НЕЛЕГКАЯ СУДЬБА ЛЕГКОГО ТАНКА. Легкий танк «объект 934» («Судья»)

Петр Кириченко, полковник в отставке, ветеран ГАБТУ
журнал «Техника и вооружение» №8, 9, 11 / 2008 г.

В послевоенной жизни наших Вооруженных Сил и всего отечественного военно-промышленного комплекса важным рубежом был конец 1969 – начало 1970 г. Этот период характеризовался началом перехода от практики индивидуального краткосрочного планирования развития отдельных видов вооружения и военной техники (далее ВВТ) к внедрению их системного планирования на длительную перспективу. Для организационного обеспечения такого перехода в Министерстве обороны СССР был создан специальный аппарат из нескольких Главных управлений, руководство которыми было возложено на вновь назначенное должностное лицо – заместителя министра обороны СССР по вооружению.

Задача нового аппарата была весьма сложной и многогранной. От него требовалось формирование единой системы вооружения, включавшей в себя основные направления развития (далее – ОНР) всех видов ВВТ на длительную перспективу (до 15 лет) и программу вооружения (далее – ПВ) с конкретными планами научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (далее – НИОКР) по оборонной тематике и реализации их результатов в серийном производстве на ближайшие годы (8–10 лет).

Работа должна была выполняться с участием генеральных заказчиков ВВТ (управлений командующих видами вооруженных сил и начальников родов войск), совместно с министерствами оборонных отраслей промышленности, с привлечением академических и отраслевых научно-исследовательских организаций, конструкторских бюро и ведомственных проектно-технологических институтов.

ОНР и ПВ должны были обеспечивать поддержание качественного и количественного уровня развития ВВТ, соответствующего требованиям отечественной военной доктрины, не уступающего зарубежным аналогам и оппонентам, а по ключевым видам ВВТ – опережающего их развитие.

Окончательные решения о планируемом военно-техническом уровне отечественных ВВТ, путях и сроках его достижения, объемах и сроках серийного выпуска новых образцов, соответствующем развитии производственных мощностей промышленности и выделении необходимых бюджетных ассигнований готовились военным ведомством совместно с Военно-промышленной комиссией

Совета Министров СССР и соответствующими отделами Госплана СССР. Разработанные и согласованные всеми заинтересованными сторонами ОНР и ПВ подлежали утверждению постановлением ЦК КПСС и СМ СССР.

Казалось бы, что такой системный подход должен был гарантировать глубокую и всестороннюю проработанность планов, научно-техническую и военно-экономическую обоснованность принимаемых решений и, как следствие, их однозначность и реализуемость.

Однако сложность формирования системы вооружения возникала уже на начальной стадии, когда требовалось квалифицированное решение специфических вопросов военно-экономической эффективности того или иного вида ВВТ, его соответствия требованиям современного боя и сопоставления с ожидаемым или уже достигнутым уровнем ВВТ наших военно-политических оппонентов. К сожалению, иногда при решении этих вопросов ключевое значение имела не объективность результатов скрупулезных военно-научных и технико-экономических исследований, проведенных квалифицированными специалистами низового звена, а субъективные факторы, включая преувеличенный апломб и излишнюю самоуверенность того или иного начальника.

О том, как в этих условиях складывалась судьба развития наших основных танков Т-64, Т-72 и Т-80, подробно говорилось в ряде ранее опубликованных статей, в т.ч. в материале «Парадоксы отечественного танкостроения» («ТиВ» №2–4/2005). И хотя путь развития этих танков был сложен и тернист, его дальнейшее направление четко определилось самой жизнью адекватно современным военно-политическим и экономическим условиям Российской Федерации и находит реальное воплощение в современных и перспективных отечественных основных танках.

В отношении их легких собратьев – плавающих танков – проблема развития этого направления оказалась еще более сложной и до наших дней окончательно не разрешена. Из предлагаемой статьи читатель узнает о причинах такого положения, сущности проблем и конкретных шагах, какие предпринимались на пути их решения.

 

К истории вопроса

 

Прежде всего, несколько слов о ситуации, которая сложилась по легким плавающим танкам в рассматриваемом периоде (конец 1969 – начало 1970 г.).

Своеобразие этой ситуации вытекало из своеобразия самих легких плавающих танков. Если в отношении основных танков вопрос об их назначении, штатной принадлежности и основных тактико-технических характеристиках не был предметом разногласий, а различие мнений было связано с выбором тех или иных вариантов конструктивных и компоновочных решений, то в отношении нового легкого плавающего танка разногласия возникали на концепционном, идеологическом уровне.

К этому времени практически завершилось штатное укомплектование войск легкими плавающими танками первых послевоенных поколений. Это были танки ПТ-76, разработанные совместными усилиями конструкторов Челябинска, Ленинграда и Горького под общим руководством Ж.Я. Котина и принятые на вооружение Советской Армии еще в 1951 г., а также их последующая, более совершенная модификация – танки ПТ-76Б, разработанные ОКБ Сталинградского (с 1961 г. – Волгоградского) тракторного завода с участием ряда смежников под общим руководством И.В. Гавалова и принятые на вооружение в 1958 г.

Комплекс вооружения этих танков состоял из 76-мм танковой пушки Д-56Т (Д-56ТС) с боекомплектом 40 выстрелов (24 с осколочно-фугасной гранатой, 4 с бронебойно-трассирующим, 4 с подкалиберным бронебойно-трассирующим и 8 с кумулятивным снарядами) и 7,62-мм спаренного пулемета СГМТ с боекомплектом 1000 патронов. В танках ПТ-76Б пушка и спаренный пулемет были стабилизированы в вертикальной и горизонтальной плоскостях наведения.

Легкое бронирование (корпус 10–13 мм, башня 10–20 мм) обеспечивало защиту лишь от наиболее ходовых калибров стрелкового вооружения противника.

Характерной особенностью этих танков явились высокие водоходные качества: плавучесть за счет собственного водоизмещения, максимальная скорость движения на плаву 10,2 км/ч и хорошая маневренность. Более низкое, чем у других танков, значение удельного давления на грунт (не более 0,49 кг/кв.см) обеспечивало повышенную проходимость плавающих танков по слабым грунтам. Параллельное использование гусеничного и водометного движителя облегчало движение танка по мелководью и выход из воды на крутой берег.

По действовавшим штатам Сухопутных войск Советской Армии этими танками комплектовались разведывательные подразделения общевойсковых частей, а также небольшое количество линейных танковых подразделений в некоторых специфических районах (главным образом, северных) с труднопроходимой заснеженной или заболоченной местностью. В дальнейшем в разведывательных подразделениях их сменили средние, а затем основные танки. В Военно-морском флоте плавающие танки находились на вооружении линейных частей морской пехоты.

Ограниченный характер применения плавающих танков определял их сравнительно небольшую штатную потребность, что порождало у командования Сухопутных войск и некоторых других должностных лиц сомнения в необходимости разработки нового плавающего танка.

Эти сомнения еще более усилились, когда возник новый класс плавающей военной техники легкой весовой категории – боевые машины пехоты. Первые образцы этих машин – БМП-1, разработанные ОКБ Челябинского тракторного завода под руководством П.П. Исакова, были приняты на вооружение Советской Армии в 1966 г. Появление в войсках БМП-1, вооруженных 73-мм орудием 2А28 («Гром») с боекомплектом из 40 кумулятивных и осколочных выстрелов в механизированной укладке, спаренным с ним 7,62-мм пулеметом ПКТ с боекомплектом в 2000 патронов и четырьмя ПТУР 9М14М («Малютка»), привело многих военачальников к мысли о том, что необходимость в перспективном легком плавающем танке теперь отпала.

К такой же мысли склонялся и Главнокомандующий Сухопутными войсками (далее ГКСВ) генерал армии И.Г. Павловский. Это нашло отражение в его докладе министру обороны СССР 20 апреля 1968 г. о проекте восьмилетнего плана развития ВВТ Сухопутных войск.

Однако министр обороны СССР Маршал Советского Союза А.А. Гречко придерживался иного мнения. В его резолюции по докладу ГКСВ значилось:

«По танку ПТ-76: отказываться от танков этого типа не следует. Нужен новый легкий плавающий танк с более мощным вооружением и броней при весе не более 15 т. Предусмотреть в проекте 8-летнего плана разработку такого танка».

Такая позиция министра была с воодушевлением воспринята теми сотрудниками аппарата Начальника танковых войск, кто был связан с историей создания и развития танков ПТ-76 и ПТ-76Б, хорошо знал их достоинства и возможности дальнейшего совершенствования. Позицию сторонников плавающих танков укрепили эффективные действия поставленных за рубеж танков ПТ-76 в локальных войнах, в частности, в ходе арабо-израильского конфликта.

Во исполнение столь однозначного указания А.А. Гречко в адрес Министерства оборонной промышленности (далее МОП) был направлен проект восьмилетнего плана, где в числе других тем по бронетанковому. вооружению и военной технике предусматривалась разработка нового легкого танка, превосходящего по ТТХ ПТ-76Б и новые зарубежные легкие танки.

Для включения в план НИОКР на 1970–1973 гг. темы по разработке такого танка заместителю министра обороной промышленности Ж.Я.Котину 4 декабря 1969 г. была направлена тематическая карточка с конкретными требованиями по основным характеристикам нового танка, в том числе:

1) Боевая масса танка – не более 15 т;

2) Вооружение:

– нарезная 100-мм пушка Д-33 (находившаяся в разработке в ОКБ-9 Уралмашзавода и имевшая расчетную массу примерно на 600 кг меньше серийной 100-мм танковой пушки Д-10Т);

– противотанковый ракетный комплекс 9К111 «Фагот»;

– пулемет калибра 12,7 мм для стрельбы по наземным и зенитным целям;

3) Защита:

а) броневая:

– от 23-мм бронебойного снаряда при курсовых углах ± 35°;

– от 12,7-мм бронебойной пули при курсовых углах ± 70°;

– от 7,62-мм бронебойной пули при всех курсовых углах;

б) противоатомная:

– коллективная автоматическая, с герметизацией обитаемого пространства, с созданием противодавления и фильтрацией нагнетаемого воздуха;

– кратность ослабления радиации – не менее чем у БМП-1;

4) Подвижность:

– максимальные скорости движения:

на суше – 70 км/ч; на плаву – 12 км/ч;

– запас хода по топливу на суше – 700 км.

Разработку было предложено провести на конкурсных началах силами ЧТЗ (П.П. Исаков), ВгТЗ (И.В. Гавалов), ММЗ (Н.А. Астров) с участием ВНИИТрансмаша (B.C. Проскуряков).

Копии карточки темы были направлены для проработки всем названным предприятиям. Предлагались следующие этапы и сроки исполнения:

– аванпроект – II квартал 1970 г.;

– представление предложений – III квартал 1970 г.

Быстрее всех откликнулся Игорь Валентинович Гавалов. Рассмотрев карточку темы, он уже 28 декабря 1969 г. представил заключение в адрес своего руководства – Министерства тракторного и сельскохозяйственного машиностроения (далее – МТиСХМ) – и в адрес управления Начальника танковых войск (далее – УНТВ). Дав принципиальное согласие на проведение работ по ТТТ заказчика, он в то же время счел необходимым внести в них некоторые уточнения. Так, по характеристикам подвижности он предложил вместо однозначных параметров задать некоторые диапазоны, в том числе по максимальным скоростям движения на суше и на плаву (соответственно, 60–70 и 10–12 км/ч) и по запасу хода (600–700км).

Вместе с тем Гавалов выдвинул неординарное предложение выполнить предварительный проект в двух вариантах:

– с классическим размещением экипажа в бронекорпусе, обеспечив одинаковый уровень защиты экипажа и внутреннего оборудования танка («объект 934»); предполагаемая масса – 14,6 т;

– с размещением экипажа в бронекапсуле, расположенной внутри корпуса танка и обеспечивающей повышенную броневую и противоатомную защиту личного состава («объект 934Б»); предполагаемая масса – 10 т.

Управление спецпроизводства МТиСХМ, рассмотрев предложения И.В.Гавалова, представило 12 февраля 1970 г. свое решение, в котором, в основном, одобрило предложения ОКБ ВгТЗ, однако сочло необходимым изменить этапы и сроки работы. Предлагалось ограничиться этапом аванпроекта, установив срок его представления – IV кв. 1970. Последующее решение по срокам работ, компоновочным схемам, весовым и защитным характеристикам танка предлагалось принять по результатам рассмотрения аванпроекта.

Иную концепцию танка предложили специалисты МОП. В заключении 6-го Главного управления (далее 6 ГУ) и Управления опытных работ (далее УОР) МОП от 24 февраля 1970 г. предлагалось в качестве базы нового легкого танка принять БМП. Срок представления аванпроекта предлагалось перенести на I квартал 1971 г.

Наличие таких взаимоисключающих предложений относительно базы нового танка потребовало их сравнительного анализа и принятия наиболее обоснованного решения.

Заказчик и исполнители были согласны с необходимостью создания единой базы для всего семейства военных гусеничных машин легкой весовой категории (далее – ВГМ ЛВК), включая новый легкий плавающий танк и новую БМП (далее для краткости – НЛПТ и НБМП соответственно). Однако в вопросе о выборе базы для этого семейства имелось существенное расхождение: чему отдавать приоритет? То ли НЛПТ с более высоким уровнем тактико-технических характеристик, то ли НБМП, как наиболее массовой машине общевойскового назначения? Предпочтение заказчика было на стороне НЛТП. Принятие его в качестве базы нового семейства ВГМ ЛВК означало бы повышение уровня характеристик всего семейства. Специалисты МОП отдавали пальму первенства БМП, как наиболее массовому классу машин с налаженным крупносерийным производством. В связи с. этим руководство МОП полагало допустимым поступиться рядом характеристик НЛПТ, уложив их в прокрустово ложе шасси БМП.

Дополнительную интригу в развитие событий внес особый интерес к НЛПТ, проявленный командованием Воздушно-десантных войск. В связи с этим к повестке дня добавлялась немаловажная и непростая проблема обеспечения авиатранспортабельности этого танка.

Поэтому к моменту подготовки постановления СМ СССР и ЦК КПСС о плане ОКР и НИР на 1971– 1975 гг. тема НЛПТ из раздела ОКР была переведена в раздел НИР с соответствующей отсрочкой завершения работ. В приложение к постановлению Совета Министров СССР и ЦК КПСС от 8 июня 1970 г, была включена тема НИР «Исследование путей создания нового плавающего авиатранспортабельного танка, определение оптимальных ТТТ–II кв. 1971 г.».

Поскольку данное постановление практически возвращало работу в исходное положение, споры вокруг концепции нового танка разгорелись с новой силой. Предметом разногласий, в том числе внутри военного ведомства, стал вопрос о назначении и штатной принадлежности нового танка, во многом определяющий требования к его основным характеристикам.

Так, ГКСВ генерал Г.И. Павловский считал новый легкий танк исключительно средством разведки. Поэтому в его докладе министру обороны маршалу А. А. Гречко 17 июля 1970 г. по плану НИОКР на 1970–1973 гг. тема по новому легкому танку была отнесена к разделу разведывательных машин. Однако министр обороны вновь не согласился с ГКСВ. В этом, видимо, отразились существенные различия в боевом опыте этих двух военачальников. Генерал И.Г. Павловский окончил Великую Отечественную войну в звании полковника, командуя 328-й стрелковой дивизией. Эта дивизия под его командованием действовала на сравнительно небольшом пространстве восточной Европы, ограниченном районами Померании, центральной и северной Польши и центра Германии. В то же время маршалу А.А. Гречко, окончившему войну в звании генерал-полковника, довелось входе войны командовать 12-й, 47-й, 18-й и 56-й армиями, быть заместителем командующего войсками Воронежского и 1-го Украинского фронтов, а с декабря 1943 г. до конца войны командовать 1-й гвардейской армией. Под его командованием войска участвовали в десантной операции по освобождению Таманского полуострова, прошли с боями через всю Украину, участвовали в Житомирско-Бердичевской, Проскуровско-Черновицкой, Львовско-Сандомирской, Восточно– и Западно-Карпатских, Моравско-Остравской и Пражской операциях, форсировали с боями множество больших и малых рек.

Поэтому маршал представлял себе совсем иное предназначение НЛПТ. Об этом свидетельствует резолюция министра, написанная им на докладе ГКСВ от 17 июля 1970 г. и приводимая дословно:

«Надо, чтоб это был легкий танк с хорошей броней и оружием. Причем ввести его на воор. ОТП [отдельных танковых полков] и ТД [танковых дивизий] по батальону-pome. Подумайте. А разведывательная машина – это другое. Гречко».

Другими словами, речь шла о линейных легких танках, которые должны были наряду с основными танками состоять на вооружении танковых соединений и частей Сухопутных войск. Такое штатное предназначение многократно увеличивало потенциальную потребность в этих танках и определяло иной набор требований по сравнению с узкой областью их применения в качестве разведывательных машин.

С учетом такой постановки вопроса министром обороны в тактико-техническое задание на проведение НИР по новому легкому танку, предусмотренной постановлением ЦК КПСС и СМ СССР от8 июня 1970 г., военным ведомством неоднократно вносились изменения и уточнения.

В частности, по указанию ГКСВ генерала армии И.Г. Павловского, Миноборонопрому (Ж.Я. Котину) 17 октября 1970 г. было направлено письмо о том, чтобы в ходе работ по этому постановлению дополнительно к ранее выданным требованиям предусмотреть установку в танке спаренного с пушкой 7,62-мм пулемета. В то же время, продолжая рассматривать новый плавающий танк как средство разведки, ГКСВ настаивал на установке в нем разведывательной аппаратуры.
Компоновка легкого плавающего танка «объект 788»

Компоновка легкого плавающего танка «объект 934»

Первый аванпроект нового легкого танка («объект 788») поступил от ЧТЗ 29 апреля 1971 г. Проект предусматривал следующие характеристики танка:

– масса – 15,2 т (что обеспечивало запас плавучести 24%);

– вооружение – 100-мм пушка и 12,7-мм пулемет;

– защита – на уровне БМП;

– удельная мощность 26,5 л.с./т (обеспечивается установкой двигателя УТД-23М, 400 л.с., разработанного Барнаульским заводом транспортного машиностроения – далее БЗТМ);

– максимальная скорость на суше 65 км/ч, на плаву 7 км/ч;

– запас хода 600 км;

– гарантийная наработка – 3000 км, гарантийный срок службы – 5 лет.

При этом предлагалось исключить требования об установке ракетного комплекса «Фагот», оборудования для самоокапывания и водометных движителей. Сохранение этих требований привело бы, по данным разработчика, к увеличению массы танка до 17,5–17,7 т и, соответственно, к недопустимому снижению запаса плавучести до 20,8–20,6%.

Получение от ЧТЗ такого аванпроекта, естественно, не удовлетворяло заказчика.

Совсем иначе выглядел конкурсный аванпроект, поступивший от ВгТЗ 21 мая 1971 г. Как уже отмечалось выше, проект был разработан в двух вариантах:

– «объект 934» – классическое размещение экипажа в корпусе; масса танка – 14,8 т;

– «объект 934Б» – размещение экипажа (в том числе механика-водителя) в башне-капсуле; масса танка – 14,6т.

В обоих вариантах предусматривалась спаренная установка 100-мм пушки и 7,62-мм пулемета, стабилизированная в двух плоскостях наведения, а также возможность запуска управляемых реактивных снарядов через ствол пушки.

Предложенная в проекте установка разработанного БЗТМ дизельного двигателя УТД-25 (360 л.с.) обеспечивала удельную мощность танка 24,1 л.с./т («объект 934») – 24,6 л.с./т («объект 934Б»). Максимальная скорость движения на суше составляла 65 км/ч, на плаву – 10–11 км/ч. Запас хода по топливу на суше обеспечивался на уровне 600 км, гарантийная наработка – 10000 км, гарантийный срок службы 5 лет.

Одновременно с аванпроектом ВгТЗ представил техническое предложение по установке в оба варианта нового танка в качестве альтернативного артиллерийского вооружения пушки Д-58 калибра 85 мм. В этом случае масса танка не превышала бы 13 т, что облегчило бы решение проблемы его авиадесантируемости беспосадочным способом. При этом высокая удельная мощность танка (более 27,5%) обеспечивала бы существенное повышение его подвижности на суше и на плаву, а увеличенный запас плавучести повысил бы безопасность преодоления танком водных преград, в том числе при высокой балльности волнения водной поверхности.

10 июня 1971 г. аванпроекты ЧТЗ и ВгТЗ были предварительно рассмотрены на секции №6 Научно-технического совета (НТС) МОП. В заключении секции давался ряд существенных замечаний к обоим проектам, в том числе:

– оба проекта не в полной мере отвечают требованиям по броневой и противоатомной защите;

– не соответствует ТЗ гарантийный срок службы «объекта 788»;

– в «объекте 934» отсутствует 12,7-мм пулемет;

– представленные в проектах параметры массы танка – 14,8 т («объект 934») и 15,2 т («объект 788») – нереальны. Фактическая масса танков в предлагаемых разработчиками вариантах конструкции, по оценке экспертов МОП, составит 17,5 т в стальном исполнении бронекорпусов и башен и 16,5 т в алюминиевом исполнении, тогда как предельно допустимая масса не должна превышать 16т;

– по заключению специалистов МОП, в представленном конструктивном исполнении ходовой части танков недостаточна прочность и надежность опорных катков, гидроамортизаторов и передних балансиров, не обеспечена устойчивость гусениц;

– использование 85-мм пушки Д-58 вместо 100-мм пушки Д-33 (объекты ВгТЗ) не соответствует ТЗ и не обеспечит требуемой эффективности вооружения.

При сравнительной оценке секцией компоновочных решений предпочтение было отдано переднему расположению МТО, реализованному в «объекте 788» и обеспечивающему унификацию с БМП.

С учетом изложенных замечаний секция №6 НТС МОП приняла следующее решение:

– новый легкий танк создавать на шасси БМП;

– в комплексе вооружения танка использовать 100-мм пушку и стабилизатор «Горизонт».

Проскурякову (ВНИИТрансмаш) совместно с ЦНИИТочмаш, ВНИИСтали, ВНИИСигнал, НИИДвигателей и другими соразработчиками поручалось до 01.07.71 подготовить проект тематической карточки с приложением оптимальных ТТТ и согласовать с МО. Такое решение секции НТС МОП фактически означало возвращение работы к исходной стадии.

Заказчик, рассмотрев 19 июня 1971 г. оба аванпроекта нового легкого плавающего тапка на заседании секции 3-го отдела НТК УНТВ, пришел к другому решению. Было признано целесообразным принять в качестве основы для дальнейшей работы вариант НЛПТ, предложенный ВгТЗ, с размещением экипажа в общем корпусе («объект 934») при условии доработки его по ряду отмеченных замечаний.

Возникла ситуация, при которой каждое из ведомств на уровне своих конструкторских и научно-технических подразделений, а за ними и министерских главков стало однозначно придерживаться своей особой позиции, не совместимой с позицией оппонентов. Поиск согласованных решений затянулся на несколько лет и потребовал вмешательства вышестоящих инстанций. Наряду с мудреностью самой проблемы определенную сумятицу вносила непоследовательность позиции того или иного ведомства при смене руководящих лиц.

Вот некоторые факты, иллюстрирующие мучительные поиски решения этой непростой проблемы.

8 июля 1971 г. на секции №6 НТС МОП рассматривался вопрос о создании нового легкого танка и новой БМП на единых узлах. В связи с возникновением описанных выше разногласий между заинтересованными ведомствами секция пришла к выводу о необходимости этапа изготовления и испытания экспериментальных образцов. Был предложен проект тематической карточки по НЛПТ, предусматривающий следующие тактико-технические характеристики:

– масса – 16т;

– параметры подвижности: удельная мощность 25 л.с./т; скорости движения: на суше максимальная – 65 км/ч, средняя – 45 км/ч; на плаву максимальная – 10 км/ч; запас хода – 600 км.

– гарантийная наработка – 10000 км пробега, 500 моточасов;

– вооружение:

стабилизированная в двух плоскостях наведения спаренная установка – 100-мм пушки Д-33 под выстрелы пушки Д-10Т (бронебойно-подкалиберный, кумулятивный, осколочно-фугасный), с возможностью пуска управляемых реактивных снарядов через ствол;

7,62-мм пулемет;

установка 12,7-мм пулемета для стрельбы по наземным и воздушным целям.

Секцией был предложен следующий состав разработчиков:

Челябинский тракторный завод – по машине в целом;

Курганский машиностроительный завод – по узлам шасси;

ВНИИТрансмаш – комплекс работ по обеспечению темы;

ОКБ-9 Уралмаша – по пушке Д-33;

– этапы и сроки выполнения работы: эскизно-технический проект – III кв. 1972г.;

экспериментальный образец – IV кв. 1973г.:

представление предложений – III кв. 1974 г.

Предложенный секцией №6 НТС МОП проект тематической карточки, в том числе выбор в качестве разработчика машины ОКБ ЧТЗ и исключение из числа соразработчиков ОКБ ВгТЗ, отражал концепцию нового танка, принадлежащую МОП и исходящую из приоритета новой БМП.

Поскольку выполнение комплекса НИОКР в обеспечение данной темы было возложено решением МОП на ВНИИТрансмаш, руководство НТК УНТВ приняло решение 27 августа 1971 г. рассмотреть на объединенном заседании секций 2-го и 3-го отделов НТК результаты приводимой ВНИИТрансмаш НИР «Исследование путей создания нового легкого плавающего танка». На это заседание были приглашены представители всех заинтересованных ведомств и предприятий.

Выступивший с основным докладом руководитель этой НИР В.Ф. Викторов (ВНИИТрансмаш) изложил позицию института, фактически дублирующую выбор варианта танка, сделанный секцией №6 МОП 8 июля 1971 г. Более того, он предложил не включать в комплекс его вооружения установку 12,7-мм пулемета, что снижало огневые возможности танка.

Развернулись горячие прения между представителями разных ведомств и организаций. Представитель НТК УНТВ полковник С.Д. Беневоленский высказал основные доводы в пользу выбора технических решений, реализованных в «объекте 934». Представитель 38 НИИИ МО полковник А.И.Кривелко озвучили обосновал позицию института, отдавшего предпочтение «объекту 934Б». Мнение 6-го ГУ МОП (B.C. Карпенко) и ЧТЗ (П.П. Исаков) было единодушным и сводилось к необходимости разработки нового танка массой в 16 т на базе БМП.

Таким образом, состоявшийся обмен мнениями не привел к сближению позиций сторон. Наоборот, добавилась позиция 38 НИИИ МО в пользу варианта «объект 934Б». Кроме того, разработчик двигателей семейства УТД главный конструктор БЗТМ Б.Г. Егоров вышел с новым предложением об установке на танк двигателя УТД-30 мощностью 500 л.с., находящегося в разработке.

Учитывая соображения, высказанные сторонами, объединенная секция 2-го и 3-го отделов НТК УНТВ вынуждена была 27 августа 1971 г. принять решение, предусматривающее продолжение работы по двум вариантам:

– по варианту ЧТЗ, как наиболее полно воплощающему требование унификации нового танка с серийной БМП;

– по варианту ВгТЗ, как наиболее полно обеспечивающему выполнение тактико-технических требований к НЛПТ.

Кроме того, решением секции было предложено проработать вопрос об установке в танк в качестве основного артиллерийского вооружения 85-мм пушки «Жало» разработки Горьковского ЦНИИ «Буревестник», либо другой пушки с равной огневой мощностью при меньшем весе.

Было также выдвинуто требование об ограничении габарита нового танка по ширине с учетом возможности его транспортировки самолетами Ан-22 и Ил-76.

Предложены были следующие этапы и сроки работ:

– эскизный проект – II кв. 1972 г.;

– технический проект – IV кв. 1972 г.;

– три образца для заводских испытаний – II кв. 1973 г.;

– три образца для полигонных испытаний – IV кв. 1973 г.;

– представление предложений – II кв. 1974 г.

Поскольку выдвинутые задачи носили межведомственный характер и были связаны с необходимостью выделения довольно крупных целевых ассигнований, вопрос был вынесен на рассмотрение вышестоящих инстанций.

В декабре 1971 г. состоялось техническое совещание в МОП, на котором вопрос о НЛПТ был рассмотрен вместе с вопросом о НБМП. Решение совещания носило комплексный характер, определяющий дальнейшую перспективу работ как по НЛПТ, так и по НБМП. Суть решения сводилось к следующему:

– НЛПТ и НБМП должны разрабатываться на едином многоцелевом шасси ВГМ ЛВК;

– в месячный срок силами Минобороны, МОП и др. заинтересованными ведомствами разработать ТТТ;

– работу вести по плану ОКР с изготовлением заводских (экспериментальных) образцов в 1973 г. для подтверждения возможности реализации параметров, заявленных в эскизно-технических проектах;

– по результатам испытаний экспериментальных образцов принять решение о необходимости корректировки ТТТ, уточнить объем и порядок выполнения дальнейших работ;

– в экспериментальных образцах предусмотреть следующие варианты основного артиллерийского вооружения:

для НБМП варианты 30-мм и 57-мм автоматических пушек,

для НЛПТ – 100-мм пушка Д-33, унифицированные боеприпасы с повышенными характеристиками;

– проработать варианты силовых установок с газотурбинным двигателем и дизелем с турбонаддувом мощностью не менее 400 л.с.;

– головной исполнитель – Курганмашзавод МОП.

Решение технического совещания было утверждено 7 декабря 1971 г. заместителем начальника Танковых войск генералом Ю.А. Рябовым и заместителем министра оборонной промышленности Е.Б. Шкурко.

Хотя в этом документе вопрос о комплексе вооружения НЛПТ был решен вполне однозначно в пользу установки 100-мм пушки Д-33, однако заманчивое предложение ВгТЗ (И.В. Гавалова) о проработке варианта использования 85-мм пушки продолжало вызывать интерес заказчика. Оно сулило ряд преимуществ по весовой характеристике танка и, как следствие, его авиатранспортабельности, водоходности и подвижности на суше. Поэтому решением ГКСВ 3-му НИИ и 38-му НИИИ МО было поручено провести исследование по сравнительной оценке двух вариантов вооружения НЛПТ:

1-й вариант – 100-мм пушка Д-33 + 7,62-мм пулемет ПКТ;

2-й вариант – 85-мм пушка «Жало» + 7,62-мм пулемет ПКТ.

Исследование было проведено в периоде 10 февраля по 14 марта 1972г. и показало следующие результаты:

– по поражению одиночных наземных целей:

расход боеприпасов и время на выполнение огневых задач при стрельбе с коротких остановок у 100-мм пушки меньше, при стрельбе с ходу показатели у 100-мм и 85-мм пушек совпадают;

– по среднему количеству решаемых огневых задач показатели 100-мм пушки с боекомплектом 40 выстрелов совпадают с показателями 85-мм пушки с боекомплектом 44 выстрела;

– бронепробивное действие бронебойно-подкалиберного снаряда (по соотношению пробиваемой толщины брони к дистанции стрельбы):

85-мм – 90 мм/1500 м;

100-мм (с повышенной характеристикой) – 100 мм/2000 м.

На основании этих результатов институты пришли к выводу, что по совокупности показателей для НЛПТ предпочтителен комплекс вооружения со 100-мм пушкой Д-33.

Заключение 3 НИИ МО и 38 НИИИ МО было однозначным: согласиться с решением МОП от 7 декабря 1971 г. о принятии для ОКР по НЛПТ комплекса вооружения с 100-мм пушкой Д-33 и боеприпасами кпушкеД-10Т.

Данное заключение было согласовано НТК Сухопутных войск, начальниками танковых войск и ГРАУ, Главным штабом Сухопутных войск утверждено ГКСВ 10 апреля 1972 г. Таким образом, выбор комплекса основного вооружения НЛПТ был окончательно подтвержден заказчиком.

Тем не менее, дальнейшие события развивались неспешно. Несмотря на установленный решением МОП от 7 декабря 1971 г. жесткий срок разработки и согласования ТТТ (один месяц), этот процесс затянулся более чем на полгода. В результате длительных споров соисполнителей между собой, а также между исполнителями и заказчиком проект тематической карточки с достаточно подробными ТТТ и конкретными предложениями по этапам и срокам дальнейших работ появился лишь к июню 1972 г.

Рождение этого документа явилось важной вехой, предопределившей дальнейший ход работ на ряд лет вперед. Поэтому на его содержании целесообразно остановиться несколько подробнее.

Прежде всего, следует отметить, что в тематической карточке был, наконец, подведен итог длительных споров и найдены оптимальные решения по большинству спорных вопросов.

Каковы были эти решения?

Как отмечалось выше, требования к основному оружию танка уже были определены ранее. Выбор пал на спаренную установку 100-мм пушки Д-33 и 7,62-мм пулемета ПКТ, стабилизированную в вертикальной и горизонтальной плоскостях наведения. Проект тематической карточки лишь внес в эти требования ряд уточнений и добавлений. Так, было установлено, что боекомплект к пушке Д-33 должен включать 40 выстрелов, унифицированных со штатными выстрелами к пушке Д-10Т (из которых 10–12 единиц в механизированной укладке), а боекомплект к пулемету ПКТ – 2000 патронов. Кроме того, в карточке предусматривалась возможность использования 100-мм выстрелов, находившихся в то время в отработке согласно решению ВПК от 28 мая 1971 г., со следующими повышенными характеристиками:

– бронепробивная способность снаряда при угле встречи с броней 60°:

бронебойно-подкалиберного – 100 мм с дистанции 2000 м; кумулятивного – 180 мм;

– эффективность поражения целей осколочно-фугасным снарядом – па 20–25% выше штатного выстрела к пушке Д-10Т.

Предусматривалось, что стрельба этими снарядами должна обеспечиваться по шкалам штатных выстрелов без введения поправок.

Комплекс приборов управления огнем танка предусматривалось заимствовать с танка Т-55А в составе дневного прицела ТШС-32П, ночных прицелов, находившихся в разработке по темам «Кристалл» (с проведением доработок) и «Агат-Т». Эффективность стрельбы должна обеспечиваться не ниже, чем у танка Т-55А.

Что касается вспомогательного вооружения, то в тематической карточке допускался выбор вариантов: либо четыре ПЗРК «Стрела-3», либо зенитно-наземная установка 12,7-мм пулемета «Утес» с боекомплектом 500 патронов.

По-новому были определены требования к защите танка от поражения при обстреле. Если ранее представители МОП и ЧТЗ предлагали обеспечить защиту танка от поражения огневыми средствами противника на уровне серийной БМП-1, то в процессе последующего согласования были приняты более высокие требования, близкие к первоначальным требованиям заказчика, в том числе:

– стойкость брони при обстреле:

23-мм бронебойными снарядами с дистанции 100 м при курсовых углах корпуса ± 22°, башни ±35°;

12,7-мм бронебойными пулями с дистанции 250 м при курсовых углах ± 65°–70°;

7,62-мм пулями корпуса – в упор при всех курсовых углах, крыши – с дистанции 50 м при углах крена и дифферента ± 20°.

К защите от оружия массового поражения практически были приняты первоначальные требования заказчика:

– коллективная, автоматическая, с герметизацией обитаемого пространства, созданием противодавления и фильтрацией нагнетаемого воздуха;

– кратность ослабления радиации – не ниже, чем у БМП-1.

Довольно подробно были развернуты в тематической карточке требования, обеспечивающие необходимую подвижность и проходимость танка на суше и на плаву, в том числе:

– удельная мощность–23–25л.с./т;

– клиренс – 450 мм;

– среднее удельное давление гусениц на грунт – 0,5–0,6 кг/кв.см;

– запас плавучести – 25%;

– скорости движения:

по суше максимальная – 65– 70 км/ч, средняя – 45 км/ч;

на плаву максимальная – 10 км/ч;

– запас хода – 12– 15 ч движения со скоростями, предельно допустимыми для данных дорожных условий;

– возможность эксплуатации танка в морских условиях при волнении до 3 баллов;

– вход в воду и выход из воды на берег крутизной до 25°.

Такие требования к НЛПТ превышали уровень, ранее предлагавшийся МОП, были близки к первоначальным требованиям заказчика и предполагали по умолчанию наличие водометного движителя.

Требования к надежности и долговечности танка были приняты в следующих параметрах:

– ресурс до капитального ремонта – 10000–12000 км;

– гарантийная наработка–5000 км. По-новому был сформулирован

вопрос о базе для семейства военных гусеничных машин легкой весовой категории. В качестве базы был принят НЛПТ с обеспечением возможности создания на его агрегатах и узлах НБМП и других ВГМ ЛВК. Для этого одновременно с техническим проектом танка предусматривалось представление разработчиком эскизного проекта НБМП на унифицированных с танком агрегатах и узлах.

Роли между соисполнителями распределялось следующим образом:

– Курганский машиностроительный завод – по танку в целом;

– Волгоградский тракторный завод – по варианту НЛПТ с корпусом из легких сплавов на узлах и агрегатах Курганмашзавода;

– Уральский завод тяжелого машиностроения – по пушке Д-33;

– Барнаульский завод транспортного машиностроения и ЦНИДИ – по дизельному двигателю;

– НИИСтали – по защите;

– ВНИИТрансмаш и НИИДвигателей – по проведению комплекса экспериментальных и исследовательских работ по НЛПТ и НБМП, стендовой отработке узлов, тактико-технической оценке проектов;

– Свердловский НИТИ – по оценке технологичности проектов.

Были установлены следующие этапы и сроки проведения работ:

Эскизный проект НЛПТ – II кв. 1973 г.;

Технический проект НЛПТ, подтвержденный испытаниями экспериментального образца, – I кв. 1974г.;

Эскизно-технический проект НБМП – 1 кв. 1974 г.;

Три опытных образца НЛПТ для заводских испытаний – IV кв. 1974 г.;

Пять опытных образцов НЛПТ для полигонных испытаний – III кв. 1975 г.

Тематическая карточка была рассмотрена на совещании МОП и УНТВ и согласована протоколом от 26 июня 1972 г. Протокол пописали начальники 6-го Главного управления МОП, Управления опытных работ МОП, утвердили заместитель министра оборонной промышленности и заместитель начальника Танковых войск. Протокол гласил:

1. Проект тематической карточки по НЛПТ считать согласованным;

2. ВНИИТрансмашу и НИИСтали до 1 июля 1972 г. представить в 6 ГУ МОП для рассмотрения с МО расчетную оценку веса корпусов в стальном и алюминиевом исполнении с различными уровнями защиты от 25-мм и 30-мм снарядов;

3. 6 ГУ МОП до 5 июля 1972 г. согласовать с МТиСХМ вопрос о порядке работы КМЗ и ВГТЗ по НЛПТ;

4. 7 ГУ МОП до 5 июля 1972 г. согласовать тематическую карточку на НИР по газотурбинному двигателю для ВГМ ЛВК.

Итак, решение состоялось.

Казалось бы, что протокол МОП и УНТВ от 26 июня 1972 г. снимает все препятствия к дальнейшему проведению работ по НЛПТ вплоть до выхода опытных образцов танка на полигонные испытания ко второй половине 1975 г.

Однако непредсказуемая жизнь внесла в это дело свои иронические комментарии.

По ряду причин на многих предприятиях, участвовавших в создании НЛПТ, за короткий период произошла смена руководителей работ по данной теме.

Первым в конце 1971 г., т.е. еще до утверждения протокола МОП и УНТВ, неожиданно отказался от поста главного конструктора ВгТЗ разработчик «объекта 934» и «объекта 934Б» И.В.Гавалов. На смену ему пришел молодой и амбициозный конструктор А.В. Шабалин, собственная позиция которого по многим техническим вопросам не совпадала с позицией его предшественника.

В 1974 г. сменился главный конструктор Курганмашзавода, на который по протоколу от 26 июня 1972 г. были возложены функции головного разработчика НЛПТ. Прежний главный конструктор Б.Н. Яковлев был по решению МОП понижен в должности за допущенные недостатки в работе по доводке «объекта 675» (будущей БМП-2). На его должность был назначен молодой и перспективный военный ученый, доктор технических наук А.А.Благонравов. С приходом на эту работу новый главный конструктор привнес в нее свое собственное видение проблем и выдвинул ряд новых идей, основанных на результатах ранее выполненных им научных исследований, как в области теории бесступенчатых передач, так и в методике оценки влияния различных тактико-технических характеристик танков на их боевую эффективность.

В этом же году главный конструктор ЧТЗ П.П. Исаков был назначен директором ВНИИТрансмаша, а его должность вместе с функциями разработчика «объекта 788» была передана В.Л. Вершинскому.

Смена главных конструкторов новыми людьми, имеющими собственный взгляд на многие проблемы и достаточно критически относящимися к решениям, принятым их предшественниками, не замедлила сказаться на ходе дальнейших работ. Вместо сближения позиций соразработчиков и повышения уровня межпроектной унификации, разрабатываемые варианты НЛПТ стали все более отличаться друг от друга.

Время выполнения работ, предусмотренных планом ОКР и НИР на 1971–1975 гг., затягивалось, установленные сроки срывались. И к моменту выхода нового постановления СМ СССР и ЦК КПСС от 17 февраля 1976 г. о плане ОКР и НИР на X пятилетку (1976–1980) задача унификации ВГМ ЛВК была также далека от завершения, как и в начале IX пятилетки.


Поделиться в социальных сетях:
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Мой Мир


При использовании опубликованных здесь материалов с пометкой «предоставлено автором/редакцией» и «специально для "Отваги"», гиперссылка на сайт www.otvaga2004.ru обязательна!


Первый сайт «Отвага» был создан в 2002 году по адресу otvaga.narod.ru, затем через два года он был перенесен на otvaga2004.narod.ru и проработал в этом виде в течение 8 лет. Сейчас, спустя 10 лет с момента основания, сайт переехал с бесплатного хостинга на новый адрес otvaga2004.ru