Единая система управления в тактическом звене

Костяев Н. И., Кучаров В. Н.
Журнал «Армейский сборник» № 3 / 2011 г.
Материал предоставлен VIM
 

 

Костяев Николай Иванович – старший научный сотрудник научно-исследовательского отдела АСУ центра научных исследований системных оперативно-тактических исследований Военного учебно-научного центра Сухопутных войск «Общевойсковая академия Вооруженных Сил Российской Федерации», кандидат военных наук, полковник в отставке.

 

Кучаров Владислав Назарович – начальник лаборатории АСУ центра научных исследований системных оперативно-тактических исследований Военного учебно-научного центра Сухопутных войск «Общевойсковая академия Вооруженных Сил Российской Федерации», кандидат военных наук, подполковник.

 

 

 

Последние десятилетия во всем мире сопровождаются появлением новых военных угроз, изменением характера войн и военных конфликтов. В эти же годы вооруженные силы большинства развитых стран мира осуществляют переход от концепции «платформо-центрической войны», при ведении которой основной акцент делался на количестве и мощи вооружения и военной техники, к концепции «сетецентрической войны» (СЦВ). Основным содержанием концепции СЦВ является ведение боевых действий в едином информационном пространстве.

Внедрение сетевых технологий в военную сферу направлено на повышение боевых возможностей вооруженных сил, но уже не столько за счет наращивания огневых, маневренных и других характеристик вооружения и войск (сил), а в первую очередь за счет сокращения цикла боевого управления. Эти обстоятельства вынуждают военное руководство ряда передовых стран, в том числе и России, проводить целенаправленное широкомасштабное реформирование национальных вооруженных сил.

Основным содержанием процесса реформирования является трансформация разнородных сил и средств, доставшихся, в частности, России от Советского Союза и предназначенных главным образом для ведения военных действий массовыми армиями, в более гибкие и мобильные соединения информационного века. Используя современные системы связи и управления, разведки и ВТО, такие соединения должны быть способны выполнять задачи разного характера и достигать в приемлемые сроки военно-политических целей в ходе противоборства с любым противником.

Одновременно, не прекращая научно-технических исследований и разработок, направленных на оснащение вооруженных сил новыми средствами вооруженной борьбы, первостепенное значение научные круги США и других стран НАТО придают исследованиям в области повышения эффективности управления вооруженными силами. С этой целью там ведутся активные научные исследования, направленные не только на совершенствование организационной структуры, но и на уточнение собственно функций и процессов, необходимых перспективной системе управления вооруженными силами, главным элементом которой, по терминологии американской военной науки, является командование и оперативное управление (КиОУ).

Мировой опыт и исследования отечественных ученых показывают, что решение проблемы повышения эффективности управления путем частичных организационно-технических усовершенствований существующих систем управления невозможно. Прорыв в этом направлении может быть достигнут только посредством инновационного развития всей системы управления и составляющих ее элементов, начиная с поиска адекватных новым условиям структур пунктов и органов управления, принципов и методов их применения в боевой деятельности войск, тактики и техники, технологий управления войсками и организации связи.

Применительно к техническому аспекту военной деятельности, инновация – это новый или усовершенствованный (модернизированный) образец вооружения, военной и специальной техники (ВВСТ), либо новый способ взаимодействия образцов ВВСТ при решении боевых задач, обеспечивающие в том и другом случае повышение эффективности решения этих задач. И не просто повышение, а резкий скачок в эффективности, получение нового качества в реализации требований к системе вооружения. Такая инновация является материализацией новых идей и знаний, открытий, изобретений и научно-технических разработок в процессе выполнения НИР и ОКР.

Актуальность проблемы совершенствования управления войсками в современных условиях была поднята еще в 2000 году на научно-практической конференции Вооруженных Сил Российской Федерации, в частности, в выступлении генерала армии М. А. Гареева: «… Напрашивается необходимость коренной перестройки всей системы управления войсками. Наряду с совершенствованием средств связи, АСУВ, подвижных пунктов управления, особенно с точки зрения их защищенности и приспособленности для работы в полевых условиях, желательно первостепенное внимание уделить улучшению организационной структуры, методов работы командиров, штабов, подготовке офицерских кадров с учетом современных требований к управлению войсками». (Гареев М. М. Актуальные проблемы совершенствования управления войсками (силами). // Военная мысль. 2000. № 2.)

Боевые действия в вооруженном конфликте на Северном Кавказе, военная операция по принуждению Грузии к миру со всей очевидностью показали, что создаваемая в соответствии с действующими руководящими документами система управления в тактическом звене, оказалась практически неспособной обеспечить такие важные компоненты управления боем, как: непрерывный сбор данных и анализ обстановки, принятие (уточнение) решения и постановка задач в ходе боевых действий в рамках отведенного времени, то есть налицо отсутствие своевременного и объективного реагирования на изменение обстановки. И хотя система пунктов управления в целом обеспечивала работу органов управления, однако их слабая техническая оснащенность во всех звеньях в значительной мере затрудняли решение задач управления. К тому же было отмечено, что в условиях активного воздействия противника живучесть и мобильность пунктов управления, особенно в низовых звеньях управления, совершенно не соответствуют современным требованиям.

Практической реализацией требования о совершенствовании управления явилась утвержденная 30 августа 2000 года Указом Президента РФ Концепция создания Единой системы управления войсками (силами) и оружием в тактическом звене на период до 2010 года. Создаваемая в соответствии с этой концепцией автоматизированная система управления (ЕСУ ТЗ) была призвана обеспечить качественный рывок в управлении войсками и оружием, вывести ее как минимум на уровень аналогичных систем наших вероятных противников, привести в соответствие требованиям к управлению во всех видах современного общевойскового боя с учетом перспектив его развития.

Наиболее простым, на первый взгляд, решением задачи выведения системы управления на уровень современных требований видится в оснащении органов управления компьютерной техникой и цифровыми средствами связи с объединением их в единую систему. Однако, как показал опыт разработки на основе такого подхода АСУВ «Маневр», стремление автоматизировать существующую систему управления не привело к существенному повышению эффективности управления.

А. Литошенко в статье «АСУ: выбор вектора развития» дает объяснение такому явлению, характерному вообще всем работам, связанным с разработками автоматизированных систем: «… Ещё основоположники кибернетики сформулировали важнейшие постулаты успешности автоматизации управления. Первый из них – автоматизация управления будет успешной только в случае, когда ею непосредственно занимается лицо, в интересах которого создается АСУ и кто будет сам работать на средствах этой системы. В теории это называется – лицо, принимающее решение. И второй постулат: нельзя автоматизировать бардак (именно такой термин употреблял один из корифеев отечественной школы кибернетики академик В. М. Глушков). Поскольку оба постулата у нас зачастую игнорируются, удивляться (мягко говоря) невысокой успешности автоматизации не стоит». (Литошенко А. АСУ: выбор вектора развития.//ВКО. 2007. № 6 (37))

Реально разработка ЕСУ ТЗ проходила с нарушением указанных основополагающих постулатов. Причинами этого, как отмечается в статье А. П. Царева, являлось то, что «…Попытки реализовать основной краеугольный постулат кибернетики «система создается под задачу» наталкивались на прямые запреты либо на комплекс финансово-организационных рогаток. Система руководства изменяться не желала… Таким образом, долгие годы мы были вынуждены «автоматизировать» существующие структуры управления без требуемой перестройки методов решения проблем». (Царев А. П. Информационные приоритеты в вооруженной борьбе: дань моде или необходимость? // Военный парад. 1998. № 3 (27).

В Сухопутных войсках разработка автоматизированных систем управления началась в конце 50-х годов прошлого столетия. Оперативно-тактические основы построения и функционирования системы управления оперативного и тактического звеньев были разработаны в военной академии имени М. В. Фрунзе специально созданной для этой цели военно-научной группой. На основе ее теоретических разработок промышленностью были созданы опытные образцы АСУВ «Маневр».

После государственных испытаний АСУВ тактического звена в начале 80-х годов была принята в опытную эксплуатацию в войсках, которая показала, что, несмотря на ряд очевидных достоинств, она обладает и серьезными недостатками, которые не позволили получить сколько-нибудь существенного эффекта в управлении войсками. Наряду с причинами чисто технического порядка (низкая надежность аппаратуры, сложность в ее использовании, несовершенство специального математического обеспечения и т. п.) опытная эксплуатация показала ее принципиальный недостаток и следующий отсюда очевидный (с позиций сегодняшнего времени) вывод: попытка автоматизировать существующую систему управления без перестройки ее структуры и методов решения задач управления изначально обречена на неудачу.

К сожалению, разработчики ЕСУ ТЗ пошли по проторенному пути создателей АСУВ «Маневр», усугубив положение тем, что проектирование началось сразу с разработки оперативно-тактических исходных данных. Был проигнорирован необходимый и обязательный этап анализа возможных концепций построения системы и выбора наиболее рациональной для заданных условий ее функционирования. Фактически исходные данные, которые были выданы разработчикам, представляли собой набор сведений из существующих Боевого устава и Наставления по службе штабов, других подобных документов без учета новых возможностей вероятного противника по противодействию нашим системам управления, а также мировых тенденций развития систем управления, современных достижений в методах и технологиях решения задач управления. Аналогичным образом решались технические вопросы разработки средств автоматизированного управления и связи, когда в основном были использованы существующие приборы, зачастую устаревшие и не отвечающие современным требованиям.

На этих исходных данных и технических решениях к концу 2009 года был разработан и изготовлен так называемый поставочный комплект ЕСУ ТЗ. Проведенные с этим комплектом батальонные и бригадные учения выявили многочисленные недостатки системного и технического характера, в математическом и программном обеспечении.

Не последняя роль в сложившемся положении наряду с заказчиками системы, разработчиками технического задания и исходных данных для проектирования принадлежит и инерции мышления коллективов исполнителей этих работ, их неспособности выйти за рамки устоявшихся представлений, базирующихся на опыте разработки АСУВ «Маневр», стереотипах построения неавтоматизированных систем управления, известных алгоритмов и методов работы органов управления в них, а порой и неприятия автоматизации как таковой.

Одним из существенных недостатков разрабатываемой ЕСУ ТЗ является то, что она, как и АСУВ «Маневр», строится по иерархическому принципу. Сам по себе этот тип организации не может считаться «хорошим» или «плохим», а только адекватным либо неадекватным по отношению к решаемым задачам. И если полвека назад этот принцип соответствовал боевым действиям того периода, то в современных условиях присущие иерархической организации особенности позиционируются уже как системные недостатки. К ним относятся:

 отсутствие самостоятельности у управляемых подуровней системы;

 низкая скорость прохождения информации по структуре самой иерархии, то есть замедленная реакция на управляющие воздействия и на обратные связи;

 потеря информации внутри иерархической структуры, что приводит к потере управляемости некоторых элементов системы и зачастую к полной потере обратной связи от более низких уровней организации.

По данным американской военной науки и отечественных ученых, в современных условиях традиционная иерархия уже не может рассматриваться как оптимальная модель организации военных формирований. Также было установлено, что одной из наиболее важных характеристик систем управления в современную информационную эпоху является их способность к быстрой структурно-функциональной адаптации к изменениям условий боевой обстановки.

Одновременно с зарубежными военными специалистами исследования по совершенствованию систем управления проводились и в Вооруженных Силах России. Так, в Военной академии имени М. В. Фрунзе с середины 90-х годов прошлого столетия в инициативном порядке проводились исследования по совершенствованию системы управления тактического звена. Направление этих работ, как это выявилось сейчас, лежало в русле современных тенденций совершенствования систем управления, а именно – придания системе управления способности функционально-структурной адаптации (трансформации) к изменениям условий её функционирования в боевых условиях. (Сапожинский В. А., Костяев Н. И. О совершенствовании АСУ тактического звена. // Военная мысль. 2002. № 5)

В основу исследования системы управления был положен функционально-структурный подход, основывающийся на следующих предпосылках: структура системы определяется совокупностью реализуемых функций данной системы; функционально-структурная организация системы адаптируется к изменяющимся условиям ее существования; изменение условий существования системы (внешней среды) вызывает изменение ее функций и ведет соответственно к изменению структуры. Анализ условий функционирования системы управления в боевых условиях показывает, что она практически решает две группы задач в соответствующих им условиях: а) при подготовке к боевым действиям (планирование и организация) – в районах сосредоточения; б) при управление войсками в бою – на поле боя. Отсюда следует вывод, что инновационная система управления в современном общевойсковом бою, предназначенная для функционирования в существенно различных условиях и для решения различных задач, должна быть способна адаптироваться (трансформироваться) таким образом, чтобы ее структура, состав элементов и взаимосвязи между ними (конфигурация) обеспечивали в максимальной степени эффективное решение задач управления, характерных именно для этих условий.

Следовательно, конфигурация системы должна соответствовать каждой группе условий и она должна естественным образом трансформироваться из той конфигурации, которая обладает максимальным набором элементов, образующих систему. Очевидно, что таким набором будет обладать конфигурация системы, предназначенная для решения задач в наиболее сложных условиях, т. е. в бою. Для успешной в заданных временных рамках трансформации системы ее элементы должны обладать необходимой самостоятельностью в решении частных задач управления, для чего им необходимо иметь соответствующий набор технических средств, а также постоянный состав исполнителей. Важность этого требования особенно актуальна при переходе от этапа подготовки боевых действий к этапу управления войсками в бою, т. е. когда необходимо обеспечить преемственность и непрерывность процессов управления.

Указанным требованиям удовлетворяет автоматизированная система управления трансформируемого типа. Система управления, реализующая такую концепцию, как показывают результаты исследований, может обеспечить сочетание методов рассредоточения, эшелонирования и дублирования основных элементов системы управления, что в свою очередь повысит живучесть системы управления и эффективность управленческой деятельности командиров и штабов, а также позволит сократить цикл управления.

Основная сущность этой системы заключается в том, что в исходном районе (районе сосредоточения) она может функционировать в структуре ныне существующей, так называемой классической системы управления, обеспечивающей наилучшие условия оперативному штабу для планирования и подготовки боевых действий, а для управления войсками в ходе боевых действий она трансформируется (преобразуется) в систему управления распределенного типа с резервированием ее основных элементов или контуров управления.

В основу построения такой системы положен модульный принцип, в соответствии с которым ее структура представляет совокупность объединенных в единую систему управляющих модулей, каждый из которых выполняет вполне определенную функцию управления войсками или оружием. Каждый из модулей должен соответствовать какому-либо органу (пункту) управления или его структурному (функциональному) подразделению и обладать самостоятельностью, достаточной для решения возложенных на данный модуль задач управления.

Модульная структура позволяет строить систему управления в такой конфигурации, которая в наибольшей степени будет соответствовать тем условиям и задачам, которые она должна решать в реальной боевой обстановке. Она также соответствует современным тенденциям в создании гибких, адекватных организационных структур, имеющих в каждый период своего существования структуру, отвечающую условиям, в которых она функционирует. Система управления трансформируемого типа имеет динамическую структуру, при которой происходят изменения не только числа отдельных организационных элементов, но и их состава, взаимосвязей и функций. Системы с изменяющейся структурой, хорошо адаптируясь к условиям внешней среды, дают потенциальную возможность высокой эффективности в достижении поставленных перед ними целей. Реализация этой возможности будет существенно зависеть от психологических аспектов построения таких систем.

Дело в том, что постоянные перемещения должностных лиц в различных комбинациях со сменой их функций выводят на первый план проблему их психологической совместимости, быстрой организации взаимопонимания при решении новых задач.

Каждый из модулей размещается в одной или нескольких специальных машинах, оборудованных средствами автоматизации и связи (командно-штабная машина, командирская машина управления и т. п.) и обладает возможностью свободно перемещаться и занимать в зависимости от обстановки положение на местности в полосе бригады, удобное для выполнения своих функций по решению задач управления.

Проведенные исследования показали, что в системе управления трансформируемого типа в бригадном звене при ее функционировании в распределенном виде возможно и целесообразно иметь следующие элементы: командный пункт, три мобильных пункта боевого управления, пункт управления огневым поражением, пункт управления ПВО, пункты управления видами боевого и материально-технического обеспечения, информационно-аналитический центр (ИАЦ) бригады (рис. 1).

 

 

 

Командный пункт (КП) бригады является основным органом управления, с которого командир бригады управляет воинскими частями и подразделениями при подготовке и в ходе боя. Он развертывается за боевыми порядками воинских частей (подразделений) первого эшелона, на удалении, обеспечивающем надежное управление подчиненными. Основной задачей КП является обеспечение ведения текущих боевых действий. Кроме того, совместно с ИАЦ КП анализирует необходимую информацию в интересах командира, готовит донесения вышестоящему командованию, планирует предстоящие боевые действия. КП целесообразно размещать в бронированных автомобилях повышенной проходимости с колесной формулой 6 х6. Внутренний объем функционального защищенного модуля таких машин может составлять 18,0 куб. м. с полезной площадью 14,0 кв. м. Такой объем позволит разместить в нем 2–3 АРМ (с креслом), радиопост на 4–5 радиостанций типа Р-168. Оборудование кузова (кондиционер, отопитель, фильтровентиляционное устройство, санузел) обеспечит достаточно комфортные условия для работы оперативного состава.

Пункт боевого управления (ПБУ) является основным элементом системы управления. Он предназначен для оперативного управления войсками в ходе боя аналогично передовому пункту управления (ППУ) существующего командного пункта. В его состав входят: командир, офицер оперативного отделения, офицер разведывательного отделения и офицер-оператор АСУ. Характерной особенностью является то, что он размещается в одной бронированной КШМ, образуя тем самым своего рода мини-ППУ. Такое размещение может обеспечить ПБУ высокую мобильность, способность не выделяться из основной массы боевых машин, успешно использовать естественные укрытия и защитные свойства местности.

Эти свойства ПБУ будут способствовать повышению его живучести, а возможность командира действовать в непосредственной близости к полю боя и лично наблюдать за действиями войск и принимать решения по их корректировке практически в реальном режиме времени, что может существенно повысить также и оперативность управления.

Ограниченное количество оперативного состава ПБУ предполагается компенсировать широким применением вычислительной техники и цифровых систем связи, рациональной организацией на базе новых информационных технологий информационного процесса в системе управления и алгоритмов действий командиров и офицеров штаба при решении ими задач управления войсками и оружием, а также широко развитой инфраструктурой подсистем АСУ, обеспечивающих процессы управления.

С целью повышения живучести всей системы управления предлагается иметь три таких пункта, возглавляемых первыми лицами командования бригады: командиром, начальником штаба, заместителем командира.

На всех КШМ ПБУ должен быть предусмотрен режим индикации о состоянии каждого ПБУ и информации о том, какой из них в данный момент является основным. Такой режим информирования позволит в случае выхода из строя основного пункта незамедлительно передать управление на запасный или резервный, обеспечив тем самым непрерывное управление войсками.

Для нормального функционирования ПБУ в боевых условиях целесообразно укомплектовать его подразделениями охраны и обеспечения. Поскольку ПБУ имеет всего одну КШМ, в которой размещен оперативный состав, а также боевые машины с подразделениями охраны и обеспечения, то, по нашему мнению, нет необходимости для его размещения выделять отдельный район. Он вполне может располагаться в районе дислокации одного из батальонов, а его охрана и оборона может осуществляться в общей системе охраны и обороны бригады. Подразделение охраны в составе одного отделения на боевой машине необходимо лишь для непосредственной охраны ПБУ. Вариант возможного размещения рабочих мест должностных лиц ПБУ и АРМ в КШМ показан на рис. 2.

 

 

 

В комплекс средств автоматизации ПБУ целесообразно включить три АРМ: командира, оператора и разведчика. При этом предполагается, что командир вследствие напряженной интеллектуальной и психологической нагрузки, особенно в ходе боя, непосредственно на АРМ не работает. Эти функции осуществляет офицер-оператор АСУ в соответствии с указаниями командира. Рабочее место командира в КШМ должно иметь только средство отображения оперативно-тактической информации на фоне электронной карты, входящее в состав АРМ, т. е. своего рода аналог рабочей карты, с возможностью вывода на него в отдельном окне конфиденциальной информации, поступающей в адрес лично командира.

В качестве такого средства целесообразно иметь жидкокристаллический экран сенсорного типа, на котором командир с помощью «электронного карандаша» (стилуса) мог бы наносить условные знаки тактической обстановки, обозначения и тексты для постановки задач подчиненным, докладов начальникам и других целей. Обязательным элементом рабочего места командира должен быть телефон засекреченной связи гарантированной стойкости.

Офицер-оператор АСУ может осуществлять непосредственное общение с АРМ командира. По его указанию он формирует и передает подчиненным сигналы, команды, распоряжения, другие сообщения; принимает поступающую на АРМ командира информацию, заносит ее в базу данных АСУ или документирует установленным порядком, передает адресатам графическую информацию, нанесенную командиром на своем жидкокристаллическом экране и т. п. Командир бригады на основе данных об обстановке, своих войсках и противнике, отображаемых на его электронной карте в реальном режиме времени, а также докладов офицеров оперативного и разведывательного отделений, входящих в состав ПБУ, осуществляет руководство войсками путем принятия решений, отдачи приказов и распоряжений, контроля за их выполнением.

Данные оперативно-тактической обстановки поступают на АРМ должностных лиц КП, ПБУ и других органов управления бригады по мере их поступления от источников информации из специально создаваемой в АСУ подсистемы информационного обеспечения управления, функционирующей в структуре информационно-аналитического центра бригады.

Модульное построение ПБУ, их способность самостоятельно принимать решения (при необходимости) на основе реальной обстановки, отображаемой в реальном масштабе времени, предоставляют возможность их гибкого использования в боевых условиях в зависимости от складывающейся обстановки.

Так, если противник не в состоянии воздействовать на пункты управления в период подготовки к боевым действиям, то все модули управления могут функционировать, образуя структуру КП существующей системы. При этом оперативный состав КП и ПБУ образует основу центра боевого управления (рис. 3).

 

 

В ходе боевых действий ПБУ в зависимости от вида боя и обстановки могут располагаться в пределах полосы действий и занимать различное положение. Так, например, в обороне ПБУ командира бригады может располагаться на направлении сосредоточения основных усилий, непосредственно в боевых порядках батальонов первого эшелона или передовых отрядов, в местах, откуда командир может лично наблюдать за их действиями и оперативно влиять на ход боя; ПБУ заместителя командира – в районе расположения сил и средств, выделенных для борьбы с воздушными десантами и диверсионно-разведывательными формированиями противника в готовности к управлению противодесантной борьбой. Начальник штаба бригады с группой офицеров-операторов размещается преимущественно на КП.

Во внутреннем вооруженном конфликте (специальной операции), когда подразделения бригады располагаются в базовых районах и будут вести боевые и другие действия усиленными подразделениями (войсковыми маневренными группами, рейдовыми отрядами) и одновременно решать несколько разноплановых неспецифических задач, при отсутствии соседей и постоянной угрозе воздействия со стороны противника, применяющего партизанские и террористические действия, управление ими может быть возложено на один, два или все ПБУ бригады.

Наличие в системе управления трех практически равнозначных по своим возможностям ПБУ в условиях напряженных боевых действий, в том числе и в ночное время, позволит обеспечить необходимый отдых командного состава за счет организации их посменной работы.

Пункт управления огневым поражением (ПУОП) создается путем объединения в едином штатном формировании органов управления всеми огневыми средствами, участвующими в огневом поражении противника с целью более эффективной реализации их боевых возможностей. Основными задачами ПУОП являются:

 при подготовке боевых действий – планирование применения артиллерии, авиации и других средств огневого и радиоэлектронного поражения противника;

 в ходе боя – управление (координация) огневым и радиоэлектронным поражением противника.

Возглавлять ПУОП, по нашему мнению, должен начальник артиллерии в ранге заместителя командира по огневому поражению.

Пункт управления противовоздушной обороной, а также пункты управления видами боевого, материального и технического обеспечения создаются путем функционального и информационного объединения соответствующих пунктов управления начальников родов войск и служб и пунктов управления подчиненных им частей и подразделений.

Информационно-аналитический центр бригады (ИАЦ) предназначен для сбора и обработки информации о противнике, своих войсках, условиях ведения боевых действий, ее распределения по предназначению должностным лицам органов управления бригады. Учитывая исключительное значение информации для эффективного управления войсками и оружием, обеспечение его функционирования в отличие от временно создаваемых групп информации на КП должно осуществляться в рамках постоянной штатной структуры. ИАЦ размещается в районе развертывания КП бригады.

В заключение необходимо еще раз подчеркнуть, что реализация автоматизированной системы управления трансформируемого типа возможна лишь на базе средств автоматизации и связи последнего поколения и развитой инфраструктуры подсистем обеспечения управления.


Поделиться в социальных сетях:
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Мой Мир


При использовании опубликованных здесь материалов с пометкой «предоставлено автором/редакцией» и «специально для "Отваги"», гиперссылка на сайт www.otvaga2004.ru обязательна!


Первый сайт «Отвага» был создан в 2002 году по адресу otvaga.narod.ru, затем через два года он был перенесен на otvaga2004.narod.ru и проработал в этом виде в течение 8 лет. Сейчас, спустя 10 лет с момента основания, сайт переехал с бесплатного хостинга на новый адрес otvaga2004.ru