Боевая машина десанта, третья (I)

Ю. Бражников, С. Федосеев, М. Павлов, И. Павлов
Журнал «Техника и вооружение. Вчера, сегодня, завтра» май 2012 г. Использованы иллюстрации из архива М. Павлова, Д. Пичугина, А. Чередника, пресс-службы ВДВ, редакции
Материал предоставлен редакцией журнала

Авторы и редакция выражают благодарность Г.Б. Пастернаку, А.И. Ковалеву и А.В. Хребтаню за помощь, оказанную при подготовке статьи.


 

 

  

К концу 1970-х гг. стало ясно, что возможности модернизации БМД-1 и БТР-Д по размещению на них более мощных комплексов вооружения и специального оборудования в целом исчерпаны. Хотя создание новых боевых и специальных машин на этих шасси продолжалось, не вызывала сомнений необходимость разработки авиадесантируемой машины большей грузоподъемности. Тем более что военно-транспортный самолет Ил-76 со значительно большими размерами грузовой кабины и грузоподъемностью и новые средства десантирования уже не накладывали на машину столь жестких ограничений по массе и габаритам, какие имели место при разработке БМД-1. Открывалась возможность создания перспективной БМД с качественно увеличенной боевой эффективностью и семейства авиадесантируемых машин на ее базе с учетом опыта эксплуатации БМД-1–БТР-Д и новых условий ведения боевых действий.

 

 

«Боевая машина десанта 90-х годов»

 

История новой БМД поначалу была тесно увязана с разработкой новой боевой машины пехоты. Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 16 декабря 1976 г. №1043-361 Курганскому машиностроительному заводу (КМЗ) была задана ОКР «Басня» по созданию БМП, единой для Сухопутных и Воздушно-десантных войск.

При формировании ТТЗ на ОКР «Басня» были использованы положения по шасси и авиадесантированию из проекта «Единых тактико-технических требований к шасси машин легкой категории по массе», разработанных научно-исследовательскими учреждениями Министерства обороны, организациями и предприятиями промышленности. Комплекс вооружения в основном заимствовался от курганской машины «Объект 675» (будущая БМП-2) с увеличением боекомплекта и добавлением 30-мм автоматического гранатомета АГС-17. Принципиальным отличием было размещение ПТУР «Конкурс» снаружи по обоим бортам башни.

В процессе разработки и согласования ТТЗ по теме «Басня» активно участвовали офицеры Управления командующего ВДВ, и все их требования, необходимые для обеспечения десантирования БМП парашютным и посадочным способами, были учтены. Вместе с тем, уже на этом этапе было ясно, что из-за противоречий между требованиями по уровню броневой защиты и авиадесантированию получить машину, единую для Сухопутных войск и ВДВ, крайне сложно. Намечался иной путь: в результате ОКР «Басня» должна родиться БМП для Сухопутных войск, а на ее базе – авиадесантируемый вариант для ВДВ с возможностью парашютного десантирования внутри машины всего расчета из 7 человек. С другой стороны, прорабатывался вариант новой БМП на укороченном шасси «Объекта 675» с теми же возможностями.

В этот же период Волгоградский тракторный завод им. Ф.Э. Дзержинского (ВгТЗ) выполнял ОКР «Судья» (позднее – «Яхта») по созданию легкого плавающего танка «Объект 934» (см. подробнее >>>) и ОКР «Поток-4» – командно-штабной машины «Объект 940» на его базе. В соответствии с решением Комиссии Президиума Совета Министров СССР №148 от 5 июня1974 г. на том же шасси был выполнен проект 14-тонной боевой машины десанта «Объект 937» с башней, аналогичной БМП «Объект 675», и вместимостью, увеличенной до 11 человек. Завершалась также ОКР по установке на БМД-1 противотанкового комплекса «Конкурс» вместо «Малютки» (БМД-1П и БМД-1ПК были приняты на вооружение в 1977 г.).

На предложение ВДВ провести замену на БМД-1 73-мм орудия 2А51 на 30-мм автоматическую пушку 2А42 ВгТЗ ответил, что это приведет к значительному увеличению массы машины и к снижению надежности шасси. По просьбе командования ВДВ проработкой такого варианта занялся ЦНИИ точного машиностроения – головной институт Миноборонпрома по артиллерийскому (автоматическому) вооружению малого калибра.

Исследования начались с оценки возможности использования на БМД-1 боевого модуля с 30-мм автоматической пушкой 2А42, разрабатываемого в рамках ОКР «Буйность» для установки на колесные бронетранспортеры типа БТР-70. В ЦНИИТОЧМАШ пришли к выводу о целесообразности создания оригинального одноместного боевого отделения, базируясь на вооружении и приборном оснащении модернизированной БМП «Объект 675».

В рамках научно-исследовательских и экспериментальных работ ЦНИИТОЧМАШ подготовил необходимую документацию, макетный образец боевого отделения и выполнил большой объем стрельбовых и других испытаний, подтвердивших возможность выполнения всех требований ВДВ. При этом масса боевого отделения увеличилась примерно на 250–300 кг. Следует подчеркнуть особую заслугу в выполнении данной работы специалистов ЦНИИТОЧМАШ В.А Сердюкова, А.П. Асякина и А.И. Ведехина. Были успешно решены все сложные вопросы, включая двухленточное питание пушки при углах возвышения не менее 60° и эргономические требования по размещению наводчика-оператора в условиях жестких габаритно-массовых ограничений и сохранения диаметра погона башни серийной БМД-1П.

В декабре1979 г. советские войска вошли в Афганистан для оказания интернациональной помощи. Уже в первые дни боевых действий выявилась высокая эффективность 23-мм зенитных автоматов, установленных на 3СУ-23-4 и буксируемых 3У-23. Учитывая этот положительный опыт, было решено срочно принять на вооружение и поставить на производство боевую машину пехоты БМП-2 («Объект 675») с 30-мм автоматической пушкой 2А42.

Афганские события, ускорившие принятие на вооружение БМП-2, и сформированный в ЦНИИТОЧМАШ научно-технический задел по созданию одноместного боевого модуля в составе 30-мм автоматической пушки 2А42 и спаренного с ней 7,62-мм пулемета позволили командованию ВДВ добиться проведения ОКР «Будка» по разработке боевого отделения с 30-мм автоматической пушкой 2А42 для машин типа БМД-1. В «План мероприятий по повышению эффективности действия советских и афганских войск в ДРА», утвержденный министром обороны СССР Д.Ф. Устиновым 8 января 1981 г., вошел пункт «Проведение ОКР по установке на БМД-1 30-мм автоматической пушки 2А42 вместо 73-мм орудия «Гром». В СКБ ВгТЗ под руководством главного конструктора А.В. Шабалина провели соответствующую ОКР, получившую шифр «Будка».

ОКР «Будка» выполнялась в сжатые сроки и была закончена досрочно (на 6 месяцев) полигонными испытаниями с положительными результатами. Модернизированная БМД с новым боевым отделением по конструкторской документации была на 410 кг тяжелее своей предшественницы БМД-1П, однако надежность шасси удалось сохранить. Модернизированная боевая машина десанта с новым боевым модулем принята на вооружение в 1983 г. под индексом БМД-2. Командирский вариант именовался БМД-2К. В настоящее время в ВДВ эти машины являются наиболее массовыми. Но достичь на БМД-2 той же эффективности вооружения, что и на БМП-2, оказалось невозможно.

В то же время, по свидетельству ведущего конструктора-компоновщика СКБ ВгТЗ Ю.М. Сорокина, проработка варианта двухместной башни с автоматической пушкой велась еще в начале проектирования будущей БМД-1 («Объект 915») – в1964 г. Машина с 30-мм автоматической пушкой прошла все необходимые испытания с положительными результатами в начале 1970-х гг., однако решение вопроса о ее дальнейшей участи было заморожено по настоянию ГРАУ МО до окончания разработки и испытаний альтернативного варианта модернизации БМП-1 с заменой 73-мм орудия 2А51 «Гром» на орудие «Зарница» такого же калибра с повышенными характеристиками. Боевые действия в Афганистане заставили решать проблему перевооружения БМД несколько иначе.

В начале 1980-х гг. произошли события, непосредственно затрагивающие нашу тему. Так, были утверждены «Единые тактико-технические требования к шасси легкой категории по массе» (ЕТТТ-81), которые направили руководству Волгоградского тракторного завода, Курганского машиностроительного завода и Харьковскоого тракторного завода. Также были приняты документы РЭО-СВ-80 (Руководство по эргономическому обеспечению создания военной техники сухопутных войск) и МТТ-81.

Состоялся выбор комплекса вооружения для новой БМП и проведена соответствующая корректировка ТТЗ. Комплекс вооружения включал строенную установку 30-мм автоматической пушки, 100-мм орудия – пусковой установки (в боекомплект которого входили осколочно-фугасные выстрелы и запускаемые через ствол ПТУР с управлением по лазерному лучу) и 7,62-мм пулемета. По мнению разработчика – Конструкторское бюро приборостроения (КБП, г. Тула), этот комплекс позволял буквально «скачкообразно» повысить огневую мощь боевой машины пехоты. Надо заметить, что в начале работы по теме «Басня» не было предъявлено конкретных требований по комплексу вооружения, «размещение которого возможно на плавающей авиадесантируемой БМП». Уже шли конструкторские испытания опытных образцов, но тактико-технические требования (ТТТ) еще не были утверждены заказчиком, поэтому руководители НИИ и КБ, подключенные к этой работе, могли высказывать предложения, не совпадающие с проектом.

К началу 1980-х гг. было рассмотрено несколько предложений, включая вариант ВНИИ-Трансмаш – с 76-мм пушкой и вариант ЦНИИТОЧМАШ – с 45-мм автоматической пушкой в качестве основного вооружения. Были готовы экспериментальные образцы, однако сравнительные испытания не проводились. В августе1983 г. ГБТУ МО, наконец, подписало ТТТ к боевой машине пехоты, а в конце года руководство Министерства оборонной промышленности и командование Сухопутных войск признали комплекс вооружения, предложенный КБП, «наиболее приемлемым». Опытно-конструкторские работы по откорректированному ТТЗ велись под шифром «Басня-2».

 

 

Таким образом, завершилось формирование облика единой БМП, что позволило КМЗ развернуть полномасштабные работы по ее созданию, а Московскому агрегатному заводу «Универсал» – по средствам десантирования.

Вместе с тем, стало ясно, что при выполнении заданных требований по броневой защите боевая масса машины значительно превышает 18 т, т.е. БМП теряет возможность авиадесантирования парашютным способом (масса десантируемого моногруза с учетом массы средств десантирования заметно превысила бы 20 т). Этот факт вызывал серьезную озабоченность Управления командующего ВДВ, однако конкретных мероприятий по ликвидации возникших противоречий предпринято не было. Видимо, успокаивало заявление специалистов ГБТУ МО и КМЗ, что, в крайнем случае, возможна модификация облегченной БМП с выполнением всех требований по авиадесантированию.

Для БМП «Басня-2» были созданы средства десантирования в виде бесплафторменной парашютно-реактивной системы П235, позволявшей десантировать машину с размещенным внутри экипажем. В1986 г. средства десантирования прошли заводские испытания, но их летные испытания не проводились, поскольку БМП «Басня-2» на вооружение ВДВ так и не поступила, а Сухопутные войска возможности парашютного десантирования БМП не интересовали.

Резкое изменение технической политики командования ВДВ по отношению к единой БМП произошло еще осенью 1981 г. как следствие разговора командующего ВДВ генерал-полковника Д.С. Сухорукова с начальником ГБТУ МО генерал-полковником Ю.М. Потаповым во время заседания Военного совета Сухопутных войск. Д.С. Сухоруков удовлетворенно констатировал, что ОКР «Басня-2» идет успешно, скоро в ВДВ появится новая БМП, а потом на ее базе будет разработано все семейство образцов ВВТ различного назначения, максимально унифицированных с аналогичными образцами Сухопутных войск. На это заявление Ю.М. Потапов ответил следующей тирадой: «Дмитрий Семенович! А Вы планируете кроме БМП еще и семейство ВВТ ВДВ на ее базе получить? Нет, так не получится. Вы получите линейную БМП, на ее базе мы сделаем для Вас командирскую БМП, командно-штабную машину и, наверное, бронированную ремонтно-эвакуационную машину. На этом все. Больше Курганский машзавод не потянет, так как ему еще надо будет делать семейство ВВТ для Сухопутных войск».

Д.С. Сухоруков, с надеждой на опровержение мнения Ю.М. Потапова, обратился за помощью к присутствующим при разговоре Главнокомандующему Сухопутными войсками маршалу В.И. Петрову, заместителю министра оборонной промышленности Л.С. Мочалину, а также представителям Военно-промышленной комиссии. Однако они поддержали Ю.М. Потапова, подтвердив, что ситуация с возможностями КМЗ именно такова, а они помочь Дмитрию Семеновичу ничем не могут.

Разгневанный Д.С. Сухоруков вернулся на свое рабочее место, устроил разнос подчиненным за неправильную техническую политику и приказал всем генералам и офицерам Управления командующего ВДВ немедленно приступить к организации работ по созданию новой БМД и семейства образцов ВВТ на ее базе. В течение последующего года была проделана громадная работа. В результате многих встреч, совещаний и показов на всех уровнях руководства было получено принципиальное согласие правительственных органов страны на разработку новой машины.

Совместными усилиями научно-исследовательских учреждений (НИУ) Министерства обороны и промышленности были определены основные ТТТ к новой БМД и средствам ее десантирования. Главные требования к машине формулировались относительно просто: ее габаритно-массовые характеристики вытекали из возможностей самолета Ил-76М по десантированию трех машин парашютным способом; шасси машины должно полностью отвечать требованиям ЕТТТ-81; боевое отделение заимствуется с БМП-2, так как в предполагаемые сроки создания новой БМД другого варианта просто не было.

Ряд представителей Миноборонпрома и Главнокомандующий Сухопутными войсками В.И. Петров однозначно выступили против создания новой БМД, но наиболее жесткую позицию в этом вопросе занял начальник ГБТУ Ю.М. Потапов. Юрий Михайлович в свое время проходил службу в ВДВ вплоть до должности командира 106-й вдд и, видимо, считал, что не хуже командования ВДВ разбирается в том, какой быть перспективной технике. Главных противоречий было два. Первое – невозможно сделать новую БМД с требуемыми характеристиками при боевой массе не более 12,5 т. Значит, надо сразу же ориентироваться на машину массой 18 т, но такая БМП уже разрабатывается в рамках ОКР «Басня-2». Второе – если новая БМД по боевой массе уложится в 12,5 т, то из расчета загрузки в один самолет Ил-76М три БМД массой 12,5 т по боевой эффективности будут уступать двум БМД массой 18 т с более мощным комплексом вооружения.

 

 

Для принятия объективного решения по этим спорным вопросам Военно-промышленная комиссия (ВПК) при Совете Министров СССР поручила ВгТЗ и КМЗ срочно подготовить технические предложения по БМД массой не более 12,5 т с учетом вышеуказанных ТТТ, а группе НИУ Минобороны, включающей 46 ЦНИИ, 38 НИИИ БТВТ, 3 ЦНИИ, Военную академию им. М.В. Фрунзе и Военную академию БТВ им. Малиновского Р.Я., – провести тактико-технико-экономическую оценку эффективности подразделений и частей ВДВ, вооруженных боевыми машинами массой 12,5 т и 18 т, при использовании одинакового наряда самолетов военно-транспортной авиации.

Представленное ВгТЗ техническое предложение подтвердило возможность получения боевой массы не более 12,5 т при выполнении всех заданных требований. Техническое предложение КМЗ представляло собой, по сути, укороченную БМП-2 с боевой массой 12,8 т со стальным бронекорпусом. В случае применения бронекорпуса из алюминиевых сплавов курганцы подтверждали возможность изготовления БМД с боевой массой 12,5 т.

Тактико-технико-экономические оценки, выполненные военными НИУ, однозначно показали превосходство подразделений и частей ВДВ, вооруженных БМД с боевой массой 12,5 т, по сравнению с подразделениями и частями ВДВ, вооруженных БМД с боевой массой 18 т, при использовании одинакового наряда военно-транспортных самолетов.

Таким образом, главные проблемные вопросы были сняты с повестки дня, хотя ведущие оппоненты В.И. Петров и Ю.М. Потапов остались при своем мнении. Это значило, что дальнейшую работу придется вести в условиях, когда генеральный заказчик новой БМД, начальник ГБТУ Ю.М. Потапов, настроен решительно против нее.

Тем не менее Минсельхозмаш и Минавиапром начали подготовку документов на проведение ОКР по созданию новой БМД и средств ее десантирования. Аппарат заместителя министра обороны по вооружению В.М. Шабанова совместно с генеральными заказчиками и ВДВ, опираясь на результаты комплексных НИР по перспективам развития ВВТ ВДВ, приступили к формированию перечней разрабатываемых образцов вооружения и военной техники на базе новой БМД для последующего включения их в программу вооружения. Состав этих образцов постоянно изменялся и уточнялся. К моменту утверждения программы вооружения в 1985 г. он включал примерно 25 образцов различного назначения (боевая машина десанта, бронетранспортер десантный, самоходные артиллерийские установки и ракетные комплексы, ремонтно-эвакуационная и инженерные машины, машины разведки, управления, связи, постановки помех и т.д.). В таблице приведен перечень тем, по которым велась разработка, с указанием заказчика.

 

 

 

Определение облика «Бахчи»

 

После длительного процесса согласования с министерствами и ведомствами 20 мая 1983 г. вышло постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР №451-159 «О проведении опытно-конструкторских работ по созданию боевой машины десанта 90-х годов и средств ее десантирования».

ОКР получила шифр «Бахча», проектирование средств десантирования проводилось под шифром «Бахча-СД» (позднее, с отказом от парашютно-реактивного варианта – «Бахча-ПДС», т.е. «парашютно-десантные средства»). Головным разработчиком по машине, получившей также шифр «Объект 950», назначался ВгТЗ, по средствам десантирования – Московский агрегатный завод «Универсал». Этим же постановлением на ВгТЗ прекращалась ОКР «Яхта» (новый легкий плавающий авиадесантируемый танк), а ОКР «Поток-4» по созданию командно-штабной машины была передана на Рубцовский механический завод.

Подготовили проект вышеуказанного постановления относительно быстро, и в том немалая заслуга ведущего специалиста управления специальных работ Минсельхозмаша Л.С. Жуковского и офицеров НТК ВДВ.

Буквально в течение месяца после выхода постановления было завершено согласование ТТЗ на проведение ОКР «Бахча», а ВгТЗ представил технический проект машины. При этом в требованиях к БМД сохранялись черты машины для морской пехоты ВМФ, хотя разрабатывавшаяся БМП «Басня-2» предназначалась как для Сухопутных войск, так и для морской пехоты. При разработке технического проекта ВгТЗ максимально использовал положительный опыт эксплуатации и боевого применения машин типа БМД-1, а также накопленный научно-технический задел при выполнении ОКР «Яхта» и «Поток-4», не противоречащий требованиям ЕТТТ-81.

 

Первый и второй опытные образцы боевой машины пехоты «Объект 688» – предшественники БМП-3

 

Одним из наиболее существенных моментов являлся выбор двигателя. Вопрос был непростым и даже болезненным. Еще в1970 г. ЦК КПСС и Совет Министров СССР приняли постановление «О проведении опытно-конструкторских работ по созданию семейства унифицированных многотопливных поршневых двигателей для перспективных танков и БМП». В Отделе главного конструктора по дизелям Челябинского тракторного завода им. В.И. Ленина (ЧТЗ) шло создание семейства дизелей 2В (руководитель работ – В.И. Бутов), включая танковые 2В-16, 2В-12. В рамках тех же работ был создан шестицилиндровый оппозитный дизельный двигатель 2В-06-2 для бронированных машин легкой категории по массе.

Двигатели 2В с жесткой силовой схемой, полной динамической уравновешенностью и высокой удельной мощностью должны были обеспечить малые размеры силовой установки, живучесть, возможность эксплуатации в широком диапазоне климатических условий. Однако 2В-06 должен был иметь литой чугунный картер, а промышленную технологию отливки тонкостенных изделий из чугуна в СССР тогда еще не освоили: нужны были стенки картера толщиной около 3 мм, а при имеющихся возможностях обеспечивалась толщина не менее 10 мм. В результате двигатель получался перетяжеленным в 2,5 раза. Его первые опытные образцы имели массу около 1250 кг при изначальных требованиях не более 500 кг. Покупка американской технологии литья потребовала бы около 3 млн. долл., и Министерство оборонной промышленности СССР готово было возместить большую часть расходов, но Минсельхомаш СССР (в чью систему входил и ВгТЗ) не смогло выделить необходимых средств.

Двигатель 2В-06 получал определенные «права гражданства» уже в соответствии с Постановлением ЦК КПСС и СМ СССР от 2 декабря 1976 г. «О проведении работ по созданию нового легкого плавающего танка, командно-штабной машины управления на его базе и средств их десантирования». В соответствии с этим постановлением, в1980 г. министерствам тракторного и сельскохозяйственного машиностроения и оборонной промышленности поручалось организовать производство 2В-06 на мощностях производственного объединения «Волгоградский тракторный завод». Выпуск первых 5000 двигателей планировалось закончить к 1 января 1988 г.

Двигатель 2В-06 тогда уже рассматривался как основной для новой боевой машины пехоты «Басня»*.

 


* Семейство двигателей 2В было создано 000 «ЧТЗ-УРАЛТРАК» для комплектации машин специального назначения всех категорий по массе. Приняты к серийному производству двигатель 2В-06-2 (455 л.с.) для боевых машин десанта БМД-3, БМД-4 и двигатель 2В-06-2С (510 л.с.) для десантируемой самоходной противотанковой пушки.


 

Одновременно, понимая организационные и технические трудности создания нового двигателя 2В-06, а также то, что ЧТЗ не представил КМЗ ни одного двигателя в металле и только после обращения руководства МОП передал в Курган габаритный чертеж, главный конструктор СКБ КМЗ А.А. Благонравов выдал техническое требование на разработку безнаддувного двигателя типа УТД Барнаульскому заводу «Трансмаш». Это вызвало бурный протест со стороны ВНИИТрансмаш, НИИ двигателей, 46-го НИИ Министерства обороны и, наконец, ВПК при Совете Министров СССР, принявшей ранее решение о применении двигателей только с турбонаддувом. Однако, проведя дополнительные расчеты и проработав вариант с использованием двигателя 2В-06 в МТО, А.А. Благонравов доказал, что двигатель УТД-29 для БМП лучше, чем 2В-06.

Несмотря на это, двигатель 2В-06 в качестве основного был включен в ЕТТТ-81 для шасси военных гусеничных машин легкой категории по массе, а резервным был определен УТД-29 завода «Трансмаш». Предполагалось, что в рамках единых тактико-технических требований разработчики новых БМП и легкого танка (КБ КМЗ), легкого танка (КБ ВгТЗ) и транспортера-тягача (КБ Харьковского тракторного завода) достигнут высокого уровня унификации машин легкой категории по массе. Но по ряду причин этого не произошло.

В феврале 1985 г. 2В-06 успешно прошел межведомственные испытания. Несмотря на формальную поддержку этого двигателя, вопрос его доводки и организации серийного выпуска задерживался выбором производственных площадей. Тем не менее для БМД «Бахча» был выбран именно 2В-06.

Оба СКБ – «Курганмашзавода» и ВгТЗ – остановились на компоновке машины с кормовым расположением моторно-трансмиссионного отделения и задним расположением ведущего колеса, но ни о какой унификации МТО при таком выборе двигателей речи уже не шло. Волгоградские конструкторы сохранили схему посадки и высадки десанта через большой кормовой люк среднего отделения и полутуннель над МТО.

Многие элементы броневого корпуса, ходовой части, двигатель 2В-06-2 и, в основном, системы силовой установки волгоградцы заимствовали у своего же опытного легкого танка, так как их применение полностью соответствовало требованиям и ТТЗ и ЕТТТ-81.

Гидромеханическая трансмиссия БМД разрабатывалась заново, но в ней была заложена унификация по гидротрансформатору, тормозам и бортовым передачам с аналогичными узлами БМП-3.

Произошла своего рода «рокировка» схемами ходовой части между БМП и БМД. Если курганские БМП-1 и БМП-2 имели ходовую часть с одинарными (односкатными) опорными катками и двухгребневой гусеницей, а волгоградские БМД-1 и БМД-2 – со сдвоенными (двухскатными) опорными катками и гусеницей с одним гребнем, теперь все оказалось наоборот. В результате основательных исследований и испытаний для новой БМП курганской разработки были применены сдвоенные опорные катки, а на ВгТЗ для БМД выбрали односкатные. Здесь также можно увидеть определенное наследие упомянутых работ над легким плавающим танком «Объект 934» («Судья») и бронемашинами различного назначения на его базе в 1974–1975 гг. Проект легкого танка по теме «Судья» был закрыт, боевая машина «Объект 937» не двинулась далее макета, но наработки остались, включая конструкцию ходовой части.

 

 

Волгоградские конструкторы сохранили освоенную и оправдавшую себя управляемую гидропневматическую подвеску опорных катков, курганские конструкторы остановились на торсионной подвеске с системой электромеханического управления подвеской групп опорных катков собственной разработки.

В БМД были использованы водометные движители, заданные ЕТТТ-81.

Вооружение боевой машины десанта состояло из заимствованного у БМП-2 боевого отделения и курсовых установок с 30-мм автоматическим гранатометом АГС-17 и 7,62-мм пулеметом ПКТ.

Боевой расчет новой БМД сохранялся прежним – два члена экипажа и пять десантников. Это позволяло лучше «уложить» БМД в существующую оргштатную структуру ВДВ. Для обеспечения десантирования боевого расчета внутри машины специалисты ВгТЗ предложили вместо съемных кресел «Казбек-Д» использовать универсальные сиденья собственной разработки. В этом случае габаритно-массовые характеристики машины обеспечивали десантирование из самолета Ил-76М парашютным способом трех БМД с боекомплектом и заправкой ГСМ, а также с полным боевым расчетом, размещенным внутри машин.

Для изготовления корпуса новой БМП использовались алюминиевые броневые сплавы АБТ-102 и ПАС, новой БМД – сплавы АБТ-101 (сплав, уже освоенный в производстве бронекорпусов на волгоградском заводе «Судоверфь» и на ВгТЗ) и ПАС. В требованиях по бронированию новой БМД предусматривалось, что лобовая и бортовая проекции корпуса должны обеспечивать защиту от 12,7-мм пуль (видимо, сказался опыт эксплуатации БМД-1 в Афганистане). Жесткие ограничения по массе позволили лишь незначительно поднять уровень броневой защиты новой БМД по сравнению с прежними машинами, а планируемое создание резерва по массе за счет применения нового броневого алюминиевого сплава ПАС в последующем не удалось.

 

 

Получив материалы технического проекта на новую БМД, ГБТУ МО под руководством Ю.М. Потапова не стало организовывать широкого обсуждения с привлечением всех заинтересованных организаций. Было оформлено одностороннее заключение ГБТУ МО с отрицательными выводами, ведущими к прекращению ОКР «Бахча». После «обнародования» заключения ГБТУ на технический проект новой БМД Управление командующего ВДВ и Минсельхозмаш выступили с резким протестом против выводов ГБТУ, получив поддержку в оборонном отделе ЦК КПСС, ВПК при Совете Министров СССР и аппарате заместителя министра обороны по вооружению. В результате многих встреч и переговоров было принято решение сформировать из представителей Министерство обороны авторитетную комиссию, которой следовало выехать на ВгТЗ, рассмотреть проработки завода по устранению выявленных замечаний и, в случае положительных результатов, оформить решение ГБТУ МО, позволяющее выполнить ОКР «Бахча». Такая комиссия под руководством начальника Управления заказов ГБТУ П.И. Баженова в ноябре 1983 г. посетила ВгТЗ.

 


 

См. продолжение >>>


Поделиться в социальных сетях:
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Мой Мир


При использовании опубликованных здесь материалов с пометкой «предоставлено автором/редакцией» и «специально для "Отваги"», гиперссылка на сайт www.otvaga2004.ru обязательна!


Первый сайт «Отвага» был создан в 2002 году по адресу otvaga.narod.ru, затем через два года он был перенесен на otvaga2004.narod.ru и проработал в этом виде в течение 8 лет. Сейчас, спустя 10 лет с момента основания, сайт переехал с бесплатного хостинга на новый адрес otvaga2004.ru