Из окопа, из-за угла, из танка: кривоствольное оружие возвращается

Журнал «Оружие» №10 - 2007

 

Идея оружия с кривым стволом не нова, ведь оно позволяет поразить противника, не показываясь из-за укрытия, – окопа, угла здания, люка танка. Правда, особым успехом работы по созданию таких стрелковых систем не увенчались. Тем не менее, сегодня они переживают своеобразный ренессанс, поскольку, как оказалось, могут быть весьма полезны для отрядов специального назначения, ведущих борьбу с террористами.

 

ОСТАТЬСЯ НЕУЯЗВИМЫМ

Сергей монетчиков

 

 

Основная задача кривоствольного оружия: боец, вооруженный им, должен остаться неуязвимым. Именно поэтому конструкторы потратили немало сил на его создание.

Представьте себе такую картину: над бруствером окопа появляется странного вида оружейный ствол. Стрелка при этом не видно, но он ведет прицельную стрельбу, не высовываясь из траншеи. Точно также такой ствол может появиться из-за угла здания, из люка боевой машины. Во всех этих случаях стрелок находится в безопасном месте, и, оставаясь неуязвимым, поражает противника, потому что у него в руках кривоствольное оружие.

Это вовсе не фантастика, а документальные кадры кинохроники периода Второй Мировой войны. Именно в это время очень активно велась разработка стрелковых систем с кривым стволом.

Сама идея создания такого оружия к тому времени была далеко не нова. Еще в 1868 г. русский генерал от артиллерии Н. В. Маиевский, профессор баллистики Михайловской артиллерийской академии, предложил проект кривоствольной пушки, заряжаемой с казны. Правда, делал он это с целью увеличения дальности стрельбы дисковым снарядом. При выстреле из орудия с изогнутым вверх каналом ствола, снаряд дисковидной формы, установленный на ребро, прижимался центробежной силой к нижней части ствола и получал необходимое вращение, которого добивались конструкторы. Одну такую пушку изготовили. Опытные стрельбы, проведенные в 1871–1873 гг., подтвердили правильность расчетов: дисковидный снаряд массой 3,5 кг с начальной скоростью 480 м/с, пролетел 2500 м, в то время как обычное ядро той же массы при тех же условиях – всего 500 м. Но, главное, – в этом эксперименте была доказана реальность ведения стрельбы из кривоствольного оружия.

 

Германские разработки

 

Используя эту идею, немецкие специалисты создали приспособление для стрельбы из винтовок из-за укрытия. В ходе ведения оборонительных боев в 1942–1943 гг. на Восточном фронте Вермахт столкнулся с необходимостью создания оружия, предназначенного для поражения живой силы противника, причем сами стрелки должны были находиться вне зоны настильного огня, т.е. в траншеях или за стенами зданий.

Самые первые примитивные образцы подобных устройств появились на Восточном фронте уже в 1943 г. Они предназначались не только для самозарядных винтовкок G.41 (W) и G.41(M), но и для магазинных карабинов Маузер 98К, хотя перезаряжание последних вручную под огнем противника было делом достаточно опасным и в значительной степени сводило на нет саму идею стрельбы из-за укрытия. Весьма громоздкие и весьма неудобные приспособления состояли из металлического штампо-сварного корпуса, на котором крепился приклад со спусковым устройством и перископ. Деревянный приклад крепился к нижней части корпуса двумя винтами с барашковыми гайками и мог откидываться. В нем был смонтирован спусковой крючок, соединенный с помощью спусковой тяги и цепочки со спусковым механизмом винтовки. В верхней части корпуса, между боковыми стенками, имелась опорная планка для приклада винтовки, закрепленная опорным винтом. Спереди она накладывалась на эксцентричную втулку, насаженную на переставной винт установочного рычага, который завинчивался до отказа барашковой гайкой. Сверху корпуса на шарнире крепилась наметка с двумя зажимами. На ее внутренней стороне имелись упоры, с помощью двух винтов прижимавшиеся к опорной планке корпуса приклада винтовки.

Прицельная стрельба из этих устройств из-за большой массы (вес с самозарядной винтовкой G.41(W) – 10,4 кг; с карабином Маузер 98К – 9,5 кг) и сильно смещенного вперед центра тяжести, могла производиться только после их жесткой фиксации в упоре. Устройства для стрельбы из-за укрытий поступили на вооружение специальных команд, задачей которых было уничтожение командного состава противника в населенных пунктах.

Кроме пехотинцев, в кривоствольном оружии остро нуждались и германские танкисты, которые достаточно быстро почувствовали беззащитность своих машин в ближнем бою. Бронетехника имела мощное вооружение, однако когда противник находился в непосредственной близости от нее, весь этот арсенал оказывался бесполезным. Без поддержки пехоты танк довольно легко можно было уничтожить «коктейлем Молотова», противотанковыми гранатами или магнитными минами. Невозможность борьбы с вражескими солдатами, находящимися в мертвой зоне, заставила немецких конструкторов-оружейников заняться этой проблемой. И здесь искривленный ствол оказался очень интересным и чуть ли не единственным приемлемым решением.

В конце 1943 г. Ханс-Иоахим Шаеде, начальник производственного управления Министерства вооружений и военной промышленности, предложил установить искривленный ствол на танковый пулемет MG.34, для более эффективной обороны бронированных машин.

В конце 1943 г. фирма Rheinmetall получила заказ на создание особых приспособлений – искривленных стволов с целью их использования на всех образцах штатного оружия, рассчитанного под винтовочно-пулеметный патрон 7,92×57. Эти приспособления предназначались для уменьшения «мертвых зон» с дистанций 150–200 м до 15–20 м. Первый опытный образец специальной насадки (Krummerlauf, нем. – изогнутый ствол) одевался на штатный карабин Маузер К98к. Изогнутый на 15 градусов опытный ствол имел гладкий внутренний канал диаметром 10 мм, а внешний его диаметр составлял – 36 мм. Но результаты испытательных стрельб оказались неудовлетворительным.

Когда же начали испытывать стволы карабинов, изогнутые на 30 градусов с радиусом 250 мм, то обозначился первый успех. В конечном итоге, выбор был сделан в пользу специальных изогнутых стволов калибра 7,92 мм с указанными выше параметрами, с внешним диаметром около 16 мм и толщиной стенки 4 мм. Эксперименты проводились со стволами с кривизной 15, 30, 40, 60, 75 и 90 градусов. Внутренняя баллистика была настолько тщательно рассчитана, что на дальностях стрельбы до 400 – 500 м она была аналогична баллистике движения пули в нормальном стволе, за исключением определенного снижения начальной скорости и увеличения рассеивания пуль. Причем, несмотря на нестабильность оружия при автоматической стрельбе, были получены удовлетворительные результаты по меткости. Несколько подобных приспособлений изготовили и для пулемета MG.34, но они не выдержали испытаний, разрушившись уже на первой сотне выстрелов. Немецкий 7,92-мм винтовочный патрон оказался чересчур мощным для любого искривленного ствола.

Тогда германские конструкторы выдвинули новую идею: не будет ли искривленный ствол лучше работать с «промежуточным» патроном 7,92×33, который имел более короткую пулю и значительно меньшую дульную энергию. Испытания выявили, что «короткий» патрон идеально подходит для кривоствольного оружия и делает автомат единственным образцом, позволяющим осуществить на практике идею стрельбы из укрытия. Он работал за счет использования энергии пороховых газов, поступающих из газоотводного отверстия в газовую камеру. Естественно, что при наличии криволинейной насадки истечение газов из ствола затруднялось, поскольку количество газов, поступающих из ствола в газовую камеру автомата, возрастало, а их воздействие на подвижные части автомата увеличивалось и могло стать причиной их поломки. Для избежания этого в задней части насадки имелись газоотводные отверстия для истечения газов наружу. Благодаря этому решению, удалось получить нормальные скорости подвижных частей автомата, укомплектованного искривленным стволом-насадкой. Использование подобной насадки в комплекте с автоматами (штурмовыми винтовками) МР.43 значительно расширило их потенциальные возможности, позволив им вести плотный заградительный огонь вместо одиночных выстрелов из винтовок.

В июле 1944 г. автомат (штурмовая винтовка) МР.43 со стволом кривизной 90 градусов демонстрировался высшему руководству Вермахта.

В первом варианте нарезной ствол имел несколько газоотводных отверстий. Во время отстрела автомата с криволинейным стволом-насадкой точность стрельбы была вполне удовлетворительной. При стрельбе одиночными выстрелами на дальность 100 м, рассеивание составило 35 см. Живучесть подобного ствола оценивалась в 2000 выстрелов.

Испытания стали убедительным доказательством способностей нового оружия. 8 августа 1944 г. руководство Управления вооружения Вермахта (HwaA) выдало заказ Министерству вооружений Третьего рейха на производство в сжатые сроки 10 000 приспособлений для стрельбы из-за укрытий. Однако это было несколько преждевременным, поскольку проходившие испытания автоматов МР.43 выявили, что ствол с кривизной 90 градусов может удовлетворить потребности вооружения только танкистов, но никак не пехотинцев. 25 августа на заседании Управления вооружения Вермахта с представителями фирмы-разработчика Rheinmetall-Borsig было принято решение о проектировании второй модели ствола, с искривлением от 30 до 45 градусов, массой не более 2 кг и живучестью до 5000 выстрелов.

Это приспособление, получившее название Vorsatz J (проект Йот), предназначалось как для ведения уличных боев (стрельбы из-за угла), так и для ведения стрельбы из полевых оборонительных сооружения (траншей). Оно имело узел крепления, аналогичный винтовочному гранатомету, т.е. в казенной части ствола монтировалось зажимное устройство, состоявшее из двух наметок с зажимным винтом. Регулировочное устройство обеспечивало возможность вывернуть перископический прицел и привести винтовку, установленную в приспособление, к нормальному бою. Крепление криволинейной насадки на стволе оружия можно было осуществлять не только с помощью наметки, но и с помощью втулки, а также и другими способами.

При разработке оружия с искривленным каналом ствола изначально учитывались требования ведения прицельной стрельбы из окопов. Для обеспечения прицельной стрельбы были созданы прицелы двух типов – зеркальные и призменные. Стрельба из кривоствольных автоматов с такими прицелами практически не отличается от стрельбы из обычных автоматов с оптическими прицелами. После появления специального перископического прицела для ствола-насадки Krummerlauf возможности автоматов («штурмовых» винтовок) МР.43 / Stg.44, оснащенных криволинейными стволами-насадками с искривлением ствола на 30 градусов, резко возросли.

Прицельные приспособления нового устройства включали мушку и перископическо-зеркальную систему линз, которая позволила стрелку вести прицельный огонь от бедра. Линия прицеливания, проходя через секторный прицел и мушку автомата, преломлялась в линзах и отклонялась вниз. Перископические прицелы позволили вести прицельную стрельбу на дальности до 400 м. Так, при стрельбе из автомата МР.44 на дистанцию 100 м серией по 10 одиночных выстрелов эллипс рассеивания составлял 30×30 см, а на 400 м – 80×80 см. При автоматическом огне площадь рассеивания значительно возрастала и уже составляла на 100 м – 90×170 см. Вариант автомата МР.44, оснащенного насадкой Vorsatz J, получил обозначение Stg.44(V).

Для испытаний было решено изготовить десять устройств Vorsatz J. 27 октября 1944 г. представители Управления вооружения Вермахта, Министерства вооружений, и фирм-изготовителей: Rheinmetall, Bush, Zeiss и Bergmann приняли участие в проведении на полигоне фирмы Rheinmetall сравнительных испытаний различных моделей искривленных стволов. Испытывались стволы-насадки с кривизной канала ствола 30 градусов и 90 градусов и несколько моделей перископических прицельных приспособлений.

Ствол-насадка с кривизной 30 градусов, оснащенный перископическим прицелом, оказался наиболее соответствующим для использования в пехотных частях, но для окончательного решения этого вопроса требовались войсковые испытания. Поэтому было принято решение послать шесть стволов-насадок и два набора трех различных типов прицельных приспособлений пехотному училищу в Доберитце для их дальнейшей оценки.

После некоторой задержки в середине ноября все устройства были доставлены по назначению. Пехотное училище получило:

• два ствола-насадки с металлическими прицелами, установленными слева, и перископическими зеркальными приспособлениями на стволе;

• два ствола-насадки с металлическим прицелом сверху на стволе и перископическими зеркальными приспособлениями, смонтированными на цевье автоматов;

• ствол-насадку с металлическим прицелом слева;

• ствол-насадку с прицелом сверху на стволе, причем два последних в комбинации с прицельным перископическим приспособлением, смонтированным на стальном шлеме М 42.

На испытаниях предполагалось выбрать лучший вариант, наиболее удовлетворяющий всем требованиям Вермахта. Кроме того, планировалось исследовать живучесть, точность стрельбы и возможность монтажа этих приспособлений в полевых оборонительных сооружениях. Уже через две недели пехотное училище направило в Управление вооружения Вермахта отчет об испытаниях, в котором говорилось, что ни одна из представленных моделей нового оружия не зарекомендовала себя с положительной стороны. Прицелы не были жестко закреплены на оружии, что крайне отрицательно влияло на точность стрельбы. Кроме того, они располагались таким образом, что стрелку приходилось держать автомат у бедра, а это, в свою очередь, не придавало оружию устойчивости при ведении огня. Подобные проблемы можно было решить только с помощью специального устройства для стабилизации оружия. Тем не менее, пехотная школа признала все-таки пригодность подобного оружия для вооружения армии.

8 декабря представители Управления вооружения Вермахта, фирм Rheinmetall-Borsig и Zeiss вновь встретились, чтобы обсудить улучшенный вариант искривленного ствола-насадки Vorsatz J. На этом совещании принимается решение о новых испытаниях трех моделей этого оружия:

• ствола-насадки с искривлением 30 градусов с призматическим перископическим прицельным приспособлением конструкции фирмы Zeiss,

• ствола-насадки с искривлением 45 градусов, с этим же призматическим перископическим прицельным приспособлением и набором призматических линз.

Два ствола с искривлением на 45 градусов предназначались только для проверки прицельных приспособлений, поскольку испытания, проведенные фирмой Rheinmetall убедительно доказали, что более сильный радиус изгиба давал чрезмерную отдачу. Необходимое количество автоматов, оснащенных этими тремя устройствами должны были передать в пехотное училище к 21 декабря. Таким образом, в случае успешного завершения испытаний могло быть принято решение о начале производства одной из этих моделей нулевой серией в 3000 ед.

В ожидании этого решения фирма Rheinmetall вставила в свой производственный план в январе 1945 г. 1000 стволов-насадок с искривлением 30 градусов, хотя подобное инициативное планирование было чрезмерно оптимистичным. Улучшенный вариант искривленного ствола-насадки проявил себя на последних испытаниях не самым лучшим образом. Ствол-насадка с искривлением 30 градусов вышел из строя уже после 300 выстрелов, а стволы с искривлением 45 градусов показали себя еще хуже. Поломки прицельных перископических приспособлений начались сразу же, после 7 и 10 выстрелов соответственно, а у одной из насадок разорвало ствол после 170 выстрелов. Крепление ствола-насадки на автомате было погнуто, и в целом подобная конструкция выявила чрезмерную отдачу. 24 декабря 1944 г. было решено продолжить испытания только со стволами-насадками с искривлением 30 градусов. Фирме Rheinmetall предписывалось изготовить 200 таких устройств, половина из которых должна была иметь возможность стрельбы винтовочными гранатами.

В то же время, германские оружейники не забывали и о своих танкистах. Это было связано с ростом калибра танковых пушек и габаритов самих бронированных машин, что вело, в свою очередь, к увеличению «мертвого» (непростреливаемого) пространства до нескольких десятков метров. Кроме того, отказ от турельных пулеметов к этому времени уже стал нормой, так как их шаровые установки ослабляли лобовую броню танка. Следовательно, утратилась и возможность поражения противника в «мертвом» пространстве. Наряду с этим, немцы учитывали еще один фактор – в 1944 г. существенно (до 150 м) выросла эффективная дальность стрельбы ручных противотанковых гранатометов («фаустпатронов»). Она к этому времени достигла пределов «мертвой» зоны, и поэтому хорошо подготовленные гранатометчики могли поражать танки, оставаясь относительно неуязвимыми для его пулеметов.

Тогда решили ставить кривоствольные пулеметы в открытой турели на башнях танков. Насадка имела изогнутый ствол длиной 355 мм с искривлением на 30 градусов, а также упрощенные прицельные приспособления, исключавшие ведение точной стрельбы. Но уже вскоре забота о безопасности танкистов во время боя заставила конструкторов отказаться от открытого размещения оружия на башнях танков и использовать его вариант с искривлением канала ствола на 90 градусов.

Автомат (штурмовая винтовка) МР.44 со стволом-насадкой Vorsatz Pz (Panzer) имел искривление ствола на 90 градусов. Ствол-насадка с внешним диаметром 25 мм и общей длиной 476 мм монтировалась в шаровой установке на крыше башни, обеспечивавшей возможность кругового обстрела. Подобная конструкция позволила сократить «мертвое» пространство до 15 м. Рассеивание при стрельбе из этого оружия составляло от 1 б до 50 см. Кроме насадки, для использования автоматов в тесных боевых отделениях танков был разработан специальный укороченный секторный магазин емкостью на 10 патронов.

В конечном итоге фирме Rheinmetall удалось изготовить 100 стволов-насадок, точная конфигурация которых неизвестна. Пехотное училище в г. Графенвор, танковое училище, училище горных егерей и танковое училище войск СС были проинформированы, что они могут получить 25 стволов-насадок у фирмы Rheinmetall после 31 марта, а отчеты об их испытаниях должны быть сданы в Управление вооружения Вермахта к маю 1945 г. Однако к этому времени война уже завершилась.

На негативные результаты испытаний такого, казалось бы, очень многообещающего оружия, каким представлялись в то время штурмовые винтовки Stg.44 (V) и Stg.44 (P), повлияло несколько причин. В первую очередь, насадка с искривленным стволом деформировала пулю, что вело к значительному увеличению рассеивания. Дополнительным отрицательным фактором стал повышенный износ канала ствола в районе дульного среза, что также способствовало снижению кучности. Живучесть насадок составляла не более 250 выстрелов, причем она уменьшалась пропорционально увеличению кривизны ствола. Поэтому подобное оружие, отклоненное Управлением вооружения Вермахта, осталось только в опытных образцах. Развал германской экономики в последние месяцы войны не дал возможности довести их до внедрения в серийное производство, однако после войны эти образцы послужили основой для разработанных в СССР и США как опытных, так и серийных образцов стрелкового оружия с криволинейным каналом ствола.

 

Наш симметричный ответ

 

Еще в 1944 г., решая проблему устранения «мертвого» пространства, американские конструкторы создали 11,43-мм пистолет-пулемет М3 с кривым стволом. Он мог простреливать «мертвую» зону впереди и по бокам машины. В том же году «танковый» вариант пистолета-пулемета М3 с искривленным стволом американцы попытались приспособить и для пехоты. Однако, как и у немцев, это кривоствольное оружие так и осталось только в опытных экземплярах.

Тем не менее, к его созданию решили подключиться и советские конструкторы. В конце Великой Отечественной войны Красная армия в качестве трофеев захватила некоторое количество германского кривоствольного оружия. На их базе в СССР и были начаты работы по стволам различной кривизны под 7,62-мм пистолетный патрон ТТ, 7,62-мм винтовочный патрон, 12,7-мм крупнокалиберный патрон ДШК и 20-мм патрон авиационной пушки ШВАК. Так, ковровские оружейники создали на основе пистолета-пулемета ППШ образец с изогнутым на 30 градусов каналом ствола. Однако в ходе исследований была выявлена его совершенно неудовлетворительная кучность даже на дистанциях до 100 м. Это было связано с тем, что направление полета пули не совпадало с продольной осью ствола, потому отдача при выстреле была направлена под углом к самому оружию. Из-за чего оно отклонялось в сторону.

И только через несколько лет отечественные оружейники вернулись к теме «кривоствола», правда, на уже новом этапе развития оружия. Наши конструкторы, вслед за немцами, пришли к выводу о том, что подобное оружие может эффективно работать только с «промежуточным» патроном, поскольку лучших результатов на баллистических стволах удалось добиться с патроном 7,62×39 образца 1943 г.

В середине 1950-х гг. советские оружейники приступили к работам над автоматическим оружием под этот боеприпас. Так, в 1956 г. конструкторы ковровского ОКБ-575 разработали проект 7,62-мм ручного пулемета Дегтярева РПД, оснащенного криволинейным стволом-насадкой. Наряду с этим, было принято решение разработать проект танкового пулемета с искривлением канала ствола на 90 градусов. Эта работа была поручена Н. Ф. Макарову, отработавшему все детали кривоствольного узла на базе автомата Калашникова АК, и К.Т. Куренковому, спроектировавшему шаровую установку. Оружие предназначалось для защиты танков на самом близком расстоянии, в «мертвой» зоне, не простреливаемой штатным пулеметом. Полигонные испытания показали, что созданная конструкторами система может решить проблему обороны аварийного или подбитого в бою танка и что предложенная ими схема размещения установки на люке башни является единственно возможным вариантом. Однако трудности, связанные с открыванием или закрыванием башенного люка, даже при условии предварительного извлечения пулемета из установки, и другие более мелкие проблемы, вызывали отрицательное отношение к ней самих танкистов. В связи с этим, идея защиты бронированной машины с помощью кривоствольного оружия была признана неперспективной, и все работы в этом направлении были прекращены. К аналогичным выводам пришли и за рубежом.

Кроме того, проверялась возможность и целесообразность создания кривоствольного оружия с помощью насадок-желобов и насадок-стволов. При этом угол искривления в процессе исследований менялся в широких пределах, вплоть до 90 градусов. Возможность использования насадок-желобов была очевидной, так как, проходя через нее, под действием центробежной силы пуля прижималась к внутренней поверхности желоба. Исследованиями было установлено, что оптимальный угол загиба около 30 градусов. При большей кривизне повреждаются специальные пули (трассирующие, зажигательные), и из такого оружия можно вести стрельбу только патронами с обыкновенными пулями. Различие в кучности боя при стрельбе из криволинейного оружия по сравнению с обычным прямоствольным на дальностях прямого выстрела (до 350 м) незначительно.

Больше всего повезло тяжелому стрелковому оружию – станковым пулеметам. В конце 1940 – начале 1950-х гг. в ОКБ-43 были развернуты широкомасштабные работы по проектированию пулеметов с искривленным каналом ствола для оснащения долговременных фортификационных сооружений. А уже в 1955 г. на вооружение Советской армии принимают сборно-разборную установку БУК-3, оснащенную двумя 7,62-мм кривоствольными станковыми пулеметами Горюнова КСГМ. Это оружие длительное время использовалось в стационарных фортификационных сооружениях на советско-китайской границе.

Несмотря на этот удачный опыт, на несколько десятилетий все работы по кривоствольному оружию были практически прекращены. И лишь в последние годы вновь появился интерес к нему, рожденный в первую очередь участившимися террористическими актами. Совершающие их боевики, как правило, взяв заложников, укрываются с ними в транспортных средствах либо в помещениях. Зачастую уничтожить террористов без риска для захваченных ими людей можно с помощью кривоствольного оружия, действующего «из-за угла». Поэтому в 1997 г. НИИ «Спецтехника» МВД создал «Привод для стрельбы из укрытия» и продемонстрировал его на одной из оружейных выставок. В этом варианте штатный 5,45-мм автомат Калашникова АК-74, смонтированный на станке-треноге, получил возможность дистанционного наведения с помощью рычага. Прицеливание осуществляется с помощью гибкого кабеля-световода, причем его входное отверстие располагается на линии прицеливания (именно там, где располагается глаз стрелка), а окуляр выводится в безопасное для оператора место.

Боевой опыт, наработанный Российскими вооруженными силами и правоохранительными органами в многочисленных локальных вооруженных конфликтах последнего времени, выявил необходимость создания самых разнообразных образцов подобного оружия. Наибольшую потребность в кривоствольном оружии высказывают миротворческие силы и антитеррористические силовые структуры. Так что кривоствольные стрелковые системы и по сей день не утратили своей актуальности и, возможно, в ближайшем будущем на вооружении Российской армии появятся новые, самые неожиданные образцы такого оружия.

 

 


А тем временем за рубежом также активно ведутся разработки специального оружия для стрельбы из-за различных укрытий. Принцип его действия основан уже не на искривленном стволе, а на возможности дистанционного прицеливания (как на российской установке «Привод»), либо за счет «излома» всего устройства, благодаря чему стрелок из-за укрытия выдвигает в сторону цели стреляющую часть оружия и объектив дистанционного прицела.

 


 

 

Тайное оружие для спецопераций

 Виктор Рон

 

В конце XX – начале XXI в. правительства разных стран, наряду с обычными военными угрозами, столкнулись с новой нетрадиционной – террористическими выступлениями радикальных боевых групп. В связи с этим для решения задач противодействия, возникающих при борьбе с террористами, потребовалось создать специальные образцы оружия, которыми оснащаются спецподразделения армии и полиции.

Активное и широкомасштабное использование спецподразделений в антитеррористических и миротворческих операциях вызывает необходимость их оснащения специальным легким стрелковым оружием. Это оружие должно обеспечивать высокую боевую эффективность и точность поражения цели, иметь относительно небольшую массу и габариты и быть простым в процессе эксплуатации. Одновременно эти образцы должны гарантировать максимальную защищенность стрелка от огня противника.

По мнению зарубежных специалистов, этим требованиям могут соответствовать современные пистолеты, пистолеты-пулеметы, снайперские и штурмовые винтовки, пулеметы и противопехотные гранатометы, снабженные системами дистанционного управления оружием и обнаружения/сопровождения цели.

Исследования и разработку таких образцов сегодня в рамках действующего законодательства проводят как отдельные энтузиасты, так и солидные государственные и частные фирмы.

Но «тайное» оружие для спецопераций не было достижением XX столетия. Человечество «увлекалось» этим видом оружия с первого момента изобретения и применения подобных образцов как в боевых целях (см. выше), так и на охоте.

На начальном этапе развития человеческого общества – на стадии патриархата, когда основную роль в добывании пищи играли охотники, появились первые образцы «тайного» охотничьего оружия – различного вида самострелы. В этих образцах, созданных с использованием луков, был заложен принцип приведения в действие предварительно взведенного лука жертвой. Самострел устанавливался на звериной тропе, поперек натягивалась тяга (обычная веревка), связанная с тетивой лука. Животное натыкалось на тягу, тетива срывалась с упора, и стрела поражала жертву.

В дальнейшем этот принцип применялся в самострелах на базе огнестрельного оружия. Такие образцы самострелов применялись и применяются в операциях спецподразделений.

До XX в. «тайное» оружие особого интереса у военных не вызывало. И только во время Первой Мировой так называемой «траншейной» войны, военные, озабоченные безопасностью солдат от огня противника, выдали задание фирмам на разработку образцов оружия для стрельбы из окоп и траншей. При этом солдат должен был полностью находиться в окопе (траншее), а оружие – на бруствере. Оснащение вооруженных сил воюющих государств боевыми машинами выявило необходимость поражения солдат противника в «мертвой» зоне этих машин, которая достигала 10-20 метров.

В период Первой Мировой войны было предложено несколько вариантов «тайного» стрелкового оружия. Среди них необходимо отметить образец полковника Мордаха (прицеливание при стрельбе из окопа с помощью зеркала, установленного на прикладе винтовки; при этом солдат стоял спиной к противнику). А. Пратт в это же время получил патент на шлем-пистолет, в котором оружие было расположено над головой стрелка, а перед ним – прицельное устройство.

В период между двумя мировыми войнами велись только научно-исследовательские работы, которые еще не давали практического выхода. И только во время Второй Мировой войны (год 1943) немецкие специалисты-оружейники создали образец специального оружия, позволивший вести стрельбу из окопов, из-за угла зданий и вообще из любого укрытия. Стрелок при стрельбе из такого оружия находился вне зоны видимости противника. Образец получил название – «Приспособление для стрельбы из винтовок из укрытия», которое использовалось с винтовками «Mauser» обр. 1898 г. и самозарядными винтовками обр. 1941 г. G-41. По заявлению немецких специалистов, приспособление после соответствующей доработки установочных элементов можно использовать с другими винтовками, в том числе и с иностранными.

Чем же было вызвано создание такого приспособления в германской армии? Вторая Мировая война: боевые действия ведутся противоборствующими сторонами как в городских условиях, так и на местности, имеющей разнообразный рельеф. Бой характеризуется большим ожесточением. Стороны несут большие потери в живой силе. Особенно велики потери в боях в городских условиях, и они становятся нетерпимы для воюющих государств. Ограниченность людских ресурсов поставила перед военным руководством задачу изыскания способов снижения этих потерь.

Наряду с широко известными приемами: усиление личной защиты бойцов, повышение защищенности боевых машин, применение новых технических способов ведения боевых действий и т.д., противники разрабатывали специальные образцы стрелкового оружия, которые позволяли сохранить жизнь солдата.

«Победителями» в этом негласном соревновании стали немецкие специалисты. Приспособление было создано и принято на вооружение немецкой армии.

Приспособление состояло из трех частей: приклада, корпуса и перископического прицела. Приклад деревянный, выполненный из березовой древесины, винтовочного типа. Он крепится к корпусу приспособления двумя винтами с гайками и может поворачиваться на 90°. В прикладе на одном из винтов установлен спусковой механизм, который через спусковой рычаг и гибкую связь (цепочку) соединен с ударно-спусковым механизмом винтовки.

Корпус приспособления выполнен из листового металла штамповкой и сваркой. Верхняя часть корпуса снабжена опорной планкой для приклада винтовки. Опорная планка установлена между стенками корпуса и крепится на опорном винте. Впереди опорная планка опирается на эксцентрик на регулировочном винте установочного рычага, который жестко фиксируется гайкой. Сверху корпус закрывается крышкой на шарнире, на внутренней поверхности которой имеются упоры, прижимающие приклад винтовки к опорной планке двумя зажимными винтами. Для амортизации отдачи винтовки позади крышки установлен специальный винт.

Приспособление снабжено штатным перископическим прицелом, который крепится к корпусу с помощью задней крышки и имеет механизм регулировки, позволяющий проводить выверку перископического прицела отдельно от винтовки.

Масса приспособления – 5,6 кг, габаритные размеры – 480x290x130 мм. Масса винтовки «Mauser» обр. 1898 г. – 4,56 кг, масса самозарядной винтовки G-41/W обр. 1941 г. – 4,9 кг.

Приспособление было принято на вооружение германской армии, но широкого распространения не получило. Основными причинами было почти двойное увеличение массы оружия и значительное повышение габаритов, сложность в применении и неудобство эксплуатации.

Аналогичные работы проводились в СССР и США. В СССР конструктор Редкозубов разработал устройство «прицел выше головы», а в США для винтовки «Springfield» обр. 1943 г. было создано устройство, оснащенное специальной рамой с ружейным перископом и спусковым механизмом. На раму крепилась винтовка «Springfield» обр. 1943 г. Но эти устройства, также как и немецкие, были громоздкими и имели большую массу.

Значительное внимание при создании образцов уделялось стрелковому оружию с криволинейной насадкой или криволинейным стволом. Такие работы интенсивно велись в период Второй Мировой войны почти во всех странах. Наибольших успехов добились конструкторы Германии, создавшие криволинейные насадки для карабинов «Mauser» 98k, пистолетов-пулеметов MP38, MP40 и автоматов МР44. Солдаты Вермахта использовали оружие с криволинейными насадками в боевых действиях в населенных пунктах. Армия США приняла на вооружение пистолет-пулемет «Reising» с криволинейной насадкой.

В СССР проводились в основном работы по созданию стрелковых образцов с криволинейным стволом. Работы проводились с пистолетом-пулеметом ППШ и с оружием под патрон калибров 7,62 мм, 12,7 мм и 20 мм. Дальше всех продвинулись в этом направлении тульские конструкторы Н.Ф. Макаров и К.Г. Куренков, создавшие криволинейную насадку для автомата Калашникова. Образец предназначался для оснащения танковых экипажей и обеспечивал оборону машины в «мертвой» зоне, был оснащен диоптрическим прицельным устройством. Для стрельбы использовался 7,62-мм промежуточный патрон образца 1943 г.

На базе пулемета Калашникова были также разработаны образцы с кривым стволом, которыми оснащались долговременные огневые точки. Но эти образцы не пошли в серию. В этом отпала необходимость.

В послевоенный период конструкторы-оружейники, после тщательного анализа созданных образцов и пройденного пути, пошли еще дальше.

1953 г. – А.Б. де Саларди (США) создает опытный образец нашлемного пистолета-пулемета.

1973 г. – А. Клемент (Франция) разработал спецобразец стрелкового оружия, представляющий собой станок-треногу, на который монтировалось оружие, для прицеливания использовался перископический прицел.

1981 г. – К. Хорн (ФРГ) спроектировал дистанционно управляемую установку, предназначенную для оснащения боевых машин типа «Marder». Система устанавливалась на крыше боевой машины и управлялась дистанционно из боевого отделения.

Разработкой установок стрелкового оружия для боевых машин, управляемых из боевого отделения, занимались оружейники и других стран. Эта плодотворная идея в дальнейшем подтолкнула специалистов к созданию таких систем для подразделений спецназа.

В июне 1998 г. фирма «Precision Armed Remoten» представила на ежегодной встрече Национальной Ассоциации оборонной промышленности США дистанционно управляемую снайперскую установку TRAP T2, разработанную Г. Хокинсом. При управлении с выносного пульта система обеспечивает обзор местности, наведение оружия на выявленные цели и передачу видеоинформации на командные пункты подразделений. В качестве образцов стрелкового оружия в установке могут применяться снайперские винтовки калибра от 5,56 мм до 7,62 мм, стоящие на вооружении армии, полиции и спецслужб.

Аналогичные работы проводятся во Франции. Установка будет оснащена компьютерной системой управления и современной снайперской винтовкой.

Опытный образец подобной системы был разработан в России специалистами НПО «Спецтехника и связь» под автомат 9А-91, созданный в ГУП «КБП». В боевой обстановке на позиции установка, получившая название «Привод», монтируется на кронштейне. В кронштейне проходит гибкая тяга от спускового механизма автомата. Оптический прицел связан световодом с окуляром, который также закреплен на кронштейне. В боевой обстановке стрелок, находясь в укрытии, через окуляр наблюдает цель, наводит на нее оружие и производит выстрел.

В 1995 г. прапорщик Российской армии А. Голодяев разработал и изготовил опытный образец прицельной системы «объектив – световод – окуляр». Объектив крепился на оружии, окуляр с помощью специального устройства – на голове стрелка. Окуляр и объектив связаны световодом. Оружие, оснащенное такой прицельной системой, стрелок может применять для стрельбы из-за угла (или укрытия), при этом стрелок будет находиться вне видимости противника. Испытания этой прицельной системы подтвердили правильность и жизнеспособность заложенных в ней идей.

Совершенствование элементной базы оптико-электронных устройств позволило сделать следующий очень нужный шаг в деле совершенствования образцов, обеспечивающих стрельбу из-за угла или из укрытия. С учетом последних достижений в области электроники и опыта боевых действий израильская фирма «Corner Shot» создала специальную установку для стрельбы из укрытия, оснащенную стрелковым образцом, и организовала ее производство. Оружие соответствует ТТТ спецназа Израиля и учитывает тактику боевых действий в городских условиях и в борьбе с террористами. Основное требование – безопасность личного состава при проведении спецопераций. Установка в целом включает три основные части: ложу со спусковым механизмом, устройством передачи усилия со спускового крючка установки на спусковой крючок оружия и механизм складывания (поворота) установки на угол 90°; систему управления огнем с прицелом, лазерным целеуказателем и видеокамерой с цветным монитором, и собственно образец стрелкового оружия (пистолет, автомат, винтовка и т.д.).

В боевой обстановке установка функционирует следующим образом: стрелок устанавливает оружие на установку, фиксирует его и соединяет спусковые крючки установки и оружия с помощью тяги, далее включается система целеуказания с лазерным целеуказателем и видеокамерой, затем установка «переламывается» солдатом на необходимый угол и стопорится. Установку с оружием выдвигают из укрытия, солдат обнаруживает цель на видеомониторе и наводит оружие на цель (для наведения оружия на экране монитора совмещают красную точку с изображением цели) и осуществляет поражение цели.

Дополнительно установка может быть оснащена видеокамерой с автоматической фокусировкой, сменными ИК-фильтрами, прицелом с красной точкой, сошками. Оружие может иметь пламегаситель с глушителем и для стрельбы применять патроны с резиновыми пулями.

Дальность стрельбы составляет 200 м, масса установки (без оружия) – 3,92 кг, длина со сложенным прикладом – 640 мм, в боевом положении – 880 мм.

Сегодня специалисты фирмы «Corner Shot» разработали две новые модели этой установки. Эти модели оснащаются противопехотными гранатометами калибра 40 мм (для армии) и 37 мм (для полиции). Они получили название «Corner Shot 40» и «Corner Shot 37». Эти образцы базируются на тех же технических принципах и обеспечивают солдату аналогичные возможности, что и система, использующая пистолеты или винтовки.

«Corner Shot 40» оснащается 40-мм противопехотным казнозарядным гранатометом «Around-the-Corner», стрельбу из которого можно вести осколочно-фугасными, дымовыми, осветительными гранатами, специальными боеприпасами, не дающими летального исхода, и боеприпасами, снаряженными слезоточивым газом или ОВ раздражающего действия. «Corner Shot 40» обеспечивает эффективную дальность стрельбы 150 м (по одиночной цели) и 350 м (по площадной цели) при начальной скорости 74,4 м/с (при использовании 40-мм гранаты М-406) и имеет массу 4,4 кг, длину – 900 мм (в боевом положении) и 730 мм (в походном положении). Ствол гранатомета снабжен шестью правосторонними нарезами с шагом 1200 мм.

Установкой «Corner Shot» заинтересовались спецподразделения десяти стран, в которых сейчас проводятся испытания.

В заключение необходимо отметить, что большой интерес к специальному оружию в послевоенный период уменьшился, потом значительное время преобладало некоторое «равнодушие» и только в последнее время наблюдается повышенный интерес к этим образцам. И основная причина этому, по мнению специалистов, учащение террористических выступлений и локальных конфликтов.


Поделиться в социальных сетях:
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Мой Мир


При использовании опубликованных здесь материалов с пометкой «предоставлено автором/редакцией» и «специально для "Отваги"», гиперссылка на сайт www.otvaga2004.ru обязательна!


Первый сайт «Отвага» был создан в 2002 году по адресу otvaga.narod.ru, затем через два года он был перенесен на otvaga2004.narod.ru и проработал в этом виде в течение 8 лет. Сейчас, спустя 10 лет с момента основания, сайт переехал с бесплатного хостинга на новый адрес otvaga2004.ru