Авария эсминца «Стремительный»

В.В. Щедролосев
Сборник «Гангут» №41/2007 г.

Начало службы

 

Эскадренный миноносец «Стремительный» вошел в состав 4-го Балтийского флота 4 июля 1951 года, на следующий день на нем подняли Военно-морской флаг и корабль включился в активную боевую подготовку (БП) и сдачу задач курса надводного корабля (КНК). 5 октября 1952 года «Стремительный» пришел из Балтийска в Ленинград, на завод им. А.А. Жданова, для гарантийного ремонта, завершившегося 2 июня следующего года. Во время проведения работ на нем установили бортовые кили, площадью 28 м2, острую наделку на форштевень. Также была введена в строй фосфатно-щелочная установка подготовки котельной воды, произведена замена арматуры забортной воды на арматуру из бронзы марки ОЦ-10-2, на кильблоки был установлен 10-весельный рабочий катер КРМ-10, выполнены и другие работы, гарантированные заводом и приемным актом.

Еще находясь в ремонте, «Стремительный» 28 апреля 1953 года своим ходом вошел в Неву и стал на бочки между Дворцовым и мостом Лейтенанта Шмидта, где 1 мая 1953 года принял участие в параде кораблей.

В Балтийск эсминец вернулся 4 июня, а 9 июня его посетили командир 128-й бригады эскадренных миноносцев (БЭМ) капитан 1 ранга И.Г. Максименко с офицерами штаба, осмотревшие корабль. Вскоре «Стремительный» нанес дружеский визит в польский порт Гдыня, где находился с 15 по 18 октября 1953 года.

Весь 1954 год «Стремительный» отрабатывал у своих берегов совместное плавание и боевые задачи в составе БЭМ 4-го Балтийского флота.

В апреле 1955 года эсминец совершил семь выходов в море в составе группы и соединения. 19 мая состоялся учебно-тренировочный поход эскадры в Ригу во главе с флагманским кораблем – крейсером «Свердлов». 17 июня эсминец стал в док завода № 29 для очистки и покраски корпуса, проверки забортной арматуры и замены гребных винтов на менее шумные.

В июле того же года «Стремительный» вместе с 8 эсминцами и крейсером «Свердлов» под флагом командующего эскадрой контр-адмирала Г.С. Абашвили участвовал в дальнем походе.

В сентябре все внимание было сосредоточено на подготовке к встрече Главнокомандующего ВМФ СССР, адмирала С.Г. Горшкова, состоявшейся 5 октября. 13 октября эсминец вышел в море с заместителем начальника оперативного управления 4-го Балтийского флота, капитаном 1 ранга И.Е. Прозоровым. В море выполнили поиск и атаку обнаруженной подводной лодки с фактическим сбросом бомб ББ-1, провели зенитную стрельбу по конусу, выпустив шестнадцать 85-мм снарядов, а также учебную торпедную атаку по кораблю-цели. На разборе учений Главком ВМФ дал высокую оценку как эсминцу «Стремительный» в целом, так и его командиру, капитану 3 ранга В.И. Майорову.

1 декабря 1955 года «Стремительный» совершил очередной переход в заграничный порт Свинеустье (ГДР), куда доставил 249 человек молодого пополнения для находящейся в нем военно-морской базы (ВМБ), арендованной ВМФ СССР.

15 апреля 1956 года эсминец посетили первый секретарь ЦК КПСС Н.С. Хрущев и председатель Совета министров СССР Н.А. Булганин. После кратковременного пребывания на нем высокие гости направились на крейсер «Орджоникидзе», на котором в сопровождении эсминцев «Смотрящий» и «Совершенный» убыли с визитом в Великобританию.

31 июля того же года «Стремительный», вместе с эсминцем «Сокрушительный», сопровождая крейсер «Орджоникидзе», вновь вышел из Балтийска, на этот раз в Копенгаген. Во время стоянки в порту датской столицы, 5 августа на «Стремительный» прибыли командующий 4-м Балтийским флотом адмирал А.Г. Головко и посол СССР в Дании Н.В. Славин. 7 августа датчане проводили корабли, и на следующий день соединение пришло в Балтийск.

После короткого отдыха «Стремительный» приступил к боевой подготовке на Путском рейде. 22 сентября на рейд пришел танкер «Еруслан», и эсминцы поочередно стали принимать топливо. К моменту когда подошла очередь «Стремительного», в море разыгрался шторм. При подходе к «Еруслану» корабль ветром навалило на танкер, в результате чего «Стремительный» получил пробоину надводного борта у верхней кромки полубака, между 32 и 40 шпангоутами. Второй подход оказался более удачным, и корабль, приняв полный запас топлива, пошел в Балтийск, где у борта плавмастерской эскадры ему за ночь заварили пробоину. Учения завершились переходом всех кораблей эскадры в район бухты Тага-Лахт (о. Эзель), где в течение нескольких дней они отражали налеты авиации условного «противника», атаки его торпедных катеров и подводных лодок.

В сентябре 1957 года командование ВМФ приняло решение о модернизации эсминца «Стремительный» по проекту 31 на Кронштадтском ордена Ленина Морском заводе (КОЛМЗ). На период проведения работ эсминец передали в подчинение 166-й бригады учебных и резервных кораблей Краснознаменной Кронштадтской военно-морской крепости (ККВМК). 22 октября эсминец перешел в Кронштадт, где начал выгрузку боезапаса и сдачу на спецбаржу мазута и масел. В довольствующие отделы сдали все имущество, которое не должно было оставаться на корабле в период предстоявшего ему длительного ремонта. Команду перевели в казарму.

 

 

К первоначальным идеям усиления противовоздушной и противолодочной обороны добавилась еще одна – возможность использовать эсминцы проекта 30бис с целью ведения радиоразведки. ЦКБ-57 разработало проект установки на корабле двух реактивных бомбометов РБУ-2500 с системой управления стрельбой «Смерч» и запасом РГБ на три залпа. Вместо недостаточно эффективной гидроакустической станции «Тамир-5Н» предполагалось установить новую ГАС «Геркулес». ЦКБ-53 предложило проект усиления зенитного вооружения: вместо 85-мм установки 92К и 37-мм установок В-11 установить на эсминце 5 одноствольных 57-мм автоматов ЗИФ-71, с боезапасом по 700 выстрелов на ствол. Для управления стрельбой автоматами ЗИФ-71 на корабле устанавливались станции РЛС «ФУТ-Б». Обнаружение воздушных целей возлагалось на РЛС «ФУТ-Н». 130-мм орудия в башнях Б-2-ЛМ оставались на своих штатных местах. Для компенсации нагрузки, в связи с установкой РБУ-2500 и 5 автоматов ЗИФ-71, по проекту предусматривалось демонтировать носовой торпедный аппарат ПТА-53-30бис и КДП «СМ-10-1». На освободившееся после демонтажа КДП место устанавливались антенны станции радиоэлектронного противодействия «Гафель».

В результате этих преобразований значительно усиливались системы ПВО и ПЛО, но при этом водоизмещение эсминца увеличивалось до 2600 т, скорость полного хода уменьшалась до 33 уз и на 600 миль сокращалась дальность плавания оперативно-экономическим ходом.

Работы по демонтажу части вооружения и установке новых систем начались на КОЛМЗе 22 октября 1957 года. Весь период модернизации захватил 3 года 2 месяца. Приемные Государственные испытания начались 20 ноября 1960 года, 27 декабря состоялся контрольный выход в море, а уже через три дня ГПК (председатель комиссии капитан 1 ранга К.С. Погорелов, зам. председателя командир эсминца капитан 3 ранга Н.Н. Захаров и члены: капитаны 1 ранга Л.М. Подсыпании и С.Л. Ушнев) подписала приемный акт.

Правда, не обошлось без замечаний, В частности, комиссия отметила, что на эсминце не произведена модернизация аппаратуры «Никель», не установлена аппаратура «Сирена», не проверены на двухстороннюю связь изделия «Акула-2ДП» и Р-401К, не проверена система управления стрельбой главного калибра (ПУС) «Мина-31», не проверялись стрельбой и системы ФУТ-Б-31 и Д-71.

Несмотря на замечания, «Стремительный», по мнению комиссии, мог быть окончательно принят в состав ВМФ, при том что отмеченные недостатки будут устранены в период гарантийного ремонта. 30 декабря 1960 года адмирал И.И. Байков утвердил акт. По решению Главкома ВМФ, эсминец «Стремительный» проекта 31 передали из Ленинградской ВМБ в состав Северного флота.

 

 

В составе соединения из легкого крейсера «Железняков» и эсминца «Отчаянный», «Стремительный» во второй половине 1961 года совершил переход из Балтики в Североморск и приказом командующего Северным флотом от 26 июля того же года был зачислен в состав 170-й БЭМ 2-й дивизии противолодочных кораблей этого флота. Но 19 марта следующего года корабль передали в состав 121-й БЭМ Северного флота. Здесь новичка встретили сдержанно: на приемке задачи К-2 большинство флагманских специалистов поставили неудовлетворительные оценки, а командир «Стремительного» получил выговор, явно несправедливый. При повторной проверке флагманские специалисты сочли, что знания и практические навыки личного состава отвечают требованиям КНК-52, и корабль был допущен к дежурству в составе поисково-ударной группы (ПУГ) дальней зоны ПЛО.

В апреле при проверке на классность личного состава I класс подтвердили 40 старшин и матросов, II класс – 37. Из 288 моряков 77 (26,7 %) были классными специалистами. Не каждый корабль мог похвастаться такими успехами. Приказом командира 121-й бригады эсминцев «Стремительный» с 22 мая 1962 года допустили к дежурству в составе спасательного отряда главной базы (СОГБ) и Северного флота и ее ПВО. Командира «Стремительного», капитана 3 ранга Н.Н. Захарова назначили заместителем командира ПУГ. Корабль успешно отрабатывал и сдавал задачи по КНК-52, пока в июле 1962 года с ним не случилась тяжелая авария.

 

Авария у острова Кильдин

 

По плану Главкома ВМС на Северном флоте проводились учения под кодовым названием «Касатка», на котором командование флотом решило продемонстрировать новую технику и вооружение Н.С. Хрущеву в виде гвардейского большого ракетного корабля (ГБРК) «Гремящий», проекта 57бис, также построенного на заводе им. А.А. Жданова в Ленинграде, с новым вооружением (включая пусковую установку ПКРК СМ-59 с ракетами КСЩ) на борту. Участниками «Касатки» были также эскадренные миноносцы «Огненный» и «Безотказный» (пр. 30бис) и «Стремительный» (пр. 31). 5 июля перечисленные эсминцы стали на якорь в бухте Могильная у острова Кильдин. В тот же день, в 15 ч 30 мин «Гремящий» вышел на Кильдинский плес и провел учение с подводной лодкой ПЛ-165, по завершении которого, в 18 ч 26 мин перешел на Териберский плес в Баренцевом море. На этот корабль было возложено осуществление контроля над очисткой района от посторонних судов и подготовка к стрельбе учебно-боевой ракетой КСЩ (или «щукой», как ее называли моряки) из носовой установки. В 3 ч 37 мин 6 июля, произвели успешный старт КСЩ, и «Гремящий» ушел в Кольский залив. В 9 ч 40 мин его личный состав был поднят по сигналу «Корабль к бою, походу изготовить!». В 12 ч «Гремящий» вышел из Кольского залива и в 12 ч 42 мин вошел на рейд Кильдин – Могильный, где стал на якорь при готовности № 1. В 15 ч 46 мин по сигналу: «Корабль для плавания в узости приготовить» «Гремящий» снялся с якоря и малым ходом вышел с рейда. В 16 ч 00 мин командир 120-й бригады ракетных кораблей, капитан 1 ранга B.C. Загородный приказал временно исполнявшему обязанности командира ГБРК «Гремящий»: «Дать полный ход!».

При съемке с якоря вахтенный офицер, старший лейтенант А.С. Проявко никаких записей о том, что на рейд Могильный нашел туман и что там на якоре стоят корабли, в вахтенном журнале не сделал. Единственная запись (без указания времени) гласит: «Протаранили ЭМ-620» («Стремительный»). В 16 ч 01 мин сделана запись: «Застопорили ход» (подписи вахтенного офицера нет). Согласно корабельному уставу, здесь должны были стоять две подписи: вахтенного офицера и командира корабля, сам вахтенный журнал должен был быть изъят и опечатан для предъявления комиссии по расследованию происшествия. Однако этого сделано не было. После записи, сделанной в 16 ч 01 мин, следует запись: «16.00. При условии, когда нашла полоса тумана, произошло столкновение с ЭМ «Стремительным». (Капитан 1 ранга B.C. Загородный лично дал команду: «Аварийный ход назад». – Авт.) В этот момент станция «Нептун» цель не наблюдала, так как цель находилась в мертвой зоне». И далее: «С ЭМ «Стремительный» туманные сигналы судна, стоящего на якоре, не прослушивались, несмотря на то, что сигнальная вахта на БРК «Гремящий» находилась по готовности № 1».

«Гремящий» по инерции переднего хода и циркуляции вправо столкнулся под углом 110° с эсминцем «Стремительный» с правого борта в районе 4-го котельного отделения и второй машины (в промежутке между торпедным аппаратом и кожухом 4-го котла).

О том, какой ход имел большой ракетный корабль «Гремящий», как и о том, когда с него обнаружили стоявший на якоре «Стремительный», записей в вахтенном журнале нет. Взрыв торпед (на эсминце в торпедном аппарате находились 2 снаряженные боевые торпеды) не произошел благодаря быстрой реакции командира аппарата, старшего матроса Емельянчика. Заметив, что в борт «Стремительного» направляется большой корабль он, во избежание повреждения боеголовок торпед, отвернул торпедный аппарат из продольного положения на борт, лотками к корме.

Сила столкновения была столь велика, что оказались разрублены шесть из восьми поясов бортовой обшивки, а также правый палубный броневой пояс над машинно-котельными отделениями, топливная цистерна, кабельные трассы и противоминная обмотка, произошло короткое замыкание и возник пожар. Форштевень «Гремящего» уперся в вал правой машины «Стремительного» и погнул его, полностью разрушив 4-й котел вместе с рядом его вспомогательных механизмов. Поврежденными оказались кормовая надстройка и помещение РЛС «ФУТ-Н». 4-е котельное отделение затопило водой и мазутом по ватерлинию. Вода фильтровала в 3-е котельное и 2-е машинное отделения. При проверке личного состава на «Стремительном» не досчитались котельного машиниста, матроса Дмитриева, несшего вахту в 4-м котельном отделении.

Получив донесение о серьезной аварии в бухте Могильная, на Кильдинский плес пришел крейсер «Адмирал Ушаков» под флагом командующего Северным флотом, адмирала В.А Касатонова с офицерами штаба на борту. На Могильный рейд пришли спасательные и буксирные суда: СС-6, ПДК-61, ВМ-16, МБ-137, СС-21, МБ-121. Буксиры вытянули «Гремящий» из корпуса «Стремительного», и он своим ходом ушел в Росту на ремонт.

На аварийном корабле побывали поочередно: командующий флотом адмирал В.А. Касатонов, начальник аварийно-спасательной службы (АСС) ВМФ, адмирал Н.П. Чикер, начальник АСС Северного флота, капитан 1 ранга С.П. Зуенко и другие. 7 июля «Стремительный», под буксирами МБ-121 и ПДК-61, снялся с якоря и начал переход в Кольский залив. В 10 ч корабли прибыли на рейд поселка Роста. С эсминца на подошедшую баржу выгрузили 2 торпеды и 2 боевых зарядных отделения. В 15 ч «Стремительный» ввели в док завода № 35 и поставили на клети. После осушки 4-го котельного отделения обнаружили тело погибшего матроса Дмитриева. С корабля выгрузили боезапас, откачали мазут, слили масло и начали пропаривать котельное отделение и прилегающие помещения с целью уборки мазута и масла, так как предстояли газорезные и сварочные работы. 13 июля командира эсминца вызвали в Североморск для доклада прибывшему вместе со штабом ВМФ Главкому, адмиралу флота С.Г. Горшкову.

 

Разбор причин аварии

 

На военном совете Главком ВМФ заслушал доклады участников случившейся аварии: вахтенных офицеров обоих кораблей, штурмана большого ракетного корабля «Гремящий», флагманского штурмана 120-й БРК, командира эсминца «Стремительный», врио командира «Гремящего», командира 120-й БРК, врио командира 6-го ДиРК, а также члена ВС и командующего Северным флотом. Адмирал провел разбор происшествия и определил причины, которые привели к аварии. Решение Главкома о факте аварии и о лицах, ответственных за это происшествие, было оглашено в докладе командующего Северным флотом об итогах боевой, оперативной и политической подготовки соединений флота за 1962 год. В разделе о столкновении «Гремящего» со «Стремительным» говорилось: «Ракетный корабль «Гремящий» под командованием врио командира капитана 3 ранга Болдырева при нахождении на борту командира 120 БРК капитана 1 ранга Загородного со всем его штабом, а также начальником штаба 6 ДиРК капитаном 1 ранга Чердынцевым через четыре минуты после съемки с якоря столкнулся со стоящим на рейде на якоре ЭМ «Стремительный». Основной причиной столкновения кораблей является беспечность и низкая исполнительность своих уставных обязанностей в плавании бывшим командиром 120 БРК капитаном 1 ранга Загородным и капитаном 3 ранга Болдыревым.

Капитан 1 ранга Загородный детального анализа изменяющейся обстановки при съемке с якоря не произвел, выводов для себя и четких указаний практически неопытному врио командира корабля по управлению кораблем в условиях тумана и узкости не сделал; предварительных расчетов на выход корабля с рейда от командира корабля и флагманского штурмана бригады не потребовал.

Не имея докладов о надводной обстановке при плавании в тумане в стесненных условиях безрасчетно приказал увеличить ход до среднего (14 уз), чем способствовал созданию аварийной обстановки.

Капитан 3 ранга Болдырев работу ГКП в интересах безопасности плавания не организовал, лично работу штурмана не контролировал, никаких мер предосторожности, выработанных морской практикой, не предпринимал.

Штурман ракетного корабля «Гремящий» капитан-лейтенант Железняков в своих предварительных расчетах на выход корабля пренебрег существующей на рейде обстановкой. Уклоняясь от банки Зарубиха, проложил курс корабля в направлении стоящего на якоре в тумане ЭМ «Стремительный», систематического наблюдения за которым не осуществлял. Время поворота на новый курс затянул на одну минуту, что в совокупности с увеличением хода привело к столкновению.

Находившиеся на борту корабля начальник штаба 6 ДиРК капитан 1 ранга Чердынцев и флагманский штурман 120 БРК капитан-лейтенант Валюнин безучастно отнеслись к происходящему и никакого влияния на ход событий, приведших к столкновению, не оказывали, а ведь они не должны были оставаться безучастными пассажирами.

Корабельным уставом четко определены обязанности старших начальников. Только полным забвением уставных требований и безответственным отношением к судьбе вверенного корабля и его экипажа можно объяснить безграмотные действия командира корабля и командира бригады».

В период описанных событий на флот прибыло руководство Министерства обороны во главе с министром обороны маршалом СССР Р.Я. Малиновским. Во время учений «Касатка» Н.С. Хрущеву должны были продемонстрировать запуск крылатой ракеты КСЩ с ГБРК «Гремящий». На «Гремящем» в аварийном порядке произвели ремонт, исправили помятые части и детали направляющей установки для запуска КСЩ, и 9 июля корабль ушел с завода в Североморск. Главком ВМФ о происшествии на флоте доложил министру обороны. Маршал Р.Я. Малиновский поинтересовался, можно ли восстановить поврежденный корабль. Адмирал флота С.Г. Горшков заверил его, что он будет восстановлен в течение месяца. Родион Яковлевич порекомендовал Сергею Георгиевичу это дело не раздувать, корабль отремонтировать, виновных же наказать своей властью. Командира 120-й БРК капитана 1 ранга В.С. Загородного освободили от занимаемой должности и назначили начальником 1-го отдела 4-го управления тыла Северного флота. Впоследствии значительных командных должностей он не занимал и в 1974 году был уволен в запас. От занимаемой должности отстранили и врио командира «Гремящего», старшего помощника, капитана 3 ранга А.Ф. Болдырева. Сначала его назначили помощником командира эсминца «Озаренный», затем перевели в штаб тыла Северного флота. Впоследствии командирских должностей А.Ф. Болдырев не занимал и был уволен в запас капитаном 1 ранга в 1983 году. Начальника штаба 6-го ДиРК, капитана 1 ранга В.К. Чердынцева назначили заместителем начальника штаба Северного флота по боевому управлению. Наказание понесли и другие виновники аварии.

 

Заключение

 

Эсминец «Стремительный» находился в аварийном ремонте с 7 июля 1962 по 30 октября 1963 года. Было принято решение остатки разрушенного котла и механизмов демонтировать и котел не восстанавливать, укрепить корпус в районе разрушенных борта и палубы, восстановить топливную цистерну. 15 ноября 1963 года «Стремительный» перешел в Североморск. Ходовые испытания при участии начальника штаба 120-й БЭМ, капитана 2 ранга В.В. Платонова продолжались с 21 ноября по 4 декабря. Под тремя котлами эсминец развил скорость до 27 уз. По завершении испытаний, корабль передали в БРК, а с 21 декабря 1964 года – в 130-ю бригаду кораблей ПЛО.

В июле 1967 года «Стремительный» вошел в состав 23-й дивизии ОВРа Северного флота, а в октябре убыл на капитальный ремонт на КОЛМЗ. По его завершении, в октябре 1968 года, эсминец передали из состава Северного в Дважды Краснознаменный Балтийский флот, где он вошел в состав 76-й БЭМ в Либаве. 20 декабря 1969 года «Стремительный» вывели из боевого состава ВМФ, отправили в Таллин, где законсервировали и поставили в отстой, в состав кораблей резерва и консервации. Там он находился с 1970 по июнь 1978 года, а затем его передислоцировали в Либаву. В июне 1981 года «Стремительный» расконсервировали, разоружили и переформировали в плавказарму (ПКЗ-33). Приказом командующего Балтийским флотом от 6 января 1984 года, во исполнение приказа министра обороны, ПКЗ-33 исключили из состава судов ВМФ и передали в ОФИ для разделки на металл.

Следует отметить, что эсминец «Стремительный» в течение всей службы на Балтике и Северном флоте считался образцовым кораблем. Даже после серьезного повреждения, полученного от тарана «Гремящего», на нем велась активная боевая подготовка, проводились занятия по специальности, воинскому воспитанию, отрабатывались задачи КЭМ-52. Отрабатывались расписания по боевой готовности и проводились тренировки по борьбе за живучесть. Командование 121-й БЭМ неоднократно проводило комплексные проверки на корабле, и в приказе командира бригады по итогам БП за 1962 год «Стремительный», несмотря на нахождение в ремонте, был признан лучшим кораблем соединения. 28 августа 1962 года командиру корабля Н.Н. Захарову было присвоено звание капитана 2 ранга. По итогам боевой подготовки Н.Н. Захарову объявили благодарность, поощрения получили многие офицеры, старшины и матросы. Очень жалко, что модернизированный корабль с хорошим экипажем в результате халатности командира 120-й БРК и других вышеназванных виновников аварии фактически был выведен из строя боевых кораблей ВМС СССР.

 


 

Приложение

 

Командиры эскадренного миноносца «Стремительный»

 

Капитан 2 ранга Шинелев Тимофей Александрович, 1903 г. р., 31.05.1949 – 05.09.1951.

Капитан 2 ранга Савельев Сергей Федорович, 1911 г. р., 15.12.1951 – 15.09.1954 г.

Капитан 2 ранга Бархатов Александр Константинович, 1918 г. р., 02.10.1954 – 23.11.1955.

Капитан 2 ранга Аленин Георгий Семенович, 1923 г. р. 22.04.1956 – 18.10.1957.

Капитан 3 ранга Краснов Энгельс Яковлевич, 1928 г.р., 16.10.1957 – 17.09.1959.

Капитан 2 ранга Захаров Николай Николаевич, 1928 г. р., 15.09.1959 – 29.08.1963.

Капитан 2 ранга Ушаков Александр Петрович, 1927 г. р., 14.12.1963 – 16.12.1965.

Капитан 2 ранга Чиров Валентин Кузьмич, 01.02.1966 – 09.12.1967.

Капитан 3 ранга Демьянов Борис Георгиевич, 1930 г. р., 21.01.1968 – 25.08.1968.

Капитан 3 ранга Краморенко Олег Николаевич, 10.1968 – 09.1978.

Капитан 3 ранга Нефедов Валерий Николаевич, 09.1978 – 12.1981.

Капитан-лейтенант Петров Павел Игоревич, 12.1981 – 06.1982.

 


 

Источники и литература

ЦВМА. Ф. 2. Оп. 200 СС. Д. 24; Ф. 13. Оп. 030603. Д. 92; Ф. 86. Оп. 3 СС. Д. 495; Ф. 713. Оп. 026162. Д. 20-54; Оп. 03249. Д. 1-12; Ф. 4805. Оп. 14 СС. Д. 1; Оп. 17 СС. Д. 1.

Архивные справки: Архив КБФ № 11/805 от 12 августа 2001 г.

Вахтенные журналы эскадренного миноносца «Стремительный». – 1962. – № 5, № 8; 1963. – № 10, № 11.

Вахтенные журналы гвардейского большого ракетного корабля «Гремящий». – 1962. – № 5.

Бережной С.С. Справочник по корабельному составу // Моделист.– 1995. – № 1.

Котов М.В. Модернизация ЭМ 30бис // Тайфун. – 2000. – № 7.

Лурье В.М. Справочные материалы по офицерскому составу ВМФ СССР и России.

Никольский В.И., Литинский Д.Ю. ЭМ «Смелый». – СПб., 1994.


Поделиться в социальных сетях:
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Мой Мир


При использовании опубликованных здесь материалов с пометкой «предоставлено автором/редакцией» и «специально для "Отваги"», гиперссылка на сайт www.otvaga2004.ru обязательна!


Первый сайт «Отвага» был создан в 2002 году по адресу otvaga.narod.ru, затем через два года он был перенесен на otvaga2004.narod.ru и проработал в этом виде в течение 8 лет. Сейчас, спустя 10 лет с момента основания, сайт переехал с бесплатного хостинга на новый адрес otvaga2004.ru