Воспоминания разработчика АСУВ фронта «Маневр» и ПАСС «Редут-2». Часть 8

© Сушкевич И.И. Специально для сайта «Отвага», 2015 г.
Фото из архива автора и с общедоступных веб-сайтов
Любое заимствование и использование данного материала – только с разрешения автора и администрации сайта «Отвага»
Часть 1 Часть 2 Часть 3 Часть 4 Часть 5 Часть 6 Часть 7 Часть 8

<<< см. седьмую часть публикации


 

Телекоммуникационная система для Гайдара

 

Вторым по значимости предложением по возможности приложить свои знания и силы, а заодно и получить какой-то заказ для института было предложение по разработке и внедрению системы документооборота для высшего руководства СНГ. Вдохновителем этого проекта был Ян В.И. Он предложил данный проект осуществлять на база КТС «Редут-2П» совместно с пензенскими разработчиками – недавними нашими коллегами по «Маневру». Пензенский институт сейчас всецело зависел от ФАПСИ, поэтому Ян В.И. решил обратиться сразу к Старовойтову А.В. и заручиться его поддержкой, тем более, что система предлагалась для высших эшелонов власти «самостийных государств». Созвонившись с Александром Владимировичем, Ян В.И. и Французов Алексей выехали в Москву. Старовойтов А.В. их принял довольно сухо, кратко выслушав предложение, поручил какому-то генералу вникнуть в суть и поддержать проект. Ребята приехали окрыленные. Была получена информация, что вскоре в Минске намечалось первое после «беловежья» заседание Глав Правительств самостийных государств, многие из которых были вдохновителями и убийцами Страны Советов.

К этому времени я стал равнодушным к каким либо идеям, и не поддержал этот проект, понимая, что из этого ничего толкового не выйдет. Я понял, что люди нынешней власти пришли воровать, их не интересуют идеи, направленные на созидание, их интересуют идеи разрушения. Из их уст льются пламенные речи о демократии, о хороших делах, которые они будут делать, что мы будем жить в «эўрапэйскай дзяржаве і ўсе будзем эўрапэйцамi» – как, будто мы живем в Африке или в Австралии.

 В короткие сроки был подготовлен проект телекоммуникационной системы документооборота для высшего руководства СНГ, краткая пояснительная записка и демонстрационный материал. В один из обозначенных дней В.И. Ян рано утром попросил меня отвести на моей машине (институт, почему то не выделил машины) его и все демонстрационные материалы в Секретариат СНГ, находящийся в здании, бывшего Минского обкома партии на углу улицы К.Маркса и улицы Комсомольская. Лихо, проехав по проспекту, мы повернули на Комсомольскую, и немного не доехав да «означенного здания», нас остановил сотрудник ГАИ. Оставив машину, мы отнесли материалы в здание. Ян В.И. остался с материалами – он должен был делать доклад (видите ли, руководители более высокого ранга уже к тому времени академики международных академий не соизволили заниматься такой рутинной работой). Я прождал Яна В.И. почти до обеда. Он вышел из здания с охапкой бумаг и плакатов, видно было, что немного удрученный и озабоченный. «Ну, как восприняли Вашу идею?» – спросил я. «Да, так, как-то вяло, спеша на обед»: – ответил он. Потом рассказал, что плакаты велели развесить в фойе и ждать окончания перерыва. Когда «господа» выйдут из зала и соизволят поинтересоваться вашими плакатами, то тут им и нужно будет сделать краткий доклад. Ян так и сделал – многих «правителей» эта система заинтересовала, даже Гайдара. Впоследствии стало известно, что в протоколе этой встречи на высоком уровне за первым пунктом, появилась отдельная запись о целесообразности реализации предлагаемого проекта. Однако, воз и ныне там! Вот такие дела!

Конечно, участвуя в проекте, я увидел бы Старовойтова Александра Владимировича этого превосходного инженера, доктора технических наук (на идеях КТС «Редут-2П» он как главный конструктор этого комплекса, получил докторскую степень) в чине генерал полковника, руководителя ФАПСИ. Это он обеспечивал правительственную связь Шушкевича с Рейганом и Ельцину с Горбачевым во время беловежского преступного сговора. Было бы интересно посмотреть этому человеку еще раз в глаза!

 

Ян в Америке

 

Реализовывалась доктрина Рейгана о «выдергивании у России ядерного жала». Конгрессом США принимается широкомасштабный закон Нанна-Лугара, предусматривающий фактическое ядерное разоружение России. Одним из посулов, этот закон предусматривал оказание научно-технической помощи странам, добровольно отказавшимся от ядерного оружия. Беларусь, принявшая декларацию об отказе от ядерного оружия практически сразу после объявления «самостийности», могла рассчитывать на такую помощь. Белорусские правители, обрадовавшись такой «конфетке» распорядились подготовить предложения. Мы предложили попросить у американцев технические средства и программное обеспечение для построения системы обмена данными в республике. Эти предложения поручили мне отвести в Министерство иностранных дел. Поднимаясь по лестнице на второй этаж, чуть не столкнулся с самим Министром Петром Кравченко в недалеком прошлом вторым секретарем Минского горкома КПСС. До сих пор помню его надменный пронизывающий взгляд, которым он пронзил меня. Но я тоже нагло смотрел на этого «беловежского преступника». В своей книжонке «Беларусь на распутье, или правда о Беловежском соглашении», изданной частным порядком, он отстаивал свой приоритет написания первых слов «беловежского сговора». Кроме того, он хорошо описал события, из которых ясно, что Горбачев был в курсе «беловежского преступления».

Из всех представленных в МИД предложений на уровне правительства был одобрен и согласован с американской стороной проект системы экспортного контроля. После утряски административных формальностей, в США была направлена белорусская рабочая группа специалистов. Они должны были полностью ознакомиться с технической стороной системы и подготовить предложения по поставке элементов этой системы в Беларусь, монтажу и вводу ее в эксплуатацию. В эту рабочую группу был включен и наш Ян Владимир Иванович. О, настали какие времена! В Америку едет специалист из самого секретного института республики!

По возвращении из штатов, Ян В.И. собрал ведущих специалистов отделения связи и подробно рассказал как об американской государственной системе экспортного контроля, так и об некоторых особенностях самой жизни в США, которые он успел подметить. Американцы показали и рассказали все о своей системе, отвечали на любые технические вопросы, но красиво уходили от любых политических вопросов и не поддерживании никаких разговоров, касающихся личной жизни. Основное впечатление – США представляют собой огромный производственный конвейер, и его работа отлажена до малейших деталей. Вся политика Америки направлена только на ее интересы, на процветание страны. Если, по словам В.И. Ленина «Социализм – это контроль и учет», а «Коммунизм – это есть Советская власть плюс электрификация всей страны», то американцы живут в формации, которая должна идти за формацией «коммунизм». К сожалению, эта формация пока не имеет названия. Классики марксизма-ленинизма ей определения не дали, а нынешние политологи, то бишь, бывшие заведующие отделами КПСС и кафедрами научного коммунизма так перепуганы, что потеряли писательский дар и не пытаются дальше развивать учение о развитии человеческого общества. В США через систему экспортного контроля учтено все от гвоздей до сверхзвуковых самолетов.

Но проходит время, идет демонтаж ракет, из их головных частей изымаются ядерные заряды и увозятся на заводы изготовители, где из них извлекаются оружейный плутоний и уран. Увозится в Россию и тактическое ядерное оружие. От американцев ни слуху, ни духу. Многочисленные факсы и телеграммы остаются без ответа. Покидает белорусскую землю последний боевой ядерный заряд и, наконец, приходит долгожданный факс с сообщением, что все затраты, понесенные с командированием по системе экспортного контроля, принимаются американской стороной. И Gut bay! А система экспортного контроля? Нанна и Лугара, ау, где Вы?

 В этом плане хотелось бы привести выдержку из книги Джона М. Перкинса «Исповедь экономического убийцы», поясняющую давнюю тенденцию к доминированию США и об отношении этой страны к остальному миру. Отправная точка – Замысел Провидения – мессианская доктрина, особо популярная в 1840-х годах. Согласно ей завоевание Северной Америки было божественно предопределено и Бог, а не человек приказал уничтожать индейцев, леса, буйволов, осушать болота, перекрывать реки и развивать экономику, основывающуюся на постоянной эксплуатации людей и расходовании природных ресурсов. Доктрина Монро, первоначально провозглашенная президентом Джеймсом Монро в 1823 году, развивала далее идеи Замысла Провидения. В 1860-х и 1850-х годах они использовались в поддержку утверждения, будто Соединенные Штаты имеют особые права во всем Западном полушарии, включая право вторгаться в любую страну в Центральной и Южной Америке, которая отказывалась поддерживать политику США. Тедди Рузвельт опирался на доктрину Монро, оправдывая свое вторжение в Доминиканскую республику, в Венесуэлу и во время «освобождения» Панамы от Колумбии. Все последующие президенты США, особенно примечательны в этом отношении Тафт, Уилсон и Франклин Рузвельт, ссылались на нее, расширяя панамериканскую деятельность Вашингтона вплоть до конца Второй мировой войны. И наконец, всю вторую половину XX века Соединенные Штаты использовали коммунистическую угрозу, чтобы оправдать распространение положений этой доктрины на весь мир, включая Вьетнам и Индонезию.

 

Китайцы в Беларуси

 

Государство уничтожено и похоронено. Оно предстало огромную свалку, точнее кладбище. Из многих стран под видом всевозможной помощи, различных грантов, программ и «плодотворного сотрудничества» на эту свалку начали приезжать и слетаться представители различных государственных, коммерческих, научных и под их видом «других» структур. В первую очередь это были англичане, немцы и китайцы. Одни занимались сбором информации о предприятиях и в первую очередь оборонного характера и их продукции с целью выяснения истинного оборонного потенциала, а также возможностей белорусского рынка потребительских товаров. У других была цель получения данных о новейших разработках военного назначения, передовых технологиях и образцах военной техники, систем вооружений и управления. Получению такой секретной и сов секретной информации способствовали сами руководители НИИ и предприятий. Все старались выжить в этих жутких условиях. В газетах, по телевидению выступали руководители и открыто рассказывали о тематике и возможностях разрабатываемой и выпускаемой технике и предлагали сотрудничество. Ранее о таких вещах не знали, не только их жены, но и наши тоже, если они не работали на данных предприятиях или в НИИ.

Китайцы, как известно, проводят крупную модернизацию своей промышленности и в первую очередь оборонного комплекса, поэтому они одними из первых появились в НПО «Агат». Приехала довольно представительная делегация из КНР, которой устроили презентацию структурных схем, отдельных образцов, а потом и всей АСУВ «Маневр». Китайцев эта техника заинтересовала, и они начали сотрудничество с НПО «Агат». У института была хорошо отработана на проекте ПАСУВ для стран Варшавского договора методика по приему иностранных делегаций и представлению техники. Вся инфраструктура сохранилась – прекрасно оборудованные залы приема делегаций. Федор Григорьевич Киндиренко, имея большой опыт в таких делах еще со времен ПАСУВ, был одним из исполнителей этих мероприятий с китайцами. О технической стороне поведения китайцев он много мне рассказывал во время бесед по программе «Белсвязьтехника», да и так в «разговорах за жизнь». Я понял, что китайцы вооружаются. Они собирают данные о новейших разработках вооружений, к которым в первую очередь относилось автоматизированное управлении войсками. Поэтому у института была перспектива на имеющемся заделе с учетом прогресса в области вычислительной техники и средств телекоммуникаций начать подобную разработку для армии КНР, коль ни армии России, ни армии Беларуси такие системы не нужны. Китайцы, конечно, шли дальше – на НПО «Пеленг» (системы лазерного наведения оружия) и на завод тяжелых колесных тягачей (им ведь нужна техника для перевозки тяжелых межконтинентальных ракет) и на другие предприятия. Они выбирали наиболее яркие и перспективные проекты в военной области.

В институте почувствовалось некоторое оживление. На горизонте замаячили контракты и китайские командировки. Вроде бы возвращались времена недавнего прошлого – командировки в ГДР, Чехословакию, Польшу, Болгарию и Румынию по линии ПАСУВ, и особенно в ГДР, где проявилась истинная сущность многих сотрудников. Вот это командировки не то, что командировки в какие-то Печи!

Вскоре появились и довольно внушительные контракты, командировки в Китай и «долларовые зарплаты». По основным направлениям разработки и научно-технического задела руководством отделения (в то время начальником комплексного отделения связи был Светличный Вячеслав Александрович) от имени руководства института ведущим сотрудникам было предложено составить краткие тезисы с целью ознакомления китайцев на предмет организации цикла лекций для их специалистов. Я долго сопротивлялся, но под сильным нажимом руководства, подготовил реферат по отдельным вопросам из черновика предполагаемой диссертации. Это касалось в основном автоматизированной обработки потока ошибок в радиоканалах, оценки ВВХ передачи пакетов по реальным радиоканалам и математической модели каналов «множественного доступа, полученной в последнее время и доложенной на второй Всесоюзной конференции по множественному доступу, состоявшейся в Беларуси (на базе дома отдыха «Нарочь»). Я показал тезисы Яну В.И. и сказал, что не хочу участвовать в этих лекциях, а заодно высказался о том, что нет желания работать на китайцев. «Но, ведь это контракты и хорошо оплачиваемая работа – для начала порядка 300 долларов в месяц (наша нынешняя едва достигает 70) и плюс командировки. Такой работе будут многие рады. Нужно работать. Они хотят иметь автоматизированную систему управления войсками, не то, что советские военные грызлись между собой почти двадцать лет, да так толком и не вооружили ею армию. Мы можем реализовать идеи «Маневра» в их армии»: – сказал Владимир Иванович. Но во мне уже торчал лом сопротивления, да и технологию «выжатого лимона», которая широко практиковалась в институте, хорошо знал. Сначала были «абяцанки-цацанки», потом тяжелый изнурительный труд. А когда получен результат, то тебя под различными предлогами – то ли по состоянию здоровья, то ли из-за «скверного» характера, то ли по национальному признаку или просто «забыли в круговороте дел» отодвигали или давали другую работу. «Итоговый результат» проходил мимо тебя и доставался тому, кто имел терпение ждать, не высовывался и главное, вовремя мог открыть рот, чтобы съесть спелую и сладкую грушу, тобой выращенную. А ты был выжат и должен был «искать и приносить в клюве другую работу». Так было не с одним мной, а многими, в том числе, и с Вами Владимир Иванович! Но это было во времена «единого, могучего и нерушимого», когда на такие «прокидывания» можно было не обращать внимания – в конце концов, истина торжествовала, и было видно, кто есть кто.

Но сейчас другие времена. Мне хоть и не дававшему Присягу (я не призывался в армию) предлагали работать на другую страну, не просто работать, а крепить военную мощь этой во многом непредсказуемой страны. Нет, это не по мне! Во время этих «китайских шевелений» в институте во мне начал расти какой-то внутренний протест. Я хорошо помню о большой и нерушимой советско-китайской дружбе и ее «даманском» окончании, о китайской культурной революции, ее последствиях, о тезисе Мао Цзедуна по делению земной суши и установлении границ в соответствии с численностью населения. Беларусь, конечно, китайцев интересовала больше как источник новых военных разработок. Чего ожидать от китайцев в дальнейшем предсказать трудно. Рядом с Китаем необъятные, конечно, суровые просторы России. Но содействовать «соседу России» в военных вопросах я тоже не хотел. Во мне внутри встал лом, который я не мог согнуть. Эта была основная причина моего ухода из института.

Так китайцы через сотрудничество с НПО «Агат» появились на белорусской земле, быстро и довольно прочно через займы, кредиты, инвестиции, совместные предприятия и т.п. на ней обосновались. Да здравствует белорусско-китайская дружба!

 

ППРЧ

 

Во время проработок специальных материалов (я входил в группу институтских экспертов, допущенных специальным приказом директора института к подготовке заключений по ним) наткнулся на заметку о разработке в США малогабаритной радиостанции с переменной прыгающей частотой (ППРЧ). Я откуда-то знал, что радиостанции ППРЧ имеют моряки, а их разработкой занимался Таганрогский НИИ связи. Но эти станции были внушительных размеров.

Немного покопавшись в библиотеке и поговорив со своим техническим информатором, я нашел небольшую брошюру с обзором зарубежных разработок. В ней довольно подробно описывалась разработка этого типа радиостанции, приводились даже ее массогабаритные характеристики. Кроме того, она дала мне инвентарные номера материалов по подобной радиостанции, хранящихся в спецфонде. Надо отдать должное Посторонко Олегу Ивановичу. Он, будучи руководителем технической информационной службы института, «греб» все, касающееся радиоэлектронного направления, что мало-мальски могло заинтересовать сотрудников и могло быть полезно в работе.

Я внимательно изучил эти материалы. Действительно в них были хорошие идеи, но описанная в них станция представляла собой целый автомобильный кузов. Доложил Яну В.И., и он предложил осуществить разработку малогабаритной подобной радиостанции и использовать ее в тактическом звене управления (благо отечественная микроэлектроника к этому времени уже могла подвигать на такие предложения). Посидев и подумав, набросал структурную схему построения радиосетей на основе таких радиостанций. Мгновенно эта схема исчезла из моих глаз и из глаз Владимира Ивановича. Ее востребовал Светличный В.А. и через какое-то время сообщил нам, что китайский профессор очень заинтересован в разработке такой радиостанции и построении на ее основе сетей между мобильными объектами управления. Контракт гарантирован. Однако, к моменту заключения контракта я в институте уже не работал и все «шишки» при разработке этой радиостанции, досталось многим – и Яну В.И. и Киндеренко Ф.Г. и Волошину В.И. и даже Карповой Н.В. В конце-концов с некоторыми функциональными ограничениями радиостанция с ППРЧ была разработана и изготовлена.

 

Последняя НИР

 

Появление на мировом горизонте «самостийного» государства вызывало необходимость и «самостийной» оборонной политики. Мы, пусть и не по своей воле граждане этого государства и как военные инженеры, были обязаны крепить его оборону. Конечно, никаких особых предложений со стороны новых правительственных и военных структур не поступало. Пришедшие «банды» продолжали пьянеть от неожиданно свалившейся «самостийности», были в процессе отмщения бывшей власти за своих родных отцов и дедов – «врагов народа», развенчивания «сталинско-советских» методов построения общества и обороны государства. Они продолжали жить в горбачевко-ельцинской, продиктованной Западом, концепции – «кругом одни «друзья», а поэтому такая большая армия, а тем более еще и с довольно дорогостоящим автоматизированным управлением – обуза для государства.

 Но многие хорошо понимали, что эти «друзья» были готовы нас «зацеловать до смерти», разоружить и разорвать. Поэтому, раскинув мозгами, мы решили предложить военным связистам новую концепцию построения связи вооруженных сил Беларуси. По старым связям установили контакт с Начальником войск связи Беларуси Никоновым Виктором Алексеевичем и с главным инженером Мозгуновым Михаилом Михайловичем, одним из опытнейших военных связистов Советской Армии. Он на собственном опыте хорошо понимал, что с такой связью как сейчас будет много посмертных героев «самостийного» государства. Да и связной техники после бури «перестройки» и раздела имущества с Россией осталось не густо. Это понимали и в Комиссии по военным вопросам Совета Министров, куда ушли работать многие военные, служившие в КБВО и участвовавшие в работе Государственных комиссий по «Маневру». Бывший руководитель военной приемкой на нашем предприятии Рак Геннадий Иосифович занял должность начальника отдела этой комиссии. Довольно быстро согласовали ТТЗ на НИР. Основная нагрузка легла на меня и Яна В.И. Но у нас был хороший задел по системным проектам «Редут-2», «Интеграл-1», «Интеграл-2», «Авангард». Мы совместно с Владимиром Ивановичем в течение нескольких месяцев подготовили отчет. Основным концептуальным положением проекта было – полный переход на цифровую связь, взяв за основу первичный канал в 64 кбит/с. Построение системы и программного обеспечения предлагалось вести, исходя из семиуровневой модели открытых систем и переход на международные протоколы взаимодействия. В проекте предлагалась разработка и внедрение в войска волоконно-оптических систем связи и широкое использование цифровых каналов Министерства связи. Было предложено развернуть в республике работы по криптографии – создание национальной школы и собственных средств засекречивания. Фактически потребуется разработка всей линейки аппаратуры на цифровой основе, но это значительно упростит аппаратуру, уменьшит ее массогабаритные параметра и надежность, повысит ее функциональность и избавит от средств сопряжения и стыковки, которые занимают больше места, чем основная аппаратура и являются головной болью нынешних разработок.

Вскоре состоялась первая научно-практическая конференция по вопросам строительства вооруженных сил Беларуси, на которую мы были любезно приглашены Мозгуновым Михаилом Михайловичем. Конференция проходила в ВИЗРУ. Руководил конференцией Леонид Семенович Мальцев. Было много докладов об удручающем состоянии вооруженных сил и особенно военно-воздушных, о срочной необходимости осуществить перестройку структуры войск в соответствии с требованием самостийности государства, о необходимости организации военной Академии. Много докладов было сделано учеными ВИЗРУ. Доклады замечательные, что говорило о высоком научном уровне в училище. Было много докладов и от промышленности. На секции связи по просьбе Мозгунова Михаила Михайловича я сделал доклад по материалам НИР. Было много вопросов, особенно от молодых офицеров и курсантов училища, которые явно хорошо восприняли доклад. После завершения конференции был сделан памятный снимок.

 

 

На Ученом Совете института НИР не рассматривали, так как к этому времени Ученого Совет как такового уже не было. Отчет мы представили непосредственно Заказчику, который предложил его рассмотреть у Начальника войск связи Никонова Виктора Алексеевича. Владимир Иванович Ян кратко доложил суть НИР, я дополнил основными концептуальными положениями. Результаты НИР и доклады явно удовлетворили комиссию, и было принято положительное решение о ее принятии. Было предложено основные положения работы положить в основу проектирования аппаратуры и системы связи для Вооруженных Сил республики.

Потом, уже когда я не работал в институте, Виталий Петрович Некрасов при разговорах упоминал, что действительно результаты этой работы были использованы при разработке аппаратуры и многих аппаратных.

 

Последний день

 

Работая в последнее время над разными проектами, я видел, что особой перспективы в институте не будет. В ближайшее время «белорусское войско» к новым разработкам особого интереса не проявляла. Заниматься структурной перестройкой промышленности ни старая, ни новая власть ясно не собиралась. Оставалась работа только на китайцев, но это было сверх моих сил. Выход только один – «прощай НПО «Агат». И в один «прекрасный день» я принял окончательное решение уходить из института. Подошел к Владимиру Ивановичу Яну и попросил его на разговор «тэт-а-тэт».

 Мы вышли на площадку лестницы, и я сказал: «Владимир Иванович, мы с Вами проработали более 20 лет. Я очень ценил, и буду ценить Вас и как человека и как специалиста. Вы были первым человеком, встреченным мной в этом институте, и будете последним, с которым я вынужден расстаться. Сейчас уже другое государство и другие времена. В этих других я в прежнем качестве работать не смогу. Я принял решение уйти из института. Пойду на одно из предприятий Минсвязи, которым руководит мой товарищ Антонович Ришард Александрович. Зарплата, для начала, будет не очень большой, но для меня это не самое главное». «Ну, что же, Игнат, ты серьезный и полностью самостоятельный человек, имеющий большой жизненный опыт и главное стойкие железные убеждения. Я знаю, что принятое тобой решение окончательное, поэтому уговаривать тебя не стану. Мы с тобой работали хорошо, понимали и поддерживали друг друга и думаю, что наши человеческие взаимоотношения сохраняться» – сказал Владимир Иванович.

 После этого, я просмотрел и написал «Уничтожить» на всех своих рабочих тетрадях, черновых материалах по проектам, а также на материалах диссертации, написал заявление об увольнении, прошел с «бегунком» необходимые отделы и службы и уволился из института переводом в Центр международных расчетов и управления сетями Министерства связи. Как бы-то не было, но решение об уходе из института далось мне очень тяжело.

 

Десятилетия без института

 

Уйдя в глубокой депрессии из института, более 12 лет трудился в Центре международных расчетов компании «Белтелеком». Там встретил взаимопонимание и нашел приложение своим знаниям и опыту. Потом был достойно провожен на пенсию.

 Многие сотрудники института продолжали трудиться в институте – некоторые на мизерные зарплаты, а многие, которые работали по китайскому направлению, получали хорошие деньги. Было бы только в них счастье! За несколько лет в бытность генеральных директоров НПО «Агат» Острейко Владимира Матвеевича, а затем Азаматова Николая Ильясовича было проведено переоснащение технической базы института. Появился моделирующий стенд, о котором в свое время мы мечтали, лаборатории и отделы оснащены самой современной вычислительной техникой и программным обеспечением.

 Довольно широко было отпраздновано 30-ти летие со дня основания института. На празднование были приглашены ветераны и многие бывшие сотрудники. В их числе оказался и я. Мероприятие проводили по комплексным тематическим подразделениям. Вначале была организована экскурсия по отделам и лабораториям. Много изменилось не только в структуре института, но и в самом облике помещений. Часть здания была отдана под рожденные «базарной экономикой» коммерческие структуры, в том числе и салон-магазин «5-ый элемент». На месте помещений некогда 51 отдела организован моделирующий стенд связи. Многие бывшие руководители лабораторий и отделов уже работали как главные специалисты или консультанты, но в институте оказалось много молодых сотрудников. Это радовало. Во время экскурсии встретились с Подрезовым Юрием Дмитриевичем. Он шел в сопровождении руководства института. Они тепло поздравили нас с праздником. Здороваясь и поздравляя, Юрий Дмитриевич многих нас называл по имени и отчеству. Феноменальная память у этого человека!

 В одном из помещений был организован праздничный стол, за которым мы продолжили поздравлять друг друга с праздником. Празднование продолжилось до самого вечера.

 

 

 

Сорокалетний юбилей прошел более скромно. К этой дате была выпущена книга «40 лет в автоматизации управления».

 В первый день торжеств было проведено собрание руководства института и только почетных ветеранов, а во второй – встреча сотрудников тематических подразделений с ветеранами. Каждому ветерану была вручена юбилейная книга и небольшой символический подарок.

 

 

Проходят годы. Жизнь теряет хороших людей. Закончилась жизнь многих талантливейших сотрудников института. В 2009 году ушел из жизни Владимир Иванович Ян. В расцвете сил закончилась жизнь Ширяева Александра Семеновича. Уже пенсионером на даче умер Грибов Леонид Владимирович. Похоронили доктора технических наук Волошина Владимира Ивановича, кандидатов технических наук Миронова Виктора Степановича, Толочко Алексея Федоровича и совсем недавно Киндиренко Федора Григорьевича. Умер Чаплиц Арнольд Николаевич – первый руководитель отдела, а затем отделения связи в институте. Это были разные как по характеру, так и по складу ума люди. Но их объединяло стремление внести посильный вклад в разработку АСУВ фронта «Маневр». Вечная им память!

 

Послесловие

 

Заканчивая свои «Воспоминания…», отмечаю, что далеко не все эпизоды работы над проектами АСУВ фронта «Маневр» и ПАСС «Редут 2» удалось описать, и не всех разработчиков, главных и не главных конструкторов, многих рядовых исполнителей НИИ и предприятий,  а также институтов военно-научного сопровождения упомянул. Может быть, эти воспоминания  дополнят другие, работавшие над проектами, вспомнят их имена, опишут интересные не только технические, но и исторические моменты  нашей общей родины СССР. Буду рад, если эти материалы, хоть в малой степени будут полезны новым поколениям разработчиков систем  автоматизированного управления войсками и оружием.

Ведь еще долгие годы, как это было в прошлом и подтверждается настоящим, независимо от политических систем и мировоззрений, воинственные взоры многих народов и их правителей будут обращены на земли российские. И земли эти нужно защищать! Нам военным инженерам нужно всегда помнить слова российского императора Александра III – «У России есть только два союзника:  армия и флот». И этим двум союзникам нужно дать не только хорошее и надежное оружие, на и системы надежного автоматизированного управления.

 


 

 

Благодарность и низкий поклон ныне здравствующим и  светлая память ушедшим:

  

Подрезову Юрию Дмитриевичу, Азаматову Николаю Ильясовичу, Макарченко Борису Ивановичу – руководителям и старейшим разработчикам АСУВ фронта «Маневр»;

   

Петрякову Юрию Алексеевичу, Королеву Василию Петровичу, Боженову Виктору Ивановичу, Гаврилову Игорю Юрьевичу, Яркову Владимиру Алексеевичу, Катульскому Августу Александровичу, Колодину Михаилу Ивановичу – офицерам Заказывающего Управления;

 

Яну Владимиру Ивановичу, Некрасову Виталию Петровичу, Ровнову Леониду Ивановичу, Киндиренко Федору Григорьевичу, Блохину Александру Ивановичу, Филиппову Анатолию Ивановичу, Волошину Владимиру Ивановичу, Сысоеву Валерию Дмитриевичу, Нестеренко Дмитрию Максимовичу, Некрасовой Людмиле Ивановне, Ширяеву Александру Семеновичу, Михалевичу Михаилу Михайловичу, Карповой Нине Васильевне, Шайковской Ольге Николаевне, Боуфалу Алексею Петровичу, Мочалову Владимиру Васильевичу, Французову Алексею Владимировичу, Мартыненко Павлу Лукичу, Миронову Виктору Степановичу, Мироновой Галине Сергеевне, Савченко Александру Михайловичу, Жидикову Александру Михайловичу, Проню Александру Федоровичу, Андрущуку Евгению Владимировичу,  Кулику  Генадию Константиновичу, Грибову Леониду Владимировичу, Толочко Алексею Федоровичу, Бирюкову Александру Владимировичу, Белановичу Анатолию Владимировичу, Пирогову Константину Игоревичу —  связистам НИИСА;

 

Цареву Борису Петровичу, Хайтину Эдуарду Абрамовичу, Никоновичу Павлу Павловичу – разработчикам средств автоматизации КШМ полка;

 

Гюльназарову Аркадию Еравандовичу, Потапченко Михаилу Алексеевичу, Трифонову Василию Семеновичу, Донченко Виктору Ивановичу, Осипенко Илье Григорьевичу, Москвину Игорю Павловичу, Нилову Валерию Владимировичу – офицерам 16 ЦНИСС МО;

     

Мягких Александру Анатольевичу, Лазаренко Борису Борисовичу, Добрину Павлу Сергеевичу, Лютову Владимиру Александровичу, Феоктистову Владимиру Лазаревичу — офицерам 27 НИИ МО;

    

Старовойтову Александру Владимировичу, Андрееву Виталию Николаевичу, Личидову Юрию Яковлевичу, Игонину Анатолию Федоровичу, Пупышеву Вениамину Васильевичу, Каминскому Виктору Гавриловичу,  Павлихину Владимиру Алексеевичу, Андрианову Владимиру Васильевичу, Сидорову Владимиру Дмитриевичу, Астафичеву Александру Николаевичу, Феногееву Михаилу Алексеевичу,  Коляде Владимиру Владимировичу,  Бобу Гарри Дмитриевичу, Трясогузову Льву Петровичу, Барабаш Вячеславу Михайловичу, Агафонову Виктору Ивановичу, Архантову Сергею Александровичу – руководителям и разработчикам  нескольких поколений комплексов передачи и засекречивания данных;

 

Юдину Генадию Васильевичу, Кожанову Александру Васильевичу, Мусабекову Талят Юсуфовичу, Бреусову Валентину Ивановичу, Попову Олегу Васильевичу, Тарасову Генадию Федоровичу, Поповичу Алексею Федоровичу, Бизюкову Николаю Николаевичу, Шибанову Сергею Евгеньевичу, Огарю Василию Павловичу, Сачкову,  Валерию Николаевичу  – разработчикам ПАСС «Редут  2»;

 

… и многим, многим руководителями НИИ, КБ,  предприятий и разработчикам, с которыми свела меня работа над проектами.

 

Выражаю большую благодарность Карпу Вадиму Анатольевичу, который вдохновил меня написать эти «Воспоминания …». Замечания и пожелания Вадима Анатольевича позволили дополнить первоначальный текст дополнительными эпизодами во время работы и значительно улучшить материал.

Большая благодарность Леониду — Администратору и web-дизайнеру сайта «Отвага» за оформление материала фотографиями техники и редакционные правки его структурного построения, которые значительно улучшили текст, а также за оперативную публикацию материала на сайте «Отвага».

 

С уважением

Игнат Сушкевич

г. Минск 2015 г.

 

 

 

Вступайте в нашу группу
«Отвага 2004»

 

 

 

 


Часть 1 Часть 2 Часть 3 Часть 4 Часть 5 Часть 6 Часть 7 Часть 8

Поделиться в социальных сетях:
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Мой Мир


При использовании опубликованных здесь материалов с пометкой «предоставлено автором/редакцией» и «специально для "Отваги"», гиперссылка на сайт www.otvaga2004.ru обязательна!


Первый сайт «Отвага» был создан в 2002 году по адресу otvaga.narod.ru, затем через два года он был перенесен на otvaga2004.narod.ru и проработал в этом виде в течение 8 лет. Сейчас, спустя 10 лет с момента основания, сайт переехал с бесплатного хостинга на новый адрес otvaga2004.ru