ДЕСАНТНЫЙ КОРАБЛЬ «КЕФАЛЛИНИЯ». НИЗКИЙ ПОЛЁТ ПО ЭГЕЙСКОМУ МОРЮ

Леонидас С.Блаверис. Журнал «Стратигики» (перевод с греческого)
Фото Виталия Моисеева и из интернет-источников
2004 г.

– «Кефаллиния» вызывает Контрольную башню Анхьялос. Просим разрешения на посадку».

– «Контрольная башня Анхьялос отвечает «Кефаллинии». Приземление разрешаю».

Это не отрывок из научно-фантастического фильма или романа, речь идёт о новых удивительных тактико-технических возможностях Военно-морского флота начала XXI века, которые стали реальностью после того, как состав Военно-морских сил Греции пополнился новыми кораблями на воздушной подушке типа «Зубр». Журнал «Стратигики» не мог пропустить такое событие и потому присутствовал на первом боевом испытании десантного корабля «Кефаллиния» и наблюдал за первыми его взаимодействиями с другими видами вооруженных сил.

 


Недавнее приобретение греческим Военно-морским флотом десантного корабля «Кефаллиния» вызвало оживление в редакции журнала «Стратигики», что, вполне естественно, потому что появилась возможность наиболее полно представить картину этого события. Мы были первыми, кто дал полное техническое описание новых судов на воздушной подушке типа «Зубр» производства России и Украины (номер 77, февраль 2001), пополнивших состав Военно-морского флота Греции, и нам хотелось также быть первыми среди тех, кто должен был участвовать и непосредственно наблюдать за первым тактико-техническим испытательным выходом в море десантного корабля «Кефаллиния» (L-180), первого из двух полученных пока кораблей такого типа. По этой причине мы очень рано начали улаживать все необходимые бюрократические формальности для получения соответствующего разрешения Генерального Штаба Военно-морского флота. Разрешение было выдано нам немедленно, но в силу различных, не зависящих от нас обстоятельств, возникавших в последний момент, наша посадка на борт корабля откладывалась три раза, каждый раз доводя наше беспокойство до высшей точки. Наконец, 23 апреля раздался долгожданный телефонный звонок, извещавший нас о том, что группа журналистов «Стратигики» может взойти на борт десантного корабля «Кефаллиния», который отплывает утром следующего дня в 08 ч. 00 мин. из небольшого порта Амфиали. Предполагалось, что вначале судно отправится на военно-морской полигон о-ва Гиарос для того, чтобы выполнить свои первые стрельбы в Греции имеющимися системами оружия, а именно, двумя 30-мм шестиствольными орудиями АО-18 типа Gatling (
так называют на западе все артсистемы с вращающимся блоком стволов – прим. «Отваги»), размещенными в башенных установках АК-630М и двумя многоканальными ракетными комплексами MС-227 «Огонь» с двадцатью двумя 140-мм ракетами каждый (скорее всего имеется в виду слово «многоствольный» – прим. «Отваги»). После этого кораблю предстояло совершить переход к Пагаситскому заливу, во время которого предусматривалось взаимодействие «Кефаллинии» с ракетным катером, а на авиабазе Неа Анхьялос, на которой была сооружена 32-й ротой инженерных войск 32-й бригады морской пехоты специальная база для причаливания, или точнее для приземления, судна и выхода его на берег (кроме всего прочего, нам теперь надо научиться употреблять авиационные термины в отношении военных кораблей), должно было состояться двухдневное взаимодействие – опять-таки проводимое впервые – с 32-й бригадой морской пехоты. Затем «Кефаллиния» должна была совершить небольшое плавание с морскими пехотинцами на борту с тем, чтобы личный состав мог освоиться с новым военно-морским средством передвижения, после чего планировалось взаимодействие судна с военной авиацией, а точнее с 347-й эскадрильей LANTIRN 111-й дивизии. Иными словами, нас ожидало насыщенное двухдневное плавание, во время которого нам предстояло увидеть много нового и интересного, чего даже в самом безумном сне мы не могли бы себе представить.

На следующий день, 24 апреля группа журналистов «Стратигики» прибыла в назначенное время на судно. На трапе корабля нас встретил помощник командира корабля и проводил в небольшую офицерскую каюткомпанию. Чуть позже нас пришёл поприветствовать командир корабля «Кефаллинии», капитан III ранга Хараламбос Зисимопулос, в сопровождении капитана I ранга Николаоса Манатоса, начальника Училища Морской Тактики при Штабе Флота, и некоторых других офицеров Штаба, которые также должны были присутствовать при первом боевом испытании нового приобретения греческого флота. Только один этот факт говорит немало о том значении, которые руководство Военно-морского флота, руководители других родов войск и особенно Генеральный Штаб Национальной Обороны придают полной проверке всех боевых и тактико-технических данных кораблей этого типа, а также своевременному выявлению и впоследствии устранению их недостатков, если таковые будут обнаружены. С командиром корабля «Кефаллиния» автора этих строк связывают давняя дружба и совместная работа ещё с того времени, когда юный капитан-лейтенант служил в подразделении по проведению подводных подрывных работ Военно-морского флота. Кроме того мы тесно сотрудничали во время совместного обучения и подготовки греческих и американских аквалангистов данного подразделении и боевых пловцов (SEALS) на небольшом островке Платья. Приятно видеть, как замечательные (особенно в человеческом плане) офицеры со временем делают блестящую карьеру в сфере своей профессиональной деятельности.

 

Приготовится к взлёту!!!

 

«Зубры» ВМФ России

 


Когда «Кефаллиния» неподвижна и пришвартована к причалу, тогда гибкое ограждение, или «юбка», стоимостью около 1,5 млрд. драхм, которую она «носит», «висит» и под тяжестью корабля заглубляется примерно на 6,2 метра, выполняя таким образом и функцию первоклассного якоря. Именно эта «юбка» в сочетании с лёгкой алюминиевой обшивкой корабля и препятствует какому-либо соприкосновению с бортами корабля двух небольших буксиров, которые необходимы при швартовке и отхода судна от причала. После того как судно приводится в состояние небольшого подъёма, буксиры, как только принимают трос с корабля, просто начинают его мягко вытягивать в соответствии с указаниями капитана. Когда судно находится в таком состоянии, то «юбка» уже «поднята» достаточно (но не полностью) для того, чтобы разные маневры производились с большей легкостью и скоростью. Как подчеркнул капитан «Кефаллинии», дело в том, что судно совершает все манёвры самостоятельно, но наличие буксиров необходимо, так как у корабля фактически нет киля, и поэтому оно чрезвычайно неустойчиво, даже при небольшом ветре. В таком случае при помощи троса буксир может «тормозить» судно в целях безопасности или же «подталкивать» его в нужном направлении. А как же насчёт исключительных особенностей корабля? Наверное, в данном случае о них говорить не приходится, поскольку русские и украинские судостроители спроектировали судно таким образом, чтобы оно не пришвартовывалось к причалу, а выходило на специально построенные базы, где бы потом и стояло. Но в Греции в целях экономии и из-за отсутствия необходимого места предпочли пришвартовывать корабли на воздушной подушке к причалу.

Стоя на узком ходовом мостике «спартанского» типа, мы готовы к выходу в море На корабле два вида двигателей: два подъёмных двигателя, приводяшие в действие четыре компрессора, которые поднимают корабль и удерживают его в воздухе, а также три ходовых двигателя, которые обеспечивают движение корабля вперёд.

«Пуск левого ходового двигателя», – приказывает командир. Связист тотчас передаёт приказ в Центральный пост управления движением корабля, или просто «Центр», где находится главный механик и смена из четырёх механиков и электриков, которые осуществляют контроль за всем, что касается движения и подачи энергии на судне. «Кефаллиния» неторопливо отходит от причала и поворачивает к выходу из порта Амфьяли. Из-за своей конструкции и для обеспечения безопасного плавания корабль вынужден плыть медленно. Наверное, лучше было бы даже сказать величественно, видя как это судно, движется со скоростью 3-4 узла, поднимая огромные фонтаны брызг. На данном этапе плавания у «юбки» «Кефаллинии» заглубление 1,2 метра. Как только мы проходим «пункт Звезды» (в 09 ч. 00 мин.), остров Пситалья, расположенный на входе в порт Пирей, откуда в военном порту ведётся отсчёт времени и расстояния для всех военных кораблей после их выхода в море, «Кефаллиния» начинает постепенно увеличивать скорость.

С удалением корабля от причала Амфьяли, два старшины устанавливают на стационарном основании равное количество перископов оптического наблюдения. Во время плавания старшины находятся на ходовом мостике, выполняя обязанности обычных сигнальщиков, и ещё один старшина – на локаторе. Причина, по которой они стоят там, проста: в целях безопасности, ведь большая скорость, которую развивает судно, и ужасный шум двигателей корабля, делают опасным какое-либо передвижение вблизи корабля, когда он движется. Из-за летящих во все стороны брызг видимость с ходового мостика затруднена, поэтому постоянно работают специально для этого предназначенные стеклоочистители.

Скорость неизменно растёт. Командир приказывает: «Приготовится к взлету». Именно этот термин употребляется, когда судно собирается подняться над поверхностью воды. И наоборот, когда корабль должен остановиться на поверхности моря используется термин «приводнение».

Мы движемся со скоростью 20, 40, 50 узлов, и в 10 ч. 20 мин., т.е. через 80 минут после начала плавания, прибываем к первому пункту нашего назначения, полигону Военно-морского флота на острове Гиарос, который находится приблизительно в 75 милях от «пункта Звезды». Зрелище поразительное, когда «наш» корабль (если его командир позволит мне его так называть), проплывает мимо встречных судов: военных (начались также учения «Лолапс 1/01»), грузовых и пассажирских, настолько стремительно, что создается впечатление, будто они не движутся навстречу нам, а «стоят». В этот момент «Кефаллиния» летит в буквальном смысле слова, ведь край её «юбки» находится примерно в 2-3 сантиметрах над уровнем моря, тогда как самая нижняя часть корпуса корабля находится на расстоянии примерно 2,5 метров от поверхности воды!!!

Мой друг и коллега Ставрос Софьянос, журналист из нашей группы, служивший несколько лет назад на эсминце (а сегодня фанатичный поклонник гоночных машин), комментируя происходящее, делает очень меткое замечание, которое, впрочем, на все сто соответствует действительности: «Мы их обгоняем, как Феррари обгоняет на шоссе «Жука» (довоенная модель Volkswagen’a).

 

Стрельбы

 

Вооружение
«Зубра»:

 

В отличие от традиционной процедуры ведения огня с кораблей, которое осуществляется либо во время боевых действий, либо во время испытаний, стрельбы десантного корабля «Кефаллиния» проводились, когда он двигался с небольшой скоростью (15 узлов).

Согласно программе боевых испытаний планировалось вначале ведение огня из 30-мм шестиствольных орудий АО-18 Gatling, размещённых в башенных установках АК-630М, а затем стрельба ракетных комплексов MС-227 «Огонь». Эти учебные стрельбы должны были быть первыми, когда-либо осуществлявшимися в Греции десантным кораблём «Кефаллиния». Стрельбы такого рода проводились только в России во время обучения и подготовки экипажа. Огонь должен был вестись в двух направлениях для каждой системы оружия, которых всего было четыре, с тем, чтобы все установки вели огонь с обоих бортов.

Стрельба из орудий производилась тремя способами: с использованием радара MР-123 «Вымпел» (или Bass Tilt по классификации НАТО), с использованием телекамеры, которая «видит» цель, и с использованием местной системы управления оператором. Каждое орудие, снаряженное 100 снарядами (4 фугасных и один трассирующий), произвело четыре очереди по 25 снарядов каждое. В первый раз стрельба велась не по летящей цели, а по неподвижной, в качестве которой выступала необитаемая часть небольшого островка Гларониси у о-ва Гиарос. Скорострельность колебалась от 4000 до 5000 выстрелов в минуту, и у каждой башни было в распоряжении 2000 снарядов и ещё 1000 в запасе. Стрельба из башенных установок АО-18 (здесь и далее автор не совсем прав: АО-18 – это автомат, входящий в состав башенной установки АК-630М, которая в свою очередь, входит в комплекс АК-630М-МР-123 – прим. «Отваги») «Кефаллинии» выполнялась по наземной цели с расстояния приблизительно 2600 метров. Эти системы вооружения используются в основном для самозащиты корабля от приближающихся вражеских снарядов класса «земля-земля», самолётов, вертолетов и небольших надводных кораблей, а также для стрельбы по береговым целям.

Стрельба из орудий была одним из самых потрясающих зрелищ, которое нам доводилось когда-либо видеть, и оно не имело ничего общего со стрельбой системы «Phalanx» (американский комплекс, имеющий калибр 20 мм – прим. «Отваги»), которую нам тоже приходилось наблюдать. Внезапный оглушительный шум и непрерывный желто-красный огонь. Наличие трассирующих снарядов позволило нам, экипажу «Кефаллинии», начальнику Училища Морской Тактики и офицерам Штаба следить за траекторией полёта снарядов к «цели». Необыкновенное зрелище, самым живописным моментом которого было попадание снарядов в цель, и при этом не было никакого рассеивания. Когда орудие левого борта, которое открыло огонь первым, прекратило стрельбу, командир корабля соответствующими манипуляциями развернул судно таким образом, чтобы орудие и правого борта могло стрелять.

Здесь следует сделать необходимые пояснения. У «Кефаллинии», как и у других судов его ранга, нет традиционного морского штурвала, на его месте – штурвал авиационного типа. Ещё одно отличие заключается в том, что на таких судах нет и традиционного рулевого, т.е. матроса или старшины, обычно боцмана по специальности, который на всех других кораблях флота «стоит у штурвала» поочерёдно с каким-нибудь другим своим коллегой во время плавания. На всех судах типа «Зубр» рулевой – это командир корабля, которого на этом посту периодически сменяют его помощник и третий офицер, находящийся на ходовом мостике (обычно это офицер по вооружению) для того, чтобы и они смогли приобрести необходимый опыт в управлении кораблём. Дело в том, что поскольку судно развивает большую скорость, рейды, которые оно совершает, непродолжительны, и управление требует большой точности и осторожности для обеспечения безопасного плавания.

Возвратимся же к происходящему на полигоне: следующими были задействованы две ракетные установки MС-227 «Огонь». Эти установки, как известно, убираются внутрь судна и могут запустить по двадцать две 140-мм ракеты каждая. Стрельба этими ракетами осуществляется либо «одиночными пусками», либо «очередью». Стрельбы с десантного корабля «Кефаллиния» такими системами проводились в Греции впервые. При такой стрельбе каждая ракетная система выпустила по 10 ракет каждая (всего 20). Первый выстрел была регламентным, за которым последовали четыре одиночных пуска ракет. Кульминацией процесса стало ведение огня очередью оставшимися пятью ракетами, что было поистине впечатляюще. В данном случае интервал между двумя пусками ракет составил порядка двух секунд. Затем вся процедура повторилась, но уже со второй ракетной установкой правого борта. Эти стрельбы были выполнены с помощью автоматического прибора наведения ДВУ-3. Поскольку они проводились впервые, то 20 ракет были выпущены на цель с расстояния 2595 метров, в то время как судно находилось в неподвижном состоянии. Естественно, такой корабль может вести огонь и на ходу, в чём мы скоро и смогли убедиться. Заметим, что ракетами судно не может вести огонь для поддержки частей, ведущих бой на вражеском берегу, так как дальность полёта снаряда составляет приблизительно 4,5 километра. Судно использует ракеты, чтобы «очистить» находящийся перед ним берег, к которому оно приближается и на который оно потом времени должно «приземлиться» с тем, чтобы высадить десант и технику на сушу. В этот критический для его безопасности (и для проводимой операции) промежуток времени оно с помощью огня добивается хотя бы частичной нейтрализации защитников берега либо выводя их из строя, либо вынуждая их укрыться, защищаясь от заградительного огня сорока четырёх 140-мм ракет, которые выпускаются против них за время менее одной минуты. На время плавания ракетные установки убираются во внутреннюю часть корабля. Их боезапас составляет в обшей сложности 132 ракеты, и перезарядка ракетных систем осуществляется вручную снаружи или – как правило – внутри корабля.

В 11 ч. 30 мин. стрельбы системами вооружения «Кефаллинии» успешно завершилась, и офицеры по вооружению, проведя необходимый визуальный контроль, доложили командиру, что все каналы (стволы) пусты и безопасны. Только тогда командир корабля, капитан III ранга Зисимопулос, дал указание всему экипажу войти внутрь корабля и снова запустить двигатели, взяв курс на пролив Кафиреас между островами Андрос и Эвбеей, страшный и ужасный для всех моряков мыс Дорос, который мы пересекли при удивительно спокойном море.

Следующим этапом учебной программы было взаимодействие «Кефаллинии» с торпедно-ракетным катером «Трупакис».

Возникает вопрос: что общего может быть у корабля на воздушной подушке с каким-то ракетным катером, и какое может быть взаимодействие между столь разными судами флота? Ответ на этот вопрос чрезвычайно прост, но при этом он имеет фундаментальное значение как для безопасности корабля, так и вообще для будущей тактики и боевой эксплуатации всех кораблей этой категории. Задача такого взаимодействия состоит в том, чтобы выявить достоинства и недостатки судна, блокированного системами вооружения ракетного катера и особенно системами снарядов класса «земля-земля». Двухчасовое взаимодействие двух этих кораблей было проведено с особой обстоятельностью и исключительным профессионализмом, да иначе и быть не могло, ведь был тщательно обсуждён каждый параметр запуска снарядов. По понятным причинам мы не будем вникать в подробности и рассказывать о том, что мы увидели и услышали в течение этих двух часов, когда командир корабля и начальник Училища Морской Тактики оказали нам честь и доверие, позволив остаться на ходовом мостике и вместе с ними наблюдать за этой стадией испытаний. Детали этой операции были настолько специфичны, что едва ли могут заинтересовать читателя, за исключением разве что полномочного морского турецкого атташе в Афинах.

Показательной в этом отношении является фраза, произнесённая начальником Училища Морской Тактики, капитаном III ранга Николаосом Манатосом, который, отвечая на наш вопрос, подчеркнул: «Для Военно-морского флота десантные корабли на воздушной подушке – это ещё «чистый лист». Всё, чему мы научились, имеет отношение к управлению кораблём, а также к тому, как русские используют его в боевой обстановке Но это, впрочем, нас не касается. Нас касается то, как конкретное судно в конкретном месте действует против конкретной угрозы. По этим причинам мы хотим начать с нуля и изучить все возможные случаи и варианты». Просто и понятно.

 

Десантные корабли на воздушной подушке и морская пехота

 


Следующим пунктом назначения было побережье Неа Анхьялос в Пагаситском заливе, куда мы прибыли после нормально прошедшего плавания (полёта), длившегося около двух с половиной часов при среднечасовой скорости 55 узлов. В течение этого «полёта» за нами какое-то время наблюдал командующий флотом адмирал А.Антониадис, который затем на вертолёте S-70В-6 Aegean Hawk Управления вертолётами морского флота отправился на фрегат «Псара», откуда он должен был руководить учениями «Лэлапс 1/01». В тот момент «Кефаллиния» легко развила скорость до 62 узлов, и на мостике стали шутить о соперничестве корабля с вертолётом командующего флота.

Этот случай заставил задуматься о том, что, может быть, начальнику Генерального Штаба Военно-морских сил, адмиралу Г.Теодорулакису, стоит учредить особую отличительную эмблему для личного состава кораблей такого типа, например, в виде маленького, изящного «летящего Зубра» («Зубр» с крыльями), который будет в то же самое время полностью отражать уникальные возможности таких судов?

На протяжении этого полёта у нас было достаточно времени, чтобы осмотреть судно и его отдельные отсеки. Шум, который стоит внутри корабля и особенно в грузовом отсеке, буквально оглушает и почти достигает максимально допустимых пределов (100 децибел), поэтому находящиеся внутри члены экипажа вынуждены постоянно носить наушники. В каютах личного состава и в отсеке для морских пехотинцев шум также очень громкий, но в принципе терпимый. Но после многочасовых полётов, длящихся 3, 4 или 5 часов, (например, Анхьялос – Родос) этот не прекращающийся шум начинает раздражать, а постоянные вибрации летящего корабля очень утомляют и изнуряют тело. Командир нас предупредил, что после непрерывного 7-8 часового плавания он должен будет остановить судно, чтобы экипаж смог отдохнуть. А у всех членов нашей группы вечером болели суставы в коленях от многочасового плавания, и ныло всё тело, потому что на мостике было довольно много народа и мало свободных мест. На судне есть также камбуз, но его возможности ограничены, так как во время полёта готовить пищу очень сложно, если не сказать невозможно, и, кроме кофе, прохладительных напитков и бутербродов, ничего не подают. Это объясняется чисто практическими причинами: из-за географического положения Греции полёты корабля обычно длятся всего несколько часов, и пищу готовят, если такое случается, когда судно находится на стоянке, но никогда во время плавания.

По нашему мнению, самое интересное место на корабле – это Центральный пост управления движением судна, откуда, как явствует из названия, ведётся контроль за всем, что касается двигателей и генераторов корабля. Контроль за ними осуществляется через пять экранов, каждый из которых контролирует вспомогательные системы, ходовые двигатели, подъёмные двигатели, электромоторы и другие электротехнические приборы судна. Каждая смена состоит из пяти человек, и начальник смены – это обычно главный механик (капитан-лейтенант Константинос Либерис) или второй механик, каждый из которых по специальности является инженером-механиком. Именно они регулируют скорость судна, естественно, в соответствии с приказами командира, тогда как последний из трёх офицеров, находящихся на ходовом мостике, выполняет все необходимые действия по изменению шага винта двигателей.

Было около 17 ч 00 мин., когда мы приблизились к берегу Неа Анхьялоса, а конкретно, к специально оборудованной инженерными войсками 32-й бригады 111-й дивизии базе, с которой «Кефаллинии» предстояло сойти в море. Глядя на эту специально оборудованную площадку, которую морские пехотинцы расчистили с помощью бульдозера, и зная, что на этом месте было прежде, капитан 111 ранга Зисимопулос улыбаясь повернулся к нам и сказал: «Морские пехотинцы совершили действительно блестящую работу». Отвечая на наш вопрос, почему он заставил морских пехотинцев проделать такую работу, тогда как вообще-то они не должны были этим заниматься, ведь десантный корабль на воздушной подушке должен быть готов действовать на неподготовленном берегу, капитан сказал нам следующее: «Совершенно верное замечание. Если понадобится, чтобы корабли на воздушной подушке действовали в таких условиях, они так и будут действовать, и никто не будет ни с чем считаться. Эта площадь была расчищена и специально оборудована при взаимном сотрудничестве морского флота, авиации и армии по двум причинам. С одной стороны, потому что все мы пока проходим фазу изучения данной системы, и наши посещения этого района для взаимодействия с морской пехотой будут очень частыми, и нам необходима «постоянная база», откуда бы входили и куда бы выходили морские пехотинцы с корабля, который из-за своей конструкции не может осуществить посадку в мирное время и к тому же летом на каком-нибудь побережье, когда обычно полно туристов и отдыхающих. С другой стороны, нет никаких оснований наносить вред специальной «юбке», которая очень дорого стоит».

Сразу после этого повернувшись к связисту, командир отдал приказ: «Идём на приземление на берег». Выход «Кефаллинии» на берег на фоне огромных фонтанов брызг, облаков водяной пыли и оглушительного шума был, несомненно, ошеломляющим. Когда судно заняло правильное положение и командир отдал приказ остановить двигатели, открылись две аппарели (передняя и задняя). По плану предусматривалось, что вечером морские пехотинцы должны будут увидеть, сколько транспортных средств и какого типа могут поместиться на судно и в каком конкретно месте внутри судна они припаркуются, так чтобы можно было перевезти наибольшое количество самоходной техники и при этом судно не утратило бы своей остойчивости, а следовательно плавучести и безопасности как для него самого, так и для перевозимого экипажа и технических средств.

Недавно полученные машины морской пехоты типа «Hummer» в первый раз участвовали в боевых учениях. Делая небольшой экскурс в историю, напоминаем, что каждый батальон получил восемь машин этого типа, которые были приобретены ротой поддержки батальона, с установленными на них тяжёлым орудием 0,50’’ и противотанковым орудием MILAN (на самом деле имеются в виду 12,7-мм пулемет и противотанковый ракетный комплекс – прим. «Отваги»). Также там были машины ТОМП М113А1 и мерседесы общего пользования разной серии и модификации, с и без трейлера, грузовики «Стайер» производства Греции и другие. Вся самоходная техника и личный состав принадлежали двум, базирующимся в Волосе батальонам бригады, т.е 505-му батальону и 521-му батальону морской пехоты. Тем временем на берегу уже находились начальник 32-й бригады морской пехоты, бригадный генерал Андреас Циндарис, и начальник штаба бригады, полковник Георгиос Талассас, вместе со своими офицерами штаба, а также командирами двух батальонов.

На расстоянии была видна длинная колонна машин бригады, которая быстро направлялась к месту посадки корабля. Как только она приблизилась, морские пехотинцы образовали две колонны и в соответствии с указаниями экипажа «Кефаллинии» начали входить с задней аппарели внутрь судна, занимая соответствующие места. Затем они вышли через переднюю аппарель и снова вошли уже в другом порядке. Все машины, полностью загруженные, перевезли весь личный состав, который должен был на них находится.

С окончанием этого этапа учения завершились и учебные действия, запланированные на этот день. Встреча двух сторон была назначена на утро следующего дня, 26 апреля, на том же месте и на этот раз включала погрузку на судно усиленного взвода морских пехотинцев от каждого батальона, и размещение их в специальном отсеке во внутренней части судна, а затем проведение 30-минутного учебного «полёта» по Паганиситскому заливу.

Это движение проводилось в типичном порядке.

Вначале помощник командира корабля собрал всех морских пехотинцев, которые должны были погрузиться на судно, рассказал им немного об устройстве корабля и объяснил правила безопасности, которые они должны соблюдать во время погрузки на судно. Им роздали спасательные жилеты и наушники, принадлежащие бригаде, так как на судне не было такого количества средств, и показали, где они будут размещаться на корабле и где на судне расположены гальюны. Мы полагаем, что, вопрос о спасательных жилетах должен решиться в самом ближайшем будущем, так как нельзя представить себе корабль без необходимого числа спасательных жилетов, рассчитанных, по крайней мере, на всех пассажиров, которых, хотя бы потенциально, оно может перевезти. Дело в том, что на практике, в период кризиса или военных действий, может потребоваться, чтобы десантный корабль на воздушной подушке типа «Зубр» принял на борт не батальон морских пехотинцев, у личного состава которого есть свои спасательные жилеты, а одно простое подразделение сухопутных войск, артиллерийское или танковое.

Чтобы ничего не пропустить во время взлёта и отхода «Кефаллинии» с базы 111-й дивизии, мы со Ставросом «разделились». Он должен был вести наблюдение с суши, а автор этих строк – с корабля.

На ходовом мостике тем временем всё готово.

Командир отдаёт приказ: «Режим подъёма. Хождение по внешним палубам корабля запрещено!!!».

Запускаются двигатели, и командир приказывает связисту «Запросите с контрольной башни Неа Анхьялос разрешение на взлёт». Приказ передаётся, и немедленно приходит ответ: «Взлёт разрешаю». Можно представить себе изумление диспетчера, который дежурил на башне в тот момент и который впервые за годы своей службы в Военно-морском флоте дал разрешение на взлёт военному судну!!!

Рейд «Кефаллинии» по Паганиситскому заливу длился 30 минут и проходил при скорости 25 узлов из-за того, что в заливе находилось много рыболовецких шхун. По окончании плавания, когда морские пехотинцы сошли на берег, судно и экипаж были готовы выполнить последнюю часть своего первого боевого испытания – первое совместное действие с военной авиацией.

 

Корабли на воздушной подушке и авиация

 

Может быть отношения между кораблями на воздушной подушке Военно-морского флота и самолётами военной авиации чересчур «родственные», но впервые эти два вида вооруженных сил взаимодействовали на практике столь тесно. Конечная цель этого совместного учения была двойная: самолёты должны были блокировать судно во время его плавания на разных скоростях и под разными углами атаки, а судно, со своей стороны, должно было попытаться, во-первых, блокировать самолёты с помощью своих противовоздушных средств, а во-вторых, попытаться избежать или «разорвать» блокаду самолётов.

Для этой цели «Кефаллиния» должна была взаимодействовать с парой самолётов F-16C/D Block-50 LANTIRN 347-й эскадрильи, которые должны были произвести учебный пуск недавно полученного снаряда AGM-65G Maverick с видоискателем инфракрасного излучения (IIR) (имеется в виду противокорабельная ракета «Мейверик» с ИКГСН – прим. «Отваги»). На сегодняшний день это самое современное оружие, которое имеется в распоряжении греческой военной авиации. Встреча судна и самолётов 347-й эскадрильи должна была состояться на расстоянии приблизительно 50 миль от Неа Анхьялоса к югу от острова Алоннисос. Когда слышишь, как руководитель учения и ответственный офицер «Кефаллинии» обсуждают все возможные варианты атак и защиты, демонстрируя строгий профессионализм и тактический образ мыслей, и когда видишь, как командир судна при этом успевает управлять судном и обмениваться замечаниями со своим помощником и остальными офицерами, поневоле испытываешь гордость за наших молодых офицеров и вообще за греческие вооружённые силы. Профессионализм плюс недюжинный опыт их старших коллег являются гарантией сохранения и усиления боевых возможностей греческих вооруженных сил в XXI веке.

Через час и этот этап учения завершился удачно для обеих сторон, и командир взял курс на базу в Амфьяли, снова развивая скорость до 62 узлов.

 

Выводы

 

Недавнее приобретение Военно-морскими силами Греции новых десантных кораблей на воздушной подушке, безусловно, открывает новую страницу в его многовековой истории.

Эти суда согласно действующему военному принципу Российских Вооружённых Сил, считаются «одноразовыми» кораблями. Они ОБЯЗАТЕЛЬНО должны высадить десант на вражеский берег, при этом обязательно выйдя на него. И если корабли потом будут уничтожены или же выведены из строя и не смогут впоследствии уйти с берега, тогда они просто будут там оставлены. Этим и объясняется по-спартански простая конструкция судна этого типа и использование тех систем вооружения, которые позволят ему выполнить данную задачу. Однако Военно-морской флот Греции не может позволить себе такую роскошь ни с чисто экономической точки зрения, ни что самое важное – с точки зрения потерь. В соответствии с тактикой греческих вооруженных сил, и в особенности Военно-морского флота, новые корабли на воздушной подушке должны не только приземлиться на вражеский берег и выполнить свою боевую задачу, но и сойти с него, а затем уйти в море для выполнения других задач. Это требует оптимального планирования каждой операции, взаимной поддержки одним видом войск других, а также «конкретизации» задач. Кораблей на воздушной подушке мало, и их ценность очень велика, так как их роль может оказаться решающей в момент кризиса или в случае войне Но ценность человеческих жизней, идёт ли речь об экипаже, либо же о морской пехоте, ещё выше. Поэтому в критический момент нельзя «экспериментировать» и проявлять самодеятельность. Немыслимо, например, послать корабль такого типа перевозить боевых пловцов десантно-диверсионных подразделений, чтобы овладеть необитаемым островком. Но в целях предупреждения вероятного кризиса можно послать корабль на воздушной подушке перевезти батальон для укрепления большого острова с пологими берегами. Непростительно посылать четыре таких судна перевозить 12 боевых танков типа Leopard при проведении десантной операции, когда на них можно перевезти батальон морских пехотинцев и их лёгкую моторизированную технику и вооружение с тем, чтобы они соорудили необходимый плацдарм. Это всего лишь несколько примеров. Специалисты всех трёх родов войск уже напряжённо работают над этой темой. Это утешает и вселяет надежду. Нам хотелось бы указать на два момента, которые впечатляют и которые для нас значат очень многое – они означают, что семя упало на благодатную почву и скоро даст ростки. Во-первых, это первое безупречное взаимодействие трёх родов войск при создании «посадочной площадки» на аэродроме Неа Анхьялос. Во-вторых, это присутствие в этом месте офицеров штаба второй сухопутной армии и особенно офицеров Военно-морского флота и военной авиации. Конечно, существует много других моментов, куда более серьёзных, которые не заметны или не становятся известны широкому кругу общественности.

Характерно то, что нам сказал командир «Кефаллинии», когда возвращаясь на базу, мы попросили его поделиться с нами впечатлениями об испытаниях, в которых участвовало судно и его экипаж: «Это были первые настоящие боевые испытания корабля, проводившиеся на греческой территории, т.е. именно в той обстановка, в которой судну предстоит действовать в дальнейшем, и, по-моему, они прошли успешно. Согласно заключённому соглашению в России3были проведены аналогичные испытания, но они носили несколько ограниченный характер. К примеру, они не включали воздушную атаку двумя самолётами, так как не было никакого смысла в том, чтобы нас атаковали самолёты российской военной авиации, ведь если нам и грозит опасность, то не со стороны России, а со стороны западных F-16 (конечно же турецких! – прим. «Отваги»). В связи с этим особенно радует то, что в первый раз в Греции были проведены учения такого рода, и что они закончились благополучно для всех нас. Я буду с нетерпением ждать отчётов пилотов военной ав2ии командира торпедно-ракетного катера, чтобы мы со всей тщательностью и скрупулёзностью изучили полученные результаты, сделали полезные выводы и приняли соответствующие меры».

Подводя итог вышеизложенному, можно сказать, что «вызов», «брошенный» новыми кораблями, приняли чрезвычайно серьёзно все, кто имеет к ним хоть какое-то отношение, и приложили все усилия, чтобы с максимальной эффективностью использовать необыкновенные возможности этих судов. Мы, со своей стороны, от всего сердца желаем «удачных полётов» («удачных приземлений») новым боевым единицам, пополнивших состав нашего флота.

 

Благодарности

 

«Стратигики» хотела бы поблагодарить начальника Генерального Штаба Военно-морских сил, адмирала Г.Теодорулакиса за выдачу соответствующего разрешения с тем, чтобы мы смогли наблюдать за тактико-техническими испытаниями корабля на воздушной подушке «Кефаллиния», а также командующего флотом, адмирала Антониадиса, и контр-адмирала Ксеноса, которые дали согласие на удовлетворение нашего запроса. Особенно горячо хотелось бы поблагодарить командира корабля «Кефаллинии», капитана III ранга Зисимопулоса, и его экипаж за содействие и за тот радушный приём, который они нам оказали во время нашего пребывания на борту корабля Наконец, неоценимой оказалась помощь представителя пресс-службы генерального Штаба Военно-морского флота, капитана 1 ранга Кириакиди, который делал всё возможное (и невозможное), чтобы какие бы то ни было возникавшие проблемы были немедленно разрешены и чтобы этот репортаж был завершён.

 

ПРИЛОЖЕНИЕ

 

ОСНОВНЫЕ ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ
МАЛОГО ДЕСАНТНОГО КОРАБЛЯ НА ВОЗДУШНОЙ ПОДУШКЕ пр.12322 «Зубр»

Водоизмещение полное / стандартное, тонн 480 / 550
Главные размерения, м:
- длина корпуса / подушки 56,2 / 57,3
- ширина корпуса / подушки 22,3 / 25,6
- осадка полная 1,5
Скорость полная / экономическая, узлов 60 / 55
Дальность плавания при скорости 60/55 уз, миль 300 / 1000
Двигательная установка:
- 3 газовых турбины М71 (3 маршевых винта) 3 х 12 000 л.с.
- 2 газовых турбины М71 (4 нагнетателя) 2 х 12 000 л.с.
- 4 электрогенератора ГТГ-110К 4 х 100 кВт
Десантовместимость:
- 3 основных боевых танка и 140 морских пехотинцев  или
- 8 боевых машин пехоты БМП-2  или бронетранспортеров БТР-70/80 или
- 130 тонн грузов  или
- 366 морских пехотинцев со штатным вооружением  или
- 80 морских мин заграждения
Экипаж, человек 27 (в т.ч. 4 офицера)
Автономность, суток 5
Вооружение:
- 140-мм ПУ МС-227 «Огонь» 2 х 22
- ПЗРК «Игла»/«Стингер» 4
- 30-мм ЗАК АК-630М 2 х 6
Системы и оборудование:
- обзорная РЛС «Позитив»
- навигационная РЛС «Наяда»
- РЛС управления огнем артиллерии МР-123 «Вымпел»
- оптическая станция ДВУ-3
- визирная колонка ВК
- навигационные системы «Горизонт», DGPS, ГЛОНАСС
- средства РЭБ «Слябинг»
- средства радиосвязи

Поделиться в социальных сетях:
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Мой Мир


При использовании опубликованных здесь материалов с пометкой «предоставлено автором/редакцией» и «специально для "Отваги"», гиперссылка на сайт www.otvaga2004.ru обязательна!


Первый сайт «Отвага» был создан в 2002 году по адресу otvaga.narod.ru, затем через два года он был перенесен на otvaga2004.narod.ru и проработал в этом виде в течение 8 лет. Сейчас, спустя 10 лет с момента основания, сайт переехал с бесплатного хостинга на новый адрес otvaga2004.ru