девять машин.

С 13 апреля полк был придан 19-й гвардейской дивизии и поддерживал ее наступление в направлении на господский двор Корниттен. Из ремонта вернулись две САУ. Противник хорошо укрепил свои позиции, закопав в засадах несколько танков по башню. В начавшемся бою были подбиты пять ИСУ и две повреждены. К 17 часам наступление остановилось. Полковые потери составили: два офицера убито и пять ранено, один сержант убит и восемь ранено. В бою было уничтожено четыре танка, три орудия и 15 пулеметных точек, взято в плен 60 и убито 200 солдат и офицеров противника [28].

14 апреля самоходчики помогли пехотинцам сломить сопротивление противника на укрепленной позиции Швиттен – Кирпичный завод – Молочная ферма – Катринхефен. Была вскрыта и уничтожена засада немцев из восьми танков. Около 17.40 под прикрытием сильного артиллерийского огня и огня самоходок три танка и две СУ-100 из 28-й ТБ попытались продвинуться к станции Адлих-Повайен, но были уничтожены; пехота залегла под сильным минометным и пулеметным огнем противника. В 20 часов началась повторная атака на Адлих-Повайен. Батареи ИСУ, следуя на расстоянии 300 м от Т-34 и СУ-100, расстреливали огневые точки противника. Всю ночь длился бой. Адлих-Повайен два раза переходил из рук в руки и только к утру был очищен пехотой от противника. Продолжая преследование отступающего врага, полк форсировал реку Форкенер-Флис и, выйдя к фольварку Брух, захватил исправное самоходное орудие. К вечеру у Фишхаузена полк наткнулся на засаду и потерял две САУ. В строю осталось всего шесть машин. После огневого боя противник стал отходить. В ночь на 17 апреля двойным ударом с севера и востока соединения 39-й и 43-й армий овладели городом и портом Фишхаузеном. За 10 дней наступления полк уничтожил 20 танков и САУ противника, 19 противотанковых орудий, 52 дзота, 650 солдат и офицеров противника, 63 – взял в плен [29].

18 апреля по приказу командования Третьего Белорусского фронта полк сдал четыре исправных ИСУ-152 с экипажами в 395-й ТСАП и, находясь в резерве, стал приводить себя в порядок. 1 мая 1945 г. состоялся митинг, где был зачитан приказ Сталина и вручены правительственные награды [30]. В течение двух месяцев полк усиленно тренировался (в строю находилось 23 ИСУ).

 

В МАНЧЖУРИИ

 

25 июня 1945 г. последовал приказ: «По вагонам!». Со станции Кенигсберг эшелоны двинулись на восток, на разгром Японии [31]. Утомительный путь занял почти 40 дней. В прочем в дороге не обошлось и без «приключений». 10 июля на станции Поклевская при хищении из вагона были задержаны органами НКВД гв.ефрейтор Чирков, гв.сержант Роговой, гв.старшины Гаврилов и Окулов. А 12 июля на станции Омск уполномоченный СМЕРШа лейтенант Свиридов В.З. будучи в сильно нетрезвом виде открыл стрельбу из пистолета и тяжело ранил в голову гв.сержанта Кубрак Н.Ф., органам НКГБ лейтенант сдался только через 12 дней и уже в Чите.

31 июля полк прибыл на станцию Гродеково и начал развертывание северо-западнее района Туделовец. Полк имел в строю 21 ИСУ-152, тягач ИС-1, девять специальных автомашин, легковой «Виллис» и 331 чел. личного состава. До 7 августа он был доукомплектован 21 машиной «Студебеккер», тремя автомашинами «Додж». Из 76-й, 110-й и 208-й танковых бригад прибыло пополнение водителей и автоматчиков.

9 августа в 12 часов дня шесть японских бомбардировщиков с мощным истребительным прикрытием атаковали советские части, расположенные в Гродеково. 11 августа 378-й ГТСАП совместно с 72-й ТБ 5-й армии под командованием генерала Н. И. Крылова выступили по маршруту Гродеково-Дуннин. При движении на город Ванцин полк встретил хорошо организованное сопротивление японцев. Большую опасность представляли группы смертников и доты противника, ведшие огонь с сопок. Были тяжело ранены лейтенант Зонский и автоматчик Жулин. В момент разоружения гарнизона одного из японских УРов, командир полка, Василий Михайлович Терентьев, с адъютантом гв.лейтенантом Яковом Левоньтиным стояли у головной самоходки, как вдруг обратили внимание на группу японцев обходивших колону и пытавшихся подойти к боевым машинам с тыла. Времени на отдачу распоряжений и команд не было. Василий Михайлович в месте со своим адъютантом открыли по ним огонь из автоматов. Примеру командира последовали остальные бойцы, имевшие в руках оружие. После осмотра трупов убитых японцев выяснилось, что это была группа диверсантов-смертников маскировавшихся под сдающихся в плен солдат. В их вещевых мешках и ранцах были обнаружены приготовленные к взрыву мины и фугасные заряды. За предотвращение нападения на колонну и личное мужество Василий Михайлович командованием 25-й Армии был награжден орденом «Красной Звезды». С 20 августа бойцы жили за счет трофейных продуктов. Отражая нападение японцев, полк продолжал движение на города Дуньхуа и Муданцьян. К 30 августа в полку по причине технических неисправностей во время тяжелых маршей по бездорожью выбыли из строя две САУ, три бронетранспортера, четыре мотоцикла и два «Студебекера». Безвозвратных потерь в личном составе полк не имел. 3 сентября все подразделения полка расположились лагерем южнее деревни Юнвандзы. В 15.00 был дан залп из всех систем в честь победы над Японией. С 17 до 20.00 прошла торжественная часть, после чего был организован обед для всего офицерского состава полка. Праздник Победы отмечался вплоть до 9 сентября. Впервые за долгие годы войны солдаты смогли отдохнуть. На самолетах в Муданцзян были доставлены фильмы «Сердца четырех» и «Песнь о России» [32]. 26 октября 1945 года в 6 часов утра парк боевых машин и личный состав полка выступили из деревни Юнвандзы в направлении города Муданцзян, и на станции Эхо встали на погрузку – полк отправлялся на Родину. По прибытии, 15 декабря 1945 года полк был расформирован [33], а Василий Михайлович Терентьев назначается заместителем командующего БТ и МВ по самоходной артиллерии Уральского военного округа.

 

За годы военного времени 1536-й ТСАП – 378-й ГвТСАП принял участие в Орловской, Брянской, Новгород-Лужской, Свирско-Петрозаводской, Петсамо-Киркинесской, Земландской наступательных операциях, участвовал в разгроме Квантунской армии. За боевые подвиги полк был награжден орденами «Красного Знамени», «Александра Невского», «Суворова III степени». Бессменный полковой командир В. М. Терентьев был награжден орденом «Крест Свободы» от короля Норвегии Хакона VII, четырьмя орденами «Красного Знамени», двумя – «Отечественной войны», «Красной Звезды» и шестью медалями [34].

К концу Великой Отечественной войны в Советской Армии насчитывался 241 самоходно-артиллерийский полк, из них 119 легких (на СУ-76), 69 – средних (на СУ-85, СУ-100 и СУ-122) и 53 – тяжелых (на ИСУ-122, СУ-152 и ИСУ-152) [35]. Часть полков была сведена в 12 бригад; действовало 70 отдельных самоходно-артиллерийских дивизионов. За годы войны на их вооружение поступило 21 тыс. самоходных артиллерийских установок.

 


 

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1. Послужной список В. М. Терентьева. С. 6, 8, 9.

2. Конев И. С. Записки командующего фронтом. М., 1995. С. 332.

3. Белогруд В., Хлопотов А., Титов М. Конструкторские работы 1941-1942 гг. по увеличению мощности вооружения танков КВ и Т-34 на предприятиях Урала. Рукопись.

4. Советские тяжелые самоходные артиллерийские установки. М., 2005. С. 5-7.

5. Великая Отечественная война. С. 490.

6. Журнал боевых действий 378-го Краснознаменного Новгородского тяжелого самоходного артиллерийского полка. С. 1,2.

7. Воронов Н. Н. На службе военной. М., 1963. С. 364-367.

8. Журнал боевых действий. С. 1-5; Болдин И. В. Страницы жизни. М., 1961. С. 207.

9. Журнал боевых действий. С. 9-10; Воронов Н. Н. Указ. соч. С. 372-374; Великая Отечественная война. С. 507, 792; Кириченко П. И. Первый танковый корпус – правдивая история // Военно-исторический архив. 2003. № 7-8. С. 127-128.

10. Журнал боевых действий. С. 17-18; Строительство и боевое применение советских танковых войск в годы Великой Отечественной войны. М., 1979. С. 109; Драбкин А. Я дрался на Т-34. М., 2005. С. 198-201.

11. История Второй мировой войны. М., 1978. Т. 10. С. 32-34; На Волховском фронте. 1941-1944. М., 1982. С. 187-190.

12. Журнал боевых действий. С. 23-28; Мерецков К. А. На службе народу. М., 1969. С. 349.

13. На Волховском фронте. С. 380-381; Коровников И. Т. и др. На трех фронтах. Боевой путь 59-й армии. М., 1974; Великая Отечественная война. С. 598.

14. Тагильский рабочий. 1944. 21 января.

15. Журнал боевых действий. С. 28-37.

16. Советские тяжелые самоходные артиллерийские установки. М., 2005. С. 12,13, 19.

17. Строительство и боевое применение советских танковых войск в годы Великой Отечественной войны. С. 76.

18. История Второй мировой войны. Т. 10. С. 32.

19. Строительство и боевое применение советских танковых войск в годы Великой Отечественной войны. С. 196.

20. Мерецков К. А. Указ. соч. С. 379-384.

21. Журнал боевых действий. С. 43-56; Через Фиорды. Сборник воспоминаний. М., 1969. С. 39-44; История Второй мировой войны. С. 148-152.

22. Через Фиорды. С. 80.

23. История Норвегии. М., 1980. С. 434-440.

24. Тагильский рабочий. 1944.25 октября, 27 октября.

25. Приказ первого заместителя народного комиссара обороны о запрещении награждения автомашинами личного состава Красной Армии №148 от 3 августа 1944г. ЦАМО ф.4, оп.12, д.110, л.120

26. История Второй мировой войны. Т. 10. М., 1979. С. 116-123.

27. Баграмян И. X. Так мы шли к победе. М., 1977. С. 546-547.

28. Журнал боевых действий. С. 65-77; Энциклопедия бронетехники (гусеничные боевые машины). Минск, 2001. С. 98.

29. Галицкий К. В боях за Восточную Пруссию. М., 1970. С. 443-446.

30. Тагильский рабочий. 1945. 20 апреля.

31. Журнал боевых действий. С. 79-84; История Второй мировой войны. Т. 11. М, 1979. С. 229,231, 233.

32. Журнал боевых действий. С. 80-84

33. ЦАМО Ф.378ГвТСАП оп.107583с д.1 л.1-83

34. Послужной список Терентьева В. М. С. 4.

35. Великая Отечественная война. Энциклопедия. М., 1985. С. 630-631. Данная цифра, 53 полка, фигурирует в большинстве печатных источников, в т.ч. в данной Энциклопедии, однако не является окончательной. Подсчет произведенный автором по документам ЦАМО и по «Описи №14 танковых, самоходно-артиллерийских и мотоциклетных полков, находившихся в Действующей армии 1941-1945» М.: «Воениздат» 1963 г., показывает наличие 67-и только гвардейских ТСАП, в то же время документы ЦАМО говорят и о том, что на момент окончания боевых действий в Советской Армии часть ТСАП не имела гвардейского звания и по прежнему сохраняла четырехзначную нумерацию.


Поделиться в социальных сетях:
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Мой Мир


При использовании опубликованных здесь материалов с пометкой «предоставлено автором/редакцией» и «специально для "Отваги"», гиперссылка на сайт www.otvaga2004.ru обязательна!


Первый сайт «Отвага» был создан в 2002 году по адресу otvaga.narod.ru, затем через два года он был перенесен на otvaga2004.narod.ru и проработал в этом виде в течение 8 лет. Сейчас, спустя 10 лет с момента основания, сайт переехал с бесплатного хостинга на новый адрес otvaga2004.ru