Есть такая профессия – Родину защищать

Генерал-полковник в отставке Иван Петрович Вертелко
Э. Вавилонский
Материал предоставлен автором
Специально для сайта «Отвага»

Знакомство

 

Эта статья предназначена для парней, решивших посвятить свои жизни делу защиты Родины. Знаю, что многие молодые люди взрослея, ищут для себя образ человека для подражания.

«Юноше, обдумывающему житьё, решающему сделать бы жизнь с кого…» я советую познакомиться с биографией И.П. Вертелко.

 

Иван Петрович – генерал-полковник в отставке, ветеран двух войн (Великой Отечественной и Афганской). За долгое почти полувековое героическое служение Отечеству его парадный мундир потяжелел на 7 кг от несчётного количества наград (удалось скрытно взвесить безменом).

Они тесными рядами спускаются до пояса.

Увольнялся с воинской службы Вертелко с должности первого заместителя Начальника пограничных войск КГБ СССР. Но треть века носил форму танкиста.

Моё близкое знакомство с И.П. Вертелко (беру на себя смелость так думать) произошло зимой 1973 года.

В зауралье, где проходили испытания опытных танков Уралвагонзавода – объекта «172М», установилась чрезвычайно низкая температура воздуха минус 36°С. К группе стоящих испытателей, подпрыгивающих и сшибающихся друг с другом для согрева, стремительно подлетел УАЗ, из которого вышел высокий и прекрасно сложённый генерал-майор Вертелко – первый заместитель командующего прославленной 5-й гвардейской танковой армии, назначенный председателем государственной комиссии по проведению испытаний. Он сразу огорошил меня словами:

– Сколько лет?

– Сорок

– Национальность?

– Русский

– Давай бороться! Я давно приглядываюсь к тебе. У себя в 5-й танковой армии я выбирал из молодого поколения крепких парней и обещал им краткосрочный отпуск, если они поборют меня.

Ссылки на то, что мне отпуск не нужен и мой отказ от борьбы им не были приняты. Да и зрители настояли на этой схватке.

Я знал, что Иван Петрович каждое утро начинает с зарядки и пробежки, догадывался, что он дружит со спортом. Какого же было моё удивление позднее, когда я узнал, что мне противостоял русский богатырь, мастер спорта и чемпион Белоруссии по лыжам, кандидат в мастера спорта по плаванию, мастер спорта и рекордсмен по кроссу среди слушателей военных учебных заведений Москвы. Кроме того, он оказался неплохим стрелком, лихим наездником и спасателем на воде.

Борьбу я любил, со спортом дружил и был нехилым. К обоюдному удивлению (я ожидал проигрыша, а он выигрыша. Но каждый из нас ошибся…) результаты двух схваток «на лопатках», называемых нанайской борьбой, были признаны ничейными.

Вся моя жизнь прошла среди военных людей: от рождения в курсантской казарме (отец кадровый военный-танкист) и до прекращения работы в танковом КБ. Так что встреч с генералами по жизни у меня было немало.

Однако внешний облик и поведение Вертелко не укладывались в рамки моих сложившихся представлений о встречавшихся генералах: чопорных и вальяжных, дистанцированных от окружающих людей. В их оплывших фигурах было отражено презрение генералов к утренней зарядке и даже строевой подготовке.

У меня пробудился глубокий интерес к этому человеку.

А Иван Петрович продолжал удивлять меня своими неординарными поступками. Он решительно встал на защиту конструкции танка, разработанного и изготовленного танкостроителями Нижнего Тагила в качестве основного боевого танка Советской Армии, вопреки Постановлению ЦК КПСС и Совета Министров СССР, принявших на вооружение украинский танк Т-64А с многими конструктивными неустранимыми недостатками. Желанием ЦК КПСС и Министерства оборонной промышленности, лоббирующими танк Т-64А, было очернение уральского танка по результатам проводимых испытаний и, на этом основании, прекращение по нему всех работ.

На Уралвагонзаводе уже полным ходом шла подготовка серийного производства танка Т-64А.

Правда на стороне тагильчан была поддержка в лице Министра обороны Маршала Советского Союза А.А. Гречко, первого заместителя Министра обороны Маршала СССР И.И. Якубовского, главкома Сухопутных Сил И.Г. Павловского, начальника танковых войск главного маршала бронетанковых войск А.Х. Бабаджаняна, настаивавших на оснащении армии уральскими танками.

Но прочие сторонники тагильского танка отдавали себе отчёт в том, что в любой момент могла состоятся жестокая расправа с ними репрессивного аппарата государства.

И.П. Вертелко, таким образом, оказался главным оппонентом всесильного секретаря ЦК КПСС Д.Ф. Устинова, отвечающего за оснащение Советской Армии современной военной техникой, и он рисковал своей военной карьерой.

* – При подготовке статьи использовались материалы из книги И. П. Вертелко «Служил Советскому Союзу», биографические данные И.П. Вертелко «Фонда «Альфа-Центр» и бесед с Иваном Петровичем автора статьи

Вот как описывает Иван Петрович это время в своей книге(*):

«Наша комиссия, составленная из людей обоих ведомств, работала в режиме «лебедя, рака и щуки» из басни Крылова. Взялись как будто везти один воз, но тащили его в разные стороны. Мои люди и я часами проводили за рычагами танков. Послушные, приземистые машины буравили снежную целину, карабкались в горы, ломая мелколесье, продирались через непроходимые лесные кущи, форсировали реки и озёра по глубоким бродам и под водой, а «люди Устинова» всё усложняли и усложняли задачи, надеясь хоть где-то выискать уязвимое место нового танка. Но он демонстрировал чудеса…

Испытания были завершены в начале мая 1973 года… И ни на одном из танков за это время не случилось сколько-нибудь существенной поломки… А дебаты в комиссии между тем развернулись с ещё большей ожесточённостью… Чтобы положить конец затянувшейся дискуссии, правительством была создана государственная межведомственная комиссия во главе с Маршалом Советского Союза И.И. Якубовским. В завершение всех дебатов он попросил выступить меня…

– Жаль, что у нас не было таких танков во время войны. С ними мы бы закончили её гораздо раньше, – заключил я.

07 августа 1973 г. вышло новое Постановление Правительства о принятии на вооружение Советской Армии объекта «172М» под названием «Танк Т-72» и постановке его на серийное производство на Уральском вагоностроительном заводе.

А через некоторое время многие сторонники танка Т-72 – честные и мужественные люди, ставящие интересы страны выше собственного благополучия и карьеры были освобождены от занимаемой должности или отправлены на пенсию. Среди этих караемых людей, к счастью, не оказалось И.П. Вертелко. В его судьбе случился крутой поворот, он стал… пограничником и оказался недосягаем для, казалось бы, всесильного Д.Ф. Устинова.

Вертелко был взят под защиту члена Политбюро ЦК КПСС и председателя Комитета государственной безопасности Ю.В. Андропова. Я уверен, что объяснение неожиданному повороту в служебной карьере Ивана Петровича сразу после завершения испытаний уральского танка следует искать в заботах о его дальнейшей судьбе вышеупомянутыми военачальниками Министерства обороны.

На новой службе в полной мере раскрылись незаурядные человеческие и военные качества бывшего танкиста, о чём пойдёт разговор ниже.

** – [Э.Б. Вавилонский, КАК ЭТО БЫЛО, часть 2, История создания танка Т-72 • Силовая установка, Нижний Тагил, 2004]

Готовясь издать свою книгу,(**) я задался целью узнать биографию И.П. Вертелко подробнее. Мне нужна была личная встреча с ним. Однако розыск генерала затянулся. Пришлось обращаться в ФСБ РФ. В апреле 2004 г. «Фонд «Альфа-Центр» по нашему запросу выслал биографические данные И.П. Вертелко и его домашний телефон.

А через 30 лет после борцовской схватки на снегу состоялась наша встреча в Москве.

На выходе из метро «станция «Маяковская» Иван Петрович ожидал меня около часа, вглядываясь в лица сотен проходивших мимо людей.

Мы обнялись. Пошли разговоры, продолжавшиеся в уютной скромной квартире за столом, любезно накрытым Анной Денисовной – единственной супруге Ивана Петровича (редкость для статусных генералов), вышедшей замуж за лихого лейтенанта более полувека назад. Она – дочь партизана, растрелянного немцами в 1942 году.

 

Как-то на встрече бывших однокашников-выпускников Бронетанковой академии один из них с ехидцей заметил Вертелко, что он должен без утайки поведать о старых добрых связях с нужными людьми и своей жене, чуть ли не княжеских кровей…, благодаря которым он достиг таких высот в военной карьере.

Задетый за живое, Иван Петрович сумел защитить свою честь, и объяснил завистливому сокурснику: чтобы стать генерал-полковником надо иметь крепкий тыл, жениться на девушке скромной, умной и заботливой, такой как его Аня, которая за тобой пойдёт на край света.

 

В 2006 г. И.П. Вертелко был почётным гостем Уралвагонзавода на открытии Бронетанкового музея и дорогим гостем уже в моей семье.
Постепенно в моей голове стала укладываться вся биография этого удивительного человека – храброго воина, наделённого полководческим талантом, умного собеседника, патриота страны, открытого для общения с любым человеком, честного и прямого в своих поступках и суждениях, не терпящего холуйского поклонения разным авторитетам.

Хочется поведать читателю как формировался его характер.

 

 

Формирование характера

 

«Мужская смелость подобна

велосипеду – если на нём не

ехать, он падает»

Марти Ларни, писатель

 

Иван Петрович Вертелко родился 14 августа 1926 года в деревеньке Стригово Почепского района, что на Брянщине, в многодетной семье.

Брянщину называют землёй Пересвета – русского монаха-богатыря – посланника Сергия Радонежского, сразившего на Куликовом Поле татарского силача Челубея.

В этом краю вырастали мужественные люди, патриоты страны.

Во время Великой Отечественной Войны на Брянщине действовало мощное партизанское формирование.

Матушке Ивана, родившей семь девочек и одного мальчика, Иван снился в облике высокого человека в длиннополой шинели.

Предчувствие матери оказалось верным. Бывший пастушок из глухой деревеньки, в которой не было средней школы, упорно учился грамоте в трёх отдалённых от родного дома школах, пережил два года немецкой оккупации и попытку угона в Германию, успел повоевать на исходе Великой Отечественной Войны, окончить танковое училище, две Академии и стал генералом.

Нелёгкий крестьянский труд воспитал в молодом парне трудолюбие, терпение, выносливость, смекалку, отзывчивость и человечность.

Не случайно из 11 прославленных танковых генералов – участников Курской битвы, 9 – дети православных крестьян: Михаил Ефимович Катуков, Павел Семёнович Рыбалко, Дмитрий Данилович Лелюшенко, Василий Михайлович Баданов, Андрей Лаврентьевич Гетман, Алексей Георгиевич Родин, Иван Игнатьевич Якубовский, Павел Алексеевич Ротмистров, Андрей Григорьевич Кравченко. И только двое – Павел Павлович Полубояров и Семён Ильич Богданов – из городских рабочих семей.

Крестьянские навыки пригодились Ивану на всю жизнь – он и сегодня может латать обувь, паять и лудить, разбирается в технике. Приобрёл страсть к охоте и любовь к оружию.

Гигантская энергия, которой был заряжен с детства крепкий паренёк, искала выход. В детстве ему удалось расколошматить окна в доме приятеля изготовленным самопалом. За многие другие проделки с самопалом его исключали из школы.

Позднее затеи и проделки становились опаснее.

В Казани, состязаясь с товарищами по танковому училищу в подводном плавании на Волге, Иван проныривал под днищем баржи с одной стороны на другую 25 метров. Это едва не стоило ему жизни, т.к. однажды он «сбился с курса» и подводный заплыв для него оказался намного длиннее.

В г. Орджоникидзе (ныне г. Владикавказ), куда было переведено училище, он прыгал с моста в водопад, низвергавшийся с плотины. Затем вместе с ним обрушивался в бурлящий Терек, и лавируя между камнями доплывал до места, где его отлавливали товарищи с помощью связанных ремней.

За один такой «подвиг» ему пришлось отсидеть на гауптвахте 5 суток.

Читателю это должно напомнить пролёт самолёта знаменитого лётчика В.П. Чкалова под невским мостом, который для этого героя имел такие же последствия.

Конечно внешне это выглядело как бравада и кураж.

Но в этих проделках и затеях воспитывались смелость, решительность и воля. Известно, что Саша Суворов, будущий генералиссимус Русской армии, испытал свою храбрость в младом возрасте тем, что в глухую летнюю ночь целый час провёл на кладбище.
Он же, ведя в атаку свои войска, говорил самому себе:
 «Дрожишь шкелет! Ты ещё не так задрожишь, когда узнаешь куда я тебя поведу!»

Александр Васильевич Суворов для Ивана Вертелко был непререкаемым авторитетом. Его биографию он хорошо знал и следовал его «науке побеждать».

Военная жизнь И.П. Вертелко была полна приключений, невероятных коллизий, которых хватило бы на несколько человеческих жизней. Он был в центре многих событий, часто его жизнь висела на волоске. Спасали смелость, смекалка и силы небесные. Ему ещё и везло!

Пройдёмся пунктирно по его биографии.

 

Кто этот орёл?

 

Попав на фронт в 1943 году, Иван был определён в разведывательный батальон, который являлся составной частью знаменитой 5-й гвардейской танковой армии П.А. Ротмистрова. Незадолго до этого на Прохоровском поле вся армия героически полегла, но врага не пропустила.

Став разведчиком, Вертелко добывал информацию о противнике, брал «языков» – пригодились гренадёрский рост, большая сила, смелость и выносливость. Как-то перед атакой немцев поменялся окопами с товарищем. Во время артобстрела вражеская мина разорвалась прямо у его бывшего окопа. Осколком, предназначенным для Ивана, был убит боевой товарищ.

В марте 1945 года Вертелко стал танкистом. Когда залезал в танк был легко ранен в голову. Однажды в танк угодил фаустпатрон. Иван сумел выползти из объятой пламенем машины.

Подобрав на поле боя немецкий пулемёт MG-34, он пристроил его на бруствере окопа, в котором стоял наш танк, и скосил очередью 34 наступающих фашиста!

Иван закончил войну в 19 лет живым и здоровым, если не считать отсутствие одного пальца на левой руке, срезанного осколком.

На груди амбициозного парня, решившего связать свою дальнейшую жизнь с военной службой, красовались первые боевые награды: медаль «За отвагу», орден «Красная Звезда» и медаль «За победу над Германией».

Но ещё оставалось много места для других наград.

После войны, дослужившись до командира танкового полка, Вертелко пришлось догонять на командирском танке сержанта, совершившего побег на другом танке для разборок со своей невестой, проживавшей в 120 км от расположения части. Солдат из караульной службы, приняв командира за угонщика, стрелял в него из автомата, когда Иван Петрович вылезал из танка для изучения следов танка – нарушителя. Восемь пуль прошли в нескольких сантиметрах от него! Для остановки убегающего и постреливающего из курсового пулемёта танка, Вертелко применил два танковых тарана.

Однако, сержанта-угонщика уберёг, он остался живым и невредимым. Был сохранён и танк.

Этот эпизод мог испортить военную карьеру амбициозного офицера.

Но через несколько дней развернулись крупнейшие военные учения «Днепр», на которых И.П. Вертелко было суждено стать «первой скрипкой» войск БВО» (из автографа на книге об учениях «Днепр», подаренной Ивану Петровичу её автором Грековым).

Полк Вертелко обеспечил решительное наступление «Восточных» перед высокими трибунами, на которых находились руководители партии и правительства СССР, военачальники армий стран Варшавского Договора и др. высокопоставленные руководители.

«Эту картину боя нужно было видеть, – писал Иван Петрович в своей книге, – земля гудела от рёва сотен двигателей, когда на сомкнутых интервалах, на участке в километр с небольшим по фронту прямо на трибуну двигалась лавина танков, изрыгающих шквал огня. Залпам танковых орудий подпевали на подголосках около двухсот пулемётов.

(За несколько минут атаки полк, возглавляемый И.П. Вертелко, произвёл около 4000 выстрелов!)

Трибуна зашевелилась, все разом заговорили, заахали…. Гречко поинтересовался, кто, мол, этот орёл, устроивший нам такой праздник?

– Подполковник Вертелко! – ответил командующий округом.

Обернувшись к ординарцу, Гречко приказал:

– Бери вертолёт и давай этого Вертелко сюда – прямо на трибуну!»

Иван Петрович был награждён Министром обороны именными золотыми часами, ему был вручён орден боевого Красного знамени, полк получил вымпел, орденами и медалями были награждены многие другие офицеры полка, каждому танкисту была объявлена благодарность за подписью Маршала Советского Союза А.А. Гречко.

Вертелко добился от Министра обороны своего направления в Академию Генерального штаба (ранее он окончил бронетанковую Академию).

Окончив вторую Академию в 1969 г. И.П. Вертелко стал командовать дивизией в звании полковника. В 1970 г. после успешного участия в новых учениях «Двина» ему было присвоено звание генерал-майора.

Также, как и Александр Васильевич Суворов, генеральские погоны он заслужил лишь в возрасте около 45 лет.

Через некоторое время его назначили первым заместителем командующего 5-й гвардейской танковой армии.

Следуя заветам Суворова Вертелко был душой подчинённых, берёг солдат, используя свои природные педагогические способности воспитывал у командиров уверенность в том, что пролитый пот, потраченные нервы и бессонные ночи при овладении подчинёнными в совершенстве воинским делом позволят сохранить им жизни при столкновении с реальным противником. Личным примером обучал солдат преодолевать водные рубежи под водой с пудовым траком гусеницы на плечах. «Солдата надо беречь, любить его, как собственного сына, но учить и воспитывать по-мужски», – эти слова принадлежат Ивану Петровичу.

Ему пришлось командовать большими воинскими соединениями.

В 1972 году Вертелко возглавил переброску на 2500 км своим ходом 40 автомобильных батальонов, а это свыше 40 тысяч машин (!), после уборки урожая на целинных землях. Преодолев этот путь, ни один из водителей не пострадал, не попал в дорожно-транспортное происшествие. «После целинной закалки с этими водителями можно было идти в огонь и воду. Им цены не было, – вспоминал Иван Петрович, – а Генштаб извлёк для себя необходимые уроки: в случае необходимости можно было предусмотреть переброску войск и грузов на громадные расстояния армейским автотранспортом».

 

В 1973 году И.П. Вертелко перешёл на службу в пограничные войска.

Он уходил с должности первого заместителя командующего 5-й гвардейской танковой армии после того, как помог вооружить Советскую Армию уральскими танками Т-72.

 

На границе тучи ходят хмуро

 

На новой службе он стал куратором всей военной техники, состоящей на вооружении погранвойск, руководил боевыми действиями пограничников в Афганистане, защищал границы самого большого государства в мире по всему его периметру, постоянно рискуя своей жизнью.

Пограничные войска последней четверти XX века были насыщены разнообразной военной техникой – тысячами кораблей и катеров, охраняющих водные рубежи страны, сотнями вертолётов и самолётов, десятками мотоманевренных групп. Два раза в год пограничники устраивали учения по охране государственных границ. Отрабатывались вопросы взаимодействия погранвойск с частями Советской Армии.

И.П. Вертелко с головой окунулся в работу, порученную ему лично председателем КГБ Ю.В. Андроповым – управлять разнообразной техникой, находящейся на вооружении погранвойск.

Одновременно он усиленно осваивал специфику пограничной службы, не стеснялся обращаться за помощью и советом к опытным специалистам своего дела. А пограничники в свою очередь охотно перенимали богатый армейский опыт Вертелко.

В скором времени руководство КГБ стало поручать Ивану Петровичу решение вопросов, требующих знаний специфических погранично-политических вопросов.

Через 3 года службы в погранвойсках Вертелко стали посылать на расследование крупных пограничных ЧП. В этих командировках на юг, восток страны, Эстонию раскрылись его дипломатический талант, мудрость государственника, обострилась гибкость ума.

 

В 1979 году в Демократической Республике Афганистан, граничившей с тремя союзными республиками СССР, вспыхнула широкомасштабная гражданская война. Обстановка осложнялась иностранным вмешательством во внутренние дела ДРА. Страны НАТО, мусульманские государства и Китай финансировали и поставляли оружие и боеприпасы силам опозиции законному правительству. В учебных центрах Пакистана и Ирана проходили военную подготовку отряды оппозиции.

Всё это создавало исключительно напряжённую обстановку на южных границах СССР. Руководство ДРА (Н. Тараки) с начала 1979 г неоднократно обращалось к СССР с просьбой направить в Афганистан воинский контингент. Опасаясь усиления позиций западных держав в Афганистане и переноса военных действий на территорию среднеазиатских республик, 25.12.1979 г после захвата власти Х. Амином, сместившим Тараки, начался ввод в Афганистан Ограниченного контингента советских войск.

А в 1982 году в северные провинции Афганистана вошли первые колонны пограничных войск. Им была поставлена задача обеспечить безопасность государственных границ СССР, пребывая на сопредельной территории на глубине от 60 до 100 км от границы. Руководил этой операцией И.П. Вертелко, назначенный в 1983 году первым заместителем начальника пограничных войск КГБ СССР.

Перед вводом пограничников в Афганистан Иван Петрович в течение двух месяцев проводил жёсткую учёбу с группой офицеров и технических специалистов, опираясь на свой опыт, приобретённый в Советской Армии.

Цель учёбы – проверка готовности вверенных ему людей к встрече с любыми испытаниями.

Да и для него эта война оказалась главным испытанием в его жизни – по длительности она превосходила Великую Отечественную в два раза, по напряжённости и ответственности требовала запредельной психофизической нагрузки.

И.П. Вертелко облетел и объездил пограничную зону Афганистана, начиная с востока на стыке её границ с СССР, Китаем, Индией, далее вдоль границ с Пакистаном и Ираном до государственной границы с СССР (район г. Кушка).

На территории всей этой зоны он руководил развёртыванием афганских пограничных бригад, полков, батальонов, определял места их дислокации, боевые порядки, организовывал перекрытие самых опасных бандитских троп, закреплял наши гарнизоны и посты в горах, названные «орлиными гнёздами».

Попутно пришлось возвращать с Афганской территории более 2000 голов овец, угнанных с отгонных пастбищ Советской Средней Азии.

В память о русском генерале Вертелко и этом событии благодарные жители Тахта-Базара соорудили фигуру барана посреди сухого фонтана.

Следуя ещё одной суворовской заповеди: «сам погибай, но товарища выручай» Вертелко проявлял чудеса храбрости и отваги, когда жизни хоть одного пограничника угрожала опасность.

На розыск трёх пограничников, потерявших ориентировку и заблудившихся в горах, им были брошены значительные силы десантников, в небо подняты вертолёты. Наконец, Иван Петрович вместе с переводчиком и без охраны отправился на вертолёте в логово бандитов, чтобы договориться с её главарём о совместных поисках пропавших людей.

Другой случай: пара советских вертолётов, проводя разведывательный полёт, заблудилась и сделала вынужденную посадку в Пакистане. Иван Петрович ночью поднял на ноги своё московское руководство и даже сделал телефонный звонок помощнику М.С Горбачёва. Благодаря принятым мерам экипажи вертолётов были возвращены на Родину через несколько дней.

Иван Петрович счастлив тем, что за всю Афганскую войну ни один из советских пограничников не познал позора плена и никто не пропал без вести.

Сколько матерей и жён должны быть благодарны И.П. Вертелко за такую отеческую заботу о каждом советском пограничнике.

 

Не меньшую заботу Иван Петрович проявлял об афганских пограничниках и жителях этой страны.

В течение шести месяцев, находясь в полном окружении в г. Аргуне, вёл бой с душманами пограничный полк Афганистана, брошенный руководством ДРА на произвол судьбы.

Численный состав полка поредел в четыре раза, не хватало оружия, боеприпасов, питания. Сражающиеся люди не имели подручных средств для создания закрытых позиций на мёрзлом, каменистом грунте. Техника и люди представляли собой открытые мишени. С риском для жизни Вертелко и группа военных специалистов были заброшены вертолётом в расположение погибающего полка. И находились там, терпя невзгоды, выпавшие на долю защитников Аргуна и теряя килограммы своего веса до тех пор, пока не стабилизировалась обстановка.

Вручая Вертелко орден Ленина, председатель КГБ В.М. Чебриков сказал ему: «Когда снова будешь улетать в Афганистан, не забудь передать опыт, как приобрести такую стройную фигуру».

Долго находиться в Москве Ивану Петровичу не пришлось:

– Вы что там штаны просиживаете, Вертелко? Не знаете, какая обстановка в Кабуле? Город без света, взорвано несколько опор высоковольтной линии, подорван газопровод… Забыли, где ваше место, генерал?! – неслись по особой связи тяжёлые слова высокопоставленного чиновника.

И хотя этот район не входил в зону ответственности погранвойск, И.П. Вертелко, выполняя приказ, уже к концу этого дня находился за тысячу километров от Москвы, решая поставленную ему задачу восстановления жизнедеятельности города и отработки методов исключения подобных провокаций в будущем.

Во все населённые пункты вдоль трубопровода пограничники завезли соль, спички, керосин, в которых остро нуждались афганцы.
Эта демонстрация миролюбия сыграла свою положительную роль: провокации на газопроводе стали происходить реже и не случалось более столь крупных.

Самым беспокойным местом в течение всей Афганской войны был район Панджшерского ущелья, где сходились караванные пути и тропы, по которым из Пакистана доставлялось оружие душманам.

В этих местах орудовала банда Ахмат-Шаха. В 1987 г люди Ахмат-Шаха напали на один город, жители которого не отвечали политическим и религиозным убеждениям главаря банды, учинив жуткие зверства над ними и вырезав почти всех мужчин.

На спасение оставшихся 5000 жителей, оказавшихся без пищи и тепла при 20-градусном морозе, бросились пограничники.

Была поднята вся пограничная авиация. Советские солдаты отдавали всё, что могли – бушлаты, одеяла, сухари. В ущелье был разбит лагерь беженцев, куда вертолётами по 40-45 человек (!) доставляли обессиленных людей. Им оказывалась медицинская помощь. После спасательной операции пограничная авиация совершила акт возмездия по банде Ахмат-Шаха.

За эту блестяще проведённую операцию президент Афганистана М. Наджибулла, сменивший на этом посту Б. Кармаля, направил в Москву телеграмму с ходатайством о присвоении И.П. Вертелко звание Героя Советского Союза.

Однако неприятные события продолжали происходить. Однажды Наджибулла обратился за помощью к М.С. Горбачёву: душманы перекрыли подачу воды в провинциальный город и он оказался в осадном положении.

И на этот раз помощь пришла в лице И.П. Вертелко и его пограничников. Взяв противника в артиллерийскую вилку меткой стрельбой, пограничники под угрозой полного уничтожения бандитов заставили их возобновить подачу воды в город.

Незадолго до отбытия на Родину ещё одна награда – афганская украсила мундир русского генерала.

Уходя из Афганистана пограничники не разрушили ни одного колодца и арыка, не подорвали и не сожгли за собой ни одного моста.

 

Испытания страшные и трагические ожидали Ивана Петровича на родной земле. Шёл 1990 год. В Азербайджане из нажитых домов выбрасывали армян. Преследуемые люди не знали куда бежать.

Была взбудоражена Прибалтика, волновалась Алма-Ата, в Карабахе пролилась кровь.

И вновь Азербайджан… На протяжении сотен километров обезумевшие фанаты-мусульмане крушили границу с Ираном, сносили пограничные вышки и столбы и уходили в Иран. Страну захлестнул поток контрабанды – наркотики, оружие. Организатором этой вакханалии выступил Народный фронт Азербайджана (НФА). Переподчинённые пограничникам мотострелковая дивизия Министерства обороны СССР и воздушно-десантная дивизия не могли изменить сложившуюся ситуацию на границе.

Распоряжением председателя КГБ И.П. Вертелко было поручено прояснить ситуацию, а инцидент уладить.

На трибуне перед огромной разъярённой толпой Иван Петрович взял в руки микрофон, но один из лидеров НФА – Панахов – вырвал микрофон из его рук, дёрнул за ворот бушлата, показывая толпе генеральский погон. Под объективами работающих кинокамер, обзывая Вертелко «генералом-фашистом» и наступая на него, Панахов пытался плюнуть ему в лицо. Иван Петрович, сохраняя хладнокровие, вновь овладел микрофоном и, используя своё ораторское искусство, заставил толпу его слушать. Микрофон ещё дважды переходил из рук в руки противников, но генерал сумел закончить свою горячую речь. Он сходил с трибуны удовлетворённым под аплодисменты толпы. Ему удалось «переломить» настроение толпы и не дать стихии выплеснуться наружу.

 

В июне 1990 года Вертелко разбирался в вспыхнувшем конфликте киргизов и узбеков в г. Ош Киргизии, начавшемся из-за дележа поля. В возникшей резне погибло более 1200 человек (!).

Иван Петрович был включён в состав правительственной комиссии, которой поручено разобраться в причинах трагедии на месте. Власть беспомощного руководства Киргизии тогда удалось удержать…

Это было последним поручением генералу.

 

Отставка

 

В 1990 году Иван Петрович вышел в отставку. Однако уход от активной деятельности, ощущение собственной ненужности и невостребованности на фоне происходящего крушения державы, вызвали в душе генерала глубокое отчаяние.

Но о нём вспомнили друзья. Его вовлекли работать в Международный фонд духовного единства российских народов. Состоялись выступления Вертелко в Академии погранвойск, Голицынском пограничном институте.

Он делился опытом приобретённым в Афганистане.

Не забыли Ивана Петровича и тагильчане. Он был почётным гостем на открытии Музея бронетанковой техники Уралвагонзавода в 2006 году.

В музее организован персональный комплекс И.П. Вертелко, рассказывающий о его героической жизни. На прошедшей в мае 2010 года в Москве Выставке «Наука – фронту» Вертелко интересно рассказывал о танках, сделанных в Нижнем Тагиле, и своём участии в их испытаниях.

Всё как будто утряслось в его жизни… Он снова живёт активной жизнью – охотно выступает перед любой аудиторией: солдатами, офицерами, курсантами. Говорит ярко, авторитетно, убедительно. Оратор превосходный.

Вошёл в состав экспертного совета «Фонда «Альфа-центр». Выпустил книгу «Служил Советскому Союзу. Сокровенное», интересно рассказывающую о его удивительной жизни. Завидный тираж 10000 экземпляров разошёлся по городам и весям стремительно. Размышления Ивана Петровича о доблести и чести, совести и стыде, войсковом товариществе, командирском долге и ответственности, любви к Отечеству написаны искренне и доходят до сердец читателей.

Старый генерал по прежнему держит завидную осанку. До прошлого года ежедневно занимался зарядкой с пробежкой и еженедельно – плаванием.

Но перенесённые невзгоды, ранения, угорания, обморожения ног, нервные стрессы сделали своё дело. В 2009 году он около года провёл на койках двух госпиталей, трижды меняя их. Семь тяжёлых операций следовали одна за другой. Даже после этого Иван Петрович уделяет ежедневно утренней зарядке один час, хотя работе его сердца уже стал помогать кардиостимулятор.

Он выдюжил, не зачерствел, не огрубел душой и сердцем!

Остро реагирует на события, происходящие в Вооружённых Силах и в стране. Иван Петрович никогда не изменяет своим принципам и не будет прогибаться под изменчивый мир.

Потому что у него суворовский характер и могучая воля.

 

Я испытываю к нему огромное уважение и благоговение.


Поделиться в социальных сетях:
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Мой Мир


При использовании опубликованных здесь материалов с пометкой «предоставлено автором/редакцией» и «специально для "Отваги"», гиперссылка на сайт www.otvaga2004.ru обязательна!


Первый сайт «Отвага» был создан в 2002 году по адресу otvaga.narod.ru, затем через два года он был перенесен на otvaga2004.narod.ru и проработал в этом виде в течение 8 лет. Сейчас, спустя 10 лет с момента основания, сайт переехал с бесплатного хостинга на новый адрес otvaga2004.ru