Корабли и атомные бомбы

ВОЗДЕЙСТВИЕ ПОРАЖАЮЩИХ ФАКТОРОВ ЯДЕРНОГО ВЗРЫВА НА КОРАБЛИ
По материалам книги А.Б.Широкорада «Флот, который уничтожил Хрущев», изд. АСТ, 2004 г.

6 августа 1945 г. на город Хиросиму американский бомбардировщик Б-29 с высоты около 9 км сбросил атомную бомбу мощностью 20 кт. Через три дня еще одна такая же бомба была сброшена на город Нагасаки. В обоих случаях взрывы произошли примерно на одной высоте – около 600 м от поверхности земли. Американская пропагандистская машина заранее была подготовлена к проведению грандиозного «атомного шоу».

 

* * *

 

После этого американские генералы ВВС стали доказывать, что теперь «летающие крепости» с ядерными бомбами на борту способны уничтожить любые армии, флоты, да и целые страны. Но тут не на шутку заволновались адмиралы: а как же быть с огромным американским флотом?

В результате было решено провести грандиознейший эксперимент – испытать действие ядерных бомб по кораблям всех классов. Местом таких испытаний выбрали атолл Бикини (Маршалловы острова). Там воздействию атомного взрыва были подвергнуты разнообразная техника, вооружение и военное имущество. Операции было присвоено кодовое название «Crossroad» (перекресток).

 

При первом, воздушном, взрыве атомной бомбы «Эйбл» (взрыв над поверхностью воды) воздействию взрыва были подвергнуты:

77 боевых и вспомогательных кораблей ВМФ, в число которых входили 5 линкоров, 4 крейсера, 2 авианосца, 14 миноносцев, 8 подводных лодок, 19 военных транспортов, 22 десантных корабля, 2 танкера и 1 железобетонный плавучий док;

различная боевая техника и вооружение – танки, артиллерийские орудия, бронемашины, самолеты различных типов, военное имущество.

Для испытаний ядерного оружия к Бикини подогнали целую эскадру крупных надводных кораблей, среди которых были американские линкоры «Арканзас», «Нью-Йорк», «Невада», «Пенсильвания» и японский линкор «Нагато»; американские авианосцы – тяжелый «Саратога» и легкий «Индепенденс». Тяжелые крейсера были представлены германским «Принцем Ойгеном», а легкие – японским крейсером «Сакава», американскими «Солт Лэйк Сити», «Пенсакола» и др.

 

1 июля 1946 г. американский бомбардировщик Б-29 «Мечта Давида» (американские летчики давали имена собственные своим «летающим крепостям») с ядерной бомбой «Джильда» мощностью в 20 кт стартовал в 3 ч 45 мин с авиабазы на острове Кваджелейн и взял курс на Бикини. Точкой прицеливания штурмана являлся линкор «Невада». Однако точно попасть с такой высоты было физически невозможно, и промах составил 500 м, а по другим данным, – даже 600 м. Ведь бомба сбрасывалась с высоты 9000–9100 м, чтобы самолет мог благополучно уйти. Через некоторое время после сброса раскрывался парашют, и в результате от момента сброса до взрыва бомбы проходило около 3 минут.

При взрыве «Джильды» сильная вспышка осветила весь район на расстоянии нескольких десятков километров от эпицентра. Образовавшийся при взрыве огненный шар поднимался со скоростью 90 м/с, а максимальный диаметр его был около 500 м. В первые секунды после взрыва наблюдалось конденсационное облако.

Радиоактивное облако взрыва через 50 мин после взрыва поднялось на максимальную высоту 12 000 м, после чего начало рассеиваться. Диаметр облака достигал 4000–5000 м.

Как писал французский профессор Андре Кутен: «Ядерный занавес поднялся над Бикини. Что там? Море, должно быть, поглотило свои жертвы. Не осталось, наверное, ни подопытной эскадры, ни цепочки островов.

Корабли обратились в прах, атолл сгинул в пучине…»

Не будем, однако, торопиться. Бикини после взрыва не было суждено пополнить список затонувших атлантид: на острове вместо ожидаемого полного распада и апокалиптической волны горит пожар средней руки.

Море спокойно.

В лагуне корабли армады держатся на плаву, за исключением двух небронированных судов; еще несколько пылают как факелы. Пальмы на Бикини стоят как стояли. Столбы и металлические башни с измерительными приборами, словно в насмешку над военными, целы и невредимы. Наблюдатели стягивают с головы резиновые маски и вытирают взмокшие лица. На экранах контрольных приборов отчетливо видны силуэты главных судов подопытного флота. Начали подсчет.

Потоплены транспорт «Джилайн» и эсминец «Лэмпон». Горят четыре судна, в том числе авианосец «Индепенденс», находившийся ближе всех к эпицентру взрыва».

 

А теперь обратимся к куда более скучному, но зато закрытому документу «Поражающее действие атомных бомб».

Крейсер «Сакава» (водоизмещение 6652 т, введен в строй в 1944 г.), «находившийся в момент взрыва в 500 м от эпицентра взрыва, получил сильные повреждения кормовой части и надпалубных надстроек. Через сквозные пробоины вода проникла внутрь корабля, крейсер накренился на левый борт и затонул через 25 ч (по другим данным – через 18,5 ч) после взрыва.

Миноносец (постройки 1936 г., водоизмещение 1.500 т), находившийся в 480 м от эпицентра взрыва, получил очень тяжелые повреждения корпуса и надпалубных надстроек и затонул в первые минуты после взрыва.

Второй миноносец, имевший такие же тактико-технические данные, как и указанный выше миноносец (отличием являлась несколько меньшая осадка), и находившийся на расстоянии 850 м от эпицентра взрыва, в результате воздействия ударной волны перевернулся и затонул через 6 ч после взрыва.

Два транспорта (постройки 1944 г., водоизмещение 6.800 т), находившиеся на расстоянии 500–550 м от эпицентра взрыва, затонули в первую минуту после взрыва.

 

Получили сильные повреждения, но остались на плаву следующие корабли:

Авианосец «Индепенденс» (постройки 1943 г., водоизмещение 11.000 т), находившийся на расстоянии 800 м от эпицентра взрыва, получил самые сильные повреждения из всех оставшихся на плаву кораблей. У авианосца была сильно вмята обшивка левого борта вместе со шпангоутами (глубина вмятин – 0,5–1,0 м, обшивка с правой стороны имела несколько меньшие вмятины), взлетная палуба полностью разрушена, отдельные части палубы приподняты на 4–5 м, бортовые рамные шпангоуты (двутавр № 40) имели общий прогиб в 40 см. Была сильно повреждена ангарная палуба, а все оборудование на ней разрушено. Самолеты, находившиеся на палубе, были уничтожены. В подводной части авианосец не получил заметных повреждений.

Подводная лодка (постройки 1943 г., водоизмещение в надводном положении 1.525 т), находившаяся на расстоянии 450 м от эпицентра взрыва в надводном положении (ближе всех других кораблей), получила сильное повреждение рубки и непрочного корпуса.

Из-за опасности потопления вследствие повреждений лодка была отбуксирована к берегу. Лодка не получила сильных повреждений прочного корпуса, механизмов и оборудования. Характер повреждений, полученных подводной лодкой, показывает, что подводные лодки, рассчитанные на значительные давления и имеющие небольшие размеры и специфическую форму, лучше других кораблей выдерживают давления, которые создает ударная волна при воздушном взрыве атомной бомбы.

 

Сильные повреждения получили три линейных корабля и крейсер.

Линейный корабль «Арканзас» (постройки 1912 г., водоизмещение 26.100 т), находившийся на расстоянии 580 м (по другим данным – 800 м) от эпицентра взрыва, получил сильные повреждения кормовых надстроек (сильные вмятины). Обвесы мостиков корабля были разрушены, дымовая труба снесена, верхняя часть фок-мачты повреждена и наклонена. Взрывная волна через открытые люки проникла под вторую палубу, вызвав там значительные разрушения (сорвала двери, помяла перегородки, сорвала трапы и т.п.). Проникнув через дымоходы, ударная волна повредила котлы. Сильные повреждения получили боевая техника и вооружение, находившиеся на палубе корабля.

Второй линейный корабль «Невада» (постройки 1916 г., водоизмещение 29 000 т), находившийся на расстоянии 500 м (по другим данным – 600 м) от эпицентра взрыва, получил сильные повреждения надпалубных надстроек, особенно кормовых: труба корабля была повреждена и наклонена, сорвана верхняя часть грот-мачты. Наружная обшивка корабля получила вмятины. Верхняя палуба кормовой части была пробита (пробоина размером 5–6 м), в других местах палубы имелись сильные вмятины глубиной до 100 мм. Котлы были разрушены.

Примерно такие же повреждения получил третий линейный корабль.

Крейсер «Солт-Лейк-Сити» (постройки 1929 г., водоизмещение 9.100 т), находившийся на расстоянии 480 м от эпицентра взрыва, получил тяжелые повреждения надводной части корпуса и надпалубных надстроек. Дымовые трубы крейсера были сильно деформированы и наклонены на 45°. Обшивка корпуса имела вмятины. Верхняя палуба получила общий прогиб глубиной до 120 мм, а между трубами – до 1 м и имела трещины. Серьезно были повреждены котлы. Самолет, находившийся на палубе, был сорван с катапульты, разбит и выброшен за борт.

 

Все другие корабли, получившие сильные повреждения, находились на расстояниях не больше 900–1000 м от эпицентра взрыва. Наиболее типичными повреждениями этих кораблей были: повреждения палуб, переборок и дверей, надстроек, дымовых труб, мачт, легких артиллерийских установок. На расстоянии 900–1000 м от эпицентра взрыва корпуса кораблей и башни главного калибра не получили тяжелых повреждений. Часть повреждений была вызвана возникшими пожарами.

Корабли, находившиеся на расстоянии более 1000 м от эпицентра взрыва, получили средние (до 1400 м) и легкие (более 1400 м от эпицентра взрыва) повреждения. Так, например, линейный корабль, находившийся на расстоянии 1700 м от эпицентра взрыва, получил повреждения внешнего оборудования. Находившийся на палубе линейного корабля самолет был сорван с места закрепления и поврежден, другой самолет также был поврежден. На авианосце «Саратога» (водоизмещение 33.000 т) находившемся на расстоянии 2100 м от места взрыва, при наружном осмотре не было обнаружено видимых механических повреждений. У немецкого крейсера «Принц Ойген» со сварным корпусом (постройки 1940 г., водоизмещение 10.000 т), находившегося на расстоянии 1700 м от места взрыва, были разрушены мачты, имелись вмятины в надстройках, была повреждена часть незакрепленной мебели во внутренних помещениях.

Боевая техника, вооружение и имущество, находившиеся на кораблях, в результате воздействия ударной волны получили повреждения различных степеней.

 

Боевая техника, вооружение и военное имущество, находившиеся во время взрыва на линейном корабле (600 м от эпицентра взрыва), получили следующие повреждения:

Находившийся на палубе корабля войсковой катер был сильно помят, сильно повреждены грузовые автомобили и походная механическая мастерская.

Танки, установленные на открытой палубе, не получили видимых повреждений. Резина катков танков и скатов автомобилей также не имела заметных повреждений или изменений.

Более сильные повреждения получили боевая техника и имущество, расположенные на десантном корабле, находившемся на расстоянии 500 м от места взрыва.

Войсковой катер, находившийся на палубе этого корабля, был сильно поврежден, а подвижная механическая мастерская была полностью разрушена. Танки и артиллерийские системы не получили ярко выраженных наружных повреждений; резина катков танков, скатов орудий и автомобилей также не получила заметных повреждений. Самолеты, находившиеся на палубе, были полностью разрушены.

 

Боевая техника и вооружение (танки, орудия, автомобили, катера), находившиеся на корабле на расстоянии 1700 м от места взрыва, не получили заметных повреждений.

Во время испытаний не было отмечено случаев взрыва боеприпасов.

По мнению присутствовавших на испытаниях американских специалистов, танки и орудия, находившиеся на палубе корабля на расстоянии 500 м от эпицентра взрыва, были годны для немедленного боевого использования.

При взрыве в воздухе корабли-мишени, находившиеся на расстоянии до 1000–1200 м от места взрыва, а также размещенные на них боевая техника, вооружение и различное имущество в результате воздействия светового излучения получили те или иные повреждения.

Пожары возникли на 19 кораблях. На кораблях горело главным образом деревянное оборудование (деревянные настилы палуб и др.) и различное военное имущество, размещенное на открытых палубах.

Пожары вызывали дополнительные разрушения и повреждения. На расстоянии до 500–800 м от центра взрыва краска кораблей и другой техники (танков, орудий) обгорела и потемнела на участках, обращенных к месту взрыва. Закрытые поверхности не имели, как правило, видимых признаков воздействия высоких температур.

В отдельных случаях пожары возникали на кораблях, находившихся на расстоянии 1700 и даже 2100 м от места взрыва».

 

По мнению советских специалистов, «при оценке воздействия светового излучения на корабли (возникновение пожаров) следует иметь в виду, что на палубах кораблей находилось очень много постороннего оборудования и различных предметов, подвергавшихся испытанию, которые оказались более уязвимыми при воздействии светового излучения и поэтому очень часто являлись первоначальными очагами пожаров. При наличии на кораблях только табельного оборудования пожары на многих кораблях могли бы не возникнуть.

На кораблях-мишенях борьба с пожарами не велась. В результате этого значительная часть оборудования кораблей, а также размещенных на кораблях боевой техники, вооружения и военного имущества была повреждена и уничтожена пожарами. На боевых кораблях, где всегда будет организована немедленная борьба с пожарами, повреждения от пожаров будут значительно меньшими в сравнении с тем, что имело место на испытаниях в Бикини.

Данные о результатах поражающего действия атомной бомбы при взрыве в Бикини показывают, что при воздушном взрыве корабли военно-морского флота, боевая техника и вооружение в зависимости от расстояния до эпицентра взрыва могут получить повреждения различных степеней и что повреждения кораблей являются главным образом следствием воздействия ударной волны. Корабли, находящиеся на расстоянии до 700–800 м от эпицентра взрыва, могут получить тяжелые повреждения или затонуть; на расстоянии 900–1400 м корабли могут иметь средние повреждения; легкие повреждения могут получить корабли, находящиеся на расстоянии до 1800 м от места взрыва. Надстройки кораблей могут быть разрушены или получат сильные повреждения на расстоянии до 1100 м от места взрыва.

Повреждения подводной части кораблей при воздушном взрыве будут значительно меньшими, чем надводной.

На испытаниях в Бикини танки и тяжелые артиллерийские установки при воздушном взрыве атомной бомбы на расстоянии более 500 м от места взрыва не получили существенных повреждений. Другие виды вооружения и боевой техники получили при воздушном взрыве повреждения от воздействия ударной волны и светового излучения на больших расстояниях от места взрыва.

Пожары, как следствие воздействия светового излучения атомного взрыва, могут возникать на кораблях на расстоянии до 1800 м; на расстоянии более 1800 м от места взрыва пожары могут возникать на кораблях, имеющих на открытых площадках детали и оборудование из легко воспламеняющихся материалов (например, из дерева)».

 

24 июля американцы решили устроить подводный ядерный взрыв. В качестве целей использовали 85 (по другим данным – 87) кораблей. На сей раз бомбу «Джильда-2» поместили в водолазный колокол, служивший обычно для водолазных работ. Колокол был подвешен к днищу десантной баржи на глубину 8–9 м, до дна от колокола оставалось 40–45 м. Операции присвоили кодовое название «Бэйкер Дей».

Как писал тот же Андре Кутен: «В 22.30 по среднеевропейскому времени молодой физик из Лос-Аламосского атомного центра Маршалл Холлоуэй включил рубильник дистанционного взрывателя. Пять минут спустя море взметнулось к небесам.

Миллионы радиослушателей в Америке и Западной Европе слушали по Си-би-эс и Би-би-си прямую трансляцию светопреставления. Вначале это было похоже на грохот поезда, вырвавшегося из туннеля, затем раздалось оглушительное «бам». В «цирке» началось представление.

Наблюдатели пресс-судна и адмиральского флагмана увидели взмывший посреди лагуны гигантский гейзер, принявший форму хлопкового куста. Обреченный флот исчез в облаке пара.

Радист «летающей крепости» возвестил с неба:

– Бикини превратился в кипящий котел! Вижу сплошное пламя и дым.

Через пятнадцать минут после начала «извержения» удалось различить силуэт лишь одного корабля из восьмидесяти семи судов эскадры. Но затем, по мере того как «белая смерть» уползла в небо, толкая вверх пронизанный солнечными лучами кокон, на поверхности моря возникали все новые и новые силуэты».

Огромный столб воды, поднятый взрывом, имел вид полого цилиндра с вертикальными стенками. Максимальная высота подъема столба составила 2400 м, наибольший диаметр столба достигал 600 м, а толщина его стенок – 90 м. В момент максимального подъема столб содержал до миллиона тонн воды. Газы взрыва, прорвавшись через полый столб, образовали над верхней частью столба облако, которое быстро увеличивалось и достигло в диаметре 6–7 км.

Через 10–12 секунд началось падение поднятых столбом масс воды. Процесс падения сопровождался образованием у основания столба базисной волны, которая распространялась в стороны с начальной скоростью 30 м/с (через несколько минут скорость упала до 3 м/с). Максимальная высота базисной волны, состоявшей из мелких капель воды, не превышала 1000 м.

На расстоянии 305 м от эпицентра взрыва высота волны была около 30 м, а на расстоянии 610 м – 14 м, на 1830 м – 4,9 м.

На морском дне, состоящем из рыхлых осадочных пород и ила, после подводного взрыва образовалась воронка диаметром 900 м и глубиной 9,8 м. Объем грунта, выброшенного со дна, составил около миллиона кубометров.

 

• Линкор «Арканзас», находившийся в 350 м от эпицентра, затонул через 10–15 минут после взрыва. Водолазы обследовали лежавший правым бортом на глубине 55 м линкор и установили, что корабль при взрыве получил множественные сквозные пробоины по всей длине подводной части корпуса. «Арканзас» стал первым линкором, потопленным взрывом атомной бомбы.

• Линкор «Нагато», находившийся в 650 м от эпицентра, получил сильные повреждения в подводной части. В результате проникновения воды через пробоины линкор стал крениться и через 5 дней после взрыва, опрокинувшись на борт, затонул.

• Авианосец «Саратога», находившийся в 450 м от эпицентра взрыва, получил сильные повреждения и от проникшей через пробоины воды получил дифферент на корму и сильный крен на правый борт. Верхняя часть дымовой трубы корабля была сорвана и валялась на взлетной палубе. Подъемник самолетов получил перекос и был вдавлен вниз, составляя уступ с плоскостью взлетной палубы.

Крен и дифферент продолжали увеличиваться, и через 6 ч после взрыва было решено отбуксировать авианосец к берегу, но высокий уровень радиации не позволял приблизиться к тонущему кораблю. Еще через час «Саратога» сильно накренился и стал быстро погружаться, увеличивая дифферент на корму. Вскоре корма полностью оказалась под водой, а нос поднялся вверх. Через 7 ч 30 мин «Саратога» скрылся под водой.

 

Подводные лодки в момент взрыва находились в подводном положении на различных глубинах на расстоянии от 250 м до 850 м. Водолазы обследовали затонувшие лодки через 20–25 дней после взрыва и установили, что три лодки из шести, находившихся в подводном положении, лежали на дне. У двух лодок было затоплено по нескольку отсеков, а корпус третьей был сильно поврежден.

Десантный корабль № 133 (водоизмещение 3.310 т), находившийся во время взрыва на расстоянии 850 м, затонул сразу же после взрыва. На следующий день при осмотре было установлено, что корабль, видимо, перевернулся вверх килем, так как носовая часть киля выступала над поверхностью воды.

Десантный корабль № 60, непосредственно под которым и была подвешена атомная бомба, полностью разрушился.

Железобетонная баржа, находившаяся в 300 м от эпицентра подводного взрыва, затонула сразу же после взрыва.

Железобетонный плавучий док затонул на 11-й день после взрыва.

После подводного взрыва большинство кораблей остались на плаву. Линкор, находившийся в 800 м от места взрыва, имел крен на правый борт на 2–3° и дифферент на корму. Самолет, стоявший до взрыва на корабле, остался на палубе, но был сорван с катапульты. Крейсер, находившийся в 900 м от места взрыва, получил крен на правый борт порядка 3° и небольшой дифферент на корму. Авианосец (1100 м от эпицентра взрыва) имел крен на правый борт порядка 8–10°. Миноносец (450–500 м от эпицентра взрыва) имел крен на правый борт порядка 4° и увеличенную осадку примерно на 0,5 м.

 

По результатам испытаний «Джильды-2» советские специалисты сделали следующие выводы: «Данные о результатах воздействия подводного взрыва атомной бомбы на корабли военно-морского флота показывают:

В зоне радиусом 300–500 м, как правило, будут потоплены корабли всех классов;

В зоне радиусом до 800 м корабли могут быть потоплены или получат сильные повреждения;

В зоне радиусом более 800 м корабли могут получить различные повреждения;

Подводные лодки могут быть потоплены в зоне радиусом до 800 м;

Наиболее сильные повреждения при подводном взрыве получат подводные части корпусов кораблей. Котлы и судовые машины могут иметь повреждения: сильные – до 700 м от центра взрыва, средние – 800–850 м, легкие – до 1000 м».

 

*  *  *

 

Таким образом, «летающие крепости» с ядерными бомбами оказались эффективным оружием против крупных надводных кораблей, но говорить, что в атомный век линкоры стали ненужными, было слишком большой натяжкой.

Бомба, сброшенная с самолета с высоты 9–11 тыс. м, имела отклонение 400–500 м. Длительность падения бомбы, парашют которой был хорошо виден с корабля, составляла около 3 мин. За это время корабль, идущий со скоростью 30 узлов, пройдет 2,8 км. Как видим, у линкора или крейсера были все возможности уклониться от атомной бомбы, сброшенной «летающей крепостью». Не следует исключать и борьбу экипажа за живучесть, дезактивацию корабля после взрыва. Наконец, ПВО соединения кораблей могла сбить самолет – носитель ядерной бомбы, а корабли охранения – поставить большую дымовую завесу.

 

*  *  *

 

Первая советская ядерная бомбы была испытана в 1949 г. в районе Семипалатинска. Для испытания ядерного оружия в интересах флота правительство решило построить полигон на архипелаге Новая Земля. 31 июля 1954 г. вышло постановление Совмина № 1559-699 о создании полигона на Новой Земле. Вновь организуемое строительство получило название «Спецстрой-700». В течение года объект-700 подчинялся командующему Беломорской флотилией. Затем приказом Главкома ВМФ № 00451 от 12 августа 1955 г. этот объект был выведен из подчинения флотилии и подчинен начальнику 6-го Управления ВМФ.

Первый ядерный взрыв на полигоне Новой Земли был произведен утром 21 сентября 1955 г. в губе Черная. Это был первый советский подводный ядерный взрыв. К этому времени США уже произвели два подводных ядерных взрыва в Тихом океане – в июле 1946 г. и в мае 1955 г. Кроме того, США провели 44 взрыва в воздухе, 18 на земле и 2 под землей. Великобритания в октябре 1952 г. произвела надводный взрыв на острове Монте Белло, а на Семипалатинском полигоне было испытано 21 ядерное устройство.

 

Для проведения подводного взрыва боевая часть ядерной торпеды Т-5 мощностью 3,5 кт* [* – Различные методики определения мощности взрыва дали результаты, заметно отличавшиеся друг от друга. Специалисты по ударной волне определили полный тротиловый эквивалент в 3– 3,5–4 кт, а радиохимики оценили его в 5–5,5 кт.] была опущена со специально переоборудованного тральщика проекта 253-Л на глубину 12 м. Естественно, что после взрыва тральщик разнесло вдребезги.

Вице-адмирал Е.А. Шитиков вспоминал: «Султан встал мгновенно. Встал столб, и тут же вверху начал образовываться гриб. Столб внутри пустой, а стенки – из воды. Белый-белый от внутреннего свечения. Такой белизны я никогда не видел. Мы наблюдали за взрывом с берега, находясь в 7 км, без укрытия. Это был склон пологой сопки. А дальше – КП.

Столб стоял долго-долго. Впечатление такое, что вышел джинн из бутылки и замер. Потом столб начал разрушаться сверху, опадать. И получилось облако, которое понесло поперек залива и косы. Мы не почувствовали ударной волны. Ну так, какой-то ветерок прошел. Зато было очень хорошо видно, как бежит ударная волна по воде. Издали – это четкая черта. А за ней – уже мельче.

Эсминец «Реут» (бывший «Урицкий», ЭМ типа «Новик», заложен в 1913 г., полное водоизмещение около 1.700 т) стоял метрах в трехстах от эпицентра. Он попал на край султана, подскочил и сразу же ушел на дно. С другой стороны, подальше, стоял «Куйбышев» (однотипный с «Реутом»), который остался на плаву, отделавшись серьезными повреждениями.

Среди расставленных эсминцев-ветеранов, прошедших войну, наиболее молодым оказался «Гремящий» с работающей паросиловой установкой. Именно поэтому «Гремящий» после взрыва дал такую шапку дыма, что все решили – он загорелся. Позволить же гореть кораблям было нельзя, ибо требовалось снять показания приборов. Поэтому Фомин, не выдержав, дал открытым текстом команду начальнику аварийно-спасательных сил капитану 1 ранга Чикеру:

– Чикер, «Гремящий» горит, выходи тушить!

Но дым рассеялся, и стало видно, что эсминец на месте, пожара нет. Это котлы так отреагировали на ударную волну».

 

10 октября 1957 г. на Новоземельном полигоне в Черной губе была проведена повторная стрельба торпедой Т-5 с ядерной боевой частью. В 10 ч подводная лодка С-144 проекта 613, находившаяся на перископной глубине, выпустила торпеду Т-5. Торпеда шла со скоростью 40 узлов, взрыв произошел на глубине 35 м. Благодаря усовершенствованию заряда мощность оказалась несколько выше, чем при испытании в 1955 г.

После взрыва (но не сразу) затонули эсминцы «Разъяренный» и «Грозный», подводные лодки С-20 и С-19, а также два тральщика. Ряд судов, в том числе эсминец «Гремящий», подводная лодка К-56 и другие, получили повреждения. Торпеда Т-5 была принята на вооружение и стала первым корабельным ядерным боеприпасом Советского флота.

20 октября 1961 г. в ходе учения «Радуга» с дизельной подводной лодки проекта 629 была запущена баллистическая ракета Р-13 с ядерным зарядом. Взрыв был произведен на Новоземельном полигоне. Сразу после этого взрыва начались учения «Коралл», в ходе которых производились взрывы ядерных боевых частей различных торпед. Стреляла дизельная подводная лодка проекта 641 (командир капитан 1 ранга Н.А. Шумнов).

В начале 1960-х гг. на Новой Земле были сброшены со стратегических бомбардировщиков Ту-95 ряд сверхмощных термоядерных (водородных) бомб мощностью до 50 Мгт. Стало реальностью и создание бомбы в 100 Мгт.

Уже после первых ядерных взрывов стало ясно, что ядерное оружие наиболее эффективно против больших городов (вспомним Хиросиму), но его действие по кораблям или сухопутным войскам в десятки раз менее эффективно. О действии ядерных бомб по кораблям мы уже знаем, а что касается сухопутных сил, то взрыв ядерной бомбы в 20 кт, как в Хиросиме, мог вывести из строя в среднем мотострелковый или танковый батальон.

Стрельба же по кораблям в море баллистическими или крылатыми ракетами дальнего действия без системы самонаведения, пусть даже с астрокоррекцией, вообще не эффективна, так как табличное круговое вероятное отклонение (КВО) таких ракет в 1950–1960-е гг. составляло около 4 км, а фактически было 6–8 км.

 


Поделиться в социальных сетях:
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Мой Мир


При использовании опубликованных здесь материалов с пометкой «предоставлено автором/редакцией» и «специально для "Отваги"», гиперссылка на сайт www.otvaga2004.ru обязательна!


Первый сайт «Отвага» был создан в 2002 году по адресу otvaga.narod.ru, затем через два года он был перенесен на otvaga2004.narod.ru и проработал в этом виде в течение 8 лет. Сейчас, спустя 10 лет с момента основания, сайт переехал с бесплатного хостинга на новый адрес otvaga2004.ru