ОТЕЧЕСТВЕННЫЕ БРОНИРОВАННЫЕ МАШИНЫ 1945–1965 ГГ. (XXIV)

М.В. Павлов, кандидат технических наук, старший научный сотрудник. И.В. Павлов, ведущий конструктор
«Техника и вооружение. Вчера, сегодня, завтра...» №07, 2010 г.
Материал предоставлен авторами и публикуется с разрешения редакции журнала

<<< См. предыдущий материал

 

Скачать публикацию «ОТЕЧЕСТВЕННЫЕ БРОНИРОВАННЫЕ МАШИНЫ 1945–1965 ГГ. (XXIV)» в формате PDF

Постановлением Совета Министров СССР №578-236 от 30 мая 1960 г. ОКБ СТЗ было поручено провести ОКР по созданию легкого плавающего танка массой до 15 т, вооруженного стабилизированной в двух плоскостях (стабилизатор типа «Циклон») 85-мм нарезной пушкой, бронебойный снаряд которой имел начальную скорость 1000 м/с. Кроме того, требовалось увеличить скорость движения танка по шоссе с 44 до 75 км/ч за счет использования более совершенной трансмиссии и двигателя конструкции завода №77. Согласно проекту развернутых ТТТ, выданных ГБТУ и 12 Управлением ГКОТ, заводу дополнительно были заданы: усиленная броневая защита лобовой части корпуса и башни, приспособленность к авиадесантированию, запас хода 500 км (вместо 250 км), оснащение приборами ночного видения и системой ПАЗ. Эту работу по созданию нового плавающего авиадесантируемого танка возглавил главный конструктор ОКБ завода И.В. Гавалов. Соисполнителями были определены УЗТМ (г. Свердловск – по пушке), завод №46 (г. Ковров – по стабилизатору), завод №77 (г. Барнаул – по двигателю), а также ВНИИ-100 (г. Ленинград) и ФВНИИ-100 (г. Москва).

При эскизной проработке нового легкого танка выявилось, что боевую массу машины можно было уменьшить двумя путями: или, не меняя классической схемы компоновки, снизить массу каждого узла бронекорпуса, трансмиссии и ходовой части, или изыскивать дополнительные резервы массы в новой компоновочной схеме. Сжатые сроки и непроверенность к тому времени новых схем общей компоновки плавающего танка не позволили рисковать, и поэтому новый танк был создан по отработанной классической схеме компоновки танка ПТ-76.

Основное внимание при разработке машины было уделено повышению ее огневой мощи и защищенности экипажа. В соответствии с решением Научно-технического совета Государственного комитета Совета Министров СССР по оборонной технике (НТС ГКСМОТ) конструкторское бюро завода первоначально было ориентировано на установку 90-мм гладкоствольной пушки Д-62 вместо 85-мм нарезной пушки Д-58. В дальнейшем планировалось повысить огневую мощь машины за счет использования в качестве дополнительного оружия управляемых ракет ПТРК «Овод» с усовершенствованной системой полуавтоматического наведения.

Эскизный проект танка в двух вариантах был представлен в НТК ГБТУ ВС и ГКСМОТ в октябре 1960 г. Согласно проекту оба варианта имели классическую схему компоновки с кормовым расположением МТО. Основное оружие размещалось во вращающейся башне машины. Командир танка был освобожден от выполнения функций наводчика. Независимо от установки основного оружия варианты проекта отличались друг от друга силовой установкой, схемами трансмиссии и ходовой части. В первом варианте машины с боевой массой 15,6 т в качестве силовой установки предусматривался дизель УТД-20 мощностью 221 кВт (300 л.с.), работавший совместно с ГМТ конструкции ОКБ СТЗ и ВНИИ-100. В ходовой части (применительно к одному борту) использовалась шестикатковая схема.

Во втором варианте танка с боевой массой 14,2 т в МТО вместо УТД-20 устанавливался двигатель 8Д6-300М (серийный дизель 8Д6 производства СТЗ, форсированный до мощности 221 кВт (300 л.с.) с ГМТ, разработанной ОКБ СТЗ совместно с НАТИ. Ходовая часть машины (применительно к одному борту) была удлинена на один опорный каток.

Гладкоствольная 90-мм пушка Д-62 по сравнению с 85-мм нарезной пушкой Д-58 обеспечивала более высокую начальную скорость бронебойного снаряда (1550 м/с) и, соответственно, большую бронепробиваемость (200 мм по нормали на дальности 2000 м) и дальность прямого выстрела (1760 м). Кроме того, она имела меньшие размеры и массу как самой пушки (1150 кг), так и выстрелов и обеспечивала лучшую остойчивость машины при стрельбе из пушки на плаву в сторону борта.

Однако работы по гладкоствольной пушке Д-62 были прекращены из-за трудностей, связанных с созданием для нее новых боеприпасов (бронебойно-подкалиберного, кумулятивного и осколочно-фугасного выстрелов), организации их производства и дальнейшего обеспечения (калибр 90 мм был новым для системы артиллерийского вооружения и предполагался к использованию только в танках этого типа). Кроме того, максимальная дальность стрельбы осколочно-фугасным снарядом составляла всего 5500 м (почти в 2,5 раза меньше, чем при стрельбе из нарезной пушки), а в конструкции бронебойно-подкалиберного снаряда имелись три ведущих сектора, которые при вылете снаряда из канала ствола отделялись от него, разлетаясь под углом ±3° на дальность 700-800 м, и могли привести к поражению своей пехоты, находившейся впереди танка.

Поэтому при рассмотрении эскизного проекта в НТС ГКСМОТ 28 ноября 1960 г. к дальнейшей работе утвердили вариант с 85-мм нарезной пушкой Д-58. При этом дополнительно к двум вариантам двигателей, предусмотренным в проекте, было предложено проработать установку дизеля 5ТДЛ мощностью 221-294 кВт (300-400 л.с.) с механической трансмиссией без изменения размеров броневого корпуса, а также использовать индивидуальную торсионную подвеску с гидравлическими поршневыми амортизаторами и пружинными ограничителями хода балансиров, односкатные опорные катки с дисками из алюминиевого сплава и гусеницы с РМШ.

Кроме того, ГКСМОТ и ГБТУ ВС выдвинули дополнительное требование по защите экипажа от проникающей радиации – в 1,5-2 раза выше, чем на танке ПТ-76. Указанное требование при решении его общепринятыми методами влекло за собой существенное увеличение массы машины. Поэтому для сохранения заданной массы нового танка (не более 15 т), с учетом устанавливаемого комплекса вооружения и выполнения дополнительного требования по противорадиационной защите, надлежало уменьшить на 3000 кг массу, приходившуюся на агрегаты трансмиссии, ходовую часть и броневой корпус, обеспечив при этом повышенные показатели по их прочности и пулестойкости.

Эта задача была решена в ходе выполнения технического проекта танка, получившего заводское обозначение «Объект 906», за счет разработки более совершенных конструкций узлов и агрегатов и широкого применения легких сплавов. Броневой корпус машины предполагалось изготавливать из алюминиевого сплава Д-20. Для обеспечения защиты от гамма-излучения радиоактивно зараженной местности (РЗМ) СТЗ совместно с ФВНИИ-100 предложил новое техническое решение, заключавшееся в создании системы емкостей (баков), заполнявшихся водой и опорожняемых при плавании. При необходимости эти баки могли использоваться для топлива. Все основные узлы машины практически были переконструированы.

В связи с предполагаемым использованием различных типов двигателей в ОКБ ВгТЗ (СТЗ) выполнили несколько вариантов броневого корпуса танка. Конструкции корпусов были невзаимозаменяемыми и при одинаковой геометрии отличались только конструкцией крыши и днища в районе МТО. В начале апреля 1961 г. работы по проекту машины с двигателем 8Д6-ЗООМ были приостановлены и продолжены только над проектом с двигателем УГД-20. Из-за отсутствия необходимых данных и самого дизеля 5ТДЛ проработка варианта его установки в корпусе танка «Объект 906» ОКБ не производилась.

Технический проект танка «Объект 906» поступил на рассмотрение НТС ГКСМОТ 14 августа 1961 г. Он представлял собой танк с классической схемой общей компоновки, вооруженный 85-мм нарезной пушкой Д-58 с двухплоскостным стабилизатором «Звезда» и механизмом заряжания емкостью 15 выстрелов. С пушкой был спарен 7,62-мм пулемет СГМТ. Для стрельбы из пушки применялись унитарные выстрелы с бронебойными, кумулятивными и осколочно-фугасными снарядами.

Защищенность экипажа от обычных средств поражения была усилена за счет увеличения толщины броневых листов корпуса и башни. Согласно расчетам, лобовые листы корпуса и башни не пробивались бронебойной пулей Б-32 калибра 14,5 мм с дальности стрельбы свыше 100 м.

Мероприятия по защите экипажа от гамма-излучения при преодолении радиоактивно зараженной местности были разработаны в двух вариантах. По первому варианту механик-водитель спереди защищался экраном из легкого броневого сплава толщиной 10 мм, с боков – емкостями, заполняемыми водой или топливом, и аккумуляторами. Снизу и сзади – специальной конструкцией сиденья со свинцовыми листами. Этот вариант впоследствии приняли как основной.

Второй вариант защиты предусматривал дополнительное увеличение толщины нижнего и среднего лобового листа корпуса на 30 мм, установку у механика-водителя вместо экрана толщиной 10 мм дополнительного бака шириной 130 мм, монтаж экрана из легких сплавов толщиной 20 мм на вращающемся полу башни, под подъемным механизмом пушки, в секторе 100°, а под вращающимся полом – дополнительного бака высотой 150 мм.

Подвижность танка повысили за счет использования дизеля УГД-20 мощностью 221 кВт (300 л.с.), двухпоточной механической трансмиссии с пятиступенчатой коробкой передач, одновальной торсионной подвески с заневоленными торсионами, шести телескопических гидроамортизаторов. Среди всех ранее выпущенных легких

танков «Объект 906», по проекту, имел более высокую плавность хода за счет увеличения динамических ходов опорных катков и улучшения характеристик гидроамортизаторов, применения компенсирующих устройств натяжения гусенице движении и гусенице РМШ.

Машина обладала увеличенным запасом хода (500 км), повышенной максимальной скоростью движения по шоссе (75 км/ч) и возможностью авиатранспортирования самолетами Ан-12. Из условий авиатранспортабельности ширина корпуса танка «Объект 906» по сравнению с корпусом ПТ-76 была уменьшена на 246 мм, а его длина, соответственно, увеличена с 6910 до 7710 мм. Расчетную боевую массу машины, равную 14759 кг, удалось получить за счет изготовления корпуса из алюминиевого сплава, балансиров из титанового сплава, а также уменьшения массы агрегатов трансмиссии. В опоре башни танка использовались погоны из алюминиевого сплава и пластмассовые шары. Применение алюминиевого сплава позволило снизить массу корпуса на 1,5 т по сравнению с массой корпуса танка ПТ-76Б.

При рассмотрении технического проекта он был принят с рекомендацией провести ОКР по использованию в трансмиссии фрикционных устройств, работающих в масле, и гидросервоприводов управления, а также замены балансиров из титана на стальные.

Опытный корпус машины из алюминиевого броневого сплава изготовили на ВгТЗ уже в первом квартале 1961 г., использовав его для опытного образца танка, получившего заводское обозначение «Объект М906». Во II квартале того же года этот танк прошел ходовые испытания по специальной программе, которые показали, что броневой корпус из легких сплавов в сочетании с высокой скоростью и маневренностью обеспечивает надежную защиту от бронебойных пуль стрелкового оружия.

Для проверки водоходных качеств танка «Объект 906», наряду с проведенными испытаниями на моделях, выполненных в масштабе 1:10, весной 1961 г. изготовили ходовой макет танка «Объект 906ПЛ». Он был выполнен в натуральную величину, а его массу (с теми же координатами центра тяжести, как на танке «Объект 906») довели до 15т. Проведенные на плаву испытания макета показали его высокую продольную остойчивость и лучшую устойчивость на курсе, чем у танка ПТ-76Б.

В течение 1961 -1962 г. на ВгТЗ изготовили шесть опытных образцов танка «Объект 906» (три образца для проведения заводских испытаний и три – для полигонно-войсковых испытаний). Проведенные испытания показали удовлетворительную остойчивость танка при стрельбе на плаву, так как необтекаемая форма ходовой части присоединяла к себе достаточную массу воды, поэтому перемещения корпуса и скорость гашения колебаний оказались вполне приемлемыми. Но на вооружение танк принят не был. В 1963 г. ОКР по танку «Объект 906» прекратили, так как было принято решение возложить функции разведывательного танка на разрабатывавшиеся в это же время боевые машины пехоты (БМП). Однако НИОКР по разработке легких танков не прекратились и были продолжены во втором послевоенном периоде.

Параллельно с работами по танку «Объект 906» в инициативном порядке в ОКБ ВгТЗ под руководством главного конструктора И.В. Гавалова велись ОКР по изысканию новых компоновочных решений для легкого плавающего танка, удовлетворявшего тем же ТТТ, по которым создавался танк «Объект 906», но имевшего меньшую боевую массу и стальной корпус вместо алюминиевого. В результате многочисленных конструктивных проработок и анализа габаритно-массовых характеристик различных компоновок в октябре 1961 г. был спроектирован, а затем и изготовлен ходовой макет легкого танка с управляемым ракетным оружием, который имел заводское обозначение «Объект 906Б».

Схема общей компоновки этого танка отличалась от классической размещением экипажа из двух человек во вращающейся башне, что значительно снижало вероятность попадания снарядов в танк за счет уменьшения высоты корпуса и, соответственно, общей высоты машины. Он был вооружен пусковой установкой для стрельбы НУРС «Бур» и управляемыми ракетами «Рубин». Защищенность экипажа значительно повысили за счет его размещения в специальной броневой капсуле. В связи с наличием кругового обзора у механика-водителя, находившегося в башне, и реверсивной коробки передач появилась возможность вождения танка с такими же скоростями назад, что и вперед. Впервые на отечественном танке была предпринята попытка применить гидропневматическую подвеску с системой изменения клиренса и гидравлический механизм натяжения гусениц. Регулирование клиренса машины и натяжение гусениц производилось с рабочего места механика-водителя. Движение на плаву осуществлялось за счет перемотки гусеничного движителя, а для увеличения скорости устанавливались специальные гидродинамические кожухи. В ходовой части использовались катки и гусеницы с РМШ танка «Объект 906».

В отличие от проекта, изготовленный ходовой макет танка «Объект 906Б» имел невращающуюся башню с сохранением в ней рабочего места механика-водителя с органами управления движением. Вместо дизеля УТД-20 устанавливались серийные двигатель 8Д6, форсированный до 221 кВт (300 л.с.), и трансмиссия (без привода водометных движителей).

Ходовой макет танка «Объект 906Б» успешно прошел заводские испытания, которые подтвердили правильность выбранного направления работ и явились завершающим этапом исследования по выбору типа водоходного движителя в пользу водометов.

В январе 1963 г. в ОКБ ВгТЗ развернулись работы по созданию нового типа колесно-гусеничной боевой машины пехоты «Объект 911», которая стала унифицированной базой для изготовления семейства других боевых машин. В 1964 г. с учетом всех конструктивных проработок и результатов испытаний ходового макета «Объект 906Б» и с использованием узлов и агрегатов опытной БМП «Объект 911» был спроектирован и изготовлен легкий плавающий авиадесантируемый танк «Объект 911Б». Он представлял собой низкосилуэтную, авиадесантируемую гусеничную плавающую машину и имел одинаковое с БМП «Объект 911» пушечно-пулеметное оружие, размещенное во вращающейся башне. В этой машине нашла дальнейшее воплощение идея капсульной защиты экипажа по отношению к защите ее остальных элементов и частей. Экипаж танка, состоявший из двух человек, располагался во вращающейся башне в специальной капсуле, имевшей мощную противорадиационную защиту.

На основе результатов испытаний танка «Объект 911Б» были даны рекомендации по созданию 25-тонного неплавающего танка с усиленной защитой от обычных средств поражения и ОМП. Кроме того, опыт создания танка «Объект 911Б» использовали и при проектировании среднего танка «Объект 920» массой 27 т, работы по которому развернулись в ОКБ ВгТЗ в 1964 г.

В том же году при разработке боевой машины десанта (БМД) «Объект 915» и семейства машин для ВДВ на ее базе в ОКБ ВгТЗ под руководством И.В. Гавалова выполнили проект легкого танка. Он представлял собой прототип легкого танка «Объект 911Б» с уменьшением длины, толщины брони и боевой массы машины (масса при десантировании парашютным способом составляла 6 т) и предназначался для артиллерийской поддержки подразделений и частей этого рода войск стрельбой с закрытых огневых позиций и прямой наводкой. В состав экипажа танка входили два человека: командир (он же наводчик) и механик-водитель, которые располагались во вращающейся башне.

Танк был вооружен 100-мм гладкоствольной пушкой типа «Гром» с активно-реактивным выстрелом, кумулятивный снаряд которого на дистанции 1500-1600 м мог пробить броню толщиной 175 мм, располагавшуюся под углом 60° от вертикали. Помимо выстрела с кумулятивным снарядом, в боекомплект входили выстрелы с осколочно-фугасной гранатой. Заряжание пушки – автоматическое, конструкция механизма заряжания была аналогична конструкции механизма заряжания, используемого в опытной БМД «Объект 915».

Броневой корпус изготавливался из алюминиевого сплава, а башня – из стальных броневых листов. Лоб корпуса и башни защищал экипаж и внутреннее оборудование машины от 14,5-мм бронебойных пуль с любой дистанции, борт корпуса – от 7,62-мм пуль с дистанции 400 м.

Дальнейшие работы по танку прекратились в связи с тем, что в середине 1960-х гг. для обеспечения специализации производства, расширения мобилизационных возможностей промышленности, снижения трудоемкости и стоимости машин, облегчения обслуживания, эксплуатации и ремонта в войсках, было признано целесообразным создавать легкий танк на базе семейства унифицированных машин одного класса. Наиболее приемлемой для использования в качестве базовой машины на тот момент времени являлась опытная БМП «Объект 765» разработки ЧТЗ.

Для создания легкого авиадесантируемого сухопутного танка во ВНИИ-100 приняли классическую компоновочную схема с задним расположением МТО и размещением механика-водителя в отделении управления у левого борта. Конструкция систем силовой установки БМП «Объект 765», использованных при разработке танка, в связи с кормовым расположением МТО и уменьшением высоты корпуса подверглась значительным изменениям. Ходовая часть (применительно к одному борту) была выполнена семиопорной с использованием всех узлов БМП «Объект 765». Танк мог транспортироваться самолетом Ан-12 и десантироваться посадочным способом.

Совместно с ГСКБ-47 во ВНИИ-100 под общим руководством Л.С. Троянова для этого танка провели предварительные компоновочные проработки установки в качестве основного оружия комплекса Т-100 (ведущий инженер – А.А. Тимофеев), позволявшего вести стрельбу новым 100-мм активно-реактивным кумулятивным снарядом с повышенными бронепробиваемостью (до 400 мм) и дальностью прямого выстрела (1200 м).

Основными преимуществами комплекса являлись простота конструкции и относительно небольшая его масса. Этот комплекс превосходил по дальности прямого выстрела и бронепробиваемости снаряда все пушки легких отечественных и иностранных танков при примерно равных или меньших объемно-массовых показателях. Он мог устанавливаться не только на легких танках, но и на других машинах – БМП и самоходном орудии сопровождения для ВДВ. Применение комплекса Т-100 в легком танке значительно повышало его боевые возможности по сравнению с существующим танком ПТ-76Б при сохранении показателей надежности, низкой стоимости, простоты производства и обслуживания.

Значительно меньшее (в 2-3 раза) давление пороховых газов в канале ствола активно-реактивных систем по сравнению с танковыми пушками, выполненными по схеме классического артиллерийского орудия, а также меньшая масса и размеры выстрелов и меньшая длина ствола, позволили применить для орудия комплекса Т-100 схемы заряжания автоматических малокалиберных пушек – барабанную и револьверную, обеспечивавшие получение приемлемых масс и размеров оружия.

Оценивая массовые и габаритные показатели различных возможных вариантов орудия комплекса Т-100, конструкторы ВНИИ-100 пришли к заключению, что наиболее целесообразной схемой орудийной установки являлась схема шестизарядной револьверной пушки. В этом случае по сравнению с однозарядным вариантом при вполне приемлемых размерах казенной части и массе орудия значительно улучшались боевые характеристики оружия и проще решались многие конструктивные и компоновочные вопросы.

Механизм заряжания такого орудия должен был обеспечивать после выстрела автоматический поворот барабана на две ячейки (при наличии переводчика, позволявшего сместить этот цикл на один шаг (на одно гнездо). Это устройство позволяло наиболее просто решать вопрос выбора того или иного типа выстрела, в отличие от классических револьверных и барабанных пушек, у которых поворот барабана производился последовательно на одну ячейку. Такая конструкция обеспечивала возможность всегда иметь в барабане механизма заряжания различные комбинации выстрелов: либо шесть выстрелов одного типа (кумулятивных или осколочно-фугасных), либо одновременно два типа выстрелов (три кумулятивных и три осколочно-фугасных). Причем в обоих случаях обеспечивался автоматический (по желанию наводчика) расход всего боекомплекта (три или шесть выстрелов одного типа), находившегося в барабане.

Указанный тип механизма заряжания орудия обеспечивал максимально возможную готовность орудия к стрельбе, независимую от выбора типа выстрела и недостижимую в обычных классических однозарядных системах, сокращал до минимума время подготовки первого выстрела и обеспечивал практически мгновенную готовность к следующему выстрелу (в пределах боекомплекта, имевшегося в барабане). При этом отпадало требование установки орудия на гидростопор (при стабилизированных приводах) для производства заряжания (также в пределах боекомплекта, имевшегося в барабане). Это, в свою очередь, позволяло обойтись более простой и дешевой системой стабилизации оружия и прицелами с зависимой линией прицеливания (например, стабилизаторами типа «Заря», «Циклон» и прицелами типа ТШ и ТПН-1), а также обеспечить несбиваемость наводки в момент заряжания так же, как в системах с независимой стабилизированной линией прицеливания.

Применение схемы револьверной пушки с блоком из гнезд-казенников позволило создать компактное и сравнительно легкое автоматическое орудие с автономным боекомплектом, с высоким темпом огня. Сокращение времени подготовки первого выстрела являлось наиболее ценным качеством для танкового оружия, так как от затрат времени на производство первого прицельного выстрела существенно зависела боевая эффективность всего комплекса вооружения танка.

Отказ от плавучести машины и переход на схему неплавающего танка с минимальными поперечными размерами позволили реализовать в легком танке весьма мощную как броневую, так и противорадиационную защиту, в лобовой части не уступавшую защите отечественных средних танков того времени.

По проекту, корпус танка сваривался из катаных стальных листов. Верхняя лобовая деталь имела комбинированную броневую защиту (сталь + стеклопластик + сталь) с приведенной защищающей толщиной 430-450 мм. Она обеспечивала защиту от кумулятивных снарядов пушек НАТО калибра 90 и 105 мм, а также от ПТУР типа SS-11 (Франция).

Большой угол наклона лобовой детали (68°) позволял обеспечить защиту от бронебойных, бронебойно-подкалиберных снарядов пушек зарубежных стран: 75-мм (танк АМХ-13), 83,8-мм (танк «Центурион»), 90-мм (танк М48), 76,2-мм (танк М41) на всех дистанциях; от снаряда 105-мм пушки танков М60 и «Леопард» на дистанции с 300 м и от снаряда 120-мм пушки танка «Чифтен» с дистанции 1000 м. Броневые листы бортов и кормы корпуса толщиной 40 мм обеспечивали на всех дистанциях защиту от 20-мм пушки, состоявшей на вооружении стран НАТО, устанавливавшейся на бронетранспортерах. Крыша корпуса в передней части изготавливалась из стали толщиной 16 мм, крыша над МТО – из 20-мм броневого алюминиевого сплава. Днище в передней и средней части имело толщину 16 мм, в кормовой части – 6-8 мм. Эквивалентная толщина брони литой башни танка в переднем секторе ±30° составляла 180 мм (155/30°), кормы – 40-50 мм, крыши – 12-26 мм.

Несмотря на высокий расчетный уровень защиты легкого танка, его малая унификация с базовой машиной и главное – отсутствие плавучести не позволили танку выйти за рамки эскизного проекта. Оснащение легких танков активно-реактивными системами также не получило дальнейшего развития, и работы по комплексу вооружения Т-100 были прекращены. Основные усилия специализированных конструкторских бюро были сосредоточены на создании перспективных легких танков со ствольным артиллерийским оружием более крупного калибра (85-100 мм).

Работы по созданию легкого танка, вооруженного 100-мм нарезной пушкой высокой баллистики, были продолжены в 1970-х гг. в конструкторских бюро ВгТЗ в Волгограде («Объект 934») и КМЗ в Кургане («Объект 685»).

 


 

 

Серийные танки

 

Танк ПТ-76 предназначался для ведения разведки, выполнения боевых задач, связанных с форсированием водных преград, а также для применения в морских десантных операциях. Он был разработан в 1949-1950 гг. в КБ ЧКЗ совместно с ВНИИ-100 с привлечением конструкторов КБ завода «Красное Сормово» под общим руководством главного конструктора Ж.Я. Котина. Опытный образец танка, изготовленный на ЧКЗ в феврале 1950 г. и получивший обозначение «Объект 740», в марте-апреле того же года прошел заводские испытания. В июле-августе 1950 г. два опытных образца, доработанные по результатам заводских испытаний первого опытного образца, успешно прошли государственные испытания.

В мае-июне 1951 г. на СТЗ для проведения войсковых испытаний была выпущена установочная партия из десяти машин. Организация и подготовка выпуска установочной партии, а затем и серийного производства танка на СТЗ осуществлялись специально организованным ОКБ под руководством М.С. Лопатина (по январь 1951 г.) и М.М. Романова при непосредственном участии Л.С. Троянова. Ответственным за подготовку чертежно-конструктор-ской документации машины применительно к технологии производства завода являлся заместитель главного конструктора Н.И. Гадалин. На вооружение Советской Армии танк был принят постановлением Совета Министров СССР №3636-1447 от 6 августа 1952 г. и приказом Военного министра СССР №211 от 16 августа 1952 г. Его серийное производство началось на СТЗ в 1952 г. и было прекращено в 1959 г. Всего за это время (с учетом установочной партии 1951 г.) для оснащения частей и подразделений Советской Армии изготовили 1896 танков ПТ-76.

Танк ПТ-76 имел классическую схему общей компоновки с продольным расположением двигателя в корпусе. Экипаж состоял из трех человек: механика-водителя, командира (он же наводчик) и заряжающего. Корпус машины был разделен натри отделения: управления, боевое и моторно-трансмиссионное.

Отделение управления располагалось в носовой части корпуса. В нем размещались: сиденье механика-водителя (в центре отделения); рычаги и педали управления танком; привод к волноотражательному щиту; контрольно-измерительные приборы; аппарат танкового переговорного устройства; две аккумуляторные батареи; баллон со сжатым воздухом, краном и манометром; два баллона с углекислотой и автомат-переключатель системы ППО; ручной топливный насос; топливный распределительный кран; топливомер; выключатель батарей и часть ЗИП.

В крыше отделения управления над сиденьем механика-водителя находился входной люк, закрывавшийся с помощью специального винтового механизма поворотной броневой крышкой. В основании люка в шахтах монтировались три смотровых прибора ТИП механика-водителя, обеспечивавшие ему сектор обзора 167°, при этом непросматриваемое пространство перед танком составляло 8,3 м, в сторону каждого борта в пределах сектора обзора – 10 м. При движении танка на плаву с поднятым волноот-ражательным щитом использовался перископический прибор ПЕР-17, который монтировался в специальном посадочном гнезде крышки люка механика-водителя.

В днище корпуса слева за сиденьем механика-водителя располагался люк запасного выхода, броневая крышка которого откидывалась наружу.

Боевое отделение находилось в средней части корпуса и в башне танка. В башне размещались основное оружие, приборы наблюдения и стрельбы, часть боекомплекта, механизм поворота башни, радиостанция, сигнальный пульт, вентилятор боевого отделения. Кроме того, в боевом отделении располагались: сиденье заряжающего (справа от пушки); сиденье командира (слева от пушки); ручной водооткачивающий насос; вращающийся пол с частью боекомплекта; вращающееся контактное устройство; два ручных огнетушителя и часть ЗИП.

Для посадки и выхода из танка командира и заряжающего в крыше башни имелся люк продолговатой формы, закрывавшийся броневой крышкой на петлях. Над рабочим местом командира на крышке люка устанавливалась вращающаяся командирская башенка станковым перископом командира ТПКУ и двумя боковыми смотровыми приборами ТИП, обеспечивавшими командиру обзор без поворота башенки в секторе 180°. У заряжающего в крыше башни монтировался вращающийся смотровой прибор МК-4.

МТО располагалось в кормовой части корпуса танка и было отделено от боевого отделения перегородкой. В нем размещались силовая установка, агрегаты трансмиссии, два водомета и водооткачивающие насосы.

Основным оружием танка являлась 76,2-мм нарезная танковая пушка Д-56Т. Высота линии огня составляла 1790 мм. В качестве вспомогательного оружия использовался спаренный с пушкой 7,62-мм пулемет СГМ, который крепился на привалочной площадке люльки с правой стороны. При стрельбе прямой наводкой из спаренной установки применялся телескопический шарнирный прицел ТШК-66. Стрельба из пушки с закрытых огневых позиций велась с помощью бокового уровня и башенного угломера. Наибольшая прицельная дальность стрельбы из пушки прямой наводкой и с закрытых огневых позиций равнялась, соответственно, 4000 и 12100 м. Мертвое (непростреливаемое) пространство для спаренной установки составляло 29 м.

Углы вертикальной наводки спаренной установки находились в пределах от -4°30′ до +30+1°. Наводка осуществлялась с помощью подъемного механизма и механизма поворота башни с ручным и двухскоростным электромоторным (ЭПБ-4) приводами независимого действия, оснащенными сдающими механизмами. Скорость вращения башни при повороте от электромоторного привода зависела от ступеней включения контроллера электромотора. Максимальная скорость поворота башни достигала 20 град./с. Спусковой механизм пушки состоял из электроспуска и механического (ручного) спуска. Рычаг электроспуска располагался на рукоятке маховика подъемного механизма, а рычаг механического спуска – на щите ограждения пушки. Боевая скорострельность составляла 7 выстр./мин.

В боекомплект танка входили 40 унитарных выстрелов к пушке: с бронебойно-трассирующим (БР-350Б), с подкалиберным бронебойно-трассирующим (БР-350П), с кумулятивным (БП-350М), осколочно-фугасным (ОФ-350) или с осколочным (О-350А) снарядами и 1000 патронов к пулемету.

Дальность прямого выстрела при высоте цели 2 м бронебойным снарядом составляла 760 м, подкалиберным бронебойно-трассирующим – 1050 м, кумулятивным – 400 м и осколочно-фугасным – 820 м.

Боекомплект к пушке размещался в 24-местной укладке, располагавшейся на вращающемся полу, 14-местной укладке-этажерке и двух одноместных укладках на стенке башни. Боекомплект к пулемету находился в четырех патронных коробках (две – в каркасе, укрепленном на погоне башни впереди заряжающего, одна – в каркасе на 24-местной укладке и одна – в рамке, закрепленной на кронштейне пулеметной установки).

Кроме того, в боевом отделении укладывались 7,62-мм пистолет-пулемет ППШ с боекомплектом 284 патрона (4 магазина), 15 ручных гранат Ф-1 и сигнальный пистолет с 20 сигнальными патронами.

Броневая защита сварных корпуса и башни – противопульная, изготовленная из катаных стальных броневых листов марки 2П толщиной 5, 6, 8, 10 и 15 мм. Форма герметичного корпуса обеспечивала относительно небольшое сопротивление при движении танка на плаву. Носовая часть корпуса состояла из верхнего и нижнего (гнутого) броневых листов, сваривавшихся между собой, с бортами, подбашенным листом и днищем. К нижнему наклонному листу приваривались два буксирных крюка с пружинными защелками. По оси танка в месте сварки верхнего наклонного лобового листа с подбашенным листом имелся вырез, в который вваривалось основание люка механика-водителя. На верхнем лобовом листе приваривались кронштейны крепления волноотражательного щитка, фары и звукового сигнала с ограждением.

Борта корпуса представляли собой вертикальные броневые листы. К бортам в передней части снаружи приваривались кронштейны кривошипов направляющих колес; внизу – по четыре кронштейна для пружинных и резиновых ограничителей хода балансиров. Кроме того, к каждому борту приваривались по шесть кронштейнов осей балансиров, по два фланца для установки гидравлических амортизаторов, по два отбойных кулака для ограничения хода пальцев траков гусениц и надгусеничные полки. В верхней передней части бортов корпуса вваривались кронштейны привода волноотражательного щитка. В кормовой верхней части бортов корпуса имелись специальные отверстия, в которые устанавливались броневые перегородки и патрубки, предназначавшиеся для выброса воды при движении машины задним ходом на плаву.

Кормовая часть корпуса состояла из трех броневых листов: нижнего гнутого, среднего вертикального и верхнего наклонного. В нижнем листе имелись лючки для слива масла из внутренних редукторов и коробки передач, которые закрывались пробками с резиновыми уплотнениями. В среднем вертикальном листе были сделаны отверстия для труб водометов и привода к заслонкам водометного движителя.

Крыша корпуса состояла из подбашенного листа, двух задних листов, съемных крышек и надрадиаторной броневой решетки.

Подбашенный лист имел круглый вырез и отверстия для установки и крепления нижнего погона опоры башни. Для обеспечения большей жесткости с внутренней стороны подбашенного листа приваривались ребра жесткости, кронштейны и четыре вертикальные стойки (пиллерсы).

Съемные крышки с резиновыми уплотнениями над МТО обеспечивали доступ к топливной и масляной системам двигателя и к агрегатам трансмиссии. Броневая решетка с защитной сеткой (с левой стороны от двигателя) предназначалась для входа охлаждающего воздуха. Между броневой решеткой и бортом в крыше корпуса монтировался эжектор системы охлаждения. В крышках и листах крыши МТО имелись лючки с резьбовыми пробками для заправки соответствующих систем двигателя и трансмиссии топливом, охлаждающей жидкостью и маслом, а также лючок для выхода отработавших газов из котла подогревателя.

Днище корпуса – плоское. Вдоль бортов в днище вваривались кронштейны осей балансиров и картеры бортовых редукторов. В передней части днища имелся люк запасного выхода экипажа, закрывавшийся крышкой, в кормовой части под двигателем – подмоторный люк, предназначавшийся для доступа к масляному и водяному насосам, и закрывавшийся крышкой с резиновым уплотнением. Впереди подмоторного люка в днище вваривалась трубка для клапана слива охлаждающей жидкости из системы охлаждения двигателя. Кроме того, в днище были выполнены лючки для слива масла, закрывавшиеся резьбовыми пробками с резиновыми уплотнениями, и два отверстия, в которые вваривались приемные патрубки водометов, закрывавшиеся снаружи защитными решетками.

Сварная башня имела форму усеченного конуса с конструктивным углом наклона брони 40° от вертикали. Внутри нижней части корпуса башни вваривалось кольцо с отверстиями для крепления верхнего погона опоры башни. Для увеличения жесткости кольца к нему и к корпусу башни приваривались ребра жесткости. Опора башни – шариковая, с касанием шариков с беговыми дорожками в двух точках, не требующая захватов. В лобовой части башни имелась амбразура для установки пушки; справа и слева от нее размещались амбразуры для спаренного пулемета и прицела ТШК-66 соответственно. Слева в борту башни вваривался броневой стакан под монтаж антенного ввода, а в кормовой части башни – броневой колпак вентилятора. Снаружи на бортах башни крепились четыре крюка и два десантных поручня. На крыше справа было сделано отверстие под установку смотрового прибора заряжающего, а сзади слева располагался входной люк, закрывавшийся броневой крышкой, для облегчения открывания которой применялся торсион.

В танке устанавливалась автоматическая углекислотная система ППО двухкратного действия, унифицированная по устройству составных частей с системой ППО среднего танка Т-54, но обеспечивавшая тушение пожара только в МТО. Два баллона емкостью по 5 л, заряженные углекислотой, и автомат ППО размещались в носовой части корпуса машины, а четыре термоэлектрозамыкателя, трубопроводы и четыре диффузора (распылителя) – в МТО. При тушении пожара в боевом отделении и отделении управления применялись два ручных углекислотных огнетушителя ОУ-2.

В силовой установке танка использовался дизель В-6 мощностью 176 кВт (240 л.с.) при частоте вращения коленчатого вала 1800 мин-1. Пуск двигателя (основной способ) осуществлялся с помощью электростартера СТ-713 мощностью 17,7 кВт (24 л.с.) или сжатого воздуха, находившегося в десятилитровом воздушном баллоне. Для обеспечения пуска двигателя в условиях низких температур окружающего воздуха имелся форсуночный подогреватель с жаротрубным котлом, включенный в систему охлаждения двигателя (располагался за моторной перегородкой у правого борта корпуса). Кроме того, с целью облегчения пуска двигателя танк оборудовался устройством для подогрева впускного воздуха. Подогрев воздуха осуществлялся за счет воспламенения (от электрической искры) впрыскиваемого во впускной коллектор двигателя в распыленном виде дизельного топлива.

Два топливных бака общей емкостью 250 л, обеспечивавшие танку запас хода по шоссе до 240 км, размещались в МТО у правого борта корпуса.

В системе воздухоочистки двигателя применялся воздухоочиститель с трехступенчатой очисткой воздуха и эжекционным удалением пыли из пылесборника (устанавливался в МТО под эжектором системы охлаждения). Очистка воздуха в первой ступени осуществлялась клиновидной инерционной решеткой. Во второй ступени очистка воздуха производилась с помощью промасленных фитилей поддона и фетровой обшивки корпуса воздухоочистителя, в третьей ступени – с помощью кассеты и трех пакетов со стальной неотожженной проволокой (канителью).

Система смазки двигателя – циркуляционная, комбинированная. В системе использовались масляный бак емкостью 35 л с циркуляционным бачком и обогревом, шестеренный трехсекционный масляный насос, трубчато-пластинчатый радиатор, проволочно-щелевой фильтр «Кимаф-СТЗ» тонкой очистки и маслозакачивающий насос с электромоторным приводом.

Система охлаждения – жидкостная, закрытого типа, с принудительной циркуляцией охлаждающей жидкости, эжекционная. Водяной радиатор располагался в коробе эжектора с индивидуальным подводом пульсирующего потока отработавших газов от каждого цилиндра двигателя. Поверхность охлаждения водяного радиатора составляла 38 м2, емкость – 24 л.

Для защиты двигателя от попадания в его цилиндры воды при преодолении водных преград устанавливался специальный рычажно-клапанный механизм защиты с ручным и гидравлическим управлением.

В состав механической трансмиссии входили: двухдисковый главный фрикцион сухого трения стали по ферродо, пятиступенчатая двухвальная коробка передач, два многодисковых бортовых фрикциона сухого трения (сталь по стали) с плавающими ленточными тормозами двухстороннего серводействия сухого трения (чугун по стали), два внутренних конических редуктора отбора мощности на водометы и два простых однорядных бортовых редуктора. Коробка передач (заимствованная у среднего танка Т-34-85) – с поперечным расположением валов, трехходовая, с постоянным зацеплением шестерен и переключением передач зубчатыми муфтами. Она имела пять передач переднего и одну передачу заднего хода.

Приводы управления агрегатами трансмиссии – механические, непосредственного действия. Торможение танка производилось переводом обоих рычагов управления из исходного положения в конечное. Педаль остановочного тормоза отсутствовала, поэтому комбинированное торможение (одновременно двигателем и тормозами) было невозможно.

Масса ходовой части составляла 19,4% от боевой массы танка. В системе подрессоривания применялись индивидуальная торсионная подвеска, рычажно-поршневые гидроамортизаторы двухстороннего действия на крайних ее узлах, пружинные ограничители хода первого и шестого балансиров и резиновые упоры для третьего и четвертого балансиров. Торсионные валы не были заневолены. Опорами оси балансира служили большая и малая текстолитовые втулки. Гидроамортизаторы крепились внутри танка к специальным кронштейнам в бортовых листах, и соединялись с балансирами тягами.

Гусеничный движитель имел заднее расположение ведущих колес. Зацепление траков с ведущими колесами – цевочное, специальное, тип зацепления – тянущий. В состав гусеничного движителя входили (применительно к одному борту) ведущее колесо, шесть односкатных опорных катков с наружной амортизацией, направляющее колесо с кривошипным червячным механизмом натяжения гусеницы и мелкозвенчатая гусеница с ОМШ. Внутренний изолированный объем пустотелых опорных катков и направляющих колес увеличивал запас плавучести танка. Каждые опорный каток и направляющее колесо устанавливались на шариковом и роликовом подшипниках.

Ведущее колесо с несъемными зубчатыми венцами сваривалось из двух литых половин. Перед ведущим колесом на борту корпуса устанавливался грязеочиститель.

Пальцы траков гусеницы первых машин имели осевую фиксацию с помощью стопорных колец. С января 1952 г. она была отменена. В случае осевого смещения в сторону борта пальцы возвращались в исходное положение приваренными в носовой (у направляющего колеса) и кормовой (около бортового редуктора) частях корпуса специальными отбойниками (кулаками). Осевое перемещение пальца наружу ограничивалось его головкой.

Движение танка на плаву осуществлялось посредством двух водометов с осевыми пропеллерными насосами, имевшими пять лопастей и диаметр рабочего колеса 340 мм, за которыми устанавливались лопатки спрямляющего аппарата. Они обеспечивали на плаву движение танка вперед и назад, его повороты и торможение. Забор воды производился насосами водометов из-под днища корпуса, а ее выброс с большой скоростью – через два кормовых окна, оборудованных заслонками с приводом из отделения управления. При повороте машины на плаву одной из заслонок перекрывался соответствующий патрубок одного из водометов, а при движении задним ходом перекрывались оба патрубка, и выброс воды производился вперед через два боковых окна в верхней кормовой части бортов корпуса. Кроме того, часть потока воды направлялась через предусмотренные конструкцией щели между заслонками и кормовым листом корпуса вниз и приподнимала корму танка, чтобы исключить захлестывания встречной волной крыши МТО. От «заныривания» носовой части корпуса и захлестывания его набегающей волной использовался поворотный волноотражательный щиток. В режиме швартовых водометные движители имели силу тяги 11-12 кН (1120-1225 кгс).

Для откачки забортной воды, поступившей внутрь корпуса во время движения машины на плаву, использовались два водооткачивающих насоса (центробежный с приводом от левого внутреннего редуктора и ручной). Суммарная производительность насосов составляла 215 л/мин.

Электрооборудование танка было выполнено по однопроводной схеме (за исключением цепи аварийного освещения). Напряжение бортовой сети составляло 27-29 В. В качестве основных источников электроэнергии использовались две аккумуляторные батареи 6СТЭН-140М общей емкостью 140 А-ч, соединенные последовательно, и генератор Г-731 мощностью 1,5 кВт с реле-регулятором РРТ-30. Основными потребителями электроэнергии являлись: электростартер СТ-713 с реле стартера РС-400; электропривод башни ЭПБ-4 с мотор-генератором АБ-64 мощностью 3 кВт; мотор поворота башни МПБ-54 мощностью 2 кВт; пускопереключающее устройство ППУ-2; электромотор вентилятора МВ-42; электромотор маслозакачивающего насоса МВ-43; электрический сигнал С-22, оборудование наружного, внутреннего освещения и сигнализации, контрольно-измерительные приборы (вольтамперметр и тахометр), а также средства связи.

Для внешней радиосвязи в танке устанавливалась радиостанция 10РТ-26Э, для внутренней – танковое переговорное устройство ТПУ-47 на четыре абонента, включая командира десанта. Радиостанция размещалась на левом борту башни рядом с рабочим местом командира танка.

ПТ-76 мог вести огонь на плаву из пушки и спаренного пулемета (при наличии десанта на танке стрельба из пушки была запрещена), уверенно двигаться при волнении моря до 5 баллов, буксировать на плаву однотипную машину. Танк обладал высокой маневренностью на плаву и хорошей проходимостью по грунтам с низкой несущей способностью и снежному покрову благодаря малому среднему давлению на грунт (46 кПа или 0,47 кгс/см2). По своим водоходным качествам он был лучшим в мире плавающим танком. В то же время из-за большой ширины (3140 мм) ПТ-76 не мог перевозиться самым массовым в то время в ВТА самолетом Ан-12.

В ходе серийного производства и проведения последующих мероприятий по модернизации при капитальном ремонте на заводах Министерства обороны СССР в танк ПТ-76 были внесены конструктивные изменения, повысившие его боевые, эксплуатационные и ремонтные качества. К основным изменениям относились:

В 1952 г.:

– установка (с целью сохранения плавучести машины при повреждении корпуса) второго механического центробежного водооткачивающего насоса с приводом от правого внутреннего редуктора (с августа). В связи с этим был изменен картер правого внутреннего редуктора и добавлен всасывающий клапан с фильтром у правого борта и система трубопроводов для выброса воды из корпуса. Два центробежных откачивающих насоса имели относительно небольшую суммарную производительность – 360 л/мин. Производительность ручного насоса составляла 30-35 л (при 100 двойных качков в минуту).

– усиление конструкции волноотражательного щитка за счет установки дополнительных угольников и увеличения сечения его приводных рычагов, а также увеличение толщины стенок маски пушки с 10 до 20 мм;

– наварка специальных ребер на ободе направляющего колеса, обеспечивавших скол льда, образовывавшегося зимой на беговых дорожках гусениц (с декабря).

В этом же году в смотровых приборах механика-водителя и командира танка ввели новые обоймы с верхними защитными металлическими козырьками, что позволило упростить конструкцию их установки и отказаться от броневых заслонок и приводов к ним и тем самым увеличить углы обзора.

С 1953 г. вместо ППШ стал укладываться 7,62-мм автомат АК-47 с боекомплектом 180 патронов (6 магазинов).

В 1953-1954 гг. повысили броневую защиту танка, увеличив толщину его лобовых и бортовых листов корпуса, защиты пулемета СГМ и смотрового прибора МК-4; ввели броневую экранировку картеров бортовых редукторов. Кроме того, увеличили жесткость корпуса путем проведения конструктивных мероприятий в боевом отделении, отделении управления и МТО:

– переднюю балку подбашенного листа Г-образного сечения заменили балкой П-образного профиля, увеличив ее длину до ширины корпуса машины;

– увеличили диаметр пиллерсов до 48 мм (вместо 35 мм);

– заменили боковые стойки Г-образного профиля на стойки коробчатого сечения; изменили профиль нижней балки переднего поперечного пояса с Г-образного на П-образный, с одновременной заменой на аналогичный профиль всех остальных балок подбашенного листа;

– ввели выштамповку на съемных листах крыши МТО (над трансмиссией и топливными баками).

Кроме того, в 1954 г.:

– с января увеличили боекомплект к автомату АК-47 до 300 патронов (10 магазинов). Аннулировали очистители ведущих колес и устройство подогрева воздуха во впускном патрубке двигателя. Для слива масла и антифриза из систем двигателя ввели бачки цилиндрической формы, которые на некоторых машинах устанавливались снаружи корпуса на крыше МТО;

– в марте для заправки топливом в ЗИП машины ввели заправочный насос. Вместо масляного фильтра «Кимаф-СТЗ» стал применяться фильтр «Кимаф», замененный впоследствии фильтром МАФ. Одновременно в системе охлаждения стал использоваться водяной насос, унифицированный с водяным насосом системы охлаждения танка Т-54;

– с апреля в тягах приводов гидроамортизаторов установили шаровые шарниры. Это позволило решить две важные задачи: повысить износоустойчивость тяг, пальцев, проушин балансиров и удобнее и быстрее соединять гидроамортизатор с балансиром;

– в ноябре внедрили новый механизм закрывания крышки люка механика-водителя. В нем, в отличие от предыдущего механизма, была использована эксцентриковая конструкция аналогичного узла танка Т-54. Для вождения танка по-походному в плохих метеорологических условиях для механика-водителя предусмотрели защитный колпак.

В этом же году упростили систему подогрева двигателя, изъяв устройство для порционного подогрева охлаждающей жидкости. Путем введения дымоотводной трубы на горловине котла подогревателя, которая в нерабочем положении опускалась внутрь горловины, устранили явление задымления боевого отделения танка при работе системы подогрева. За счет введения оксидирования и цинкования дисков трения с последующим пассированием пружин и их стаканов повысили антикоррозийную стойкость деталей бортовых фрикционов и тормозов. Изменили конфигурацию щитка механика-водителя и вместо сигнала С-22 ввели сигнал С-57.

В 1955 г.:

– для повышения эффективности системы обогрева при пуске двигателя в условиях низких температур маслозакачивающий насос МЗН-1 заменили насосом МЗН-2 с водяной рубашкой для обогрева (включенной в систему подогрева двигателя), имевшим более мощный электродвигатель и укороченные шестерни (с июня);

– с целью облегчения работы механика-водителя в приводе управления бортовыми фрикционами и тормозами установили сервопружины (с августа);

– увеличили ширину клыков траков гусеницы с 4 до 6 мм (с октября);

– в башне танка стала устанавливаться 76,2-мм нарезная танковая пушка Д-56ТМ со спаренным с ней 7,62-мм пулеметом СГМТ (с ноября). От пушки Д-56Т она отличалась установкой двухкамерного дульного тормоза и эжектора, наличием механизма повторного взвода в затворе пушки и измененной конструкцией крышек цилиндров противооткатных устройств. Применение двухкамерного дульного тормоза активного типа вместо щелевого дульного тормоза реактивного типа позволило улучшить условия технического обслуживания орудия, а использование эжектора – в несколько раз уменьшить загазованность боевого отделения при стрельбе.

В состав боекомплекта к пушке ввели унитарные выстрелы: УБР-354А и УБР-354 с бронебойно-трассирующими снарядами БР-350А и БР-354, УБР-354П и УБР-354Н с подкалиберными бронебойно-трассирующими снарядами БР-354П и БР-354Н, УБК-354 (УБК-354М) с кумулятивным снарядом БК-354 (БК-354М), УШ-Р-2-354 со шрапнелью стержневой Ш-354, а также УД-354 и УД-353 с дымовым снарядом Д-350 с полным и уменьшенным зарядом. В связи с этим стала использоваться новая лотковая укладка для подкалиберных и кумулятивных выстрелов, позволявшая размещать в ней не только выстрелы с бронебойными и осколочными снарядами, но и вновь введенные.

Кроме того, применили опорные катки с суженным профилем (со 125 до 112 мм) резинового бандажа, что уменьшило вероятность механических повреждений резины гребнями траков. В связи с этим специальные ребра для скалывания льда на направляющих колесах упразднили;

– диски опорных катков стали изготавливаться с 12 радиальными выштамповками, позволившими значительно повысить их жесткость и надежность (с декабря). Одновременно улучшили подвод смазки во внутренние полости ступицы опорных катков. Вместо одного смазочного отверстия в крышке опорного катка ввели два в ступице катка, использовав для этой цели два диаметрально противоположных резьбовых отверстия под болты крепления крышки катка и специальные каналы для смазки. Головки болтов этих отверстий окрашивались в красный цвет. Аналогичное усовершенствование использовали и в конструкции направляющих колес.

В результате этих мероприятий масса ходовой части уменьшилась и стала составлять 17,7% от боевой массы танка.

В 1956 г.:

– вместо смотрового прибора ПЕР-17 использовали более совершенный прибор ПЕР-17А;

– с марта вновь ввели специальные ребра на направляющих колесах;

– в августе для исключения смывания буя установили специальную решетку;

– с октября на фаре ФГ-10 применили светомаскировочную насадку и ввели переключатель режимов освещения П-29В с дополнительным сопротивлением.

С этого же года на башне вокруг вентилятора стало привариваться ограждение, препятствовавшее попаданию воды внутрь танка при движении на плаву, а днище корпуса изготавливаться из двух продольно сваренных между собой броневых листов.

В 1957 г.:

– при изготовлении торсионов подвески ввели накатку их цилиндрической части и галтелей(с марта);

– вместо радиостанции 10РТ-26Э с ТПУ-47 установили радиостанцию Р-113 с ТПУ Р-120 (с апреля). На командирских машинах, помимо радиостанции Р-113, монтировалась коротковолновая станция Р-112.

– внедрили встроенную ТДА многократного действия, которая обеспечивала получение непросматриваемой дымовой (аэрозольной) завесы шириной 300-400 м, стойкостью до 2 мин и допустимой продолжительностью одного дымопуска до 10 мин (с июня). Одновременно для обеспечения угла склонения пушки -4° при стрельбе на корму, введения новой укладки снарядов, а также для установки стабилизатора основного оружия высоту корпуса танка в районе подбашенного листа увеличили на 60 мм (высота линии огня возросла до 1850 мм);

– изменили крепление десантных поручней на башне, переместив их вверх на 150 мм (с июля). Кроме того, для устранения прогиба днища, возникавшего при эксплуатации машины и приводившего к нарушению герметичности корпуса, повысили его жесткость за счет усиления так называемого переднего пояса жесткости П-образного сечения, а также повышения жесткости балки для крепления коробки передач и установки более прочных пиллерсов.

– для улучшения условий наблюдения на танке ввели две дополнительные фары ФГ-10: одну (поворотную) – на башне, а другую – на лобовом листе корпуса справа, симметрично штатной (в июле-августе). Установка фары на башне обеспечивала возможность ее управления из башни поворотом в секторе 270° и изменением угла наклона. Кроме того, на башне разместили пятый габаритный фонарь ГСТ-49;

– при движении на плаву стал использоваться прибор ТНП-370 перископичностью 370 мм, состоявший из трех призм и монтировавшийся вместо среднего прибора ТИП (с сентября). Это значительно улучшило наблюдение механика-водителя на плаву, однако потребовало изменения конструкции шахты прибора ТИП. Прибор ПЕР-17А изъяли из комплекта танка, а гнездо для его установки в крышке люка механика-водителя аннулировали;

– для вождения танка в ночных условиях применили прибор ночного видения ТВН-2Б, в комплект которого, помимо самого прибора, входили блок питания БТ-3-26 и фара ФГ-10 с инфракрасным фильтром (с декабря). В зависимости от обстановки этот прибор монтировался в двух положениях: в положении по-боевому – вместо среднего смотрового прибора ТИП, по-походному – в съемном кронштейне, на передней стенке основания люка механика-водителя. Блок питания крепился (постоянно) на подбашенном листе в отделении управления, слева от механика-водителя. Для подсветки местности инфракрасный фильтр устанавливался в правой (дополнительной) фаре ФГ-10. В нерабочем положении прибор ТВН-2Б и ЗИП комплекта прибора хранились в укладочном ящике на правом борту внутри танка.

В 1958 г.:

– с января слева перед механиком-водителем установили гирополукомпас ГПК-48. В передней части бортов корпуса машины ввели дополнительные крюки для ее буксировки на плаву. Их конструкция была аналогична крюкам, устанавливавшимся на лобовом и кормовом листах корпуса. Кроме того, увеличили запас возимого топлива за счет размещения на крыше МТО двух дополнительных (не включенных в топливную систему двигателя) топливных баков, аналогичных по конструкции бакам танка Т-34-85, емкостью 90 л каждый. Левый бак устанавливался на бронировке эжектора, правый -на съемной крыше над основными топливными баками;

– в апреле для устранения прогибов валиков заслонок водометов на корме корпуса стали привариваться две косынки.

В 1959 г.:

– еще раз увеличили жесткость днища корпуса за счет введения продольных зигов;

– фары серии ФГ-10 заменили более совершенными – серии ФГ-100: ФГ-102 со светомаскировочным устройством (устанавливалась слева на корпусе), ФГ-100 – с инфракрасным фильтром (справа на корпусе) и ФГ-101 – на поворотном кронштейне на башне (с марта-апреля).

После снятия танка ПТ-76 с производства в первой половине 1959 г. ряд мероприятий по его дальнейшей модернизации осуществлялся в процессе проведения капитального ремонта на ремонтных заводах Министерства обороны СССР. Эти мероприятия были аналогичны тем, которые внедрялись в ходе серийного выпуска модернизированного танка ПТ-76Б.

Так, например, с 1960 г. при проведении капитального ремонта в МТО танка ПТ-76 стал устанавливаться дизель В-6П с обогреваемым картером, что позволило обеспечить более надежный пуск двигателя в условиях низких температур. В 1962-1964 гг. ввели новый воздухоочиститель ВТИ-10, дополнительный топливный бак емкостью 130 л и изменили схему подключения остальных внутренних топливных баков к топливораспределительному крану. Кроме того, на крыше МТО вместо дополнительных топливных баков цилиндрической формы разместили два плоских дополнительных топливных бака (от среднего танка Т-54) каждый емкостью 95 л, не включенных в топливную систему двигателя.

 

См. продолжение >>>

 


Поделиться в социальных сетях:
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Мой Мир


При использовании опубликованных здесь материалов с пометкой «предоставлено автором/редакцией» и «специально для "Отваги"», гиперссылка на сайт www.otvaga2004.ru обязательна!


Первый сайт «Отвага» был создан в 2002 году по адресу otvaga.narod.ru, затем через два года он был перенесен на otvaga2004.narod.ru и проработал в этом виде в течение 8 лет. Сейчас, спустя 10 лет с момента основания, сайт переехал с бесплатного хостинга на новый адрес otvaga2004.ru