За сорок дней до войны

Гибель подлодки Щ-424 старались не афишировать. Тем более что таранил ее свой корабль, а еще и сгубила паника
Олег Химаныч
Из книги «Сталинский «бандит» в Молотовске», изд. «Северная неделя», 2001 г.

У советско-финской войны в нашей историографии место особенное. События на северо-западной границе Союза зимой 1939-1940 гг. до последнего времени пребывали как бы в тени другой, последующей войны – Великой Отечественной. И дело тут не в масштабах боевых действий и последствиях они несопоставимы – просто считалось что война, которую СССР начал против Финляндии, не добавляла нам славы.

 

Помнится, еще в студенчестве, в Петрозаводском университете местные историки в приватных беседах «намекали» мне: тема советско-финского конфликта не рекомендована к разработке. Неудивительно, что затем в разряд «малоизученных» событии попали и те, что по времени вплотную примыкали к «незнаменитой той войне».

 

ЧП у мыса Летинский

 

Обычно считается, что первой потерей подводных сил Северного флота был «Декабрист» – подлодка, бесследно исчезнувшая в Мотовском заливе во время учебного погружения в ноябре 1940-го (см. подробнее >>>). Но до трагедии «Декабриста» в списки потерь североморцев была внесена еще и Щ-424 – средняя подлодка X серии, к слову, одна из первых прибывших на Советский Север с Балтики летом 1939 года.

В Полярном лодка появилась не случайно. Уже тогда отношения с Финляндией резко обострились, и неизбежность вооруженного конфликта многие чувствовали. Однако Щ-424 прослужила на Северном флоте считанные месяцы. 20 октября 1939 года она отправилась в море, чтобы сменить на боевом дежурстве другую подлодку. Командовал кораблем капитан-лейтенант К.М. Шуйский – командир другой подлодки, Щ-401. В том походе он должен был подменить заболевшего командира Щ-424.

Был серый и ветреный день. Волна в Кольском заливе достигала 5 баллов. Временами из-за снежных зарядов видимость ухудшалась до 1 кабельтова. Лодка покинула Екатерининскую гавань в 14 часов 40 минут и малым ходом направилась к выходу в море – она двигалась от острова Олений курсом 25 градусов. В районе мыса Летинского Щ-424 оказалась через 25 минут. Здесь и произошла трагедия.

Навстречу лодке с моря двигался караван судов: рыболовецкий траулер РТ-43 «Рыбец», небольшой каботажный пароход «Ястреб» и еще пять промысловых судов. Головным шел «Рыбец». Верхняя вахта подлодки заметила встречные суда в тот момент, когда расстояние между Щ-424 и траулером составляло 35 кабельтовых.

Далее, в течение 10 минут, произошло то, что и сегодня не находит разумного объяснения и может быть истолковано и как нелепый случай, и как проявление вопиющей халатности. По мере сближения ни военморы, ни рыбаки, ни лоцман В.И. Соколов, находившийся на мостике траулера, не следили за изменением пеленга и не предприняли никаких мер, чтобы предотвратить беду. А риск столкновения все возрастал. Наконец К. М. Шуйский решил разойтись с караваном левыми бортами. Надо сказать, старпом Щ-424 А. К. Малышев в той ситуации счел более безопасным расхождение правыми бортами, но, отдавая свою команду, Шуйский строго следовал правилам судовождения.

Практически одновременно с началом поворота подлодки капитан траулера А.П. Дружинин отдал команду: «Лево на борт!» На мостике траулера в этот момент помимо капитана находились еще лоцман, вахтенный помощник капитана и рулевой, а потому объяснить решение разойтись левыми бортами, как и возникшее вскоре замешательство, тоже трудно.

Основные характеристики средней ДПЛ X серии (тип «Щ»)

Водоизмещение надводное, т

592

Водоизмещение подводное, т

715

Скорость надводная, уз

12

Скорость подводная, уз

8

Рабочая глубина погружения, м

75

Предельная глубина погружения, м

90

Автономность плавания, сут.

20

Экипаж, чел.

42

Основные размерения, м:

Длина наибольшая по КВЛ

58,5

Ширина корпуса наибольшая

6,2

Средняя осадка по КВЛ

3,9

Вооружение:

Артиллерийское вооружение

2 Х 45-мм орудия 21-К,

боезапас 1000 выстрелов

Минно-торпедное вооружение

носовые ТА: 4 Х 533-мм,

кормовые ТА: 2 Х 533-мм,

боезапас 10 торпед

Пулеметное

2 Х 7,62-мм пулемета

За время поворота лодки (Шуйский отдал команду взять вправо 10 градусов) расстояние между Щ-424 и траулером сократилось уже до кабельтова, и ситуация вышла из-под контроля. Подлодка получила удар форштевнем траулера между 37 и 38 шпангоутами (это район четвертого отсека). Таран пришелся в левый борт Щ-424 под углом 80-100 градусов…

 

После тарана

 

Всякий раз, обращаясь к событиям того рокового дня, анализируя со специалистами схемы столкновения подлодки Щ-424 и траулера «Рыбец», я почему-то вспоминал иную катастрофу, уже в недавней нашей истории, на Черном море, когда посреди белого дня в обычной ситуации, при отсутствии навигационных осложнений, взяли да и столкнулись корабли «Адмирал Нахимов» и «Петр Васев». Объяснить случившееся и тогда, и позже пытались многие, но я называю подобное «одновременным психологическим стопором» в действиях капитанов. Такой же «стопор» видится мне и в случае 20 октября 1939-го.

А вот то, что последовало в следующие минуты, невозможно назвать пагубным стечением обстоятельств или же цепью ошибочных решений. Документы следствия свидетельствуют, что лодку и часть ее экипажа погубила главным образом паника. Она возникла в следующее же мгновение после удара, когда Шуйский отдал приказ продуть балласт. Приказ этот не выполнили. Более того, вахтенный трюмный, старшина-торпедист, командир отделения штурманских электриков и старшина-радист, находившиеся в центральном отсеке, вместо того чтобы задраить переборочную дверь, через которую вода из четвертого отсека поступала в центральный, самовольно покинули отсек, бросились на мостик. И опять же – не задраив на этот раз нижний рубочный люк. Очутившись наверху, никто из моряков даже не доложил командиру о пробоине! Вода рвалась внутрь лодки, и дифферент на корму стремительно нарастал.

В акте следственной комиссии сказано буквально следующее: находившийся на мостике командный состав лодки даже не пытался принять меры к спасению личного состава и удержанию лодки на плаву. Вместо этого они возмущались действиями моряков траулера и взывали о помощи вплоть до ухода Щ-424 под воду, когда их смыло волной.

Можно ли было спасти лодку? Документы технического обследования Щ-424 отвечают на этот вопрос однозначно – можно. Достаточно было объявить аварийную тревогу и продуть балласт. Второе – продувание соляра из балластной цистерны №4 дало бы подлодке 25 тонн плавучести. Шанс сохранить корабль оставался, даже если бы кто-то догадался задраить рубочный люк…

Но панике поддались не все. В корпусе оставались еще 32 моряка. Несмотря на то, что они оказались предоставленными сами себе, а по сути – брошенными старшими офицерами лодки на произвол судьбы, эти подводники пытались бороться за живучесть корабля. Как выяснилось потом, они погибли, так и не покинув своих постов.

Подлодка Щ-424 затонула в течение двух минут. Находившихся наверху моряков подобрали с воды, а остальные погибли.

 

По всей строгости закона

 

До войны оставалось около 40 дней. В стране, уже несколько лет живущей в атмосфере подозрительности, внешние и внутренние враги мерещились буквально в каждом правонарушителе, что уж говорить о «действующих лицах» катастрофы, повлекшей многочисленные жертвы. Уже в первый день следствия Шуйскому и Дружинину было предъявлено обвинение в… умышленном потоплении подлодки.

Дело рассматривалось военным трибуналом 7 декабря того же года. «Финская война» уже началась, и потому обвиняемым нечего было надеяться на снисхождение. Приговор действительно вынесли строгий, по максимуму: Шуйского и Дружинина – расстрелять! Военного комиссара политрука Кондакова, который в момент столкновения находился на верхнем мостике лодки, приговорили к 10 годам исправительных трудовых лагерей, а военного лоцмана лейтенанта Соколова – к 6 годам. Помощнику командира подлодки Малышеву, штурману Гаврилову, командиру БЧ-3 Сннякову, торпедисту старшине Вахтанову, командиру отделения штурманских электриков Рыбакову за непринятие активных и действенных мер по спасению лодки и личного состава командующий Северным флотом объявил дисциплинарные взыскания.

За Шуйского попытались заступиться его товарищи – подводники. В коллегию военного трибунала они направили ходатайство о смягчении приговора. Приговор «смягчили» – в январе 1940 года расстрел Шуйскому заменили 10 годами тюремного заключения. Просил ли кто-либо за капитана траулера А. П. Дружинина, и была ли заменена ему высшая мера, выяснить не удалось.

 

Военные коллизии в судьбе

 

Возможно, на этом и следовало бы поставить точку в повествовании об этой крупной катастрофе на Северном флоте 1939 года. Но известно: война привносит немало удивительных коллизий в человеческие судьбы. Думается, и планида капитан-лейтенанта К.М. Шуйского оказалась как раз из таких. В заключении он провел дна года и вышел на свободу, когда уже шла другая война – Великая Отечественная. Флоту катастрофически не хватало опытных офицеров. По ходатайству командования североморских подводников и ноябре сорок первого Шуйского, как сказано в документе, «временно освободили из-под стражи для участия в боевых действиях флота». Остававшийся срок, ни много ни мало, а 8 лет, ему предстояло отбыть после войны. Определение об освобождении от наказания военный трибунал подписал 19 декабря 1941 года.

В Полярном Шуйский получил назначение помощником командира на крейсерскую подлодку К-3, только-только пришедшую из Молотовска, где она дооборудовалась. С ее командиром – капитаном III ранга К.И. Малофеевым – он сходил в поход и уже в марте 1942 года получил новое назначение – командиром на Щ-403. В конце февраля Щ-403 вернулась с моря без своего командира. Лодка находилась в надводном положении, была атакована и протаранена фашистским кораблем, командир ее, капитан III ранга С.И. Коваленко, оказался за бортом и попал в немецкий плен, а его лодке удалось погрузиться и уйти от преследователей.

Ремонт Щ-403 проходил в очень тяжелое время – Мурманск беспрерывно бомбили с воздуха. Закончить работы удалось только в мае 1942 года, и лодка вернулась в 3-й дивизион под командованием Н.А. Колышкина. Этот известный наставник североморских подводников был старшим на борту, когда капитан-лейтенант Шуйский вышел в свой первый поход на Щ-403. Всего же до конца 1942 года Константин Матвеевич сходил еще в пять самостоятельных походов и тогда же получил свой первый орден Красного Знамени.

О присвоении ему звания капитана III ранга Шуйский узнал от наркома ВМФ СССР Н.Г. Кузнецова, когда 1 января 1943 года тот встречал Щ-403 из похода на пирсе в Полярном, а затем, 23 февраля, командиру «щуки» вручили и второй орден – Александра Невского. До апреля лодка капитана III ранга Шуйского простояла в ремонте, потом сходила в два боевых похода и 24 июля 1943-го Щ-403 стала Краснознаменной, Орден Красного Знамени, уже второй, получил и ее командир.

В последний поход капитан III ранга К.М. Шуйский и его экипаж отправились 2 октября 1943 года. Лодке был «нарезан» район норвежского Конгс-фьорда. В Полярный Щ-403 не вернулась. Из оперативных документов следует: «связи с лодкой не было с момента выхода из базы. Учитывая отсутствие данных об атаке силами ПЛО противника в это время в этом месте наших лодок, а также наличие в этом районе минного заграждения, Щ-403 следует, по-видимому, считать погибшей от подрыва на мине. На борту ее находились 45 человек. Лодку исключили из состава Северного флота 17 октября».

Проследить дальнейшую судьбу остальных военных моряков, чьи имена фигурировали в уголовном деле 1939 года, не удалось. Однако известно, что впоследствии командир БЧ-1 лейтенант А. А. Гаврилов во время Великой Отечественной служил на подлодке М-173, следы командира БЧ-3 лейтенанта М.А. Синякова «затерялись» на специальных курсах офицеров подплава. Старпом Щ-424 Алексеи Кирьянович Малышев не дожил до дня Победы. С ноября 1940-го и по 10 нюня 1942 года он командовал подлодкой Щ-422, был награжден орденом Ленина» находился в распоряжении Военного Совета Северного флота, но 4 сентября сорок второго попал под бомбежку в Мурманске и погиб. Похоронен А.К. Малышев на воинском кладбище в Полярном.

 

 

Из досье «Отваги»:

Список погибших на ПЛ «Щ-424» 20 октября 1939 года:

 

1. Норицын Геннадий Фёдорович, военинженер 3 ранга, командир БЧ-5.

2. Кабанов Сергей Михайлович, вентехник 3 ранга, второй инженер-механик.

3. Абрамов Аркадий Павлович, краснофлотец, моторист.

4. Белогуров Иван Егорович, младший командир, комендор.

5. Васильев Алексей Максимович, краснофлотец, электрик.

6. Величко Пётр Лукьянович, краснофлотец, моторист.

7. Воротков Фёдор Иванович, краснофлотец, моторист.

8. Галицкий Алексей Родионович, командир отделения мотористов.

9. Голов Фёдор Иванович, краснофлотец, рулевой.

10. Зернов Иван Кузьмич, краснофлотец, ученик-радист.

11. Кобец Яков Андреевич, краснофлотец, рулевой.

12. Козлов Александр Анисимович, старшина группы электриков.

13. Лицутин Иван Александрович, старшина группы трюмных.

14. Лохтаренко Владимир Ульянович, краснофлотец, трюмный.

15. Лыдин Иван Михайлович, командир отделения электриков.

16. Молодеев Василий Петрович, краснофлотец, торпедист.

17. Никитин Василий Матвеевич, командир отделения трюмных.

18. Никитин Яков Иванович, краснофлотец, трюмный.

19. Петроченко Егор Егорович, краснофлотец, торпедист.

20. Поросков Реокат Авинер, краснофлотец, специалист ШПС (шумопеленгаторщик).

21. Прошкин Михаил Александрович, краснофлотец, рулевой.

22. Прокин Леонид Кириллович, командир отделения торпедистов.

23. Руденко Владимир Степанович, краснофлотец, радист.

24. Свининкин Николай Александрович, краснофлотец, электрик.

25. Семёнов Илья Иванович, краснофлотец, моторист.

26. Старшев Василий Афанасьевич, краснофлотец, лекарский помощник.

27. Тарабанов Павел Яковлевич, краснофлотец, моторист.

28. Титков Василий Николаевич, краснофлотец, ученик-акустик.

29. Шевелев Александр Андреевич, краснофлотец, кок.

30. Шорников Николай Семёнович, старшина группы мотористов.

31. Дмитриенко Иван Игнатьевич, курсант ВВМИУ им. Дзержинского.

32. Смирнов Николай Петрович, курсант ВВМИУ им. Дзержинского.

 


Поделиться в социальных сетях:
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Мой Мир


При использовании опубликованных здесь материалов с пометкой «предоставлено автором/редакцией» и «специально для "Отваги"», гиперссылка на сайт www.otvaga2004.ru обязательна!


Первый сайт «Отвага» был создан в 2002 году по адресу otvaga.narod.ru, затем через два года он был перенесен на otvaga2004.narod.ru и проработал в этом виде в течение 8 лет. Сейчас, спустя 10 лет с момента основания, сайт переехал с бесплатного хостинга на новый адрес otvaga2004.ru